Читать онлайн Ночной огонь, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночной огонь - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.84 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночной огонь - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночной огонь - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Ночной огонь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Берк быстро зажег свечу у постели. Он подумал, что Ариель мучают кошмары, но, взглянув на девушку удивился тому, что она не мечется и лежит спокойно. Она, по-видимому, крепко спала. Но в этот момент она снова тихо застонала и медленно повернула голову сначала в одну сторону, потом в другую. Лицо ее раскраснелось, дыхание было прерывистым и неровным. а когда Берк осторожно положил руку ей на лоб, ладонь обожгло сухим жаром. У нее лихорадка!
Берк тихо выругался.
— Ариель! — настойчиво позвал он и несильно тряхнул ее за плечо.
— Проснитесь! Вам что-то снится.
Ариель слышала мужской голос и узнала, кто это. Он стоял в тени конюшни и заговорил впервые за долгое время, назвав ее имя ясно, отчетливо, и тут же пробормотал несколько слов, которые Ариель не смогла разобрать. Он улыбался и протягивал руку, держа другую за спиной.
— Ариель.
Он снова звал ее. Ариель хотела верить ему, хотела рвануться навстречу. Но он неожиданно вынул из-за спины другую руку. В кулаке был зажат хлыст. Берк хохотал, говоря, что она должна быть наказана за свою медлительность.
— Почему ты смеешься? — вскрикнула она, но из горла не вылетело ни звука. Она словно со стороны увидела, как опускается кнут, свое обнаженное тело, но не почувствовала удара, не ощутила жгучей боли. Все же Ариель завопила, закрываясь руками.
— Проснитесь же, черт возьми!
Он тряс ее, а она боролась, словно загнанное животное.
Берк присел на постель и притянул девушку к себе.
Она продолжала сопротивляться, но он прижал ее крепче, лишив возможности пошевелиться.
— Тише, — упрашивал он. укачивая ее, как ребенка, — тише, любимая.
Она ощутила прикосновение его рук, теплое дыхание шевелило волосы на висках. Это не сон. Он держит ее и сейчас сделает больно, и она испугалась еще больше.
— Пожалуйста, — прошептала она, — пожалуйста, не бейте меня.
Берк на секунду закрыл глаза от ужасной опустошающей боли. В эту секунду он пожалел, что Пейсли Кохрейн мертв. Как он хотел, чтобы этот мерзкий старик оказался здесь! Тогда Берк мог бы убить Рендела, и это доставило бы ему величайшее наслаждение.
— Нет, Ариель, нет. Я не причиню тебе зла. Клянусь, я никогда не обижу тебя.
Она не верила ему, но голос звучал мягко, нежно. Он лгал; он не мог говорить правду. Но в этот момент Ариель поняла, что ей плохо — голова потяжелела, виски пульсировали тупой болью, горло горело, грудь словно стянуло обручами.
— Пожалуйста, уходите.
— Лоб горячий. У вас жар. Она чувствовала великолепное целительное тепло, исходящее от его тела. Берк вздохнул:
— Было бы лучше, если бы вы мне хоть немного доверяли.
— Уходите.
Берк подчинился. Он поднял брошенное полотенце, окунул один конец в тазик с водой.
— Лежите смирно, — велел он и начал вытирать ее лицо. Прохладные капли падали на лоб, принося облегчение, и Ариель бессознательно прижалась щекой к мокрой ткани. Берк продолжал свое занятие, зная, что должен был бы обмыть ее тело, но не сделал этого, не хотел, чтобы она снова начала сопротивляться.
Наконец Ариель снова заснула. Берк дотронулся до ее лба. Холодный. Может, все еще обойдется. Наверное, обыкновенная простуда.
Он укрыл ее всеми имевшимися одеялами до самого подбородка и долго стоял над девушкой, гадая, что теперь делать. Решив, что не мешает немного поспать, он лег рядом, стараясь не касаться Ариель.
Когда он проснулся, было светло. Дождь перестал, и в высокие узкие окна вливался солнечный свет. Берк повернул голову на подушке. Ариель по-прежнему спала.
Берн мимолетно улыбнулся, подумав, что теперь так будет всю оставшуюся жизнь. Они вместе лягут в постель и проснутся на следующее утро.
Но тут он вспомнил. Берк медленно поднялся, стараясь не потревожить Ариель. Умывшись и одевшись, он вернулся к кровати и положил руку на лоб девушки. Обжигающе-горячий.
— О Боже, нет, — сказал он громко и остановился в нерешительности, но почти немедленно выбежал из комнаты. Прошел почти час, прежде чем Берк ввел в спальню приземистого широкогрудого шотландца, доктора Амбрюстера.
— Говорите, жена ваша внезапно заболела, милорд?
— Да, — кивнул Берк, становясь по другую сторону постели. — Я вчера обтирал ее лицо мокрой тканью, пока жар не спал, но когда проснулся сегодня, лихорадка вновь вернулась.
Доктор Амбрюстер наклонился над Ариель. Та открыла глаза, увидела незнакомого мужчину и пронзительно закричала. Она совсем ослабело, но умудрилась выпутать руки из-под одеяла и наброситься на доктора. Амбрюстер сжал ее запястья, бросив Берку;
— Осмелюсь сказать, милорд, вряд ли она была в таком состоянии с утра, иначе вы побоялись бы оставить ее одну. У миледи горячка. Бред. Тише, миледи, успокойтесь. Подойдите, милорд, и удерживайте даму, пока я послушаю ее легкие.
Берк молча повиновался. Он никогда еще в жизни так не боялся и сейчас попытался успокоить Ариель, утешить, но ничего не вышло. Она не узнавала его, явно принимая за своего врага. После дня общения с Ариель, Берк начинал верить, что в мире вообще не осталось такой редкой птицы, как порядочный мужчина. Но Берк продолжал нести какой-то вздор, стараясь хоть как-то отвлечь Ариель, заставить прийти в себя.
Доктор Амбрюстер выпрямился. Он любил говорить про себя, что шотландец может не знать причину болезни пациента, зато никогда не прикончит его лекарствами.
— Вот что мы должны делать, милорд, — объявил он и дал Берку точные наставления, добавив:
— Я попрошу домоправительницу Хобхауса вернуться, и горничную вместе с ней. Кроме того, в деревне можно нанять сиделку, ухаживать за миледи.
— Нет, я сам это сделаю, — отказался Берк. — О, сэр, она выздоровеет, правда?
Доктор Амбрюстер был человеком прямым, откровенным, даже резковатым, но отчаянный страх, который он увидел в глазах графа Рейвнсуорта, заставил его смягчить слова;
— Она молода и вопреки довольно хрупкой внешности сильна. Посмотрим, милорд. К вечеру я приеду еще раз.
Покидая Хобхаус, доктор решил, что больной не повредит визит викария.
Два часа спустя в доме появились миссис Ринглстоун, экономка, и горничная Руби.
— Она то мечется в жару, то дрожит от озноба, — заметила миссис Ринглстоун, когда ненадолго отлучившийся Берк вошел в спальню.
— Бедняжка, попытайтесь напоить ее говяжьим бульоном. Я не смогла.
Берк кивнул и сел рядом.
— Ариель, — строго приказал он, зная, что на просьбы она не откликнется, — открой рот, и побыстрее.
Она не подала виду, что слышит.
— Открой рот, девушка! Делай, как велено! На этот раз Ариель без колебаний повиновалась, и Берку удалось влить ей в рот добрую половину чашки бульона. Если миссис Ринглстоун и посчитала его довольно грубым, она ничего не сказала. В конце концов, граф своего добился.
— Ночь будет долгой, — только и заметила экономка.
И действительно, эта ночь оказалась самой длинной в жизни Берка. Поближе к рассвету он уверился, что Ариель умирает и никто на свете; ни он, ни доктор — ничего не сможет сделать. Она то металась, выкрикивая что-то невнятное, то лежала такая тихая, бледная и неподвижная, что слезы душили Берка. Уже под утро усталость сморила его, и он заснул, по-прежнему не выпуская ее запястья, чтобы чувствовать биение пульса, свидетельствующее о том, что Ариель еще жива.
— Почему она сдается? — спросил на следующий день доктор скорее себя, чем Берка. — Не понимаю. Она молода, красива, недавно замужем. Почему?
В эту минуту Берк принял решение. Он поговорил откровенно с мистером Амбрюстером и тот, не откладывая собрался навестить викария. Берк все это время просидел рядом с Ариель, продолжая обтирать ее лицо прохладным влажным полотенцем.
Он говорил о прошлом, как всегда, и его слова, казалось, успокаивали ее. В какую-то минуту Берк был совершенно уверен, что Ариель услышала и поняла его.
— Мой брат, вы ведь знали, какой он, Ариель, хвастун, но добродушный, любил шутки, даже повторенные в двадцатый раз. Но он так же был еще и редкостным упрямцем. И обычно страдал из-за этого я. Если ему что-то взбредало в голову, никакие мои доводы не могли заставить его передумать. Однажды, помню… Господи, это было так давно… отец подарил мне пони. По имени Виктор. Шерсть серовато-коричневая, и ужасный обжора. Ну так вот, мой брат хотел получить Виктора. Эта была любовь с первого взгляда. И, как это ни странно звучит, взаимная. Но Виктор принадлежал мне, и будь я проклят, если намеревался отдавать его. Знаете, что сделал мой брат?
— Милорд, пришел викарий. Но Берк продолжал, не обращая внимания на экономку:
— Нет, мой брат не обратился к викарию, не в тот раз.
Он быстро поднялся, чтобы приветствовать изможденного пожилого человека. Викарий был очень худым, с взлохмаченными волосами и мягкой усталой улыбкой. Пожав руку Берка, он вопросительно взглянул на него.
— Пожалуйста, садитесь. Мне нужно поговорить с вами об очень важном.
Он коротко изложил свою просьбу. Викарий, не видя ничего необычного в ситуации, кивнул:
— Я должен, конечно, посоветоваться с епископом, милорд, но…
— Вы, надеюсь, понимаете, что нельзя терять время. Она может умереть в любую минуту.
— О Господи, конечно, вы правы. Что мне делать?
— Просто совершить церемонию венчания. Я сам поговорю с епископом, позже, после того, как она выздоровеет или…
Он не смог выговорить это слово. Наконец ему удалось продолжать:
— Епископ, конечно, согласится. В конце концов, дело не терпит отлагательств.
— Это крайне необычно, милорд, но… Думаю, вы правы, милорд, совершенно правы. Мы всегда можем получить разрешение на брак задним числом.
— Пойду приведу свидетелей.
— Но ее ответы, милорд… Она ведь без сознания… Сможет ли дать согласие или отказаться?
— Конечно, сможет. — заверил Берк. — Пожалуйста, подготовьтесь, сэр. Я отправляюсь за женщинами.
Полчаса спустя Берк сидел на кровати возле Ариель, держа ее за руку. Ариель металась в бреду, но возможно, по мнению Берка, это было к лучшему.
По другую сторону кровати стоял доктор Амбрюстер. Миссис Ринглстоун и Руби выглядывали из-за плеча викария.
— Дорогие возлюбленные, — начал викарий, — мы собрались здесь ради доброго деяния, деяния милосердного и справедливого. Мы венчаем этого…
— Ничего подобного! — внезапно завопила Ариель.
— Нет, я это знаю, — успокоил Берк еле слышно.
— Тише, любимая. Мы женимся.
— Ему это не сойдет с рук!
— Нет, конечно, нет. Я не позволю. Доверься мне. Викарий откашлялся:
— Разрешите подумать… этого мужчину и эту женщину, решивших соединить свои жизни. Воля Господня…
— Отец, пожалуйста, не оставляй меня!
— Прости, любимая. Нет, Ариель, я не оставлю тебя. Никогда.
— …То, что соединил Господь, смертному не дано разъединить.
— Аминь, — сказал Берк.
— Теперь, леди Рендел, вы должны повторять за мной: «Я, Ариель Лесли Кохрейн, беру в мужья тебя, Берка Карлайла, э…Берсфорда Драммонда, и обещаю…»
— Она не сможет говорить, — запротестовал Берк. — Когда нужно будет сказать «я согласна». подайте знак.
— Я не пойду с тобой! Никогда!
— Нет, милая, я этого и не ожидал.
— …Пока смерть не разлучит нас. Она должна сказать «я согласна», милорд.
— Ариель, слушай меня. Нет, черт тебя возьми, слушай!
Он сжал двумя пальцами ее подбородок, не давая повернуть голову, и как можно строже приказал:
— Говори: «я согласна», Ариель. Сейчас же или пожалеешь об этим.
— Я согласна.
— Превосходно. Прекрасно, дорогая.
— Как странно, — удивился доктор Амбрюстер, — она почему-то безропотно отзывается на резкий тон.
Викарий про себя изумлялся, не в силах понять, что за отношения между этими двумя.
— А теперь, милорд, ваша очередь. О Господи. все это так необычно!
В этот момент миссис Ринглстоун шмыгнула носом. Руби вытерла глаза и всхлипнула. Но Берк спокойно повторил обеты и, улыбаясь Ариель, объявил:
— Я согласен.
— Объявляю вас мужем и женой, милорд. О небо, она еще дышит?
— Едва, — ответил доктор. — Прекрасный поступок, милорд, весьма благородный.
Миссис Ринглстоун и Руби вышли из спальни, чтобы принести маленький свадебный торт и вино.
— Хотя это не настоящий свадебный завтрак, милорд, мы должны сделать все возможное.
— Да, милорд, — кивнул викарий. — Если молодая леди не…э-э — э, не оправится, она уйдет на небо к нашему Спасителю добродетельной женщиной. Вы сама доброта, милорд.
Он неожиданно встревожился:
— Вы должны подписать свидетельство о браке. Как…
— Принесите бумаги, — перебил Берк, — и я прослежу, чтобы она их подписала.
Доктор Амбрюстер ни на секунду не сомневался, что молодой граф добьется любой подписи. Он молча наблюдал, как Берк поднимает свою графиню, вкладывает ей в пальцы перо и очень строго приказывает подписать документы. Викарий затаил дыхание, потрясенный тем, как беспрекословно подчиняется женщина. Взяв бумагу, он увидел, что имя написано вполне разборчиво, и покачал головой.
— Крайне необычно, — повторил он в третий раз. берк хотел рассмеяться, но сдержался — он был слишком испуган. Слишком спокойно, зловеще-спокойно лежала Ариель у него на груди. Он осторожно опустил ее на кровать.
— Она спит, — удивленно, с явным облегчением, объявил доктор. — Это просто сон. Возможно, вы были правы, и ее нежелание бороться за жизнь объясняется тем, что она не была вашей женой и чувствовала, что проклята. Ее терзали угрызения совести, поскольку положение любовницы знатного человека осуждается обществом. И когда она забеременела вне брака, сознание вины и безнадежности только усилилось. Женившись на ней, милорд, вы вернули ей достоинство, подарили безопасность и уважение окружающих, и теперь миледи вернула себе волю к жизни. Весьма интересная теория, и я хотел бы обсудить ее с моими коллегами в Лондоне.
По мнению Берка, предполагаемая беременность Ариель была последним и крайне необходимым штрихом в трогательной истории. Именно это заставило викария так быстро сдаться.
— Вы открыли себе дорогу на небеса, — продолжал викарий, — подняв эту падшую молодую женщину из бездны греха. Милосердный Господь благосклонно взирает на вас с небес.
— Но это именно я соблазнил ее, — сказал Берк, который больше не мог вынести этой бессмыслицы. — Разве не меня нужно судить?
— Вы мужчина, милорд, — ответил викарий не моргнув глазом. — Если вы припомните священное писание, женщина — искусительница, носительница силы зла. Мужчина может быть слаб, милорд, но немногие мужчины могут поступить так благородно, как вы сегодня. Я буду ревностно молиться, чтобы молодая женщина стала достойной той чести, которую ей оказали.
«Никакой надежды», — подумал Берк. Когда Руби и миссис Ринглстоун вернулись в спальню с пирожными и вином, он облегченно улыбался. Она стала его женой. Правда, она еще не знала этого, но все будет хорошо. Только бы Ариель осталась жива.
— Пожалуйста, помолитесь за нее, сэр, — попросил он викария, провожая старика до двери, — понимаете, я люблю ее и не хочу потерять. Этого мне не перенести.
— Поскольку теперь на ее стороне Господь и наш добрый Амбрюстер, позволю себе надеяться, что она поправится, милорд. Я навещу больную завтра.
Берк, ликующий, измученный и такой напуганный, что был не в силах мыслить здраво, возобновил бдение у постели жены.


Ариель открыла глаза, чувствуя странную истому и явное нежелание пошевелиться, однако довольно скоро поняла, что не имеет ни малейшего представления о том, где находится. Она медленно огляделась, замечая длинные узкие окна с подвязанными гардинами, пропускающие яркий солнечный свет, незнакомую мебель; к кровати было придвинуто тяжелое кресло. Как тепло! В камине весело полыхает огонь. Ариель ощутила, что покрыта липким потом, и слабо поморщилась, не понимая, какого черта горничная устроила такой ад. Ведь сейчас лето. не так ли?
— Доркас, — позвала она, но с губ сорвался лишь тихий хриплый стон. — О Боже, — прошептала Ариель и попыталась сесть, но мешали наваленные на нее горой тяжелые одеяла..
Почему у нее совсем нет сил?
Ариель подняла руку, откинула со лба прядь волос и поняла, что кто-то заплел ей косу, толстую, тяжелую, почему-то маслянистую на ощупь.
Ариель опустила руку, пытаясь сообразить, что происходит.
— Пейсли, — пробормотала она, решив, что именно муж привез ее сюда, и тут же накатила волна страха — этого ужасного страха, так хорошо знакомого. Нет, Пейсли мертв, давно, уже несколько месяцев. Целую вечность.
— О, это действительно ты, Ариель? Ариель повернула голову на звук голоса. Мужского. Низкого и спокойного. Голоса Берна. Что он здесь делает?
Ариель мгновенно застыла.
— Нет-нет, дорогая, не стоит пугаться. С тобой все в порядке, по крайней мере я так думаю. Глаза у тебя, во всяком случае, ясные. Добро пожаловать в шумный мир.
Все эти бодрые фразы даже приблизительно не выражали того, что он ощущал в этот момент, но к чему пугать ее радостными воплями и дикарскими танцами вокруг кровати?! Она выздоровела, наконец по-настоящему выздоровела.
Ариель открыла рот и на этот раз с огромным усилием ухитрилась выговорить:
— Что вы здесь делаете? И где это «здесь»?
— Я все объясню. Сначала не хочешь ли поесть? Или напиться?
Ариель немедленно ощутила зверский голод. Берк улыбнулся и подошел к двери. Она услыхала, как он зовет какую-то миссис Ринглстоун, потом в его руке, словно по волшебству, оказался стакан воды.
— Вот, позволь мне помочь. Ни о чем не волнуйся. Берк поднес стакан к губам Ариель и осторожно поддерживал ее голову, пока она жадно пила.
— Вот и хорошо, — сказал он, осторожно опуская ее обратно на постель. — Миссис Ринглстоун — это наша кухарка — сейчас принесет что-нибудь поесть. Как ты себя чувствуешь?
— Хорошо, — рассеянно ответила Ариель, — только почему-то очень слабой.
— Неудивительно. Ты была очень больна. Так меня перепугала, что я обещал денно и нощно молиться в церкви, раскаяться и вести примерную жизнь, если ты вернешься в этот мир целой и невредимой.
— Как долго я болела?
— Восемь дней. Слегла с воспалением легких после сумасбродных прогулок под дождем. Не помнишь?
Ариель нахмурилась, пытаясь освежить память, но добилась лишь того, что в висках застучало.
Берк заметил мгновенно промелькнувшую гримасу боли и поспешно сказал;
— Прости. Не ломай голову. Лучше отдохни, поскорее поправишься.
— Вы похудели, Берк.
Берк улыбнулся, почему-то довольный, что она это заметила.
— Жаль. Вам это не идет. Теперь вы слишком тощий.
Берк про себя поклялся не давать ей зеркала. Ариель не только стала тонкой, как его бамбуковая трость: лицо было мучнисто-белым, а роскошные волосы потускнели и обвисли безжизненными прядями.
— Зато ты, — солгал он, — выглядишь великолепно.
Ариель немедленно напряглась, и Берк выругал себя за то, что слишком торопит события.
— А вот и миссис Ринглстоун с обедом для нашей больной. Ариель, дорогая, это наша кухарка, миссис Ринглстоун.
— Миледи!
— Здравствуйте, — пробормотала Ариель. Берк усадил ее, подложив под спину подушки. Миссис Ринглстоун приготовила ячменный суп, подала свежеиспеченный хлеб, густо намазанный маслом, и маленький горшочек меда.
— Спасибо, миссис Ринглстоун. Я присмотрю, чтобы она не расплескала суп.
Ариель и не подумала протестовать — она была слишком занята едой. Берк наблюдал за ней с легкой улыбкой на губах и быстро уселся рядом, когда заметил, что она слишком слаба, чтобы есть самостоятельно.
— Еще? — спросил он, отбирая у Ариель ложку.
— Пожалуйста.
Поев, Ариель, казалось, сразу заснула. Берк взял поднос, но тут же едва не уронил, когда она очень отчетливо сказала:
— Кто этот коротышка с лохматыми седыми волосами?
Значит, она все-таки что-то помнила. Когда Ариель проснулась в следующий раз, было уже почти темно. Берк отпустил миссис Ринглстоун и Руби почти час назад и теперь сидел в кресле около постели жены, читая книгу стихов Джона Донна. Ему не особенно нравился этот поэт, но здешняя библиотека не отличалась большим разнообразием. Берк рассеянно пробегал глазами философское рифмованное рассуждение на тему, что люди — не острова, когда ощутил, что Ариель не спит. Он сам не понимал, откуда знает это, но был твердо уверен, что она открыла глаза.
— Здравствуй, — шепнул он, прежде чем она взглянула на него.
— Можно мне воды?
— Конечно.
Ариель выпила целый стакан.
«Теперь ей нужно облегчиться», — подумал Берк, совершенно не представляя, что делать. Сомнительно, что она сможет справиться сама.
— Ты голодна? — спросил он наконец. — Миссис Ринглстоун оставила ужин.
Ариель молча кивнула. Когда Берк вышел, она лихорадочно оглядела комнату, пытаясь увидеть ночной горшок. Нужно было действовать как можно быстрее.
Ей удалось все сделать вовремя, хотя Ариель сама не поняла, как. Она думала также, что не сумеет встать, но смогла. Когда Берк открыл дверь, Ариель сидела на кровати, схватившись за столбик и тяжело дыша. Ночная сорочка задралась до колен, девушка выглядела бледной, на лбу выступили крупные капли пота.
Берк, ничего не сказав, поставил поднос и шагнул к ней.
— Позволь я помогу тебе лечь. Ариель вызывающе подняла подборок:
— Я не нуждаюсь в вашей помощи. Через минуту все…
Но тут же почувствовала, как ее поднимают и осторожно укладывают на постель. На этот раз она ухитрилась съесть почти все. прежде чем устала и позволила Берку скормить ей остаток цыплячьей грудки. Удовлетворенно вздохнув, Ариель откинулась на подушку.
— Я правда едва не умерла?
Берк поставил на поднос чашку черного кофе.
— Да. — кивнул он. — ты едва не умерла. Испугала меня насмерть. Но теперь все будет хорошо.
— Значит, вы отпустите меня?
— Не могу, во всяком случае, не сейчас.
— Что вы хотите этим сказать?
— Я потратил все сто фунтов на доктора.
— Что?!
Берк кривовато усмехнулся:
— У меня совсем не было денег. Пришлось заплатить доктору твоими.
— Вы просто обязаны их вернуть!
— Но я твердо намереваюсь раз в три месяца выплачивать тебе содержание, так что волноваться нет причин.
— Берк, прошу, выслушайте меня. Я больше не желаю слушать этот вздор и не собираюсь…
— Тс-с-с. Хочешь принять ванну? Твои волосы в некотором беспорядке.
Предложение казалось таким заманчивым, что Ариель на секунду забыла все заботы:
— Да, но вы здесь не останетесь.
— Тебе понадобится моя помощь, Ариель. Она не сказала ни «да» ни «нет», и когда наконец ванна была наполнена, Берк помог девушке встать.
Какая худенькая, какая хрупкая… слабенькая… если не считать воли, конечно, слава Богу.
Он поднес ее к ванне и, продолжая прижимать к себе, предупредил:
— Теперь пойми, что я ухаживал за тобой с той минуты, как ты заболела, и делал все. Нет никаких причин смущаться. Одна ты не справишься. Я посажу тебя в ванну и вымою волосы. Хорошо?
— Все? — переспросила она тихо, измученно.
— Все.
— Почему?
— Я все объясню позже, когда снова ляжешь в постель.
Берк спокойно и деловито помог ей снять сорочку. Посадив Ариель в теплую воду, он расплел ей косу и тщательно расчесал волосы.
— Сначала вымоем голову, — решил он. Задача оказалась не из легких, особенно еще и потому, что Берк никогда не делал ничего подобного, но в конце концов он все-таки справился. Смыв мыло, Берк объявил:
— Сейчас сменю белье. Сможешь сама искупаться?
Ариель уже ничто не трогало. Ее трясло от слабости, но она упрямо молчала.
Берк поднялся и несколько мгновений глядел на нее.
Груди Ариель скрывала вода, но он прекрасно знал их форму, цвет сосков и кожи. Прелестные груди, немного великоватые для худенького тела, и Берк проклинал себя каждый раз, когда приходилось переодевать Ариель, потому что мужская плоть мгновенно наливалась желанием.
Даже сейчас он вынудил себя выбросить из головы тревожащие мысли и образы, столь нескрываемо-чувственные, что Берк вздрогнул и поспешно направился к смятой постели.
Он как раз закончил перестилать простыни, когда сзади послышался крик. Берк обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть Ариель, пытавшуюся выйти из ванны: в одной руке полотенце, другая беспомощно повисла в воздухе. Девушка потеряла равновесие и рухнула на пол, прежде чем Берк успел шевельнуться.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночной огонь - Коултер Кэтрин



Вроде все хорошо закончилось, а ощущение будто все умерли.
Ночной огонь - Коултер КэтринNemona
5.01.2012, 18.29





мне очень понравился этот роман!!!конечно здесь немало жестокости,но все же любовь взяла вверх)прекрасный главный герой,который своей любовью излечил все ее раны!!!!!!эту книгу стоит почитать)
Ночной огонь - Коултер Кэтринальбина
14.04.2012, 12.32





Роман интересный. Впечатляет ужасная жизнь героини в браке с мерзким стариком -садистом. такое бывает и в реальной жизни. Хорошо, что не сошла с ума. Роман следует почитать.
Ночной огонь - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.14





С удовольствием прочитала эту книгу,но больше мне нравится "Ночная тень"-это вторая книга этой серии. ОЧЕНЬ советую ее прочитать.Третья книга-"Ночной ураган"., еще не читала, но с удовольствием это сделаю!
Ночной огонь - Коултер КэтринТатьяна
28.04.2013, 17.04





Роман я бы сказала очень поучительный, никогда не читала ничего подобного, просто класс
Ночной огонь - Коултер КэтринАсия
4.06.2013, 11.42





Да очень поучительный роман,хотя немного жестковат, но все равно любовь победила.Чувства главного героя излечили душу любимой. Роман читала не первый раз и буду перечитывать.
Ночной огонь - Коултер КэтринАлена
17.06.2013, 18.52





Досить цікавий, хоча кінцівка і затягнута. 8/10
Ночной огонь - Коултер КэтринГаля
27.10.2013, 17.06





гг-ня идиотка
Ночной огонь - Коултер Кэтриналана
5.11.2013, 21.32





Многовато маньяков для одного романа.
Ночной огонь - Коултер КэтринКэт
17.02.2014, 21.38





Ужас какой-то, Нудно, скучно, не интересно. Кое как дочитала. Прочитайте лучше " Уитни, любимая" вот там сюжет супер.
Ночной огонь - Коултер КэтринМарина
9.04.2015, 0.17





хороший роман прочитала с удовольствием
Ночной огонь - Коултер КэтринСвета
11.05.2015, 9.23





Роман замечательный. Первый муж главной героине- был извергом. Через какие муки прошла это девочка. Представила и содрагаюсь от ужаса. А Берк молодец, он сделай её такой, вновь сильной. И все книги этой серии восхитительны.
Ночной огонь - Коултер КэтринДи
21.03.2016, 10.44





Средне. Много воды и пафоса. И маньяков.
Ночной огонь - Коултер КэтринЧертополох
22.03.2016, 21.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100