Читать онлайн Невеста-наследница, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста-наследница - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.31 (Голосов: 118)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста-наследница - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста-наследница - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Невеста-наследница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Тебе надо отдохнуть, Синджен. Сейчас уже почти час ночи.
Синджен не хотелось отрывать глаз от неподвижного лица Колина, однако она заставила себя посмотреть на свою невестку.
— Я и так отдыхаю, Алике. Просто я должна быть рядом, когда он проснется. Он все время хочет пить.
Алике спокойно заметила:
— Он человек крепкий, он не умрет. Я о нем уже не беспокоюсь. Мне важно, чтобы ты не подорвала свое здоровье.
— Алике, ты мне обещаешь, что он не умрет?
— Обещаю. Он дышит уже не так тяжело, как прежде, я это ясно слышу. Доктор сказал, что он поправится. И уверяю тебя — так оно и будет.
— И все-таки мне не хочется оставлять его. Ему снились жуткие кошмары.
Алике сунула в руку Синджен чашку чаю и присела рядом.
— Какие кошмары?
— Трудно сказать. Во сне он словно чем-то напуган и озадачен. Но боится он чего-то реального или же это просто порождение лихорадки, я не знаю.
Колин слышал ее голос. Он был тих и звучал спокойно, но в нем сквозила глубокая затаенная тревога. Колин хотел открыть глаза и взглянуть на нее, но у него ничего не вышло. Он был где-то глубоко внутри себя самого, и ему в самом деле было страшно, в этом она не ошибалась. Он снова видел Фиону — она лежала мертвая у подножия утеса, на острых камнях, широко раскинув руки и ноги. А он стоял на краю утеса и смотрел на ее тело. В нем поднимался страх, ему хотелось бежать от этого страха, но тот преследовал его, захватывал его все больше, и вот он уже умирал от ужаса перед тем, чего он не мог или не хотел вспомнить, и от давящей, мучительной неизвестности. Неужто он убил ее? Нет, черт возьми, он этого не делал, он не убивал свою жену! Даже этот кошмар не заставит его поверить в то, что он ее убил. Кто-то привел его туда, может быть, даже сама Фиона, а потом она сорвалась вниз, но он ее не убивал. Он знал это в глубине души, знал совершенно точно. Он медленно пятился от края обрыва, один шаг, еще один, еще… Он чувствовал головокружение и странную отстраненность от себя самого. Потом он привел людей на вершину утеса, туда, откуда он увидел ее, и никто не спросил его, что случилось и почему Фиона лежит тридцатью футами ниже и у нее сломана шея.
Но потом пошли толки, бесконечные толки, и они были еще ужаснее открытого обвинения, потому что они носились в воздухе вокруг него, но так, что ему не за что было ухватиться и не было никакой возможности пресечь эти шепотки и туманные намеки. Они мучили его, ибо ему некому было кричать, что он невиновен, но с другой стороны, как объяснить, каким образом он сам очутился на краю того утеса? Он этого не знал, не помнил. Он очнулся от беспамятства и вдруг обнаружил, что находится там. У него не было никаких объяснений случившемуся, совсем никаких. Единственным человеком, которому он рассказал все, что помнил, был отец Фионы, лэрд (Лэрд — помещик, владелец наследственного имения в Шотландии, то же самое, что сквайр в Англии.) клана Макферсонов, и тот поверил ему. Но этого было недостаточно, потому что с тех пор он так ничего и не вспомнил. Он весь извелся, и больше всего это чувство вины, которая вовсе не была виной, терзало его, когда он спал и не мог ему сопротивляться. И все-таки, даже зная, что невиновен, он смотрел на свои ночные кошмары как на искупление, через которое он должен пройти.
Он застонал и заметался на постели. Ножевая рана в бедре горела. Синджен тотчас вскочила на ноги и попыталась успокоить его, сжав руками его плечи.
— Тихо, Колин, тихо. Все хорошо. Это просто кошмарный сон и ничего больше, он порожден твоим собственным воображением. На самом деле ничего этого нет, поверь мне. Ведь я не стану тебе лгать. Вот, попей воды, и тебе сразу станет легче.
Она поднесла стакан к его губам, чуть наклонила, и он начал пить. Она держала стакан у его губ, пока он не отвернул голову. Тогда она вытерла воду с его подбородка и тихо сказала, обращаясь к своей невестке:
— Я добавила в воду немного опия. Это сделает его сон более глубоким, и он перестанет страдать от кошмаров.
Алике ничего не ответила. Она думала о том, что никто не смог бы оторвать ее от Дугласа, если бы он лежал больной. Поэтому она только молча погладила руку Синджен и вышла из спальни.
Дуглас не спал. Когда Алике легла, он обнял ее и крепко прижал к себе.
— Как он?
— Плохо. Его мучают кошмары. Знаешь, Дуглас, это просто ужасно.
— Почему ты не уговорила Синджен пойти спать и оставить его на попечение Финкла?
— Нет, это невозможно. Финкл наверняка бы заснул и, возможно, разбудил бы бедного Колина своим храпом. Я помню, как ты рассказывал мне, что на войне храп Финкла будил тебя даже после двенадцатичасовых сражений, когда ты был вконец измотан. Пусть лучше Финкл присматривает за Колином в дневное время. Синджен молода, и у нее крепкое здоровье. Ей необходимо быть с ним рядом. Не будем ей мешать.
Дуглас вздохнул:
— Жизнь полна неожиданностей. Я запретил ему являться в наш дом, хотя в глубине души знал, что они непременно станут встречаться. Черт возьми, он вполне мог умереть, если бы Синджен не поступила по-своему и не пошла тайком к нему на квартиру. Это моя вина. Она не знает, что его ударили ножом, не так ли?
— Нет, не знает. Слушай, Дуглас, если ты будешь винить себя за то, в чем ты не виноват ни сном ни духом, я напишу Райдеру, чтобы он приехал немедленно и собственноручно выбил эту дурь у тебя из головы.
— Ха! Райдер ни за что не станет меня бить. К тому же я выше его ростом. Скорее уж я наломаю ему бока.
— Но тогда тебе придется иметь дело с Софи.
— Одна мысль об этом приводит меня в трепет.
— Надеюсь, ты не очень огорчен, что они с Райдером не могут приехать сейчас в Лондон. Двое детей расшиблись, свалившись с сеновала, и ни Райдеру, ни Софи теперь не до поездок — они слишком обеспокоены. К тому же нашим близнецам очень хорошо с ними и со своим двоюродным братиком и всеми остальными детьми.
— Я скучаю по этим маленьким варварам.
— Что, сразу по всем двенадцати, которых пригрел Райдер, да еще по двум нашим и малышу Райдера и Софи?
— Нет, я предпочитаю иметь рядом не больше двоих одновременно. По мне, так лучше обмениваться ими время от времени. Тогда они не успевают сесть тебе на шею и начать вить из тебя веревки.
— Ты абсолютно прав. Но, дорогой, раз Колин так болен и нам придется взять на себя приготовления к свадьбе, не лучше ли пока оставить наших мальчиков у их дяди и тети?
— Думаю, Синджен захочет выйти замуж за Колина как можно скорее. Если у нее получится, Райдер и Софи просто не успеют к свадьбе.
— Ох, я слишком устала, чтобы и дальше ломать голову над всем этим. Давай спать.
Дуглас почувствовал, как ее мягкая рука погладила в темноте его грудь, и улыбнулся:
— А я-то думал, что ты устала. Стало быть, ты уже успела восстановить силы и собираешься вознаградить меня за мои дневные труды?
— Да, но с одним условием: если ты обещаешь не вопить слишком громко и не будить свою матушку, как в тот раз.
Алике содрогнулась, вспомнив ту ночь, когда она и Дуглас особенно рьяно предавались наслаждению и вдруг к ним в спальню ворвалась его матушка, заподозрившая, что Алике убила ее обожаемого сыночка. Вспоминая эту сцену, она до сих пор холодела от стыда.
— На всякий случай я засуну себе в рот носовой платок, — сказал Дуглас.


Наконец-то он был в полном сознании, но он так ослабел, что, кажется, не сможет добраться до ночного горшка. Отвратительное чувство. Хорошо, что хотя бы жар спал и боль в ноге сделалась терпимой. Конечно, дурак он был, что сразу не обратился к врачу, но он просто не привык, чуть что, звать лекаря и позволять ему пичкать себя всякими снадобьями. За всю свою жизнь он ни разу не воспользовался услугами доктора Чайлдресса, который практиковал в Кинроссе, разве что по поводу каких-то детских болезней. Он был молод, силен и здоров как бык. И вдруг простой ножевой порез приковывает его к постели, вызывая сильнейшую лихорадку и даже беспамятство.
Из-под полуопущенных век он увидел, как в комнату вошла Джоан. Он был голоден и раздражен и не желал ее видеть. Ему нужна была помощь, но не от женщины, а от мужчины.
— Вот и прекрасно, ты уже проснулся, — сказала Синджен, одарив его обворожительной улыбкой. — Как ты себя чувствуешь?
Он что-то буркнул.
— Хочешь, я тебя побрею? У меня есть опыт: однажды я обрила голову Тайсону, пока Райдер держал его, чтобы не дать ему вырваться. С тех пор прошло не более десяти лет. Если ты разрешишь мне попробовать, я обещаю быть очень осторожной.
— Нет.
— Удивительное дело, Колин: к нам явился джентльмен, который уверяет, что он твой кузен.
При этом известии он тотчас сел на кровати. Одеяло сползло ему на живот, но он этого не заметил. Он был в растерянности. Какой кузен? Насколько он помнил, никто из его кузенов не мог знать, что он находится здесь. Ах да, Макдуф знает.
— Не может быть, — проговорил он машинально и упал обратно на подушки.
Синджен смотрела на верхнюю кромку одеяла, которое теперь не доходило ему до пояса. Она невольно сглотнула. Как же он красив: мускулистый, стройный, грудь покрыта черными волосами, а ниже, на животе, они образуют узкий шелковистый мысик. Сейчас он чересчур худой, все ребра видны, но это у него пройдет.
— Тебе нужно все время быть в тепле, — сказала она и натянула одеяло ему на плечи, хотя вместо этого ей хотелось вовсе убрать его и созерцать Колина Кинросса в костюме Адама по меньшей мере часов шесть.
— Джоан, ты не шутишь? Макдуф правда здесь? Она удивленно моргнула:
— Макдуф? Он не назвал мне своего имени, а только сказал, что он твой самый любимый кузен. Его действительно зовут Макдуф, как у Шекспира в «Макбете»?
Колин усмехнулся:
— По-настоящему его зовут Фрэнсис Литл (Литл (little) — маленький), нелепое имя для такого здоровенного верзилы, вот мы и прозвали его Макдуфом, когда еще были мальчишками.
— Макдуф явно подходит ему куда лучше, чем Фрэнсис Литл. Фамилия Литл едва ли годится для человека, у которого грудь шире, чем ствол векового дуба. Прозвать его Макдуфом — это было очень умно. Наверное, именно ты, Колин, придумал это прозвище. Знаешь, у него невообразимо рыжие волосы, но совсем нет веснушек. А глаза у него голубые, как летнее небо, и…
— Его глаза точно такого же оттенка, как твои. Хватит петь хвалу моему великану кузену. Приведи его сюда.
— Нет, — сказала Синджен. — Сначала тебе нужно позавтракать. А, вот и Финкл. Он поможет тебе во всем, что тебе нужно. А я вернусь через несколько минут и помогу тебе есть.
— Мне не требуется твоя помощь.
— Ну, разумеется, не требуется, но тебе ведь будет приятно побыть в моем обществе, не так ли?
Он только молча посмотрел на нее. Она улыбнулась, чмокнула его в губы и, чуть ли не танцуя, выпорхнула из комнаты. У самой двери она обернулась:
— Хочешь, мы поженимся завтра?
Он взглянул на нее скорее с досадой, чем с удивлением, и ответил:
— У тебя была бы незабываемая брачная ночь. Я бы тут же заснул как убитый, и на том бы все и кончилось.
— Это не имеет значения. Ведь впереди у нас долгая совместная жизнь.
— Я не стану на тебе жениться, пока не буду в силах переспать с тобой, как полагается мужчине.
Он сразу же понял, что сказал глупость. Ему бы следовало жениться на ней в течение следующего часа, если бы только это было возможно. Время уходило, а ему отчаянно нужны были ее деньги.


Синджен праздно сидела на стуле и глядела на беседующих кузенов. Оба они говорили тихо, так что она не могла разобрать слов, впрочем, подслушивать ей все равно не хотелось, хотя, сказать по правде, в этом деле она была великая мастерица. Когда имеешь трех старших братьев, весьма рано начинаешь понимать, что всякие сведения, которые от тебя пытаются скрыть, лучше всего узнавать через замочную скважину. Она посмотрела на сад за окном. День выдался прохладный, но небо было синим и безоблачным, а в саду цвело множество цветов.
Синджен услышала смех Колина и посмотрела на него с улыбкой. Макдуф — вот чудное прозвище, еще чуднее, чем ее собственное, — производил приятное впечатление и, что было куда важнее, похоже, был искренне привязан к Колину. Даже сидя, он казался огромным, не толстым, нет, просто огромным, как сказочный великан. Смех у него тоже был как у великана — громоподобный, сотрясающий все его тело. Положительно, этот Макдуф ей нравился. И его можно не опасаться: она уже предупредила его, что, если он своими разговорами утомит Колина, она его тут же выставит вон.
Выслушав это предупреждение, Макдуф посмотрел на нее с высоты своего гигантского роста и ухмыльнулся:
— А вы не трусиха, как я погляжу, просто самую чуточку глуповаты, если впустили в дом этого мошенника. Ладно, я вовремя закрою рот, чтобы не утомлять беднягу.
Встретив столь полное понимание, Синджен отвела его в спальню Колина.
Теперь он встал со своего места у постели больного и сказал, обращаясь к Колину:
— А сейчас тебе пора отдохнуть, старина. И не вздумай спорить. Я дал слово Синджен, а с ней, как я понял, шутки плохи.
— Ее имя — Джоан. Она не мужчина. Макдуф поднял одну огненно-рыжую бровь.
— Вижу, ты нынче не в духе. Это оттого, что ты хвораешь. Я зайду к тебе завтра утром, Эш. Делай то, что тебе велит Синджен. Между прочим, она пригласила меня на вашу свадьбу.
И великан Макдуф удалился.
— У него совсем нет шотландского акцента, так же как и у тебя.
— Макдуф, несмотря на свое прозвище, отдает предпочтение английской половине своей родни. Его мать была сестрой моего отца. Она вышла замуж за очень богатого англичанина из Йорка, у которого была процветающая торговля железными изделиями. Мы оба получили образование в Англии, но он пошел куда дальше меня. Одно время я думал, что он бы вовсе обрубил свои связи с Шотландией, не будь они такими тесными (во всяком случае, сам он всегда уверял, что они именно таковы). Но, как видно, я был не прав, поскольку последние несколько лет он большей частью живет в Эдинбурге.
— Ты устал, Колин. Я хочу услышать всю эту историю, но только не сейчас, мой дорогой, а позже. Сейчас тебе хватит говорить — и не спорь.
— Джоан, тебе еще никто не говорил, что ты чересчур деспотична и норовиста?
Он разозлился, и это ее обрадовало. Он явно шел на поправку.
— Норовиста? Нет. Норовистой бывает лошадка, на которой ездят верхом, — мягко возразила она, разглаживая одеяло у него на плечах.
Колин ответил ей раздраженным взглядом.
— Такие двусмысленные намеки не к лицу порядочной девице!
Тут он осознал, что понятия не имеет, о чем говорит, и хрипло буркнул:
— Оставь меня, Джоан.
— Хорошо, оставлю. Прости меня, Колин. Ты устал и должен отдохнуть.
Возле двери она остановилась и обернулась.
— Хочешь, мы поженимся послезавтра?
— Если завтра я смогу ходить, то послезавтра, быть может, смогу и ездить верхом.
Она вопросительно склонила голову набок, но, видя, что он молчит все с тем же раздраженным видом, улыбнулась и вышла.
Колин закрыл глаза. Он был встревожен, очень встревожен и зол как черт. Макдуф рассказал ему, что Макферсоны взялись за старое и снова грабят владения Кинроссов. Они прознали о том, что он разорен и на время уехал из Шотландии, и бросились ковать железо, пока горячо. По словам Макдуфа, они нагло совершали набеги на земли Кинроссов и угоняли овец. Окаянные стервятники, никогда не умевшие вести хозяйство на собственных землях, только и знавшие, что плакаться о своих бедах, в которых они же сами и виноваты! Они даже убили нескольких арендаторов, которые попытались спасти свои дома от разграбления. Его люди делали все, что могли, но у них не было вождя, который бы ими руководил. Никогда в жизни Колин не чувствовал себя таким беспомощным. Дома творится черт знает что, а он лежит себе в этой уютной кровати, в этом роскошном доме, слабый, как новорожденный жеребенок, и неспособный чем-либо помочь ни своим арендаторам, ни своей семье.
Главное, что он может для них сделать, — это жениться на Джоан Шербрук. И пусть бы даже у нее были выпирающие, как у кролика, зубы, пусть бы она была столь же уродлива, сколь и богата, — это не имело ровно никакого значения. Ничто не имело значения, кроме победы над трусливыми Макферсонами и спасения замка Вир и всех остальных владений рода Кинроссов. Ему надо действовать быстро. Он попробовал было встать, но тут же снова упал на подушки, скрипя зубами от острой боли в бедре. В голове у него шумело. Что ж, когда Джоан в следующий раз предложит ему жениться на ней, он попросит, чтобы священник явился через пять минут.


Дуглас Шербрук медленно сложил прочитанное письмо и вложил его обратно в конверт.
Сначала он принялся шагать взад и вперед по библиотеке, потом остановился, опять извлек письмо из конверта и перечитал его. Большие, аккуратно выведенные печатные буквы, черные чернила. Письмо гласило:


"Лорд Нортклифф,
Колин Кинросс убил свою жену. Он женится на вашей сестре, а потом прикончит и ее. Можете в этом не сомневаться. Он безжалостен и не остановится ни перед чем, чтобы добиться своей цели. А его единственная цель — деньги".


Дуглас терпеть не мог подобных вещей. Анонимное обвинение, от которого приходишь в ярость, которому нисколько не веришь именно потому, что оно анонимно, и вместе с тем невольно чувствуешь, что оно заронило в твою душу семя сомнения, как бы хорошо ты ни относился к тому, против кого оно направлено. Час назад письмо принес какой-то уличный мальчишка, сказавший Дриннену, что один малый попросил его доставить письмишко милорду, живущему в этом шикарном доме.
Дриннен не стал спрашивать паренька, как выглядел тот малый. А жаль. Ясно только одно — это был мужчина. Дуглас скомкал письмо и снова начал ходить из угла в угол.
Колин быстро выздоравливал, и Синджен, на седьмом небе от счастья, желала выйти за него замуж в конце недели. Господи Иисусе, а ведь сегодня уже вторник!
Что же делать?
В глубине души Дуглас был убежден, что Синджен нисколько бы не смутилась, даже если бы автор письма обвинил Колина в том, что он самым гнусным образом истребил целый полк. Она бы просто не поверила. Она никогда этому не поверит. Скорее она ринется в бой против всей своей семьи.
Вот дьявольщина! Он понимал, что не может оставить без внимания эту анонимку, и потому, когда Алике и Синджен ушли, чтобы привезти от мадам Жордан подвенечное платье Синджен, он не стал откладывать дело на потом, а сразу же отправился в спальню Колина.
Сегодня Колин уже был одет в свой собственный домашний халат, поскольку Финкл и несколько лакеев успели съездить к нему на квартиру, упаковать его одежду и доставить оба его чемодана в дом Шербруков. Когда Дуглас вошел в его комнату, он стоял возле кровати глядя на дверь.
— Вам нужна помощь? — спросил Дуглас, входя.
— Нет, благодарю вас. Я попытаюсь доказать себе, что могу трижды пройти эту комнату из конца в конец, ни разу не упав.
Дуглас рассмеялся:
— И сколько же раз вы уже прошли свой маршрут?
— Два, с пятиминутной передышкой. Но, похоже, что третий раз меня убьет.
— Сядьте, Колин. Я должен с вами поговорить.
Колин осторожно сел в кресло с подголовником, стоявшее около камина, морщась вытянул вперед ногу и начал ее тихонько массировать.
— Вы ведь ничего не сказали Джоан о моей ране?
— Нет, только жене, хотя я не понимаю, отчего вас так волнует, знает Синджен об этом или нет.
— Узнай она о том, что меня пырнули ножом, она бы страшно разъярилась и встревожилась и решила, что она этого так не оставит. Вполне может статься, что она наняла бы полицейского сыщика, чтобы он нашел и изловил того, кто посмел это сделать. Она могла бы даже поместить объявление в «Лондонской газете», обещающее вознаграждение за сведения, которые приведут к поимке негодяя. Она могла бы навредить самой себе. По-моему, если ей и нужна защита, то прежде всего от нее же самой.
Дуглас удивился.
— Вы знаете ее так недолго и уже… — Он покачал головой. — Да, именно так она бы и поступила. Иногда мне кажется, что даже Господь Бог не знает, что у нее на уме, пока она этого не сделает. Она настолько изобретательна, что вы и представить себе не можете.
— Чувствую, что скоро смогу.
— Расскажите мне, как вы получили эту рану. Колин отвел глаза.
— Какой-то коротышка попытался ограбить меня. Я сшиб его с ног, и тогда он вдруг вытащил из-за голенища нож. Удар пришелся в бедро, потому что выше ему было не дотянуться.
— Вы прикончили его?
— Нет, но, наверное, зря, черт бы побрал эту каналью. Кстати, если бы он все-таки опустошил мой карман, то добыча ему досталась бы скудная. У меня с собой было не более двух гиней.
— Я только что получил письмо, в котором вас обвиняют в том, что вы убили свою жену.
Колин замер. «Он словно отгораживается от чего-то, — подумал Дуглас, — вероятно, от горя, а может быть, от чувства вины? Почем знать?» Колин смотрел мимо него на горящие в камине поленья.
— Письмо было без подписи, и принес его уличный мальчишка. Мне такие послания не по душе. Они омерзительны и по прочтении оставляют самое гадкое чувство.
Колин не ответил.
— В Лондоне никто и не подозревал, что вы уже были женаты.
— Я полагал, что это никого не касается.
— Когда она умерла?
— Незадолго до смерти моего брата, примерно шесть с половиной месяцев назад.
— Как это случилось?
У Колина засосало под ложечкой.
— Она упала со скалы и сломала себе шею.
— Это не вы ее столкнули?
Колин молчал, но его гневное молчание было красноречивее любых слов.
— Вы с ней о чем-то спорили? Наверное, она упала случайно?
— Я не убивал свою жену. И не стану убивать вашу сестру. Полагаю, тот, кто написал это письмо, предостерегал вас именно от этого.
— О да.
— Вы расскажете об этом Джоан?
Дуглас моргнул. Он все никак не мог привыкнуть к тому, что Колин называет Синджен этим дурацким именем — Джоан.
— Это мой долг. Хотя, разумеется, было бы лучше, если бы вы рассказали ей сами и, возможно, объяснили ей то, чего не хотите объяснить мне.
Колин хранил молчание. Вид у него был надменный и настороженный. Дуглас встал.
— Мне очень жаль, — сказал он. — Синджен — моя сестра, и я ее люблю. Мой долг — защищать ее. Она должна обо всем узнать, было бы несправедливо держать ее в неведении. Я убежден, что, прежде чем вы поженитесь, все сомнения должны быть сняты. Таково мое условие.
Колин по-прежнему молчал, потупившись. Он поднял взгляд лишь тогда, когда Дуглас Шербрук вышел, тихо затворив за собой дверь. Откинув голову на подголовник, он закрыл глаза и потер бедро. Шов чесался, кожа вокруг него была розовой. Стало быть, рана скоро заживет.
Но достаточно ли скоро?
Господи помилуй, кто же это сделал? Кто написал письмо? Наверное, Макферсоны, больше, пожалуй, некому, а если это и впрямь они, то у них есть для этого повод. Его первая жена, Фиона Далинг Макферсон, была старшей дочерью старого лэрда. Но старик Лэтем как будто не винил зятя в ее смерти, во всяком случае, тогда, полгода назад. Правда, у ее брата Роберта было иное мнение, но лэрд держал сына в узде. Однако в последние месяцы до Колина стали доходить слухи о том, что лэрд Макферсон тронулся умом и день ото дня слабеет, что было немудрено, поскольку он был уже стар, как Мафусаил. Да, письмо наверняка написали Макферсоны, эти подлые трусы, никому другому это было ни к чему.
Но к черту это проклятое письмо! Он должен жениться на Джоан, и побыстрее, не то все будет потеряно. Колин лег в постель, закрыл глаза и заставил себя заснуть.
Через несколько часов он встал и прошелся по спальне — один раз, другой, третий. Хвала Всевышнему, силы к нему возвращаются. Теперь нужно молиться о том, чтобы выздоровление произошло достаточно быстро.
Окончательное решение он принял вечером, во время ужина. Джоан ужинала вместе с ним. Подняв взгляд с ломтика ветчины, который он насадил на вилку, он вдруг осознал, что она разговаривает с ним, а он, погруженный в свои мысли, так и не заметил, как она начала беседу.
— Пожалуйста, Колин, не пойми меня превратно, подвенечное платье получилось очень красивым, но до чего же докучна вся эта суета! Боюсь, что моя матушка не удержится и станет демонстрировать тебя всем как охотничий трофей, настолько она рада, что я наконец-то нашла себе мужа. Как же я не люблю все эти нудные церемонии! Как бы мне хотелось просто взять и увезти тебя отсюда, чтобы поскорее зажить вдвоем! Это главное, а все остальное — пустяки, право же, пустяки!
От этих слов у Колина едва не отвисла челюсть, и чувство несказанного облегчения охватило его. Это же просто манна небесная! Подумать только, он столько мучился, ломал голову, прикидывая и так и эдак, как ему поскорее заполучить ее в жены, и вдруг Джоан Шербрук сама плывет к нему в руки!
— Я еще не окреп, — сказал он, делая вид, что смакует ветчину.
— К пятнице окрепнешь. А может быть, даже и раньше. Ах, если б ты был в полном здравии уже теперь!
Колин набрал в легкие побольше воздуха.
— Я должен кое-что сообщить тебе, Джоан. Нет, сделай милость, выслушай меня не перебивая. Это очень важно. Твой брат не позволит нам пожениться. Он сам мне об этом сказал. Он считает, что это его долг, что только так он сможет тебя защитить.
Синджен молча смотрела на него, держа над тарелкой вилку с горошинами на зубцах. Так и не дождавшись разъяснений, она поднесла вилку ко рту, медленно прожевала горох и запила его вином из своего бокала. Потом, все так же молча, стала ждать, что он скажет дальше.
— А, к черту! Твой брат подозревает, что я убийца. Он тебе сам скажет, если этого не сделаю я. Как я уже говорил, он считает, что обязан тебя защищать. Он не позволит нам пожениться, пока все не будет выяснено до конца. Но, к сожалению, дело обстоит так, что он никогда ничего не сможет выяснить, сколько бы ни старался. Я ему этого не сказал, но это правда. Мне очень жаль, Джоан, но мы с тобой не сможем пожениться. Твой брат против, а я должен уважать его волю.
— И кого же ты, по его мнению, убил?
— Мою первую жену.
Ни секунды не колеблясь, Синджен твердо сказала:
— Какая немыслимая чушь! Нет, я не о том, что ты так молод и все-таки уже успел один раз жениться, а о том, что ты будто бы способен кому-либо причинить зло, тем более своей собственной жене. Чушь! А откуда Дуглас взял всю эту нелепицу?
— Из анонимного письма.
— Ах, вот оно что! Видимо, кто-то тебе завидует или же просто-напросто невзлюбил тебя, оттого что ты такой красивый и так заметно выделяешься на фоне всех остальных. Я поговорю с Дугласом и объясню ему его заблуждение.
— Нет.
Синджен отметила про себя непреклонность, с какой он произнес это слово, но ничего не сказала. Она терпеливо ждала. Ее так и подмывало задать ему вопрос, но она удержалась.
Ее терпение было вознаграждено. После паузы, которая показалась ей бесконечной, он сказал, глядя ей прямо в глаза:
— Если ты действительно хочешь выйти за меня замуж, нам надо бежать нынче ночью. Мы отправимся в Шотландию, где можно пожениться безо всяких бумаг и предварительного оглашения в церкви. Но в Гретна-Грин (Гретна-Грин — знаменитая деревня в Шотландии, где убежавшие влюбленные могли обвенчаться без предоставления соответствующих документов.) мы не поедем, поскольку именно там твой брат станет искать нас в первую очередь. По дороге в мой замок мы остановимся в особняке Кинроссов в Эдинбурге и там сочетаемся браком.
Итак, он сделал это. Ему стало стыдно. Но что еще ему оставалось делать? Какого черта, ведь у него не было выбора, и к тому же она сама поднесла ему себя на блюдечке, так что грех было отказаться!
Синджен молчала очень долго. Когда она наконец заговорила, Колин испытал величайшее облегчение.
— Я молчала вовсе не потому, что прикидывала, принять или не принять твое предложение, а потому, что придумывала план. Колин, мы сможем это сделать! Единственное, что беспокоит меня, это то, что ты еще не вполне поправился, но, впрочем, это не так уж и важно. Я все возьму на себя. Мы уедем в полночь.
Она встала и расправила юбки. Вид у нее был такой же решительный и непреклонный, как давеча у ее брата.
— Это огорчит моего брата, но ведь речь идет не о его жизни, а о моей, и я должна выбирать то, что считаю для себя наилучшим. О Господи, сколько всего еще надо сделать! Но ты, Колин, не беспокойся. Ты должен отдыхать и набираться сил.
Она нагнулась и поцеловала его. Он не успел ответить на ее поцелуй, поскольку она тотчас же развернулась и устремилась к двери, шагая так широко, что материя ее платья натягивалась, ясно обрисовывая бедра и ягодицы. Однако, взявшись за дверную ручку, она вдруг остановилась и снова повернулась к нему.
— Дуглас отнюдь не дурак. Он сразу же сообразит, куда мы едем. Но я придумала, как сбить его со следа и пустить по ложному пути. Хорошо, что я скуповата — благодаря этому я скопила целых двести фунтов из денег на карманные расходы! А когда мы поженимся, Дугласу волей-неволей придется отдать тебе мое приданое, и тогда тебе уже не придется опасаться разорения. Он должен будет поторопиться — мы с тобой ему это объясним, — ведь я знаю, деньги нужны тебе срочно. Поверь, мне очень жаль, что тебе пришлось страдать из-за этого гадкого письма. У некоторых людей совершенно нет совести!
С этими словами она удалилась. Он мог бы поклясться, что слышал, как она насвистывает какой-то удалой мотив.
Итак, все получилось. Он выиграл, выиграл, несмотря ни на что, и при всем при том он в конце концов делал лишь то, чего желала она сама. Ведь не он ее подталкивал, а она его. И все же его не отпускало чувство вины. Как ни коротко было его знакомство с Джоан, Колин нисколько не сомневался, что она все устроит как нельзя лучше и они уедут точно в назначенный час, и притом в очень удобной карете, которую ее брату будет весьма нелегко догнать. Он бы ничуть не удивился, даже если бы она умудрилась достать для этой кареты пару лошадей одинаковой, например серой, масти. Он закрыл глаза, потом открыл их снова. Надо съесть все, что лежит на его тарелке. Он должен восстановить силы, и как можно скорее.


Братья убьют меня, думала Синджен, сидя в карете, мчащейся сквозь тьму в сторону Редингской дороги. Измученный Колин спал рядом. Она наклонилась и легко коснулась губами его щеки. Он не шелохнулся. Она плотнее подоткнула одеяла, которыми он был укрыт. Он спал спокойно, дыхание его было ровным и глубоким. Отлично, значит, его больше не мучают кошмары. Она не переставала удивляться, что болезнь настолько ослабила его. Но теперь это уже не имело значения. Он поправится, и очень скоро, тем более что ухаживать за ним будет она.
Она так сильно любила его, что порой это чувство даже причиняло ей боль. Никто никогда не сможет встать между ними! Никто больше не причинит ему вреда — она этого не допустит! «Это моя жизнь, моя, — твердила она про себя, — не Дугласа, не Райдера, а моя. Да, только моя, а я люблю его, верю ему и в сердце уже теперь считаю его супругом».
Ей вспомнилось, как мать пресекла сопротивление бедняги Финкла и величаво вплыла в спальню Колина, словно королевский флагманский корабль. Колин не мог сдержать усмешки, когда рассказывал ей, как ее матушка долго молча разглядывала его, стоя у постели, а потом изрекла:
— Итак, молодой человек, насколько я поняла, вы желаете жениться на моей дочери из-за ее приданого.
Колин улыбнулся своей будущей теще и учтиво сказал:
— Ваша дочь необычайно похожа на вас, сударыня. Ей повезло, а значит, повезло и мне. Да, сударыня, мне действительно нужна богатая невеста, иного выбора у меня просто нет. Однако красота вашей дочери превзошла самые смелые мои ожидания. Уверяю вас, я буду хорошо о ней заботиться.
— Вы умеете говорить медовые речи, сэр, и я желаю, чтобы вы и дальше продолжали в том же духе. А теперь выслушайте меня со вниманием. Моя дочь Джоан — форменный сорванец в юбке. Вам придется изыскать какой-нибудь способ удержать ее от проказ, в которых она необыкновенно наловчилась. По правде сказать, она ими даже прославилась. Ее братья всегда аплодировали ее проделкам, поскольку у них нет ни малейшего понятия о том, как подобает вести себя женщине. Теперь исправление поведения Джоан будет уже вашей обязанностью. Кроме того, должна вам признаться, что моя дочь читает книги. Да, я считаю своим долгом быть с вами откровенной — она читает книги! — Вдовствующая графиня Нортклифф сделала глубокий вдох, чтобы подавить дрожь в голосе. — Даже ученые трактаты и старинные фолианты, которым следовало бы стоять на полках и покрываться пылью. Я не несу ответственности за этот изъян в ее воспитании. Во всем опять же повинны ее братья, которые не научили ее, как следует себя вести.
— Неужто она и впрямь читает книги, миледи? Старинные фолианты и все такое прочее?
— Вот именно! И даже не дает себе труда спрятать книгу под кресло, когда к нам в гости приходит джентльмен. А когда я указываю ей, что она ведет себя вызывающе, она в ответ только смеется. Так что я, сэр, ничего не могу с ней поделать. Теперь я открыла вам всю правду, хотя и сознаю, что Джоан может от этого пострадать, если вы сочтете, что ее характер слишком испорчен, чтобы вы могли на ней жениться.
— Как вы уже изволили сказать, миледи, впредь исправлением ее поведения должен буду заниматься я. Я позволю ей читать лишь то, что, по моему разумению, подобает читать молодой жене.
Вдовствующая графиня одарила его милостивой улыбкой.
— Превосходно! И меня также очень радует, что ваша речь нисколько не похожа на речь этих шотландских дикарей.
— Да, сударыня. Я учился в Англии. Мой отец полагал, что вся шотландская знать должна изъясняться на том языке, на котором говорит наш король.
— О, ваш отец был мудрый человек. Мне сказали, что вы граф, седьмой носитель титула, что означает, что ваш предок был возведен в графское достоинство достаточно давно. Не люблю всех этих свежеиспеченных пэров. Они есть не что иное, как выскочки, но мнят себя во всем равными нам, хотя это, разумеется, сущий вздор.
Колин кивнул, сохраняя на лице серьезное выражение. Допрос продолжался, покуда в комнату не влетела Синджен.
Сначала она задохнулась от неожиданности, потом твердо сказала:
— Не правда ли, матушка, он красив и ужасно умен?
— Полагаю, он подходящий жених для тебя, Джоан, — важно проговорила графиня, поворачиваясь к дочери. — Благодарение Богу, он избавит тебя от участи старой девы. Если бы он был урод или калека или имел предосудительные наклонности, я была бы вынуждена отказать ему в твоей руке. Несомненно, это было бы рискованно, ведь ты с каждым днем становишься старше, следовательно, все меньше и меньше джентльменов будут хотеть взять тебя в жены. Но такой отказ все же был бы необходим, поскольку этого требовало бы наше положение в обществе. Да, я одобряю ваш брак. Этот молодой человек красив, хотя и чересчур черняв. Он несколько похож на Дугласа. Странно, что это не отвратило от него ни тебя, ни Александру. И вот еще что, Джоан: когда ты поселишься в Шотландии, ты ни в коем случае не должна позволять ни ему, ни себе впадать в неряшливость, столь свойственную шотландцам. Я рада, что ты пригласила его пожить в нашем доме. Теперь я каждый день буду навещать его, рассказывать ему о Шербруках и объяснять его долг по отношению к тебе и нашей семье.
— Почту за счастье слушать вас, сударыня, — сказал Колин.
Разговор с ее матушкой он провел безукоризненно, подумала Синджен, переводя дух. Она до смерти перепугалась, когда Финкл сообщил ей, что ее родительница взяла Колина в оборот, но все обошлось. Когда вдовствующая графиня удалилась, она заметила, что Колин улыбается, довольный своей ловкостью. Она наклонилась и поцеловала его.
— Ты произвел на нее хорошее впечатление. Спасибо.
— Я просто сумел продержаться достаточно долго, только и всего. И говорил ей то, что она хотела слышать. Ей нравится, когда ей поддакивают.
— Это верно. Но ни Дуглас, ни Райдер не склонны ей потакать. Ей не хватает лести, Колин, и, польстив ей, ты повел себя очень правильно.
Ей хотелось еще раз поцеловать спящего Колина, но она побоялась разбудить его. Ничего, у них еще будет время, много времени. К той поре, когда они наконец доберутся до Шотландии, проехав через Озерный край, от ее девственности не останется и следа, это она решила твердо. Не может же девица убежать с мужчиной и при этом сохранить в целости свою невинность. Она, Синджен, своей ни за что не сохранит, уж она-то об этом позаботится. И их брак, когда они приедут в Шотландию, будет уже простой формальностью.
Синджен осторожно просунула руку под одеяло и легонько сжала пальцами его руку, такую твердую и сильную. Она подумала о его жене, той женщине, что умерла. После того первого разговора она больше ни разу не спрашивала его о ней и никогда не спросит. Если он захочет рассказать ей о своей первой жене и о том, как она умерла, то расскажет сам. Интересно, как ее звали?
И стоит ли говорить ему, что Дуглас сообщил ей о том письме задолго до того, как она пришла поужинать с ним в его комнате? Она даже прочитала его два раза. С Дугласом она тогда препиралась недолго, поскольку хорошо понимала, что он заботится о ее же благе. Но поспорить с братом было необходимо, иначе он бы наверняка что-нибудь заподозрил. В конце концов она сдалась и согласилась отложить свадьбу до тех пор, пока с Колина не будет полностью снято обвинение в убийстве. Но про себя она, разумеется, уже бесповоротно решила, что убежит с ним этой же ночью. Может быть, когда-нибудь, в туманном будущем, Колин все-таки сообразит, что это именно она подбросила ему идею предложить ей бежать с ним в Шотландию.
Жаль, конечно, что приходится помалкивать, хотя ее так и подмывает выложить ему всю правду, но ничего не поделаешь — мужчины терпеть не могут, когда ими манипулируют. Сама мысль о том, что их действиями управляет женщина, приводит их в дикую ярость. Что ж, она пощадит его мужскую гордость, по крайней мере до тех пор, когда он окончательно поправится. А может быть, до тех пор, когда он ее полюбит. На мгновение от размышлений о том, когда она наконец скажет ему правду, их совместное туманное будущее представилось ей в несколько мрачном свете.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста-наследница - Коултер Кэтрин



Очень хороший книга .Мне очень понравилось
Невеста-наследница - Коултер КэтринLusinka
25.11.2010, 20.40





Очень хорошая книга .Мне очень понравилось.
Невеста-наследница - Коултер КэтринLusinka
26.11.2010, 19.49





Мне тоже понравился этот роман. Легко читается.
Невеста-наследница - Коултер КэтринАлла
19.04.2012, 21.49





♥Это мой любимый роман♥
Невеста-наследница - Коултер КэтринМарианн
3.06.2012, 10.16





МИло! Мило! Мило! И сказать больше нечего. Да и опять штамп со злодеем кузеном. Читайте только перед сном.
Невеста-наследница - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.01





Читала с большим удовольствием. Ну очень понравился.
Невеста-наследница - Коултер КэтринАлла
18.07.2012, 22.43





Слишком много всего: кузен-злодей, призраки, главная героиня сорванец, детки новоиспечённого мужа, слишком большая мудрость в 19 лет... Однако до последней страницы такое ощущение, что Джоан - бедная девочка в состоянии влюблённости, которую просто во всех отношениях пользует муж.
Невеста-наследница - Коултер КэтринItis
30.07.2012, 22.05





Видимо первый сексуальный опыт автора был просто ужасен, либо вообще не состоялся) Такой ужас написан-как только главная героиня не померла в первую брачную ночь.
Невеста-наследница - Коултер КэтринПупсик
29.12.2012, 20.59





Мені вцілом понравилась ця книжка 9 БАЛОВ
Невеста-наследница - Коултер КэтринНаташа
3.06.2013, 21.07





первую половину книги прочитала с большим трудом, только лень заниматься чем-то серьезным заставляла прдраться сквозь жуткие и несвязные дебри. потом пошла завязываться интрига,появилась нить, логика. вобщем, с половины и до конца стало интереснее. но все-равно логики и четкости не хватает.
Невеста-наследница - Коултер Кэтринpetra
5.06.2013, 18.53





Как Сиджен не быть мудрой в свои года, если у нее такие братья, да и к тому же у Рейдера столько детишек, что не захочешь, а получишь этот самый опыт с детьми... Так что ничего удивительного. Мне понравился роман, как и два предыдущих про ее братьев (невеста-обманщица, строптивая невеста)
Невеста-наследница - Коултер Кэтринлюбовь
2.08.2013, 20.21





скучновато
Невеста-наследница - Коултер Кэтриннадежда
7.08.2013, 14.25





Действительно, не самый интересный роман данного автора, скучно было читать. Все героини молоды, а уже способны на такую сильную любовь... Сомнительно.
Невеста-наследница - Коултер КэтринЛюдмила
15.09.2013, 20.24





мне не понравилось.
Невеста-наследница - Коултер Кэтринвесенний цветок
24.09.2013, 15.48





Длинно и скучно.
Невеста-наследница - Коултер КэтринКэт
5.02.2014, 22.44





роман очень понравился!!!
Невеста-наследница - Коултер Кэтринкатюша
15.07.2014, 16.52





Чудесный роман.
Невеста-наследница - Коултер Кэтрин007
18.09.2014, 22.16





А есть ли фильм?
Невеста-наследница - Коултер КэтринАрунка
30.10.2015, 20.21





Нет,фильм к роману к сожалению не снят. Возможнл в театре ставили но такогого фильма нет
Невеста-наследница - Коултер КэтринДддев
30.10.2015, 20.26





Женское любовное мыло в ТЕАТРЕ? Ахахах насмешили.
Невеста-наследница - Коултер КэтринВаш Кэп
30.10.2015, 20.38





Вообщем, нормально. Завязка сюжета необычна: героиня сама предлагает жениться на ней ради денег. Обычно героини очень возмущены тем, что женятся ради приданого, а не ради них самих. Здесь же героиня очень реально смотрит на ситуацию. Единственное, героиня поразила своей тупизной в плане секса. Всё-таки, девушка бойкая, не забитая, любопытная, образованная. Могла бы прочитать книг побольше на эту тему, поговорить со своими невестками, которые счастливы замужем и любят сами это дело и отношения у них доверительные, близкие. Но, её, почему-то, сей вопрос не интересовал ни грамма. Не похоже это на характер героини что-то...
Невеста-наследница - Коултер КэтринМарина
16.02.2016, 8.27





Полная чушь
Невеста-наследница - Коултер КэтринЕлена
22.03.2016, 12.22





Мне нравится вся серия про Шербруков и эта не исключение...
Невеста-наследница - Коултер КэтринМизашка
30.11.2016, 22.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100