Читать онлайн Ночной ураган, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночной ураган - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночной ураган - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночной ураган - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Ночной ураган

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— Тише, любимая, не плачь. Что случилось?
Джинни пыталась успокоиться, но только жалобно всхлипнула, уткнувшись в его плечо. Он нагнул голову и начал покрывать нежными поцелуями ее шею.
— Я так боюсь, Алек, — прошептала она, едва касаясь губами его щеки.
Алек отстранился и лег на бок.
— Взгляни на меня, Джинни.
Джинни повернула к нему голову. Алек зажег свечу на ночном столике. В полумраке он казался таинственно-прекрасным: лицо словно состоит из правильного чередования углов и плоскостей, синева блестящих глаз так потемнела, что казалась почти чернотой. Взгляд Джинни скользнул по мощной колонне шеи, к широким плечам и груди, поросшей золотистыми волосами. Он осторожно провел кончиком пальца по ее щеке:
— Скажи, почему ты боишься.
Это оказалось трудно, так трудно… Она чувствовала себя совсем беспомощной и глупой.
— Месяц назад я была собой, только собой, конечно, случались и беды и неприятности, но все было таким знакомым и простым. Папа болел, но я привыкла к этому. Потом появился ты. Когда я впервые увидела тебя, сразу поняла, что для меня все кончено. Ты просто ошеломлял, подавлял одним своим присутствием.
— Месяц назад я тоже не знал о твоем существовании, Джинни. Конечно, тебе было знакомо мое имя, как мне — имя мистера Юджина Пакстона, но тебя, тебя я не знал. Только думал, что для меня все кончено, до той памятной ночи, когда пришлось поддерживать твою голову, пока тебя рвало, после отчаянного побега из борделя. Ты жалеешь, что я вошел в твою жизнь?
— Да… нет. О Боже, Алек, не знаю.
— Но ты рада, что я поддерживал твою голову?
Джинни хотела сказать что-то, сглотнула и ударила его кулачком по руке. Но Алек снова нежно провел кончиками пальцев по ее челюсти. Такая гладкая и упрямая…
— Видишь перед собой серьезного человека? А теперь выслушай меня, Джинни. Я сам не совсем уверен в том, что чувствую сейчас — радость, ужас или обыкновенное замешательство. Только не бойся меня, Джинни. Я никогда, ни за что не причиню тебе боли.
Причинишь, только сам не понимаешь этого. О Боже, что мне делать?
Джинни, снова всхлипнув, отвернула лицо.
— Нет, нет, не плачь. Тебе станет плохо, Джинни.
Он обращается с ней, как с Холли, утешает, словно взрослый — ребенка, которому приснились страшные чудовища, гладит по волосам, спине, нежно целует. Джинни это раздражало и почему-то в то же время, как ни странно, дарило чувство умиротворения.
— Я не ребенок, — сказала она.
— Это, дорогая Джинни, — улыбнулся Алек, — я могу лично заверить.
И, снова положив ладонь на ее живот, начал осторожно массировать.
— Ты такая мягкая, — пробормотал он, глядя на собственные длинные пальцы, ласкавшие ее. Алек всегда находил странное очарование в женском теле, служившем для него источником бесконечного восторга и восхищения.
Он распластал пальцы, легонько коснувшись ее женского холмика. Господи… но тело Джинни… это совсем иное. Он не мог объяснить почему, но это было правдой. Алек начинал понимать, что никогда не сможет насытиться ею. И осознал, что просто хочет коснуться ее, знать, что она здесь, рядом, и теперь будет принадлежать ему.
Алек ощутил под пальцами подрагивающую плоть и, лениво улыбнувшись, понял, что в этот момент его интересуют не любовные игры. Он хотел, чтобы Джинни поговорила с ним. И поэтому вынудил свою руку оставаться неподвижной.
— Мы еще сможем быть счастливы, Джинни. Все, что требуется от тебя, — верить мне во всем, а не только в постельных утехах.
— Но ведь ты знать не знаешь, доверяю ли я тебе, хотя бы в постели.
Лицо Алека осветилось коварнейшей из улыбок.
— Моя дорогая невинность, неужели ты не понимаешь, что целиком и до конца отдалась мне? Я велю тебе раздвинуть ноги пошире, и ты повинуешься немедленно, потому что знаешь: я дам тебе неземное блаженство. Я чувствовал, как ты поднимаешь бедра и вбираешь меня в себя все глубже, слышал твои крики, видел лицо, когда ты бьешься в судорогах экстаза. И ты великолепно отдаешься экстазу, Джинни, свободно, словно птица — полету, с тем, что я называю американским самозабвением. Именно это я и считаю доверием в постельных играх. Попробуешь ли ты доверять мне и в других делах?
— Говоришь, знаешь, что для меня лучше?
Голос был резким, почти грубым, но Алек сумел расслышать нотки обиды и горечи, хотя упорно не позволял себе поддаться порыву, прижать ее к себе и утешить. Боль от потери отца была еще слишком свежа, а гордость… раненая гордость… любовь отца сослужила ей плохую службу. Зря он поощрял ее независимость, подогревал неженскую самостоятельность, и это еще больше усложняло их отношения. Как ему поступить?
— Я хотел только напомнить, что старше тебя на несколько лет и далеко к тебе не равнодушен… короче говоря, желаю лишь добра и счастья.
— Но совершенно отказываешься учитывать то, что я считаю лучшим и полезным для себя.
— Джинни, я искренне считаю, что ты пока сама не знаешь, что для тебя сейчас лучше. Просто ты смущена и сбита с толку, не уверена в будущем и в нашей жизни вдвоем. В твоей жизни произошло так много перемен, так много всего неожиданного, справиться со всем просто невозможно. Но я знаю одно: твой отец слишком любил тебя и сослужил плохую службу, позволив тебе разыгрывать из себя мужчину, бегать на верфь и якшаться с типами, которых ни одна леди не пустила бы в гостиную.
Какой смысл возражать, думала она, забыв о давно высохших слезах, глупых женских слезах. Он даже не пытается понять, а если и поймет, то не одобрит. Совершенно безнадежно. Есть только два выхода — либо выйти за него и принять пари, либо позволить, чтобы верфь была продана чужаку. Она просто не может допустить этого.
Неужели Алек прав? Неужели отец был слишком слеп и снисходителен в своей родительской любви? Пытался превратить в сына, которого потерял?
Джинни хотелось завопить, закричать, что она такая, какая есть, и отец ни в чем не виноват.
А Холли? Как насчет Холли? Алек, несомненно, позволял дочери то, что можно позволить только мальчику, ни в чем не стесняя ее. Но что будет, когда девочка достигнет определенного возраста? Алек вспомнит о правилах приличия? Начнет ограничивать Холли, вынуждать ее учиться вышивать, заставит носить нижние юбки? Потребует забыть о свободе, к которой так привыкла девочка? Джинни хотела спросить его, потребовать, чтобы Алек объяснил ход своих мужских рассуждений…
Но его пальцы вновь скользили по ее животу, все ниже и ниже, и Джинни вновь почувствовала ознобный холодок предвкушения, вздрогнув от знакомой ноющей восхитительной боли между бедрами. Боже, как же легко, без всяких усилий, он может заставить ее тело отзываться на малейшее движение пальцев.
Джинни хотелось не обращать внимания на лавину ощущений. Нужно оттолкнуть его, встать… Алек явился в ее спальню без приглашения и силой принудил ее…
— Не хочу, чтобы ты снова заставлял меня.
Но пальцы Алека ни на мгновение не теряли ритма, даже при этих немыслимых словах, произнесенных каменным голосом.
— Заставлять тебя? Какая интересная мысль! Это же курам на смех, мисс Юджиния! Признаю, что инициатива принадлежала мне, но насилие? Позволь мне продолжать ласкать тебя еще одно мгновение, и сама будешь молить о наслаждении, которое я могу дать тебе.
Джинни ничего не ответила. Сладостный трепет становился все настойчивее, и она начала извиваться под его пальцами, не в силах совладать с собой. Алек хмыкнул, и Джинни захотелось закричать, швырнуть это проклятое совершенное тело об стену, влепить кулак прямо в эту квадратную челюсть.
— Дважды за ночь в течение сорока лет — даже не могу сообразить, сколько же это раз! Ты превратишь меня в развалину, Джинни, но я попытаюсь сделать все, что в моих силах, обещаю.
— Но я не хочу снова делать это… с тобой. Я… Ах… — Возмущенная тирада закончилась беспомощным стоном.
— Да, любимая, да. Отдайся мне, Джинни, верь мне. Я стану охранять тебя, заботиться… я здесь и всегда буду рядом. Сможешь ли ты поверить этому?
Джинни хотела, чтобы Алек был здесь, с ней… но не нуждалась в защите. Ей не нужен мужчина, который приказывал бы, что делать и как поступать. Ни к чему заботиться о ней как о ребенке. Как о леди, как о Лоре Сэмон. Джинни открыла рот сказать, что не верит ему и сама способна позаботиться о себе.
Но вместо этого застонала, прерывисто, хрипло, жалобно. И почувствовала, как он вздрогнул, быстро приподнялся, раздвинул ей ноги, но она расставила их еще шире, и его губы впились в крохотный бугорок, и Джинни смутно поняла, что открыта ему и для него, совсем, до конца, как и говорил ей Алек, и теперь он заставит ее чувствовать, и хотела этого, не заботясь о том, что несет завтрашний день, когда ей придется смотреть на него и себя и принимать решение, решение, которое повлияет на всю их дальнейшую жизнь.
Джинни, вскрикнув, забилась в ослепительно сладостных судорогах, но на этот раз Алек не вошел в нее сразу, только замедлил ритм, прикосновения стали осторожнее, нежнее, и, когда Джинни постепенно замерла, перевернул ее на живот:
— Встань на колени, Джинни.
Она ощущала странное спокойствие, легкость и негу во всем теле, все еще сотрясаемом легкой дрожью наслаждения, но покорно повиновалась, не понимая, что он задумал. В голове осталась лишь одна усталая мысль: она верит ему.
Алек стащил с нее ночную сорочку и, швырнув на пол, начал ласкать ее бедра, нежно гладить, успокаивая, и неожиданно оказался сзади, открывая ее, раздвигая ноги, а потом вошел в нее, медленно, очень медленно, очень осторожно, каждые несколько моментов останавливаясь и замирая.
— Ты такая маленькая и тесная, Джинни. Тебе не больно? Я не слишком глубоко вошел? — сдавленно прошептал он.
Он был глубоко, очень глубоко, но Джинни не было больно, оставалось лишь чувство наполненности и знакомого, почти непереносимого предвкушения того, что ожидает впереди, и она не хотела, чтобы он останавливался, слишком ослепительно великолепным это оказалось.
— Нет, нет, — выдохнула она, бессознательно выгибая спину, вбирая его еще глубже. — Алек, это так… О Боже… о-о-о…
Алек, вытянув руки, сжал ее груди:
— Теперь ты сама почувствуешь, если не сможешь больше терпеть. Шевельни бедрами, когда захочешь, чтобы я проник дальше.
Она послушалась и на этот раз, и это оказалось таким естественно-легким, а ощущения превзошли все, что она испытывала до сих пор. Его пальцы гладили ее живот, спускаясь ниже, к треугольнику каштановых волос, и нашли ее, и вновь начали ласкающий ритм, и Джинни, извиваясь, почувствовала, что он вонзился в нее так глубоко, что они стали единым целым, и снова хотела его, так сильно, что не могла сдержать тихих вскриков, с каждой секундой становившихся все громче, более хриплыми и прерывистыми, и наконец Джинни, застонав в последний раз, оцепенела под ним, задыхаясь, не понимая, что происходит, пока Алек, судорожно откинув голову, напрягаясь, вцепившись в ее бедра, изливался в эти таинственные тесные глубины, охваченный жгучим наслаждением.
Только несколько долгих минут спустя он осторожно перекатился на бок, увлекая Джинни за собой, прижимаясь к ней сзади, целуя затылок сквозь спутанные влажные волосы, лениво лаская груди, словно только потому, что они были достаточно близко и ему просто хотелось гладить эти упругие холмики.
Джинни пыталась прийти в себя, задуматься над будущим, но рассудок не повиновался ей, и никак не удавалось собрать воедино хаотические мысли, задать вопросы, на которые не находилось ответов, по крайней мере сейчас, во тьме ночи, когда ею только что дважды овладел мужчина, обещавший защищать и заботиться о ней. Джинни наконец сдалась и заснула, смутно сознавая, что он по-прежнему находится глубоко в ней.
Самое главное, думал Алек, держа в ладони тяжелую набухшую грудь, то, что она останется его женой независимо от исхода гонок. Правда, и относительно того, чем закончатся эти гонки, у него не было ни малейших сомнений.
Алек на мгновение закрыл глаза, снова и снова переживая невероятные ощущения, охватившие его, когда он врезался в нее, не переставая ласкать этот мягкий живот, эти нежные груди, стройные бедра… Он хотел ее, всю, с головы до ног, и это желание казалось неутолимым, становясь с каждым разом лишь сильнее, и Алек понял и принял случившееся и молча обещал Джинни верность и преданность до конца дней своих.
Мягкий сосок неожиданно затвердел под пальцами. Как сладостно. Сладостно, и легко, и нежно. Но то, что чувствовал Алек совсем недавно, вовсе не было нежным и налетело словно ураган, буйный, неукротимый и безжалостный. И последние конвульсии экстаза, когда семя выбрасывалось фонтаном, изливаясь из его тела в нее, так глубоко, и Джинни впускает его, принимает еще глубже, охваченная таким же настойчивым желанием…
В ушах все еще звучали ее беспомощные хриплые крики, он все еще видел темную массу волос, разметавшихся по плечам до самой талии, когда Джинни, выгибая спину, прижималась к нему бедрами в порыве опьяняющей страсти.
Спроси его кто-нибудь сейчас, и Алек с полной убежденностью ответил бы, что именно сегодня в ней зародилась новая жизнь. Вскоре Джинни будет вынуждена принять тот факт, что она всего лишь женщина — его женщина. Она захочет носить женские платья, рожать его детей и позволит ему заботиться о ней. Смирится с тем, что этому суждено было случиться. Он сделает все, чтобы это так и было.
Алек подумал о Несте, женщине, с которой провел пять лет. Милая, добрая Неста, умереть такой молодой, и все потому, что этот идиот-лекаришка не знал, что предпринять! Ну что ж, теперь Алек готов ко всему И не позволит, чтобы с Джинни что-то случилось. Никогда.
Как она вообще может думать, что обгонит его, даже на своем балтиморском клипере?
Но чего Алек действительно искренне не понимал — попустительства Джеймса Пакстона и настойчивой потребности Джинни разыгрывать роль мужчины. Она забудет этот вздор. Он позаботится об этом.


Наступил ноябрь. Второе число месяца. Балтимор осенью может быть прекрасен, как райский сад, по крайней мере именно в этом убеждали балтиморцы друг друга и всех пришельцев, которые брали на себя труд их выслушивать. Но по правде говоря, погода почти все время была холодной, низкие тучи нависали над головами, угрожая пролиться дождем, а небо, как сегодня, было мутно-серым.
Алек помахал Джинни, стоявшей на палубе «Пегаса» в мужском костюме — ноги широко расставлены, руки на бедрах.
Он ощущал себя необычно терпимым и снисходительным… собственно говоря, даже крайне снисходительным. Сегодня ее последнее появление в мужском костюме. Алек позволил себе подумать, что она выглядит красавицей, несмотря на шерстяную синюю шапку, мешковатые панталоны, кожаную куртку, скрывавшую прелестные изгибы грудей и тонкую талию. Почувствовав его взгляд, она улыбнулась и махнула в ответ.
Теперь она стала Юджинией Мэри Каррик, баронессой Шерард, и Алек горячо надеялся еще и на то, что Джинни уже успела забеременеть. Правда, он ни о чем не спрашивал и даже не был уверен в том, что сама Джинни уже что-то знает наверняка. У нее не было месячных, по крайней мере с тех пор, как он впервые оказался в ее постели, а с тех пор прошло уже больше трех недель. Сама Джинни об этом не заговаривала, но Алек предполагал, что леди не привыкли беседовать на столь интимные темы даже со своими мужьями. Во всяком случае, Неста молчала, хотя Алек всячески подшучивал над ней, называя устрицей и глупенькой Нестой.
Алек неожиданно почувствовал комок в горле при одном этом сладостно-горьком воспоминании.
Я снова женат, Неста, после пяти долгих лет. Она американка. Конечно, это трудно переварить, не так ли? И совершенно необычная девушка. Но станет такой, какой нужно мне, потому что я именно тот мужчина, который ей необходим. Холли любит ее, и она любит Холли. Тебе она понравилась бы, Неста, я знаю это. И нашей дочери будет хорошо.
Вот уже два дня, как Алек вновь стал женатым человеком. Странно, но он не испытывал ни малейших колебаний, ни следа неуверенности в том, что делает, возможно, потому, что Джинни превратилась в сплошную массу безымянных страхов и сомнений и вела себя в точности, как любая рассеянная пустоголовая особа женского пола, отдавая и немедленно отменяя крайне противоречивые приказания, пока миссис Суиндел не велела наконец Джинни уйти, оставив дом и хозяйство в ее надежных руках, отправляться на верфь и закончить постройку судна. Алек, мудро решив не делать никаких замечаний и ни с чем не спорить, сначала просто утешал и ободрял Джинни как мог. Когда же из этого ничего не вышло, он просто начал указывать, что ей надлежит делать, раз, другой, резким, не терпящим возражений голосом, и Джинни беспрекословно подчинялась, но все же оставалась почти невменяемой до того момента, когда преподобный отец Мюррей провозгласил их мужем и женой перед немногочисленными свидетелями, собравшимися в епископальной церкви Святого Павла, чтобы присутствовать на церемонии.
Именно тогда, по мнению Алека, она поняла, что больше нечего решать, что все кончено и ей остается просто принять свершившееся. Он поднял вуаль невесты и, подарив ей торжествующую улыбку, поцеловал, очень легко и нежно. Теперь ее тревожно распахнутые глаза ни в малейшей мере не беспокоили его.
Большинство друзей семьи Пакстонов, казалось, искренне радовались их союзу. Возможно, правда, это не столько радость, сколько облегчение, поправился Алек. Юджиния Пак-стон больше не была эксцентричной молодой леди, о которой стоит беспокоиться. Она стала эксцентричной замужней леди. Кроме того, она получила титул баронессы, и поэтому считалось, что ей сказочно повезло. Интересно, а сама Джинни довольна таким положением дел? И вышла бы она замуж за Оливера Гвенна, не появись Алек в Балтиморе? Оливер выглядел скорее как в воду опущенным, чем отвергнутым воздыхателем, каковым на самом деле и не был… по крайней мере Джинни таковым его не считала.
Холли, со своей стороны, согласилась с этим браком, приняла его и почти ничего не говорила, лишь улыбалась и иногда сжимала руку Джинни, молчаливо ободряя ее. Его пятилетняя дочь, мудрая старая женщина. За несколько дней до церемонии она сказала ему:
— Папа, я очень люблю Джинни. Она придет в себя, и все будет хорошо. Когда вы вернетесь, мы сможем стать настоящей семьей.
И Алек ответил, крепко обняв дочь:
— Спасибо, хрюшка. Только не своди с нее глаз, хорошо? Мы же не хотим, чтобы она в последнюю минуту рванула и понесла?
— Джинни ведь не лошадка, папа.
Однако Холли приняла совет отца всерьез и действительно постаралась все время быть рядом с будущей мачехой.
Лора Сэмон, взбешенная происходящим и тем, что ее даже не пригласили на свадьбу, постаралась довести до сведения всех, кто пожелал слушать, скандальную историю о том, как барон жил в доме Пакстонов, рядом с незамужней девушкой, не имевшей даже приличествующей случаю дуэньи. Но Алек искренне радовался тому, что почти никто не разделял злобу Лоры: почтенные горожане просто недоуменно покачивали головой и старались поскорее отойти.
Алек также постарался, чтобы все именитые граждане Балтимора узнали о пари, о том, как муж непокорной Юджинии решил побаловать жену в последний раз, и это ее прощальный салют, но когда они вернутся из Нассау, леди Шерард станет наконец женщиной и женой и, без сомнения, будет развлекать их и их жен на званых ужинах. Джентльмены считали Алека весьма решительным и прогрессивно мыслящим человеком; что же касается Джинни, прошлые грехи ее были прощены, а на этот каприз смотрели сквозь пальцы, поскольку, когда все будет сказано и сделано, семейные бразды правления перейдут к барону. Кроме того, именно лорд Шерард благословил затевающееся предприятие. Могли ли они выразить неодобрение?
Знай Джинни все, что было известно джентльменам, присутствующим на венчании, она взяла бы пистолет отца и прострелила Алеку ногу.
Кроме того, это оказалось также единственным способом, которым Алек смог собрать команду, согласившуюся на время гонок пойти под начало Джинни. Матросы, без сомнения, посчитали, что главный здесь все-таки Алек и что снисходительный муж просто хочет сделать приятное молодой жене. Оставалось молиться только, чтобы эти рассуждения и доводы не дошли до Джинни.
В то утро оба судна были пришвартованы бок о бок у Феллс-Пойнт. Вода была гладкой, спокойной, в воздухе ни малейшего дуновения. Но Джинни знала, что высокие мачты «Пегаса» и так же высоко расположенные паруса скорее поймают верховые ветры, дующие исключительно в заливе Чезапик, и что ее клипер пройдет Норт-Пойнт прежде, чем людям Алека удастся поднять выбленочные тросы баркентины. Однако это не имело значения. Его долголетний опыт и полное отсутствие такового у нее скажутся немедленно, как только они выйдут в Атлантический океан и возьмут курс на юг.
Алек снова посмотрел на Джинни.
— Пора, — решила она и, откашлявшись, велела людям собраться на шканцах.
Джинни оглядела девятерых матросов — только два лица были незнакомы ей.
— Некоторые из вас — Морган, Фиппс, Снаггер — знали меня с той поры, когда я была не выше штурвала. Надеюсь, вы подтвердите тем, кто не знает меня, что все могут доверить мне «Пегаса» и свои жизни. Я понимаю, вы удивляетесь этим гонкам. Знаю также, что вам не очень нравится получать приказания от капитана, который, к несчастью, оказался женщиной. Это верно, джентльмены, но я лучший моряк и лучший капитан, чем тот проклятый англичанишка на своем неуклюжем старом корыте. Мы все американцы, и «Пегас» — американское судно, балтиморский клипер, джентльмены, самый быстроходный корабль в мире. Как вы знаете, его сконструировал мой отец, и у «Пегаса» самый острый нос и самые высокие мачты, чем у любого клипера такого же размера. Это его первое путешествие. Он побьет это неповоротливое бревно, которое владелец гордо называет баркентиной. У нас малая осадка и много парусов, и вдесятером мы прекрасно сможем управиться. Только взгляните на пустую палубу — ни канатов, ни ящиков, ни снастей, о которые можно было бы споткнуться. Как только выйдем в океан, следите, чтобы он шел по ветру, и тогда мы оставим эту ветхую баркентину далеко позади и пройдем втрое большее расстояние за то же время. Я горжусь «Пегасом», потому что помогала строить его. И еще потому, что я американка и это американское судно. Думайте об этих гонках как о состязании не между мужчиной и женщиной, а между англичанином и английским судном и американкой и балтиморским клипером!
К бесконечному облегчению и радости Джинни, мужчины переглянулись. Снаггер сплюнул в сторону баркентины, и все разразились приветственными криками.
— Помните, как пять лет назад мы прогнали англичан из нашего города? Мы сделаем это снова, только на этот раз на воде!
Буйные, несдержанные вопли.
— Давайте найдем этот ветер!
Алек, наблюдавший за происходящим, в изумлении заморгал. Что, дьявол побери, она сказала мужчинам? Предложила награду? Однако он постарался подавить любопытство, переждал, пока уляжется шум, и окликнул:
— Вы готовы, мистер Юджин?
— Готова перехватить ветер из ваших парусов, барон.
— Посмотрим!
Алек наблюдал, как «Пегас» отходит от пристани, слушал, как Джинни спокойно отдает команды. В это утро на реке дул лишь легкий бриз, так что баркентина оказывалась в невыгодном положении, и, кроме того, клипер, с его высокими мачтами, мог ловить в свои паруса верховые, более сильные ветры. Если повезет, корабль Алека мог выйти из залива и понестись вперед, подхваченный ветром, наполнившим его огромные паруса, и даже догнать клипер на стопятидесятимильном маршруте в Атлантику. Но Алек также был и реалистом. Даже самый неопытный капитан знал, что настоящие ветры подуют только тогда, когда они выйдут в открытый океан.
Он сумеет выждать, пока настанет подходящий момент, а до этого еще много времени. У них уйдет не менее девяти часов на то, чтобы достичь океана.
Они прошли Норт-Пойнт в устье Потепско, место, откуда командир британцев готовился атаковать Балтимор, и повернули направо в залив Чезапик. Здесь дул свежий ветер. Алек ехидно ухмыльнулся.
«Пегас» и «Найт дансер», идя почти бок о бок, миновали Кейп-Генри и в шесть часов вечера вышли в Атлантику.
Алек оглянулся на Джинни, отсалютовал ей и шутливо поклонился. Джинни была так счастлива, что просто улыбнулась в ответ совершенно идиотской улыбкой.
— Гонки, джентльмены, — воскликнула она, — начались!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночной ураган - Коултер Кэтрин



самый лучший, на мой взгляд, из романов кетрин.
Ночной ураган - Коултер Кэтринкет
11.04.2012, 6.11





Начало забавное, а последние главы всмятку. Как не она дописывала.
Ночной ураган - Коултер КэтринKotyana
27.06.2012, 12.55





После прочтения романа становится очевидным, что женщине следует рожать детей, а не управлять верфью.
Ночной ураган - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.21





Роман интересный,но не самый лучший у Кэтрин
Ночной ураган - Коултер КэтринВика
28.08.2012, 10.59





типичный роман ,концовка как обычно -предсказуема rnзато под впечатлением .
Ночной ураган - Коултер КэтринАнна
23.04.2013, 14.09





Роман действительно хороший,юморной такой. Но лучшая книга этой серии "Ночная тень". Почитайте - будете довольны!
Ночной ураган - Коултер КэтринТатьяна
4.05.2013, 20.06





Согласна с В.З.,64г.rn, не увидела в поступках Гг ничего умного. Местами-да, захватывает. Но не мое. Перечитывать не буду.
Ночной ураган - Коултер КэтринАйрин
31.05.2013, 14.31





Потрясающий роман, мне очень понравился я прочитала всю серию Ночь,все три романа классные, захватывающие и интересные, 10 баллов.
Ночной ураган - Коултер КэтринАлена
18.06.2013, 18.43





читать можно ...но вот поступки героев подчас странноваты...она мазохистка, а он ...даже приличные слова куда-то подевались...полное разочарование;каждому свое
Ночной ураган - Коултер Кэтринфлора
6.09.2013, 16.33





читать можно ...но вот поступки героев подчас странноваты...она мазохистка, а он ...даже приличные слова куда-то подевались...полное разочарование;каждому свое
Ночной ураган - Коултер Кэтринфлора
6.09.2013, 16.33





а про холли есть история?
Ночной ураган - Коултер КэтринЛеся
28.09.2013, 1.51





а про холли есть история?
Ночной ураган - Коултер КэтринЛеся
28.09.2013, 1.51





Роман интересный, можно почитать.
Ночной ураган - Коултер КэтринКэт
28.02.2014, 14.47





Мне очень понравился роман!!!10 балов
Ночной ураган - Коултер КэтринТамара
18.04.2014, 23.28





Отличный роман, динамичный и интересный. Я много смеялась и получила истинное наслаждение от понимания скрытой иронии романа. Воистину считаю, что только умный писатель может создавать интересные диалоги, на мой взгляд- это 50% успеха каждого произведения. Ставлю 10/10
Ночной ураган - Коултер КэтринБелла
28.09.2014, 14.35





Самый лучший роман. Столько искренности, душевности, любви. Этот роман я советую всем прочесть хоть раз в жизни) Не останетесь равнодушными) 10 баллов)
Ночной ураган - Коултер КэтринВалерия
30.11.2014, 22.19





Роман на троечку. Соленые шуточки, он взял ее спереди, он взял ее сзади, он взял ее стоя, он взял ее сидя, драки для повышения тестостерона ....., короче -пособие для супружеских пар, испытывающих застой в сексуальных отношениях.
Ночной ураган - Коултер КэтринНюша
23.01.2015, 16.22





Ой, девочки, не читали вы хороших романов, если считаете, что этот хороший. Бросила на седьмой главе-начала раздражать героиня до зуда.
Ночной ураган - Коултер Кэтрингалина
28.01.2015, 23.14





Сколько людей столько и мнений по мне так да же очень Гг настоящий мужчина 100 балов
Ночной ураган - Коултер КэтринНАТАЛИЯ
2.02.2015, 9.32





Понравился сюжет,герои и завязка. Диалоги в первой половине романа просто супер, очень талантливо. Но с середины все смазано, много событий не совсем понятных, не расскрытых, которые портят роман. Я считаю, что 8 для этого романа это заслужено. Читать рекомендую:первая половина очень захватывает.
Ночной ураган - Коултер КэтринVeta
7.03.2015, 13.33





Кто подскажет название романов где ГГ-ой специально переодевается в оборванца , грязного бродягу и женится на аристократке, и приводит ее жить в заброшенную хибару,rnМожет так найду свой роман кой ищю уже очень долго(((((
Ночной ураган - Коултер КэтринЛюда
7.04.2015, 14.34





Кто подскажет название романов где ГГ-ой специально переодевается в оборванца , грязного бродягу и женится на аристократке, и приводит ее жить в заброшенную хибару,rnМожет так найду свой роман кой ищю уже очень долго(((((
Ночной ураган - Коултер КэтринЛюда
7.04.2015, 14.34





Подскажите пожалуста роман о том что она сводная сестра цигана и винуждена вийти замуж за врага которий бил женихом ее сестри.Гг-я очень темпераментна и волоси у нее рижие.
Ночной ураган - Коултер КэтринКассандра
28.04.2015, 12.13





Прочитайте, не пожалеете.
Ночной ураган - Коултер Кэтринсвета
12.05.2015, 17.06





люда, очарованный принц, Марш Эллен Таннер.
Ночной ураган - Коултер Кэтринлёлища
25.10.2015, 8.02





почему у коултер так много гг-нь- дебилок? читать иногда не хочется, именно из-за идиотии гг.
Ночной ураган - Коултер Кэтринлёлища
26.10.2015, 13.06





Главная героиня- ТУПИЦА. Вот честно. Её тупость так и поражает. Несомненно она разбирается в строительстве судов. Но, дура дурой. Дважды выйти в свет в смехотворном платье? Боже, избавьте от этого. То дело, что кричит, как мир не справедлив, старается показать себя мужчиной!??? Какого черта? Даже говорить не хочется. rn Главный герой- бессподобен. Охарактеризовать его можно лишь так. Бессподобен, восхитителен.
Ночной ураган - Коултер КэтринДи
26.03.2016, 23.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100