Читать онлайн Ночной огонь, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночной огонь - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночной огонь - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночной огонь - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Ночной огонь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Битва при Тулузе. Тулуза, Франция.
Апрель 1824 года
Именно этот невыносимый запах привел его в чувство.
Он открыл глаза и уставился в усеянное звездами небо, не сознавая, что омерзительная вонь, наполнявшая легкие и щекотавшая ноздри, была запахом человеческих страданий, крови и смерти. Он услыхал тихий стон, никак не тронувший его чувств. Это показалось ему странным, только и всего.
Немного больше времени ушло на то, чтобы понять, что он не может пошевелиться. Он не знал, почему силы оставили его, понимал только, что совершенно измучен. Что с ним произошло? Что случилось?
Только сейчас ему пришло в голову, что это, наверное, пришла смерть. Он начал по давно укоренившейся привычке припоминать сражение во всех подробностях. Он никогда ничего не забывал до сих пор, и в память навеки врезалась гибель сержанта Массены в 1810-м, и смерть истекшего кровью рядового Оливера из Саттона-на-Тайне, молодого человека с блестящим чувством юмора и превосходного стрелка. Но сейчас об этом не время думать. Позже, если судьба подарит ему отсрочку, он вспомнит все.
Он рассеянно-равнодушно поинтересовался, выиграл ли Веллингтон сражение. Весьма сомнительно, поскольку командующему не удалось доставить сюда тяжелые орудия… но и город вряд ли сдался, а французским войскам, скорее всего, удалось прорваться и сейчас они уже на полпути в Париж. Какого дьявола он здесь делает?
Он снова попытался шевельнуть ногами, но тут же С ужасом сообразил, что лежит, придавленный убитой лошадью. Может, его ранили?
Но он ничего не чувствовал. Тело и разум, казалось, существовали отдельно. Что, если его приняли за мертвого и бросили? Нет, не может быть. Где его люди? Пожалуйста, Боже, только не дай им погибнуть!
Мгновенная паника сжала сердце ужасом, но он вынудил себя дышать глубже и не поддаваться ненужным страхам. И только тогда почувствовал укол боли в боку и сосредоточился на этой боли. Потом попытался думать о своем, отвлеченном, твердо сказав себе, что должен подождать, пока Джошуа не придет за ним. Джошуа обязательно придет, нужно только набраться терпения.
Потом он заставил себя мысленно вернуться назад, к тому прекрасному весеннему дню в Суссексе. Перед глазами встала она. Картина была по-прежнему яркой, не поблекшей от времени, как можно было ожидать. Нет, он ясно видел ее улыбающееся лицо, ослепительный блеск золотых волос в ярком солнечном свете.
Ариель Лесли, которой тогда, в 1811 году, исполнилось всего пятнадцать лет, совсем еще ребенок, но он хотел ее больше, чем что-либо на свете…
В ушах по-прежнему звучал ее смех, высокий и чистый, не какое-нибудь романтическое кудахтанье ангелоподобной особы, а заливистый хохот веселой юной девчонки…
Суссекс, Англия. 1811 год
Тогда, в мае, он приехал домой, чтобы отдохнуть и оправиться от раны в плече, тяжелого пулевого ранения, стоившего ему огромной потери крови и сил. и долго мучившего сильными болями. Но он выжил и даже сумел добраться домой, в Рейвнсуорт Эбби, появиться как раз, чтобы успеть на похороны брата. Монроуз Драммонд, седьмой граф Рейвнсуорт, обрел вечный покой в фамильном склепе Драммондов, рядом с отцом, Чарлзом Эдуардом Драммондом, и матерью, Алисией Мэри Драммонд, хотя, видит Бог, вряд ли он имел право лежать рядом со столь достойными людьми, безмозглый осел. Монроуз дрался на дуэли из-за замужней женщины, и ее муж всадил ему пулю в сердце. Несчастный жалкий глупец!
Потребовалось довольно много времени, чтобы понять, что отныне именно он, Берк Карлайл Драммонд, стал восьмым графом Рейвнсуортом. Он вспомнил день похорон так ясно и во всех подробностях еще и потому, что в тот день впервые встретил Ариель. Берк сидел в библиотеке Рейвнсуортов, мрачной комнате, где всегда царил полумрак, так что пришлось отодвинуть плотные длинные шторы и впустить немного солнечного света. Уши сверлил пронзительный истерический голос Ленни, достаточно высокий и нарочито драматический, чтобы привлечь внимание заинтересованных слушателей.
— Что станется со мной? Что будет с моими несчастными осиротевшими ангелочками? О, придется мне по ночам плакать в подушку от невыносимого одиночества! Как ужасна судьба! Мы умрем с голоду, и мне придется продавать себя, чтобы спасти малышей!
Судя по ее тону, это последнее, окончательное унижение вовсе не вызывало в ней такого уж сильного отвращения, и Ленни, казалось, даже была готова примириться со столь ужасной судьбой.
Ллойд Киннард, лорд Бойль, единственный зять Берка, муж его старшей сестры Коринны, отвернулся, пытаясь скрыть смех, и неумело замаскировал его кашлем. Берк ехидно ухмыльнулся про себя, — Извините, — еле удалось выговорить Ллойду, за что он немедленно заработал укоризненный взгляд Ленни.
Берк взглянул на невестку, от всей души жалея, что не может заткнуть ее розовый ротик. Она начала повторяться, явно истощив воображение. Значит, Ленни собралась продавать себя?
Ему ужасно хотелось рассмеяться, но при виде отчаянного лица лорда Бойля все веселье куда-то улетучилось. Ленни никогда в жизни не знала ни в чем нужды, не имела представления о том, что такое голод, и, конечно, ни на минуту не верила, что он, Берк, может выбросить из дому ее и маленьких племянниц.
Присутствующие вежливо молчали, но леди Бойль одарила невестку взглядом, который мог бы сокрушить Ленни, имей она вежливость уделить хоть немного внимания золовке.
— Я еду кататься верхом, — решил Берк, заметив как Ленни вновь открыла рот, чтобы излить очередной поток жалоб, и устремился к выходу. Его рука была все еще на перевязи, но боль напоминала о себе лишь изредка.
— Постарайся вернуться к четырем, Берк, — окликнула Коринна. — Мистер Ходжес приедет, чтобы прочесть завещание Монроуза.
— Хорошо! — бросил через плечо Берк, не останавливаясь. Он услыхал, как Бойль что-то сказал насчет бренди и как жена без обиняков отрезала, что нос у него и так слишком красный от постоянного пьянства.
Дарли оседлал большого черного жеребца Эша и помог Берку сесть в седло.
— Поосторожнее, милорд, — предупредил он, и Берк вздрогнул, услыхав столь знакомое с детских лет наставление.
— Обязательно, Дарли, — пообещал он, улыбаясь старику, когда-то помогавшему ему сесть на первого в жизни пони.
Берк поехал куда глаза глядят, чтобы вернуть себе чувство утраченного детства. Он не был дома почти четыре года, со смерти отца, но тогда атмосфера в доме была поистине погребальной, и Берк уехал так быстро, как позволили приличия. И вот теперь он снова здесь, на этот раз чтобы похоронить брата и стать восьмым графом Рейвнсуортом. Проклятый титул! Берк никогда не мечтал о нем, никогда не хотел. Теперь он навеки потерял свободу.
Берк направился по длинной извилистой дорожке, обсаженной с обеих сторон безукоризненно подстриженными высокими кустами и раскидистыми липами. Монроуз по крайней мере содержал имение в полном порядке!
Берк объехал земли Драммондов, бессознательно направляясь на восток, к маленькому озерцу, покоившемуся, словно драгоценный изумруд, на границе между владениями Лесли и Драммондов.
Банберри Лейк оказалось именно таким, каким он его помнил, хотя Берк последний раз был здесь добрых пятнадцать лет назад. Оно даже не выглядело маленьким, как обычно все вещи, казавшиеся в детстве чересчур большими: и, по правде говоря, стало еще дороже, потому что сохранилось к сохранится еще долго после того, как душа Берка покинет свою смертную оболочку.
Он осторожно, чтобы не разбередить рану, спешился, привязал Эша к ветке клена и глубоко вздохнул.
На поверхности спокойной воды виднелись широкие листья кувшинок, плакучие ивы опускали в озеро зеленые косы, землю устилали ковры из маргариток, раскрывших яркие лепестки навстречу весеннему солнцу.
Берк уселся, прислонившись спиной к стволу старого дуба, и сорвав травинку, начал лениво жевать стебелек, прислушиваясь к дружному лягушечьему хору и гадая, уж не что-то ли это вроде брачного ритуала. Где-то над головой пересмешник рассерженно кричал, пытаясь прогнать незваного гостя. И постепенно Берк отдался окружающему его покою и миру.
Но тут Эш поднял голову, понюхал воздух и заржал. Берк не двинулся с места. Подумаешь, идет кто-то! Он вовсе не собирается покидать это уютное местечко! В конце концов, он первый сюда пришел!
И неожиданно Берк увидел ее. Она сидела на гнедой кобыле и смеялась над проделками лошадки, поскольку та танцевала и приплясывала как-то боком. Берк не видел лица девушки, скрытого алой шляпкой с большим пером, красиво изгибавшимся над щекой. Ярко-зеленая амазонка облегала изящную фигуру, а когда кобылка особенно лихо взбрыкнула, Берк успел заметить маленькую ножку в ботинке.
Интересно, кто она, эта прекрасная наездница?
Берк молча ожидал, когда незнакомка заметит его.
Увидев молодого человека, девушка на мгновение остановилась, но тут же, помахав рукой, окликнула его нежным звонким голоском:
— Здравствуйте, как поживаете? Вы новый граф, Правда? Во всяком случае, вы ранены, а я слыхала, что у нового графа болит рука, и, кроме того, вы выглядите как герой, хотя я раньше никогда не видела героев. Да, кстати, меня зовут Ариель, и поверьте, я почти не нарушила границ поместья Драммондов, поскольку эта полоска земли принадлежит Лесли или, во всяком случае, должна бы принадлежать по праву.
Слушая эту бесхитростную речь, Берк медленно поднялся, пытаясь прийти в себя.
— Подъезжайте сюда, — позвал он, небрежно отряхивая лосины из оленьей кожи и одергивая серовато-коричневую куртку.
Девушка кивнула, так что алое перо легко коснулось щеки, и осторожно провела кобылку по мелкой воде ярдах в двадцати пяти от Берка. Неторопливо подъехав ближе, она уверенно натянула поводья. Лошадь послушно встала.
Незнакомка улыбнулась, глядя на Берка сверху вниз, и протянула затянутую в перчатку руку:
— Я Ариель Лесли, милорд.
— А я — Берк Драммонд.
— Майор и лорд Рейвнсуорт, — весело поправила она.
— Совершенно верно. Не хотите присоединиться ко мне ненадолго? Мы можем на время объявить эту землю нейтральной территорией, не принадлежащей ни Лесли, ни Драммондам.
— Хорошо, — согласно кивнула она и спешилась, не дожидаясь, пока Берк предложит ей помощь, должно быть, как он предположил, чтобы не позволить ему бередить рану. Только сейчас, когда она стояла перед ним, глядя ему и лицо, Берк заметил, как прекрасна Ариель. Но отнюдь не ее красота была причиной странных ощущений, так неожиданно возникших в душе Берка. Он знал много прелестных женщин, гораздо обаятельнее и очаровательнее этой девочки. Но было в ней что-то такое, заставлявшее его сердце биться сильнее, словно Берк остро чувствовал неведомую, но глубокую перемену, неуклонно происходящую в нем, во всем его существе. Он понял также, что она молода, слишком молода, чертовски молода. Он был не в силах поверить происходящему, и хотя понимал, что невежливо так глазеть на почти незнакомую девушку, ничего не мог с собой поделать. Когда все было сделано и сказано, оказалось — Берк должен честно признаться себе, — что он хотел ее и его чувства не имеют ничего общего с симпатиями взрослого человека к ребенку. Нет, он хотел ее.
Господи Боже, что же такое с ним? Может, просто долго был без женщины?
Берк решительно покачал головой, чувствуя себя героем дурацкого дешевого романа, влюбившимся по уши с первого взгляда. Все это выглядело смехотворным и несколько раздражало.
— Посидите со мной, — предложил Берк. — Жаль, что я не захватил с собой ничего освежающего.
— Это не имеет никакого значения. Все, что у меня есть, — половинка морковки для Миндл, если та будет вести себя хорошо, что она обычно и делает. Но вот Эш… просто великолепный конь!
— Вы его видели раньше?
— О да, но только Монроуз никогда не позволял мне садиться на него. Говорил, что я слишком молода, да к тому же маленькая и женщина. Это вздор, конечно. Не так уж я молода и мала, да и совершенно не вижу, какое значение имеет моя принадлежность к женскому полу.
— Вы безусловно, правы.
— По-моему, вы просто смеетесь надо мной.
— Нисколько. Я с огромным удовольствием беседую с вами. Сколько вам лет?
Девушка немного помедлила, вопросительно наклонив голову набок, и пристально взглянула в глаза Берка. Он явно проигрывал и знал это. Нервно сглотнув, он про себя поблагодарил звезды за то, что Ариель была слишком молода и не замечает, насколько он увлекся и потеряв голову.
— Мне пятнадцать, — объяснила Ариель. — А вам, милорд?
— Мне двадцать четыре.
— А мне почти шестнадцать, по крайней мере будет в октябре, так что разница не так уж велика.
— Нет, в будущем, конечно, нет, но сейчас настоящая пропасть…
Он поспешно оборвал себя, потрясенный собственной бестактностью. Нет, нужно немедленно прекратить все это!
— Девять лет. Нет, восемь с половиной лет. Ну что ж, девять лет назад я была совсем малышкой, а вы, милорд, довольно взрослым молодым человеком.
— Точно так же, как в пятнадцать лет вы уже довольно взрослая молодая девушка?
— Совершенно верно.
Она говорила совершенно серьезно, но Берку удалось заметить, как на левой щеке предательски подрагивает ямочка.
— Хорошо, — согласилась она, воздев в воздух руки. — Должна признать, что вы и сейчас достаточно молоды.
— И это все? Я всего-навсего мужчина, Ариель. И, пожалуйста, называйте меня Берком. Эти лесные декорации совершенно не располагают к формальностям.
— Позвольте не согласиться с вами. Вы майор и граф. Я, конечно, понимаю, что титул не имеет ничего общего с вашими умственными способностями или человеческими достоинствами, но вот чин майора… вы, без сомнения, отправили в ад не один десяток французских дьяволов и совершили множество героических деяний. Насколько я поняла, вы уже почти здоровы. Когда собираетесь возвращаться на полуостров
type="note" l:href="#note_1">[1]
?
— Да, я почти здоров и скоро верчусь на полуостров.
— Я с трудом переношу боль, но почти никогда не болею, так что это неважно. — Наверное. Ваши волосы прелестны, если простите мою смелость. Такой необычный цвет!
— Мой отец, сэр Артур, называет его тициановским, по имени какого-то знаменитого художника, жившего много лет назад в Италии.
— И он совершенно прав.
— А по-моему, они просто рыжие, как их там ни называй. Каждый должен смотреть правде в лицо, не так ли?
Берк хотел было согласиться, но чувствовал, что это будет величайшей ложью в мире, поскольку сам в настоящий момент вполне сознательно отказывался признать мгновенное и безнадежное увлечение пятнадцатилетней девочкой, увлечение, сходное с опьянением. Неужели причиной всему ее прекрасные волосы? Эти чистые голубые глаза? Господи Боже, да он просто на глазах превращается в безумца. Берк вовсе не желал терять голову из-за женщины, пусть даже самой прекрасной. А эта даже не успела стать женщиной. Девчонка, пусть и хорошенькая.
А Берк никогда и никого еще не любил. И не желал любить. Правда, кажется, выбора теперь у него не было — Нет, я не согласен.
— Простите, милорд… то есть Берк, но я не помню своего вопроса. Вы так долго молчали. С чем же вы отказываетесь согласиться?
— Я уже тоже успел все забыть. Кстати, у вас ведь есть сестра, не так ли? Не помню ее имени.
— Да, сводная сестра Неста. Она вышла замуж за Алека Каррика, барона Шерарда.
— Господи, да я его знаю. Встречались в Лондоне несколько лет назад. Насколько припоминаю, он был тогда очень молод, но клялся на всю жизнь остаться холостяком. Поразительно. Ваша сестра похожа на вас?
— Вовсе нет. Что же касается барона, ну что ж, он по уши влюбился в Несту. Судя по всему, он встретился с ней почти сразу после того, как познакомился с вами. О Господи, может, мне не следовало это говорить? Может, лучше было сказать, что он полюбил ее истинно и горячо?
— Вы можете говорить все, что хотите. Я ничуть не возражаю.
— Вы очень добры, Берк. Уверены, что вполне прилично, называть майора и графа просто по имени? Хорошо-хорошо, в конце концов, все зависит от вас. Неста и ее барон три месяца назад уехали в свадебное путешествие в Америку. Теперь мы очень долго не увидимся. Но, кроме того, у меня есть сводный брат, Эван Годдис. — Он почти не бывает здесь. Видите ли, моя мать была когда-то замужем за Джоном Годдисом, и Неста и Эван их дети. Потом он умер, при весьма скандальных обстоятельствах, если верить тому, что шепчут сплетники, когда думают, что мы не слышим. Знаете, мама отказывается говорить со мной об этом. Но потом она вышла замуж за отца, и у них появилась я. Два года назад мама умерла.
— Мне очень жаль, я не знал. Однако я благодарен судьбе, за то, что они произвели на свет такое прелестное создание.
— Не думаю, что у них был какой-то выбор в этом деле, милорд.
— Вы забываете, что должны звать меня Берком.
— Хорошо. А я Ариель. Мой дорогой отец обожает романтические, весьма легкомысленные имена…
— Ваше имя прекрасно подходит вам. — Я тоже произвожу впечатление легкомысленной особы, не так ли? Но поскольку с этим ничего не поделаешь, придется смириться.
— Еще одна истина, которую необходимо честно признать? Совсем как ваши ничем не примечательные рыжие волосы, гордо именуемые тициановскими?
— По-моему, вы немного преувеличиваете. Но, кажется, правы. И лучший пример тому — Ленни. Такая жеманная дурочка! О Господи, да ведь она — ваша невестка! Простите, я никогда не помню подобных вещей!
— Она действительно жеманная дурочка. Собственно говоря, я именно потому и здесь, что попытался сбежать от ее мелодраматических воплей.
— О, это у нее прекрасно получается!
— Но не тогда, когда она непрерывно повторяет одно и то же, да еще таким ноющим голосом.
— О да, скорбит о Монроузе. Она уже успела объявить всем, включая слуг, что теперь, когда вы стали графом, наверняка заставите ее топить камины и убирать комнаты, и заметьте, еще до рассвета, а иначе откажетесь кормить бедных маленьких крошек. Берк разразился смехом:
— Ну, будь дело только в этом, я, скорее всего, остался бы. Но она начала причитать, что должна будет продавать себя ради несчастных ангелочков. Вижу, вы хорошо знаете мою невестку.
— Да, правда, Ленни не так уж плоха, поверьте. Просто иногда ужасно раздражает. Но мне и папе очень жаль Монроуза. Правда, отец не верит в похороны, считает их языческими оргиями и абсолютно не выносит. Простите нас за кажущееся неуважение.
— Вы прощены, — кивнул Берк, неожиданно обнаружив, что не может отвести взгляда от чистых линий профиля девушки, глядевшей на спокойную гладь озера. Ему в эту минуту было все равно, даже если бы сэр Артур посчитал похороны погребальным ритуалом викингов.
— Почему вы так смотрите на меня? — удивилась Ариель, поворачиваясь лицом к Берку. Глаза девушки лучились лукавством и смехом. — Это все мой нос, правда? Когда мне исполнилось шесть лет, мама сказала как-то, что красавицей мне никогда не быть. Это нос семейства Лесли, а не Рэмзеев.
— Идеальный нос. По-моему, ваша мать жестоко ошиблась.
— Ха! Вы слишком добры… милый человек, хотя майор и граф при этом. Но я должна идти, или отец встревожится. Он просто душка, но поскольку я — его единственное дитя, вечно беспокоится по пустякам.
— Могу я проводить вас домой?
— Вы знаете моего отца?
— Встречался с ним еще в детстве. Но это было лет четырнадцать назад.
— Тогда лучше не стоит. Он сейчас полностью поглощен переводом какой-то комедии Аристофана, насколько мне известно, и поскольку испытывает затруднения с особо сложными греческими фразами, немного нетерпелив с окружающими. Вполне вероятно, что он будет обращаться с вами как с мелким разносчиком, а это совсем никуда не годится! Я — единственная, кого отец признает, когда очередной приступ одолевает его, а если меня нет рядом, кричит на всех и каждого. До свидания, Берк. Надеюсь, вы скоро поправитесь.
— Конечно.
Он подсадил ее в седло, хотя плечо пронзила резкая боль. Но Берк просто должен был прикоснуться к девушке. Такая тоненькая талия, и сама Ариель стройная, словно молодой тополек. Если больше ничто не сможет спасти его, по крайней мере лучше сознавать, что у нее тело совсем молоденькой девушки — сплошные углы, впадины и прямые линии, никаких округлостей. Но почему так остро покалывает кончики пальцев?
Берк стоял неподвижно, словно влюбленный фигляр, глядя вслед Ариель. Она все-таки обернулась, увидела его и весело махнула на прощанье рукой.
В следующий раз Берк встретил ее в Рейвнсуорт Эбби, куда пригласил на чай. Девушка покорно выслушивала бесконечные причитания Ленни.
— О, какое ужасное, позорное завещание! Никогда еще я не была так потрясена!
— Но, Ленни, — рассудительно начала Ариель, решительно отводя взгляд от Берка. — Поппет или Вирджи никак не смогли бы стать графами Рейвнсуорт. К сожалению, девочки немного стоят в глазах общества.
— Никогда не соглашусь, — вмешался Берк, думая, что Ариель обладает большей властью над этим чертовым графом Рейвнсуортом, чем любой человек на земле.
— Напрасно, — заявила Ленни с очаровательным непостоянством, капризно пожав плечами. — Кроме того, Монроуз назначил его опекуном детей.
Ариель поджала губы, силясь сдержать смех.
— Берк будет превосходным опекуном, Ленни. Неужели вы предпочли бы близорукого мистера Ходжеса?
— О-о-о, этого жалкого скрягу!
— Вот видите! Кошелек Берка никогда не будет туго завязан, верно?
— Конечно. Я буду щедр и великодушен. Ленни, — пообещал Берк и снова искоса поглядел в сторону Ариель, пытаясь скрыть от окружающих свои чувства. На ней было лиловое платье из мягкого муслина, как у школьницы, с высоким воротом и широким атласным поясом. Но волосы… Волосы густыми локонами спадали с плеч на спину, словно медный водопад.
Как Берк молился, чтобы, когда Ариель придет, он смог увидеть в ней всего-навсего очень милую молодую девушку, которая должна большую часть времени проводить в классной комнате, хорошенькую и неглупую юную леди, ничего больше. Но когда она вошла в гостиную, все та же проклятая одержимость запела в крови, совсем как в день похорон. Будь проклята эта девчонка, она ведь совсем ребенок! Слишком искренна и невинна для взрослого мужчины!
Берк тихо выругался, опустив — нос в чашку.
— Вы что-то сказали, Берк?
— Конечно, дорогой Берк захочет получить все, что ему полагается, — ехидно заметила Ленни. — В конце концов, он теперь граф.
— Согласна, — кивнула Ариель, и эти невинные голубые глаза неожиданно сверкнули хитростью и высокомерием, сделавшими бы честь самой прожженной лондонской кокетке. — Мы должны убедиться, что его терзают угрызения совести, от которых не спится по ночам.
— Словно лежишь в душной комнате?
— Кроме того, необходимо подогревать в нем тщеславие, вам его явно недостает, Берк. Джошуа говорил мне, что…
— Как, вы знаете моего Джошуа? — перебил Берк с искренним удивлением. Джошуа Такера нельзя былое полной уверенностью назвать человеконенавистником, но он придерживался крайне невысокого мнения о противоположном поле и не стеснялся высказывать это мнение вслух. Кроме того, на свете не было вернее и преданнее человека, и его изобретательность и ловкость не раз спасали жизнь им обоим за последние. пять лет.
— Конечно, — кивнула Ариель. — Он беседовал с Дарли, я подошла и представилась. Джошуа заверил, что он как может заботится о вас, но что в вас нет ни капельки тщеславия. Подумать только, майор, лорд, и никакого честолюбия!
Ленни пронзительно расхохоталась.
— О, Ариель, вы не имеете ни малейшего представления, о чем говорите! Монроуз рассказывал о девушке, с которой Берк встречался в Оксфорде…
— Довольно, Ленни, — вежливо попросил Берк.
— Видите, — объявила Ариель, — вы даже не позволяете Ленни похвастаться вашими успехами у женщин.
— Сомневаюсь, что она собиралась хвастаться.
— О, Ленни так добросердечна, — вздохнула Ариель, обратив невинные голубые глаза на леди Рейвнсуорт. У Ленни хватило совести слегка покраснеть. Берк откинулся на спинку кресла. Как ни странно, именно Ариель, а не Ленни казалась взрослой, вполне владеющей собой женщиной, хотя Ленни была на семь лет старше.
— Не хотите еще чаю, Ленни? — осведомился Берк, гадая, что скажет Джошуа по поводу именно этой женщины.
— Теперь вы подадите в отставку, Берк? — поинтересовалась Ленни.
— Нет, не могу, — покачал головой Берк. — По крайней мере, пока вся обстановка не прояснится.
— Я бы на вашем месте поступила так же, — кивнула Ариель, и в глазах ее на мгновение мелькнуло отчетливо кровожадное выражение. — Хотела бы я родиться мужчиной!
— Вы все равно были бы слишком молоды, чтобы идти в армию, дорогая.
— В случае вашей гибели графом станет кузен Реднор, — заметила Ленни, злобно-возмущенным тоном.
— Какой удар! — охнул Берк. — Кстати, я не видел Реднора добрых шесть-семь лет. Что он поделывает?
— Он викарий, — сообщила Ленни, — но подбородок его по-прежнему не выдерживает никакой критики. Пришлось отрастить бороду, чтобы скрыть его отсутствие.
Берк недоуменно уставился на нее, но туг же разразился смехом:
— Ред? Викарий?
Это уж слишком! Он поперхнулся чаем, и в следующий момент почувствовал, как Ариель кулачком усердно колотит его по спине. Постепенно он перестал кашлять, вдохнул ее запах и немедленно, страстно захотел сорвать с нее платье, бросить на обюссоновский ковер… Он хотел…
— С вами все в порядке, Берк?
— Да, садитесь, пожалуйста, Ариель. Странно, почему нашего кузена не было на похоронах?
— Он в Шотландии, — сообщила Ленни, — пресмыкается перед двоюродной бабкой в надежде, что та оставит ему что-нибудь, когда отправится на тот свет.
— Судя по вашим словам, этот самый кузен довольно неприятное создание.
— Так оно и есть на самом деле. Ну а теперь, Ариель, не хотели бы вы прокатиться на Эше?
Он никогда не забудет этот день. Именно в этот теплый весенний день он, Берк Карлайл Берсфорд Драммонд, влюбился впервые в жизни и навсегда, совершенно не вовремя, беспомощно и безвозвратно. Именно в этот день он решил поскорее вернуться на полуостров.
Три дня спустя он в последний раз увидел Ариель Лесли, когда приехал к ней, в Лесли-фарм, чтобы попрощаться, Берк снова встретился с ее отцом, сэром Адрианом Лесли. Ариель унаследовала его глаза, ясные и чистые, безоблачно-голубые, как весеннее небо.
— Не забывайте меня, — умоляюще попросил он, хотя старался говорить легко и небрежно.
— Как я могу?
Берк заметил грустный взгляд, услышал, как ее голос слегка дрогнул.
— Это вы забудете меня, милорд граф. Я всего-навсего глупая девчонка, а вы герой и…
— Только не глупая, дорогая моя. Но я не скоро вернусь в Англию, возможно, через несколько лет. Но потом, если захотите, я приеду навестить вас.
Она ослепительно улыбнулась Берку и положила ему на руку маленькую ладошку:
— Я буду ждать. Но сомневаюсь, что у вас останется время для меня. Так много дам будут осаждать вас, требуя вашего внимания! Но обещаю, что буду в числе самых искренних ваших поклонниц, если это доставит вам удовольствие.
— Это обрадует меня больше, чем могу высказать. Берку отчаянно хотелось попросить Ариель написать ему, но он боялся перейти все грани дозволенного, особенно еще и потому, что сэр Артур слегка хмурился. Правда, Берк так и не понял, из-за чего: то ли у хозяина опять не ладилось с греческим переводом, то ли увлечение графа Рейвнсуорта его слишком молодой и наивной дочерью было слишком очевидным. Берк поспешно откланялся…
Тулуза, Франция. 1814 год
Снова послышался стонущий звук, и на этот раз Берк понял, что он исходит из его горла.
Он был не в доме Ариель. Прошло три года, и он лежал на поле битвы, в окрестностях Тулузы, под трупом коня, ощущая, как пульсирует кровь в ране. Боль постепенно нарастала, накатывала волнами, безжалостно возвращая его к реальности, заставляя скрипеть зубами.
— Майор лорд! Благодарение Богу, наконец-то я вас нашел!
— Джошуа, — прошептал Берк, удивившись тому, как слабо звучит его голос. — Я знал, что ты придешь.
Кажется, подо мной убили коня.
— Вижу. Постарайтесь не двигаться, я немедленно приведу помощь.
Но прошло еще не менее часа, прежде чем Берка уложили, по возможности удобно, на походную койку в его палатке. Джошуа сидел рядом, на полу, скрестив ноги, и рассказывал хозяину об отступлении французов из Тулузы.
Берк лежал под тонкой простыней, совершенно голый, если не считать повязки, закрывающей сабельную рану в боку, и краем уха прислушивался к монотонному голосу слуги. Боль и мучительные воспоминания все еще держали его в плечу.
— Вот, майор лорд, — объявил Джошуа, наклоняясь над хозяином, — доктор велел вам выпить несколько капель настойки опия. Сказал, что вы потеряли много крови и должны отдыхать, чтобы восстановить силы, так что никаких отговорок!
— Не буду, — согласился Берк и проглотил едко пахнувшее содержимое стаканчика, Джошуа заботливо подоткнул одеяло и, удовлетворенный плодами трудов своих, продолжал:
— Веллингтон не смог вовремя доставить тяжелые орудия, и проклятые лягушатники ухитрились улизнуть.
— Я так и думал. А где сейчас Веллингтон?
— Должен вот-вот прийти навестить вас. Он впал в тихое бешенство, майор лорд, если, конечно, понимаете, что я имею в виду.
— Да, — тихо согласился Берк, — понимаю. Ему даже удалось выдавить бодрую улыбку, чтобы успокоить Джошуа — тот явно никак не мог оправиться от страха и тревоги за хозяина.
— Не волнуйся, я скоро поправлюсь. Только продолжай называть меня «майор лорд», весьма высокий титул!
К счастью, он снова заснул, только чтобы пробудиться от окрика Джошуа:
— Майор лорд! Майор лорд!
Берк почувствовал, как его похлопывают по щекам, и попытался отвернуться, возвратиться в прошлое, к Ариель, но этому не суждено было случиться.
— Майор лорд! Ну же, просыпайтесь! Герцог здесь и хочет поговорить с вами!
— Не желаю! — отчетливо произнес Берк — Ну а командир может не посчитаться с вашими желаниями, Рейвнсуорт.
Берк заставил себя открыть глаза. Рядом с койкой стоял Веллингтон, улыбаясь чуть натянуто; глаза были обведены синими кругами — усталости. Но мундир командующего был, как всегда, безупречно чист, а на черных вычищенных сапогах не виднелось ни единого пятнышка.
— Сэр, — пробормотал Берк, пытаясь поднять руку.
— Лежите спокойно, Драммонд. У меня мало времени, мальчик мой, пора отправляться в Париж. Я хотел сказать вам лично, что все было впустую — наше сражение, множество погибших, — все зря. Наполеон отрекся, отрекся еще до того, как начался бой.
Берк недоуменно уставился на герцога.
— Вы шутите, — выговорил он наконец.
— Хотел бы я, чтобы это было шуткой. Я так долго ждал этого дня, так горячо молился, но Господь исполнил мое желание только ценой гибели почти пяти тысяч рабов своих. Ну что ж, доктор считает, что вы скоро поправитесь. Возвращайтесь в Англию. Берк. Война закончена, хотя не знаю, надолго ли.
«Да, — подумал Берк позже, — все кончено. Наконец-то Ариель уже восемнадцать, в октябре исполнится девятнадцать. Достаточно взрослая, чтобы выйти замуж. Достаточно взрослая для меня. Но что, если она помолвлена с другим?»
Он отказывался даже представить себе это. Последние три года Берк иногда, крайне нерегулярно, получал письма от Ленни и всегда гадал, уж не догадывается ли невестка о причинах, заставляющих его настоятельно просить ее подробнее писать о жизни домочадцев и соседей. Он узнал о внезапной кончине. сэра Артура Лесли через шесть месяцев после своего отъезда из Англии и немедленно написал Ариель письмо, в котором, как полагается, выразил соболезнования, но ответа, конечно, не получил.
Что случилось с ней за эти годы? Ленни сообщала о свадьбе всех и каждого в округе, но ни словом не обмолвилась об Ариель. Возможно, она все еще ждет его.
Эта мысль доставила Берку несказанную радость и позволила излечиться гораздо раньше, чем предполагал доктор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночной огонь - Коултер Кэтрин



Вроде все хорошо закончилось, а ощущение будто все умерли.
Ночной огонь - Коултер КэтринNemona
5.01.2012, 18.29





мне очень понравился этот роман!!!конечно здесь немало жестокости,но все же любовь взяла вверх)прекрасный главный герой,который своей любовью излечил все ее раны!!!!!!эту книгу стоит почитать)
Ночной огонь - Коултер Кэтринальбина
14.04.2012, 12.32





Роман интересный. Впечатляет ужасная жизнь героини в браке с мерзким стариком -садистом. такое бывает и в реальной жизни. Хорошо, что не сошла с ума. Роман следует почитать.
Ночной огонь - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.14





С удовольствием прочитала эту книгу,но больше мне нравится "Ночная тень"-это вторая книга этой серии. ОЧЕНЬ советую ее прочитать.Третья книга-"Ночной ураган"., еще не читала, но с удовольствием это сделаю!
Ночной огонь - Коултер КэтринТатьяна
28.04.2013, 17.04





Роман я бы сказала очень поучительный, никогда не читала ничего подобного, просто класс
Ночной огонь - Коултер КэтринАсия
4.06.2013, 11.42





Да очень поучительный роман,хотя немного жестковат, но все равно любовь победила.Чувства главного героя излечили душу любимой. Роман читала не первый раз и буду перечитывать.
Ночной огонь - Коултер КэтринАлена
17.06.2013, 18.52





Досить цікавий, хоча кінцівка і затягнута. 8/10
Ночной огонь - Коултер КэтринГаля
27.10.2013, 17.06





гг-ня идиотка
Ночной огонь - Коултер Кэтриналана
5.11.2013, 21.32





Многовато маньяков для одного романа.
Ночной огонь - Коултер КэтринКэт
17.02.2014, 21.38





Ужас какой-то, Нудно, скучно, не интересно. Кое как дочитала. Прочитайте лучше " Уитни, любимая" вот там сюжет супер.
Ночной огонь - Коултер КэтринМарина
9.04.2015, 0.17





хороший роман прочитала с удовольствием
Ночной огонь - Коултер КэтринСвета
11.05.2015, 9.23





Роман замечательный. Первый муж главной героине- был извергом. Через какие муки прошла это девочка. Представила и содрагаюсь от ужаса. А Берк молодец, он сделай её такой, вновь сильной. И все книги этой серии восхитительны.
Ночной огонь - Коултер КэтринДи
21.03.2016, 10.44





Средне. Много воды и пафоса. И маньяков.
Ночной огонь - Коултер КэтринЧертополох
22.03.2016, 21.29





Очень удивлена низкими оценками этого романа. Давно его читала в мягкой обложке, спустя 15 лет решила найти и еще раз перечитать. В первый раз была в восторге. Все интересно. Читайте не пожалеете.
Ночной огонь - Коултер КэтринИрина
9.12.2016, 3.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100