Читать онлайн Невеста-сорванец, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста-сорванец - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста-сорванец - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста-сорванец - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Невеста-сорванец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Джеймс откинулся на спинку кресла, прижав пальцы к подбородку, и, сдерживая улыбку, наблюдал, как его новоиспеченная жена старательно разыгрывает куртизанку.
А ведь он мечтал раздеть ее через пять минут после прибытия в гостиницу! Но этому не суждено было случиться. Хозяин, мистер Таттл, встретил их пространным приветствием и настоял на том, чтобы его миссис угостила их восхитительным чаем с лепешками., И когда он наконец затащил ее в большую угловую спальню, она велела ему сесть и не двигаться.
Наблюдая, как она повертела на пальце ротонду и швырнула в мягкое кресло, он вдруг понял, что при всех, своих наглых ухмылочках и издевках она никогда ему не надоедала. Напротив, смешила и забавляла. И ему. было с ней хорошо. Он вспомнил, как отшлепал ее, удивляясь, что округлая попка не умещается в ладони, почувствовал новый укол желания и смутился. Потому что это была Корри. Просто Корри. Наглое отродье.
За ротондой последовали перчатки.
Джеймс вынудил себя оставаться в кресле. Пальцы по-прежнему подпирали подбородок, скрещенные в щиколотках ноги вытянуты, взгляд насмешливый.
– Женщины вечно натягивают на себя слишком много одежды. Тебе следовало начать сцену обольщения, когда останешься в одной сорочке. Что скажешь, если я помогу тебе дойти до этой стадии?
Он молился о том, чтобы она согласилась, потому что почти дошел до точки и не знал, сколько еще сможет терпеть. Сейчас он вскочит с кресла, бросится к ней, и что может быть унизительнее?!
Он не хотел набрасываться на нее. Но сдерживаться уже не было сил.
Джеймс медленно поднялся, поскольку был не в состоянии больше сидеть, потянулся, и Корри, разом утратившая лукавство и страсть к рискованным приключениям, растерянно остановилась, закрывая руками груди, и с ужасом взглянула на него. Таким Джеймса она еще никогда не видела. Казалось, он готов на все. На любое насилие. Он выглядел решительным, хотя чуть морщился, как от боли.
Нет, он не был бесчувственным болваном. Просто надеялся, что Корри оставит девическую скромность за дверью, и нужно признать, она пыталась. И даже приказала ему сесть и не шевелиться, пока она станет дразнить, соблазнять и обольщать.
Что же, своей цели его женушка достигла, ничего не скажешь, он совершенно потерял голову, а ведь она всего лишь избавилась от перчаток и ротонды!
Нужно немедленно взять себя в руки. Отец предупредил, что от начала семейной жизни зависит ее продолжение; и этот совет явно означал невозможность грубого обращения с женой в брачную ночь. Потом отец нахмурился, покачал головой, а когда Джеймс захотел спросить его, что случилось, только сказал:
– Жизнь поразительна и непредсказуема. В ней может случиться много неожиданного. Наслаждайся ею, пока можешь, Джеймс.
– Почему ты прикрываешь руками груди и все еще не разделась?
Она снова лизнула нижнюю губу, и Джеймс зачарованно воззрился на розовый, влажный кусочек плоти.
Он тяжело дышал, брюки распирало. Господи, хоть бы она не заметила его состояния! Он не хотел пугать ее до полусмерти. Черт, эта ее нижняя губа…
– Перестань так смотреть на меня, Джеймс!
Как именно? Словно он хочет облизать ее с головы до ног? Как противно, что он себя выдал! Но поделать уже ничего не мог.
– Хорошо.
– Я закрываюсь руками, потому что ты не лежишь на полу без сознания, беспомощный, горящий в лихорадке. Теперь ты силен, снова стал собой и хочешь проделать со мной то, что, как я видела раньше, делают только животные. И от этого мне не по себе.
– Не по себе? И что ты чувствуешь?
– Ну, может, я могла бы подойти к тебе и поцеловать. Что ты об этом думаешь?
– Подойди и поцелуй.
Корри чуть поколебалась, отмерила три шага и, оказавшись в дюйме от него, подняла лицо, встала на цыпочки, плотно сжала губы, зажмурилась и поцеловала его в подбородок.
– Попробуй еще раз.
Корри распахнула глаза, глядя в любимое лицо, такое красивое, что взрослые женщины при виде его замирали, готовые на все, и улыбнулась:
– Елена Прекрасная ничто в сравнении с тобой.
– Ад и проклятие, надеюсь, что нет.
– Ты знаешь, о чем я.
На этот раз она поцеловала его в губы, по-прежнему не разжимая рта.
Джеймс поднял руку и коснулся кончиком пальца ее губ.
– Откройся хоть немного, - попросил он, и его дыхание овеяло ее щеки. Она послушно приоткрыла губы, снова ощутила его дыхание и едва не упала в обморок от восторга.
– Вот так, вот так, - прошептал он, и Корри подумала, что лучше этого может быть только та минута, когда он поцелует ямочку под ее правым коленом. Прикосновения его губ, языка, исходящий от него жар возбуждали в ней желание броситься ему на шею и повалиться вместе с ним на пол.
Или на постель.
Корри продолжала наступать на него, он пятился И наконец она с силой толкнула мужа Тот упал спиной прямо в мягкость пушистой, восхитительной, набитой гусиным пухом перины Она прыгнула сверху, смеясь, пытаясь стонать и петь одновременно, такая счастливая, такая беспечная, потому что могла без помех целовать его.
Он отвечал поцелуями; его рука скользнула по спине, задержалась на попке и там осталась. На этот раз он не собирался ее шлепать. Теперь все было по-другому.
Корри отстранилась и внимательно взглянула на нее.
– О, дорогой Джеймс, твоя рука…
– Одежда, - пробормотал он, - слишком много одежды - Он схватил ее за талию и поставил на пол. - Мое терпение кончилось. И поэтому я собираюсь стащить с тебя все, до последней нитки.
Ему было не до хороших манер. Он тянул, срывал и стаскивал ее одежду, тяжело и быстро дыша Корри мысленно возблагодарила Бога за то, что это не прелестное кружевное подвенечное платье, и лукаво улыбнулась. Если он может вытворять такое, то она сделает это не хуже.
Она принялась расстегивать его одежду. И, умудрившись стащить с него рубашку, поцеловала в грудь. Вскоре оба остались обнаженными: она по-прежнему стояла перед ним, Джеймс сидел на постели, обняв ее за талию, и ее груди были не дальше чем в трех дюймах от его рта.
Он сглотнул, боясь, что сейчас взорвется.
– Твои груди…, я знал, что они восхитительны, но такого не ожидал, - выдавил он.
Корри не двигалась. Не могла пошевелиться. Просто стояла, опустив руки на его плечи, пока он взвешивал на ладонях ее груди. И закрыл глаза, глубоко вдыхая ее аромат. Наслаждаясь его нежностью, поскольку его глаза были закрыты, Корри воспользовалась великолепной возможностью разглядеть его там, внизу.
Совсем не такой, как в те ужасные дни болезни.
Большой. Крепкий. И становится больше и крепче с каждой минутой.
И все потому, что он сжимает ее груди? Ей нравились его прикосновения, но наблюдать за ним, видеть, как он набухает.
– Джеймс, ты совсем не такой, как раньше.
Ему хотелось одного - бросить ее на спину. Прямо сейчас. Ее груди…, припасть к ее грудям, он…, он,.
– Что? Ты о чем?
– О Господи, только не это. Это не может быть правильно.
Ее слова пробились сквозь облако вожделения, застилавшего мозг. Он смутно осознал, что она смотрит вниз. Он опустил глаза. Огромный и твердый, готовый взорваться. А чего она ожидала? О черт, ничего такого она не ожидала.
– Ты видела меня голым, Корри, когда я болел…
Корри сглотнула.
– Но не таким, Джеймс. Не таким. И это не похоже ни на одно животное, которое я когда-либо видела.
– Я не жеребец, Корри. Я мужчина, и ты обязательно поймешь, что мы подходим друг другу.
О Боже, ему хотелось рыдать, а может, и взвыть, но больше всего он жаждал, не произнося лишних слов, войти в нее, глубже, еще глубже. Он застонал, и Корри подскочила.
– Джеймс, что с тобой?
Это оказалось последней каплей.
– Это вожделение, верно? - прошептала она, возбужденно блестя глазами.
– Да! - прорычал он, схватил ее за талию и бросил на спину, а сам навалился сверху, устраиваясь между ее ногами. Первое же прикосновение к ней, запах ее плоти, звук дыхания, хриплый и громкий, подтолкнули его к краю и бросили в пропасть.
Он еще сознавал, что ведет себя непозволительно, и если отец узнает об этом, попросту отречется от него.
Но сейчас это не имело значения. Не могло иметь.
Существовали лишь здесь и сейчас, только он и она, и он желал ее больше всего на свете.
Джеймс поднял ее ноги, долго смотрел на мягкую плоть, легонько коснулся, и большего не потребовалось.
Он содрогнулся так сильно, что отчетливо понял: вот-вот прольется его семя, прямо в этот момент…, но этого не должно случиться, просто не должно, иначе он сам бросится с обрыва в долину Поу.
Он раскрыл ее пальцами, не думая о последствиях, и вошел. О Боже! Она была такой тугой и совсем неготовой к вторжению, но и это не имело значения. Джеймс не смог бы остановиться, если бы его окатили ледяной водой. И продолжал двигаться, резко, сильно, чувствуя преграду ее девственности. Закрыл глаза, зная, что стал первым. Но тут же встрепенулся, взглянул на ее белое лицо, на полные слез глаза и вдруг выпалил:
– Корри, ты моя! Никогда не забывай этого, никогда…о черт, прости…
И рывком подался вперед, одним ударом лишив ее невинности, и вонзился так глубоко, что все мигом кончилось. Он резко отстранился, выкрикнул что-то неразборчивое и тяжело свалился на нее, успев при этом поцеловать маленькое ушко.
Он умер или почти умер, но кому какое дело? Зато чувствовал себя чудесно. Обновленным. Куда-то девалось сводившее с ума вожделение. Теперь его мир был полон, совершенен, прекрасен, вот только очень хотелось спать. Случившееся потрясло его до глубины души.
Он поцеловал ее в щеку, ощутил соленый вкус слез, немного удивился, но мгновенно заснул, положив голову на подушку рядом с головой Корри, тяжело придавив ее тело к перине.
Корри не шевелилась. И не хотела шевелиться: он все еще был в ней. И с нее было довольно лежать вот так, впитывая ощущения, пережидая, пока стихнет боль, чувствуя, как высыхает его пот на ее теле, как мерно бьется его сердце, как щекочут грудь волосы на его груди. Он коснулся ее сосков, местечка между ногами… взглянул на нее. И ворвался грубо, с размаху, словно взламывая дверь.
Джеймс тихо всхрапнул. Он спит? Как он может спать? Она вовсе не думала о сне. И хотела походить по комнате, может, немного спотыкаясь, потому что он сделал ей больно, очень больно, но сейчас стало чуть легче.
Щеки чесались от слез, и Джеймс был таким тяжелым, но все же прекрасно, что он большой, мускулистый, красивый и к тому же принадлежит только ей.
Он все еще в ней, но уже не такой твердый. Они оба голые, и Джеймс храпит ей прямо в ухо. И что теперь делать?
В комнате стало заметно прохладнее. Она попыталась шевельнуться, но не смогла. Может, разбудить его и попросить укрыться?
Нет.
Ей удалось вытащить из-под себя одеяло и накинуть на них обоих. Вот теперь гораздо теплее.
Уже почти стемнело, и сквозь оконные занавески пробивался неяркий серый свет.
Корри сцепила пальцы на спине Джеймса и слегка сжала руки. Ее муж, человек, бывший когда-то мальчиком, который люб ил подкидывать в воздух трехлетнюю крошку. Однажды он немного переборщил, подкинув ее раз пятнадцать, и ее вырвало прямо на него. Сама Корри не сохранила в памяти тот случай, зато тетя Мейбелла, вспоминая его, до сих пор смеялась.
"Джеймс, - говаривала она, - почти год не брал тебя на руки".
Зато она очень ясно помнила тот день, когда он объяснил ей, что такое месячные. Ей было тринадцать, а ему - двадцать: но как же подробно и серьезно он все изложил. Сейчас она понимала, как он смущался, а возможно, и хотел сбежать, но остался с ней. Взял ее за руку и был очень добр, спокойно и деловито заверив ее, что спазмы в животе скоро пройдут. И они прошли.
Она доверяла Джеймсу так, как никому в жизни. Конечно, в те времена он и Джейсон почти не бывали дома: сначала учились в Оксфорде, потом развлекались в Лондоне. A когда он приезжал, казался совсем взрослым и немного чужим. Именно тогда она и освоила ту самую наглую ухмылку.
Корри глубоко вздохнула, покрепче обняла мужа, поняла, что он успел выйти из нее, и заснула, с удовольствием ощущая его теплое сладостное дыхание.
Джеймсу хотелось застрелиться. Он ни как не мог поверить тому, что сотворил.
Корри исчезла. Оставила его. Возможно, вернулась в Лондон рассказать его родителям, что их драгоценный сынок сначала изнасиловал ее, а потом захрапел прямо на ней, не утешив ни одним ласковым словом, прежде чем его голова легла на подушку.
Он поднялся, дрожа от холода, потому что никому не пришло в голову разжечь огонь в камине, и увидел в углу комнаты ее чемодан. И почувствовал невероятное облегчение. Значит, она не бросила его!
В дверь тихо постучали.
– Милорд…
– Да? - крикнул Джеймс, оглядываясь в поисках собственного чемодана.
– Это Элси, милорд, с горячей водой для вашей ванны. Ее сиятельство сказала, что вы захотите вымыться.
Пять минут спустя Джеймс уже сидел в большой медной ванне, закрыв глаза, погрузившись по грудь в горячую воду. Раздумывая, что, черт возьми, он скажет той, которая стала его женой по-настоящему…, да, почти шесть часов назад. Она прислала служанку с горячей водой. Что это означает?
По крайней мере она решила не покидать его. Слава Богу.
Горячая вода расслабила его, и он опустился еще глубже, пока глаза снова не закрылись. Джеймс задремал. Разбудил его знакомый голос:
– В жизни не подумала бы, что вся эта история со свадьбой потребует недели сна на восстановление сил. Как мужчинам вообще удается сделать что-то, если…
Корри осеклась.
– Спасибо за то, что прислала воду, - пробормотал Джеймс, не открывая глаз. - Горячая, как раз такая, как я люблю.
– Рада за тебя. И ты в этой ванне кажешься красивым, как картинка. Остается догадываться, что скрыто подводой.
Джеймс мгновенно приоткрыл один глаз. Корри сама была как картинка, в прелестном зеленом шерстяном платье, с волосами, забранными в узел на затылке. Вот только лицо было очень бледным.
– Прости, что сделал тебе больно. И что так поторопился. Как ты себя чувствуешь?
Корри вспыхнула. Еще минуту назад она считала, что ничто на свете не сумеет смутить ее и вывести из себя, особенно после того, что он сделал с ней. А теперь краснеет, как…, как кто?
Она не нашла подходящего сравнения и почувствовала себя дурочкой и почему-то неудачницей.
– Со мной все хорошо, Джеймс.
– Потрешь мне спину, Корри?
Потереть ему спину?
– Хорошо. Где губка?
– Возьми тряпочку, - предложил Джеймс, вынимая тряпочку из водных глубин. Где была она до сих пор?
Корри вздохнула, взяла тряпочку и с облегчением зашла ему за спину: гладкую, длинную, мускулистую. Ей захотелось швырнуть чертову тряпочку на другой конец комнаты, размазать мыло по золотистой коже, вволю скользить по ней пальцами, ощутить его силу и мощь.
Корри натерла тряпочку мылом и принялась за работу.
Джеймс вздохнул, подавшись вперед.
– Хочешь, я вымою тебе волосы?
– Нет, все в порядке, я сам. Спасибо. Это было чудесно.
Он протянул руку, и она уронила мокрую тряпку в его ладонь. Джеймс принялся мыться.
– У мужчин нет скромности.
– Ну, если желаешь наблюдать, не могу же я остановить тебя.
– Ты прав, - кивнула она, неохотно направляясь к креслу на другом конце комнаты. Уселась, но тут же вскочила и придвинула кресло как можно ближе к его ванне. Теперь их разделяло всего фута три. Джеймс ухмыльнулся, ушел под воду и стал промывать волосы. Ему отчего-то было очень приятно делать это под ее взглядом. Должно быть, она не так уж и сердится. И наверняка простит его, если попросить ее как следует.
– Обещаю, Корри, больше такое не повторится.
– У тебя в волосах осталось мыло.
Он снова ушел под воду, потом появился на поверхности и тряхнул головой. Господи, он так неотразимо красив, что сердце ноет!
– Даю слово, теперь все будет иначе. Мне ужасно жаль, что твой первый раз тебя разочаровал. Я вел себя как последняя скотина.
– По правде говоря, это было слишком быстро и грубо. И ты вовсе не целовал мои колени.
Джеймс кривовато улыбнулся.
– Клянусь в следующий раз уделить твоим коленям самое пристальное внимание. Тебе все еще больно? Кровь идет?
Ничего не скажешь, прямой разговор…
Корри молча покачала головой и принялась упорно разглядывать свои туфли.
– Я думал, ты меня покинула.
Это заставило ее резко вскинуть голову.
– Покинуть? Мне это и в голову не пришло. Мы с тобой пережили так много приключений. Я считаю это очередным, хотя и не очень приятным…
Джеймс поднялся. Что он мог на это ответить?
– Не могла бы ты подать мне полотенце?
Но она была просто не в состоянии двинуться. Не в силах отвести глаза от него, голого и мокрого. И отчаянно хотела слизать с него каждую каплю воды. Поэтому тихо охнула, попыталась взять себя в руки и бросила ему полотенце. И жадно смотрела, как он вытирается.
Оказывается, можно получить невообразимое удовольствие от таких обыденных действий!
Джеймс завязал полотенце на талии.
– Может, теперь твоя очередь принять ванну? Позволишь потереть тебе спину?
При одной мысли об этом сердце Корри куда-то покатилось.
– Хорошо! - выпалила она.
Джеймс рассмеялся.
– Позволь мне одеться, и мы сможем перекусить.
За ужином Джеймс, видя, что Корри упорно смотрит в тарелку, попросил:
– Пожалуйста, не расстраивайся, Корри. Все будет хорошо, поверь мне.
– О нет, дело не в этом, Джеймс. Я думала о своем свекре. Волнуюсь за него и ничего не могу с собой поделать.
– Знаю, - кивнул Джеймс, принимаясь за холодную баранину. - Джейсон сделает все, чтобы уберечь отца, даже если для этого понадобится спать в его кровати. И ты не можешь представить, сколько народа сейчас разыскивает детей Кадудаля. Пока мы только сумели узнать, что во Франции их нет, и уже довольно давно.
– Не забудь об их тетке, сестре матери. Интересно, что с ней произошло? - заметила Корри, погружая вилку в яблочный соус, которым была залита свинина.
– Я все еще не слишком уверен, что речь идет о сыне Жоржа Кадудаля, тем более что он и мой отец расстались друзьями.
– Кроме того, ты говорил, что твой отец спас Жанин Кадудаль. Не могла же она возненавидеть его за это или настраивать против него детей. Граф спас ее.
– Да, и она, очевидно, предложила ему себя. Отец возвращался к своей жене, моей матери, и наотрез отказался иметь с ней дело. Обнаружив, что она беременна., Жанин пожаловалась Кадудалю, что мой отец взял ее силой и сделал ей ребенка.
– Представляю, как взбесился Кадудаль!
– Да, и в отместку похитил мою мать, увез во Францию, а отец и дядя Тони нашли ее в тот момент, когда она от всего пережитого выкинула своего первенца. Так или иначе, Жанин призналась Жоржу во лжи, отец с матерью вернулись в Англию и больше никогда не виделись с Кадудалем.
– Значит, у нее был ребенок?
– Мой отец вроде бы слышал, что ребенок умер.
– Я всегда любила тайны, - заметила Корри и, положив вилку на тарелку, азартно подалась вперед, - но терпеть не могу такие, которые способны повредить моей семье. Мы обязательно сумеем понять, что это было. И найдем сына.
– Обязательно, - эхом откликнулся Джеймс.
– Ты снова смотришь на меня.
– На кого же мне смотреть? За столом, кроме нас двоих, никого нет.
– Нет, у тебя зловещий, решительный взгляд. Именно так ты смотрел перед тем, как сорвать с меня одежду. - Корри понизила голос и склонилась над остатками свинины. - Это и есть вожделение, верно?
Джеймс медленно поднялся, швырнул салфетку на стол и протянул руку.
– Как ты себя чувствуешь?
– Сытой и…
– Корри, у тебя все еще саднит между ногами?
Корри взяла яблоко, отполировала о рукав, откусила крохотный кусочек и улыбнулась.
– Думаю, что я вполне созрела для ванны. Ты пообещал потереть мне спинку.
Джеймса тряхнуло так, что он едва выбрался из маленькой уютной столовой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста-сорванец - Коултер Кэтрин



Роман очень понравился,прочитала за день.Легкий,забавный,советую прочитать.
Невеста-сорванец - Коултер КэтринАлла
19.04.2012, 17.56





Наглядное подтверждение известной истины- не делай ,людям добра, не получишь зла. А также того, что шлюха не может быть изнасилована. Если уж ты пропускаешь через себя строй мужиков по разным причинам, не требуй к себе деликатного обращения!
Невеста-сорванец - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 11.14





Роман классный!!!
Невеста-сорванец - Коултер КэтринОдисей
18.07.2012, 22.45





так себе. не впечатлил :(
Невеста-сорванец - Коултер КэтринЮлия
6.09.2012, 20.18





В конце плакала ! Красивая сказка !
Невеста-сорванец - Коултер КэтринГера
27.07.2013, 7.19





Замечательный роман оччень понравился
Невеста-сорванец - Коултер Кэтринлюбовь
5.08.2013, 16.22





Забавный роман. Не более. Местами скучный, местами интригующий.
Невеста-сорванец - Коултер КэтринМэри
18.09.2013, 9.28





Это детектив, а не любовный роман.
Невеста-сорванец - Коултер КэтринКэт
26.02.2014, 0.09





Не очень,кое-как дочитала)))
Невеста-сорванец - Коултер КэтринКатюша
20.07.2014, 18.14





Роман классный,концовка мне очень понравилась.Серия романов "Невеста" просто супер.Отличные герои,отважные героини,много шуток и забавных моментов.Читайте и наслаждайтесь.
Невеста-сорванец - Коултер КэтринАнастасия
1.08.2015, 0.03





Да что за хлеб это такой коричный, что у всех в романе слюнки текут, больше, чем от... Ну, вы меня понимаете! Рецепт в студию, плиз! И хотя сам роман простой, как три копейки, и герои- сплошные Адонисы, а героини богаты, как Елена Батурина, всё же он учит очень хорошему- семейным ценностям, где сын за отца , а жена любима и желанна через 25 лет брака ,читайте, может дело все и есть в том коричном хлебе!:-))
Невеста-сорванец - Коултер КэтринЕлена Ива
3.08.2015, 18.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100