Читать онлайн Невеста-наследница, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста-наследница - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 117)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста-наследница - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста-наследница - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Невеста-наследница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— Как-то чудно получается, — промямлил Колин, глядя сверху вниз на жену и чувствуя, как все его планы очень нежного и осторожного обольщения рассыпаются в прах.
Она погладила его лицо кончиками пальцев, крепко обхватила его руками и начала целовать в губы, в подбородок, покусывать мочку его уха. В перерывах между поцелуями и покусываниями она говорила:
— Я вела себя как эгоистка, как глупая девчонка. Я была трусихой. Ты мужчина. Когда ты женился, ты хотел получить настоящую женщину. И теперь ты ее получишь. Мне наплевать на боль. Это не важно. Я хочу дать тебе то, что принадлежит тебе по праву. Я буду отдаваться тебе так часто, как ты захочешь, без стонов и жалоб.
— Джоан, а как же боль? Я знаю, ты не забыла, что тебе было больно. Я вовсе не хочу мучить тебя. Я не хочу, чтобы ты из-за меня плакала.
— Я не буду плакать. Я буду сильной. Дуглас и Райдер научили меня быть терпеливой. Райдер давал мне пощечины, когда ему казалось, что я веду себя как трусливая девчонка. Я не разочарую тебя, Колин, никогда больше не разочарую. — Она сделала глубокий вдох. — Даю тебе честное слово.
Он сжал пальцами ее руки выше локтей и медленно убрал их со своей шеи.
— Нет, я не могу принять такого самопожертвования. Не могу требовать от тебя столь многого. Возможно, ты позволишь мне овладевать тобой раз в год, не чаще — только чтобы зачать ребенка. — Он глубоко вздохнул с видом мученика. — Я готов к этому, уверяю тебя, и нисколько не возражаю. Дарить тебе наслаждение каждую ночь — мне и этого будет довольно. Да и как может быть иначе? Я же не чудовище, чтобы заставлять тебя кричать от боли.
— О Колин, ты такой благородный, такой великодушный, но я уже твердо решила. Я сделаю это прямо сейчас. Тогда у меня будет достаточно времени, чтобы полностью прийти в себя до обеда. Кроме того, если я вскрикну от боли, здесь меня никто не услышит. А теперь я хочу, чтобы ты меня раздел.
Колин смотрел на нее и всеми силами старался удержаться от смеха.
— Подумать только, ты любишь меня так сильно, что хочешь пойти на это ради меня! — произнес он голосом, будто бы охрипшим от волнения. — Несмотря на то что, как ты знаешь, должно неизбежно случиться, ты все же готова отдаться мне! Это трогает меня, Джоан. Теперь я понимаю, какая ты сильная и самоотверженная. Это наводит меня на мысль о собственном несовершенстве.
Синджен пыталась развязать завязки на вороте его рубашки и расстегнуть пуговицы на бриджах. Он, смеясь, шлепнул ее по рукам.
— Давай сделаем это вместе, хорошо?
Она кивнула и, отведя от него взгляд, начала раздеваться сама.
Неужели она хочет обольстить его прямо на этом ковре? Подумав, он решил, что это великолепная мысль.
Колин стягивал сапог с левой ноги, когда она встала перед ним полностью обнаженная, опустив руки вдоль тела. Она пыталась изобразить на лице манящую улыбку сирены, но это ей плохо удавалось. Вид у нее был испуганный, но решительный. Сейчас она напоминала свою тезку, Жанну д’Арк, идущую навстречу мученичеству: сознание того, что она не уронила своего достоинства, окрыляло ее, хотя она уже видела перед собой пламя костра. Какая глупышка!
Когда он разделся донага, ее взгляд устремился на его живот и там остановился. Колин знал, что он еще не достиг полного возбуждения, так что при виде его она не закричит от страха.
Он совсем уже было собрался вернуться к задуманной роли нежного соблазнителя и положить конец этому идиотскому фарсу, когда она вдруг прыгнула на него. Их обоих спасли только его быстрые рефлексы. Не успел он опомниться, как она уже так крепко обняла его за шею, как будто хотела задушить, и целовала его, пока он не выдержал и не рассмеялся. «Ладно, пусть делает, что хочет», — подумал он и, погладив ладонями ее ягодицы, приподнял ее и закинул ее ноги себе на бедра.
— О, — выдохнула она и продолжала целовать его в губы, пока он не начал задыхаться.
— Что мне теперь делать, Джоан? Чего ты хочешь?
— Я хочу, чтобы ты лег навзничь и не шевелился, чтобы я могла целовать тебя, Колин.
Он так и сделал, и они оба опустились на обюссонский ковер. Через узкие окна в комнату проникали серебряные лучи предвечернего солнца. Воздух был ласков и тепл. Она лежала на нем, положив ноги между его раскинутых ног, и его отвердевшая плоть упиралась ей в живот.
В ее глазах мелькнул страх, когда он невольно двинулся, но она тут же улыбнулась и приподнялась, опираясь на руки.
— Ты очень красив, Колин. Я счастливейшая из жен.
— Э-э… спасибо, — пробормотал он, чувствуя, что его мужское орудие реагирует на нее куда быстрее, чем он предполагал, чем он вообще считал возможным. Оно уже пришло в полную боевую готовность: увеличилось и стало твердым как камень, однако Джоан, несмотря на весь свой страх, не выказывала колебаний. Он услышал, как она делает глубокий вдох.
— Не шевелись, Колин. Я хочу, чтобы ты лежал неподвижно. Я сейчас буду целовать тебя так, как ты вчера целовал меня. Хорошо?
Он едва не проглотил свой собственный язык. Это было безумие. Однако он сделал над собой усилие и молча кивнул. Она принялась целовать его шею, плечи, грудь, одновременно лаская их своими мягкими, нежными пальцами. Она покрывала поцелуями всю верхнюю часть его тела. Ему казалось, что сейчас он взорвется от возбуждения. Он поднял руки и потянул ее вниз.
— Нет, не двигайся, ты ведь обещал.
«Ничего я не обещал», — подумал он, охваченный неистовством желания. Однако заставил себя лежать неподвижно. Так захотела она. Скоро она сама поймет, каково это, да, скоро она это поймет.
Когда ее теплые губы коснулись его живота, он тяжело задышал и весь содрогнулся.
— Джоан, — проговорил он.
«Это причиняет боль, — подумал он. — Самую настоящую боль».
Она посмотрела на него и широко улыбнулась:
— Я довела тебя до такого же состояния, до какого ты вчера довел меня? Ты сам не свой от нетерпения? И чувствуешь, будто внутри тебя разгорается огонь, но такого свойства, что ты готов на что угодно, лишь бы он запылал еще жарче?
— Весьма точное описание.
Она дотронулась рукой до его возбужденного члена. Погладила его, пристально глядя сначала на его лицо, потом на свою руку. Он почувствовал странное смущение. Затем Джоан вдруг задумчиво сдвинула брови.
— Нет, — проговорила она, разговаривая скорее не с ним, а сама с собой. — Я хочу большего. Хочу почувствовать твой вкус.
Она взяла его в рот, и Колин задергался, застонал, его грудь начала судорожно вздыматься.
— Ага, — сказала она, чувствуя его реакцию, и постаралась сделать так, чтобы исторгнуть из него крик наслаждения.
Он и впрямь едва не закричал — так близок он был к разрядке.
— Джоан, дорогая, нет, остановись, ты должна остановиться. Если ты не остановишься, я извергну семя прямо сейчас, и тогда твоя жертва станет напрасной.
— О, — произнесла она и отпрянула. — Ты должен излить свое семя в меня — так полагается. Ты мужчина и, я знаю, хочешь именно этого. То, что я сейчас делала, тоже тебе нравилось, но то, другое… это то, что тебе необходимо. Хорошо, я согласна.
Прежде чем он понял, что она вознамерилась сделать, она приподнялась и села верхом на его бедра.
— О нет, — торопливо сказал он, когда она попыталась вложить его член в свое лоно. Если бы его собственное возбуждение не было таким жгучим и болезненным, он бы рассмеялся. Она была абсолютно не готова к тому, чтобы принять его в себя, и вот поди ж ты — вознамерилась сесть на него как на кол.
Когда он заговорил, она взглянула на него, и он увидел, что она побледнела: она боялась предстоящей боли.
Колин улыбнулся и стал поглаживать ладонями ее руки от плеч до кончиков пальцев.
— Еще рано, Джоан. Не принуждай меня войти в тебя сейчас. Я еще не готов это сделать. Совсем не готов. Да, да, это правда. Я еще не достиг того состояния, чтобы получить от этого наслаждение… — Он осекся, услышав, как она испуганно втянула в себя воздух.
Она перевела взгляд на его член, потом опять посмотрела ему в лицо. Она глядела на него как на помешанного.
— Ты хочешь сказать, что он должен вырасти еще больше?! Но, Колин, ты же стонал и подергивался. Ты весь в поту. Эта штука просто не может стать больше — не может.
— А я тебе говорю, что может, — сказал он, не зная, как еще можно отвратить ее от задуманного. — Я мужчина, и я знаю, что мой орган еще не достиг нужной величины. Поверь мне — ведь у меня есть опыт. Я должен подождать, когда он станет еще больше, иначе удовольствие, которое я получу, будет обычным, заурядным. Оно не будет стоить времени, затраченного на его достижение. Ты же хочешь, чтобы я получил огромное наслаждение. Разве не так?
— Конечно, так. Я же обещала тебе, что больше не буду вести себя как эгоистка. Если ты хочешь, чтобы он увеличился еще больше, если именно это заставляет тебя кричать от наслаждения, то пусть так и будет. — Она глубоко вздохнула. — Что я должна делать?
Он страдальчески улыбнулся.
— Ляг на спину. Нет, нет, я не собираюсь ничего делать с твоим телом. Я просто хочу показать тебе, что ты должна сделать, чтобы я завопил от наслаждения, как кричала ты прошлой ночью.
На ее лице отразилось сомнение, однако она молча кивнула и сделала, как он просил. Она лежала на спине, смотрела, как он опускается на нее, и в ее глазах он снова видел тот же самый проклятый страх — но за это ее нельзя было винить, ведь его плоть была уже возбуждена до предела и тверда как камень. А она воображает, будто возможно, чтобы он стал еще больше!
Он сделал над собой усилие, чтобы успокоиться. Нет, он не допустит, чтобы задуманный им прекрасный сюрприз превратился в еще одно фиаско.
Лежа между ее ног, как она только что лежала между его, он приподнялся, опираясь на локти.
— А теперь, — сказал он, — посмотри на меня, Джоан. Вот так, хорошо. Я хочу, чтобы ты целовала меня в губы — еще и еще. Это очень важно, без этого я смогу только делать вид, что получаю удовольствие. Ты же не хочешь, чтобы мне пришлось притворяться?
— Конечно, нет, — ответила Синджен. То, что он предлагал, вполне устраивало ее. Целуя его, она сможет на какое-то время забыть о той части его тела, которая упирается в ее живот. Этот его член такой огромный и горячий и наверняка причинит ей боль, как же иначе, но ее решимость непоколебима, и в этот раз она его не подведет. Она больше никогда его не подведет. Он желает ее, и она удовлетворит его желание так, как он этого захочет.
Колин действовал неспешно. Он целовал ее снова и снова, пока она — слава Создателю — не начала стонать и извиваться. Он вымученно улыбнулся и, лежа на ее теле, сдвинулся немного ниже, чтобы ласкать ее груди. Вкус ее сосков был сладок, и он задрожал от острого желания войти в нее.
— Ты хочешь меня уже достаточно сильно, Колин? При звуке этого голоска, тихого и сдавленного, он опустил голову еще ниже.
— Нет, еще нет. Мне нужно еще время, Джоан, чтобы мое желание стало еще сильнее.
— Хорошо.
— Тебе нравится то, что я с тобой делаю? Это не обязательно, но, может быть, ты тоже получаешь от этого удовольствие, как и я?
— О да, мне очень приятно.
«То ли еще будет, моя красавица», — подумал он, передвигаясь еще ниже и касаясь языком ее живота. Он почувствовал, как напряглись под кожей ее мышцы, почувствовал, как она дрожит, и понял, что хотя ей и невдомек, что он собирается сейчас сделать, но она уже возбуждена и полна нетерпения и почти готова к тому, чтобы он заставил ее раствориться в наслаждении и забыть обо всем.
В следующее мгновение он поцеловал ее лоно, и она вскрикнула, хватая его за волосы.
Он целовал и ласкал ее губами. Одновременно он просунул внутрь ее палец и возликовал. Она была уже готова принять его. Совершенно готова. Он довел ее до того предела, за которым лежит путь к блаженству. Он быстро скользнул обратно вверх, возвышаясь над ней, и приподнял ладонями ее бедра.
— Посмотри на меня, Джоан.
Она открыла глаза, и он вошел в нее. Он видел, как ее голубые шербрукские глаза расширяются, знал, что она напрягается, ожидая боли, но это ожидание будет напрасным. Боли не будет.
Он продолжал медленно продвигаться, поднимая ее бедра все выше, чтобы она могла вместить его до конца. Он чувствовал, как ее плоть растягивается навстречу его вторжению, но боли не было и в помине, в этом он был уверен. Погружение в ее теплую плоть было таким сладостным, что он стиснул зубы, чтобы не потерять над собой контроль.
— Колин?
— Что? Разве тебе это не приятно?
— О да, да, тысяча чертей! Я ничего не понимаю. Почему я больше не чувствую той ужасной боли? Моя плоть растягивается, чтобы принять тебя, я чувствую тебя внутри себя, но это не больно. Напротив, это очень приятно.
Он нажал и вошел в нее до конца. Затем снова наклонился к ней и начал жадно целовать ее.
— Двигайся вместе со мной, Джоан, от этого я испытаю еще большее наслаждение. Ведь именно этого ты хочешь?
— О да, — прошептала она и начала двигаться в унисон с ним, сначала неровно, толчками, но вскоре ее тело задвигалось в нужном ритме, уже независимо от ее сознания.
Он продолжал целовать и ласкать ее и двигаться в неистовом ритме, то входя в нее до упора, то частично выходя. Наконец, когда он почувствовал, что не в силах и дальше держать себя в узде, он просунул руку между ней и собой и дотронулся до ее сокровенной плоти.
Он наблюдал за ее лицом, в то время как его пальцы ласкали ее.
Вид у нее был ошеломленный.
— Колин! — тонко вскрикнула она.
— Да, дорогая. Давай встретим это вместе, хорошо?
— Я не понимаю, что происходит, — начала она, затем ее голова откинулась назад, спина выгнулась, и она громко закричала. При этом ее плоть конвульсивно сжалась вокруг его плоти, и он, перестав сдерживаться, взорвался.
Она лежала под ним совершенно неподвижно.
Учащенное дыхание Колина наконец выровнялось, стало медленнее. Он прижал ладонь к ее левой груди — ее сердце все еще колотилось как бешеное. Он улыбнулся во весь рот. Ему хотелось сорваться с кровати и пуститься в пляс.
— Успокойся, — проговорил он и легко-легко коснулся ее губ своими.
Она стала дышать медленнее. Ее тонкая рука чуть приподнялась, потом снова упала. Колину хотелось, чтобы она обняла его, но он решил, что, видно, слишком утомил ее. Приятно сознавать, что твоя жена устала от наслаждения, особенно если перед этим она ожидала, что будет пронзена и измучена.
— Ты вела себя очень мужественно, Джоан, — сказал он проникновенно. — Какое величие души — скрыть от меня свою боль, чтобы заставить меня поверить, будто ты испытываешь наслаждение. Я счастливейший из мужчин — ведь мне досталась такая самоотверженная и благородная жена.
В следующее мгновение он со стоном потирал свою руку.
— Самоотверженная, благородная и злющая, — сказал он со вздохом. — Зачем ты ударила меня?
— Ты обманул меня, чертов шотландец. Нет, черт возьми, не смей по своему обыкновению надменно поднимать одну из твоих окаянных бровей. Ты обманул меня. Ты согласился со мной, что боль будет ужасной. Ты насмехался надо мной, зная все наперед, и я тебя ненавижу!
Колин, не удержавшись, расхохотался и тут же почувствовал, что выходит из нее. Он оборвал смех. Ему не хотелось отделяться от нее. От одной мысли о том, что он слит с ней, от ощущения ее мягкой, жаркой плоти он снова возбудился и погрузился в нее еще глубже. — Нет, эту абсурдную мысль высказала ты сама. Не надо переписывать прошлое, Джоан. Я знаю, когда это было у нас первый раз…
— Первый раз! Ты терзал меня три раза!
— Ну, хорошо. Я поступил плохо и, если ты помнишь, потом просил у тебя прощения. Кроме того, если твоя память не была полностью опустошена недавним вихрем наслаждений, ты вспомнишь, как я говорил тебе, что в дальнейшем тебе уже не будет больно, но ты мне не поверила. Теперь ты знаешь, что я говорил тебе чистую правду. Сегодня утром я сказал тебе, что мужчины — полезные существа. Мы пригодны для защиты — если вы, женщины, позволяете нам защищать себя, — и еще мы годимся для того, чтобы дарить вам наслаждение. Теперь, когда ты узнала о наслаждении, не желаешь ли ты опять заняться любовью?
Она посмотрела на него, кипя от злости. Ее голубые глаза сузились и были похожи на щелки. Она процедила:
— Ладно.
В этот раз он любил ее медленно, и слияние их тел длилось уже дольше. Он был доволен собой. Когда она изогнулась и застонала, он закрыл глаза, чтобы лучше почувствовать невыразимое блаженство удовлетворенной страсти, и, отпустив узду, отдался ему целиком.
— Признайся, Колин, ведь ты посмеивался надо мной, правда? — спросила она спустя некоторое время, переворачиваясь со спины на бок.
— Ну, разве самую малость. И по большей части про себя. Ты была так искренна, так непоколебимо убеждена, что наши тела несовместимы. Да, мне было смешно, но при всем при том я изрядно помучился: видишь ли, я безумно хотел тебя. Кстати, сейчас я, кажется, опять тебя хочу. Ты не против? Впрочем, нет, погоди, ведь тогда в сумме опять получится три раза — пресловутые три раза. Так что подумай хорошенько, прежде чем ответить, Джоан.
— Я не против, — быстро ответила она и приподнялась, чтобы поцеловать его в губы.


На обед они опоздали, а точнее сказать, явились только к самому его концу. Когда они вошли в столовую, Филпот и Рори уже подавали десерт — сладкие пирожки с открытой начинкой из смеси черники и смородины. Филип и Далинг уже поели, и Далей увела их в детскую.
В столовой сидели Серина, оба брата Синджен и их жены. Тетушка Арлет находилась в своей комнате, где ей предстояло оставаться, пока ее брат не пришлет экипаж, чтобы отвезти ее домой.
Дуглас вскинул одну бровь, однако промолчал. Синджен подивилась подобной сдержанности, но тут же сообразила, в чем дело: он пережевывал кусок сладкого пирожка.
Зато Райдер мог выражать свои чувства без помех. Он откинулся на спинку стула, сплел руки на плоском животе, и его голубые глаза насмешливо блеснули.
— Синджен, на твоей хорошенькой мордашке сейчас такое выражение, что у меня руки чешутся прибить Колина. Ты — моя младшая сестренка, юная и неискушенная. Ты просто не имеешь права выглядеть подобным образом и заниматься тем, чем ты, несомненно, сейчас занималась, и притом с большим пылом.
— Умолкни, — сказала Софи и кольнула его руку зубцами своей вилки.
— Но он прав, — поддакнул Дуглас. Он уже проглотил пирожок и приготовился тоже отпустить в адрес Синджен пару-тройку шуток.
— Оставь свое зубоскальство, — сказала Алике. — Она теперь замужняя дама. Ей давно уже не десять лет.
— Это точно, — заметил Колин, весело улыбаясь своим родственникам, потом поцеловал жену в нос и усадил ее в кресло хозяйки дома.
Быстро пройдя к другому концу стола, он сел, поднял свой бокал с вином и сказал:
— Предлагаю тост. За мою жену, прекрасную и весьма упрямую леди, которая до недавних пор пребывала в таком глубоком заблуждении относительно удела жены, что…
— Колин, замолчи! — закричала Синджен, бросая в него свою столовую ложку. Ложка, однако, не долетела до цели, поскольку длина обеденного стола составляла двенадцать футов, и шлепнулась на полдороге, ударившись о вазу с нарциссами.
Филпот громко прочистил горло, но никто не обратил на него ни малейшего внимания.
Серина вздохнула и, посмотрев сначала на Колина, потом на Синджен, сказала:
— Колин никогда не смотрел так ни на Фиону, ни на меня. По нему сразу видно, что он не только удовлетворил свою мужскую похоть, но и получил нечто большее. Он похож на кота, которому незаслуженно досталось много сливок. По-моему, он по натуре ужасный эгоист, так что я надеюсь, что эти сливки не пойдут ему впрок и его как следует стошнит. Филпот, подай мне, пожалуйста, пирожки.
Филпот с каменным лицом поставил перед ней блюдо с пирожками.
— Я рад, что дела у вас пошли так славно, — удовлетворенно сказал Райдер. — Сестренка, может быть, у тебя есть какое-то колдовское зелье? А не давала ли ты его рецепт Софи? А то она стала такой жадной до утех, такой безжалостной и ненасытной, что мне требуется все мое великодушие, чтобы не отказать ей в ее непомерных притязаниях. Взгляните на меня — перед вами мужчина, который тратит все свои силы на то, чтобы подарить ей еще одного ребенка. Она никогда не оставляет меня в покое. Все время меня изводит. Я спасаюсь от нее только за обеденным столом.
— Сейчас она еще раз ткнет тебя вилкой, если ты не закроешь рот, — сказала Алике. — Я надеюсь, Софи, что когда ты опять будешь беременна, тебя хотя бы один раз замутит и вырвет, как меня.
— Ну нет, — сказала Софи. — Никогда и ни за что. К тому же я слишком хороший человек, чтобы на меня свалилась эта напасть. Я думаю, все дело в твоем муже, Алике. Это от него тебя тошнит.
Все три дамы из семейства Шербруков рассмеялись. Дуглас неодобрительно посмотрел на свою невестку. Райдер гордо выпятил грудь.
— Нет и нет. Софи ни дня не будет страдать от этой хвори. Я просто запрещу ей болеть.
Алике раздумчиво покачала головой и сказала, обращаясь к Софи:
— Иногда я на время забываю, какая они прелесть — наши с тобой мужья. Но когда вспоминаю, то начинаю понимать, что жизнь не просто приятна, а восхитительна. Она даже слаще, чем эти пирожки с черникой и смородиной, которыми объедается Дуглас.
— Вот теперь ты говоришь истинную правду, — одобрительно заметил Дуглас. — Поэтому мне бы не хотелось, чтобы ты нас покидала и со всех ног неслась к тазу, который Филпот поставил в вестибюле.
— Я бы предпочла сменить тему, — сказала Синджен.
— Да, — согласился Райдер, — теперь, когда мы с Дугласом убедились, что ты, Синджен, довольна своим мужем, можно поговорить и о другом. Мы с Дугласом немало думали над всей этой ситуацией, Колин, и нам кажется, что человек, который сказал Роберту Макферсону, что ты убил его сестру, скорее всего сам и есть ее убийца.
— Или сама, — добавила Алике.
— Верно. Но кому понадобилось убивать Фиону? — спросила Синджен. — И оставлять на краю утеса Колина в бессознательном состоянии, чтобы его легко было обвинить в убийстве, поскольку он ничего не помнил? Это был очень тщательно продуманный план. Серина, ты не знаешь, кто так сильно ненавидел твою сестру? И притом достаточно знал о всяких зельях, которые могли бы отшибить память у Колина?
Серина подняла взгляд от пирожка, который держала в руке, отрешенно улыбнулась, глядя на Синджен, и сказала своим тихим, нежным голосом:
— Фиона была гадкая, вероломная дрянь. Я сама ее ненавидела. И я достаточно хорошо знаю свойства опиума и белены. Я могла бы проделать все это без особого труда.
— О Господи.
— Давайте сделаем следующий шаг, — предложил Дуглас. — Скажите, Серина, а кто ненавидел Колина?
— Его отец. Его брат. Тетя Арлет. Под конец его возненавидела и Фиона, потому что она сильно ревновала его и знала, что он ее не любит. Она ревновала его даже ко мне, но в то время я не прикасалась к тебе, Колин, я была очень осторожна.
Пока она говорила, Колин сидел неподвижно, будто окаменев. Потом медленно положил свою ложку на тарелку. Когда он заговорил, его голос был спокоен, несмотря на боль, которую ему, должно быть, причинили слова Серины.
— Мой отец не испытывал ко мне ненависти, Серина. Я просто был ему безразличен. Следующим графом и лэрдом должен был стать мой брат. А я для отца ничего не значил. Я понимал это, как понимал и то, что это неправильно и несправедливо и что это причиняет мне боль. Это было как если бы у нас с Джоан был сын, а мы бы не обращали на него никакого внимания, потому что Филип родился раньше.
Что до моего брата Малколма, то у него также не было причин меня ненавидеть. Ведь у него было все. Если у кого из нас двоих и были причины для ненависти к другому, то таить злобу должен был бы не он, а я. Теперь об Арлет, моей тетке. Она любила моего отца и ненавидела свою сестру, мою мать. После того как моя мать умерла, она хотела, чтобы отец женился на ней, но он этого не сделал. Что правда, то правда, меня она терпеть не может, а на моего брата только что не молилась, хотя вряд ли она сама понимает почему. Может быть, в самом начале ее неприязнь ко мне была порождена страхом — ведь я тоже был сыном лэрда и в случае смерти Малколма мог унаследовать земли и титул.
— А вот я, Колин, не питаю к тебе ненависти.
— Спасибо, Серина. По правде говоря, я не знаю, какие чувства питала ко мне Фиона перед своей гибелью. Надеюсь, что не ненависть. Сам я никогда не желал ей зла.
— Я никогда не буду ненавидеть тебя, Колин, никогда. Очень жаль, что я не богатая наследница. Будь у меня большое приданое, тебе бы не пришлось уезжать в Лондон и жениться на ней.
— Но я ведь женился, так что нечего об этом и толковать. А ты, моя дорогая, скоро поедешь в Эдинбург и будешь жить там со своим отцом. Ты будешь ездить на светские приемы и балы и встретишь множество интересных, привлекательных мужчин. Вот увидишь, Серина, так для тебя будет лучше.
— Взрослые всегда так говорят, когда хотят оправдаться.
— Но ты ведь тоже взрослая, — вмешалась Синджен. — Неужели тебе хочется и дальше оставаться в замке Вир?
— Нет, не хочется, в этом ты права. Раз Колин не желает быть моим возлюбленным, мне лучше уехать.
С этими словами она встала со своего места, вышла из-за стола, не дожидаясь, когда Рори отодвинет ее стул, и выплыла из комнаты, не обращая ни малейшего внимания на ошеломленное молчание тех, кто в ней оставался.
— Да, Колин, странные у тебя родственники, — сказал Дуглас.
— А как насчет твоей собственной мамочки, Дуглас? — вмешалась Алике. — Как насчет ее обращения со мной, твоей женой?
— Ну хорошо, Алике, ты права, — с широкой ухмылкой согласился Дуглас. — Что касается Серины… то я не знаю, Колин. По-моему, она все-таки с чудинкой.
— Да, она такая. Немного не от мира сего. Ей всегда нравилось думать, что она ведьма, и она уже много лет балуется со всякими травами и готовит из них какие-то зелья.
— Однако ты не веришь, что она могла убить собственную сестру. И опоить тебя дурманом, чтобы свалить на тебя свою вину.
— Нет, Джоан, не верю. Но Дуглас прав: Серина в самом деле странная. Она всегда была такой. Но Фиона все равно ее обожала и настояла, чтобы она жила с нами, хотя мне это не очень-то нравилось.
— А она не пыталась поцеловать тебя на глазах своей сестры?
— Нет, Алике, не пыталась. Это началось после того, как ее сестра умерла. Когда я привез домой Джоан, она стала подстерегать меня за каждой дверью, вешаясь мне на шею.
— Хорошо бы внести в это дело хоть какую-то ясность, — сказал Дуглас.
— Может быть, позвать сюда Далинг и обратиться к ней? — предложила Синджен. — У этой юной особы есть свое твердое мнение по поводу всех и вся.
— Джоан, — сказал Колин, недовольно глядя на нее через стол, — ты почти ничего не съела, и мне это не нравится.
Ты должна есть и набираться сил. Филпот, положи ее милости порцию побольше.
Дуглас, Райдер и их жены переглянулись и расхохотались. Колин недоуменно моргнул, а потом, к восторгу и удивлению Синджен, покраснел до ушей.


После стольких недель воздержания любовный пыл Колина был столь велик, что ему не составило труда еще раз потешить жену до отхода ко сну. А Синджен, столь долго пребывавшая в заблуждении и восхищенная наконец-то сделанным открытием, не заставила себя просить.
Потом они оба заснули крепким спокойным сном, однако посреди ночи Синджен вдруг проснулась и широко открыла глаза, ожидая увидеть только темноту, царящую в спальне.
Перед ней, бледно мерцая, в своем парчовом платье, расшитом сотнями поблескивающих жемчужин, стояла Жемчужная Джейн. Она была чем-то сильно расстроена и встревожена — Синджен чувствовала это так же явственно, как видела ее.
— Скорее беги к тете Арлет!
Эти слова прозвучали в сознании Синджен очень ясно и громко, так громко, что она не сразу поняла, почему Колин не проснулся и не вскочил как ошпаренный.
Затем Жемчужная Джейн исчезла, будто ее и не были. Она делала это совсем не так, как Новобрачная Дева, которая пропадала из виду медленно, удаляясь и тая, пока ее силуэт не сливался с ночной тьмой. Нет, Жемчужная Джейн пропала мгновенно — один миг, и ее уже не было. Синджен откинула одеяло к изножью кровати и стала трясти спящего мужа.
— Колин! Колин! — истошно кричала она, натягивая на себя ночную рубашку.
Он проснулся, ничего не понимая.
— Что такое, Джоан? Что случилось?
— Скорее! Что-то неладное произошло с тетей Арлет. Синджен выбежала из спальни, не задержавшись даже для того, чтобы взять свечу. На это просто не было времени. Пробегая мимо дверей спален своих братьев, она громко позвала их, но не замедлила свой бег.
Добежав до комнаты тетушки Арлет, она распахнула дверь и тут же остановилась, застыв от ужаса. Арлет висела в петле, привязанной к люстре; ее ноги болтались не менее чем в футе от пола.
— Нет! — закричала Синджен.
— О Господи! — раздался голос подоспевшего Колина. Он быстро подхватил ноги Арлет и приподнял ее, чтобы ослабить давление веревки на шею.
Не прошло и нескольких секунд, как в комнату один за другим вбежали Дуглас, Райдер, Алике и Софи.
Колин, продолжая толкать вверх тело Арлет, крикнул через плечо:
— Дуглас, Райдер, скорее перережьте веревку! Может быть, еще не поздно.
За неимением ножа Дуглас влез на стул и начал развязывать узел, которым веревка была привязана к люстре. Это заняло у него несколько секунд, секунд, которые тянулись как вечность. Колин подхватил падающее тело Арлет, перенес его на кровать и быстро распустил узел на ее горле.
Он прижал пальцы к тому месту на шее, где должен был биться пульс. Потом несколько раз похлопал ее по щекам. Он растер ее руки, ноги, снова похлопал по лицу, потом потряс. Но она не очнулась.
— Она мертва, — сказал он, выпрямляясь. — Боже правый, она мертва!
— Я знала, что она умрет, — сказала стоявшая в дверях Серина. — Водяной, который был любовником твоей матери, убил ее за то, что она рассказала Джоан о тайне твоего происхождения. О да, Колин, твоим отцом был водяной, и вот теперь Арлет получила то, что заслужила, — смерть.
Она повернулась и вышла из комнаты; ее белая ночная рубашка развевалась в такт шагам. Сделав несколько шагов, Серина вдруг остановилась и, оглянувшись, сказала:
— Вообще-то я не верю в эту ерунду про водяного. И не знаю, зачем я все это наговорила. Но мне не жаль, что она умерла. Она была опасна для тебя, Колин.
— О Господи, — проговорила Алике и лишилась чувств.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста-наследница - Коултер Кэтрин



Очень хороший книга .Мне очень понравилось
Невеста-наследница - Коултер КэтринLusinka
25.11.2010, 20.40





Очень хорошая книга .Мне очень понравилось.
Невеста-наследница - Коултер КэтринLusinka
26.11.2010, 19.49





Мне тоже понравился этот роман. Легко читается.
Невеста-наследница - Коултер КэтринАлла
19.04.2012, 21.49





♥Это мой любимый роман♥
Невеста-наследница - Коултер КэтринМарианн
3.06.2012, 10.16





МИло! Мило! Мило! И сказать больше нечего. Да и опять штамп со злодеем кузеном. Читайте только перед сном.
Невеста-наследница - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.01





Читала с большим удовольствием. Ну очень понравился.
Невеста-наследница - Коултер КэтринАлла
18.07.2012, 22.43





Слишком много всего: кузен-злодей, призраки, главная героиня сорванец, детки новоиспечённого мужа, слишком большая мудрость в 19 лет... Однако до последней страницы такое ощущение, что Джоан - бедная девочка в состоянии влюблённости, которую просто во всех отношениях пользует муж.
Невеста-наследница - Коултер КэтринItis
30.07.2012, 22.05





Видимо первый сексуальный опыт автора был просто ужасен, либо вообще не состоялся) Такой ужас написан-как только главная героиня не померла в первую брачную ночь.
Невеста-наследница - Коултер КэтринПупсик
29.12.2012, 20.59





Мені вцілом понравилась ця книжка 9 БАЛОВ
Невеста-наследница - Коултер КэтринНаташа
3.06.2013, 21.07





первую половину книги прочитала с большим трудом, только лень заниматься чем-то серьезным заставляла прдраться сквозь жуткие и несвязные дебри. потом пошла завязываться интрига,появилась нить, логика. вобщем, с половины и до конца стало интереснее. но все-равно логики и четкости не хватает.
Невеста-наследница - Коултер Кэтринpetra
5.06.2013, 18.53





Как Сиджен не быть мудрой в свои года, если у нее такие братья, да и к тому же у Рейдера столько детишек, что не захочешь, а получишь этот самый опыт с детьми... Так что ничего удивительного. Мне понравился роман, как и два предыдущих про ее братьев (невеста-обманщица, строптивая невеста)
Невеста-наследница - Коултер Кэтринлюбовь
2.08.2013, 20.21





скучновато
Невеста-наследница - Коултер Кэтриннадежда
7.08.2013, 14.25





Действительно, не самый интересный роман данного автора, скучно было читать. Все героини молоды, а уже способны на такую сильную любовь... Сомнительно.
Невеста-наследница - Коултер КэтринЛюдмила
15.09.2013, 20.24





мне не понравилось.
Невеста-наследница - Коултер Кэтринвесенний цветок
24.09.2013, 15.48





Длинно и скучно.
Невеста-наследница - Коултер КэтринКэт
5.02.2014, 22.44





роман очень понравился!!!
Невеста-наследница - Коултер Кэтринкатюша
15.07.2014, 16.52





Чудесный роман.
Невеста-наследница - Коултер Кэтрин007
18.09.2014, 22.16





А есть ли фильм?
Невеста-наследница - Коултер КэтринАрунка
30.10.2015, 20.21





Нет,фильм к роману к сожалению не снят. Возможнл в театре ставили но такогого фильма нет
Невеста-наследница - Коултер КэтринДддев
30.10.2015, 20.26





Женское любовное мыло в ТЕАТРЕ? Ахахах насмешили.
Невеста-наследница - Коултер КэтринВаш Кэп
30.10.2015, 20.38





Вообщем, нормально. Завязка сюжета необычна: героиня сама предлагает жениться на ней ради денег. Обычно героини очень возмущены тем, что женятся ради приданого, а не ради них самих. Здесь же героиня очень реально смотрит на ситуацию. Единственное, героиня поразила своей тупизной в плане секса. Всё-таки, девушка бойкая, не забитая, любопытная, образованная. Могла бы прочитать книг побольше на эту тему, поговорить со своими невестками, которые счастливы замужем и любят сами это дело и отношения у них доверительные, близкие. Но, её, почему-то, сей вопрос не интересовал ни грамма. Не похоже это на характер героини что-то...
Невеста-наследница - Коултер КэтринМарина
16.02.2016, 8.27





Полная чушь
Невеста-наследница - Коултер КэтринЕлена
22.03.2016, 12.22





Мне нравится вся серия про Шербруков и эта не исключение...
Невеста-наследница - Коултер КэтринМизашка
30.11.2016, 22.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100