Читать онлайн Неутомимая охотница, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неутомимая охотница - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неутомимая охотница - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неутомимая охотница - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Неутомимая охотница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Четверть часа спустя лорд Бичем появился с соблазнительными теплыми булочками, свежим маслом, абрикосовым желе и чайником собственноручно заваренного чая. — Булочки не совсем свежие. Миссис Туп испекла их вчера специально для такого случая. Однако я развел огонь в камине и подогрел их.
— А что ты имел в виду под десертом? Ему явно понравился ее вопрос.
— Наказание, счастье мое. Всем окружающим просто не терпится просветить меня на эту волнующую тему. Возможно, ты стала слишком предсказуемой в своих методах, потеряла былую изобретательность. Пора влить свежий солод в старое пиво, дать вещам новую перспективу.
— Кому это “всем”?
— Я не могу раскрыть свои источники. Думаю, они попросту боятся возможной мести.
— Спенсер, пожалуйста, отпусти меня. Даю слово, что пальцем тебя не трону.
— Как мило, что ты вздумала звать меня по имени, дорогая. Надеюсь, это означает, что ты больше не намерена держать меня на расстоянии?
Она снова попыталась вырваться, но безуспешно, и с каждым мгновением все больше багровела.
Спенсер погладил ее по щеке, уселся в кресле у кровати и предложил:
— Намазать тебе булочку маслом и желе?
— Я хочу есть сама.
— Так и быть.
Он освободил ей руку и подозрительно смотрел, как она сгибает и разгибает запястья и сжимает пальцы.
— Ну как, намазать?
Хелен кивнула. Слава Богу, она, кажется, на время оставила свои кровожадные намерения.
Она съела две булочки с абрикосовым желе, легла на подушки и вздохнула:
— Восхитительно. Миссис Туп печет лучшие булочки в округе. Спасибо. Мне хотелось бы вернуться в гостиницу к обеду. Надеюсь, мы можем уехать?
— Хочешь чая? С молоком? Лимоном?
У Хелен появилось в глазах то же выражение, как при стычке с молодыми повесами из Кембриджа. Она жаждала крови.
Ему не следовало бы давать ей чай, особенно с молоком. Она швырнула чашку ему в лицо, но тут же съежилась.
— О Господи, я не подумала. Мне следовало бы сначала выпить хоть два глотка.
— Возможно, — спокойно согласился Спенсер и поднялся, чтобы привести себя в порядок. — Подобные вещи, — продолжал он, окуная тряпицу в тазик с теплой водой, стоящий на комоде, — заслуживают наказания. Как по-твоему? Пятая степень?
— Не мели вздор! Ничего общего с Пятой степенью! — выпалила она, но, поняв, что натворила, тут же осеклась.
— Согласен, — учтиво улыбнулся он, явно готовый к компромиссу, такой сговорчивый и вежливый, что ей захотелось дать ему оплеуху. — А что ты считаешь справедливым? Третью степень?
— Ты смеешься надо мной, Спенсер!
— По крайней мере ты продолжаешь звать меня по имени.
— Не могу же я обращаться к тебе “лорд Бичем”! Это крайне неудобно в данных обстоятельствах. Я лежу в ночной рубашке, связанная, беспомощная…
Спенсер громко втянул воздух и, собравшись с силами, вытер лицо. Потом принялся расстегивать мокрую сорочку.
Она смотрит на него, он это чувствует! Ее глаза блестят вожделением, если только он не ошибается. А он не ошибается. Чудесно!
Оставшись обнаженным до пояса, он повесил сорочку на спинку стула сушиться и направился к кровати.
— Я нравлюсь тебе, Хелен?
— Ты мужчина. Что в тебе такого хорошего?
— Ты уставилась на мою грудь и теперь с величайшим трудом стараешься не опустить глаза ниже пояса. Что скажешь? Нравится тебе, как я сложен?
— Мне пить хочется.
— Если я дам тебе еще одну чашку, обещаешь выпить чай, а не выплеснуть на меня?
На лице Хелен отразилась сложнейшая внутренняя борьба, но благоразумие победило.
— Ладно, так и быть, обещаю, — неохотно обронила она. Он поцеловал ее в губы, выпрямился и налил чая, но на этот раз не добавил ни молока, ни сахара, потом помог Хелен сесть и вручил чашку.
Она пила медленно, не глядя на него, и, протянув пустую чашку, спокойно заметила:
— Это безумие. Спенсер. Не можешь же ты всю жизнь держать меня привязанной к проклятой кровати!
— Почему нет?
Он едва не рассмеялся при виде ее ошеломленной физиономии.
— Ну.., не знаю, — растерянно пробормотала она. — Так нехорошо. Кроме того, не тебе учить меня новым наказаниям. Вряд ли ты сообщишь мне, чего я еще не знаю!
Поразительно, до чего она самоуверенна!
— Ты так считаешь?
Бичем весело усмехнулся. Подумать только, всего месяц назад он вообще не подозревал о существовании мисс Хелен Мейберри! Теперь же представить не мог существования без нее. Самое главное — чтобы она была рядом, безразлично, связанная или нет.
Хелен неразборчиво хмыкнула что-то, глотнула чая и подняла голову.
— Разве ты не сказал, будто хочешь дать мне все, что я пожелаю?
— Что-то не помню.
— Сказал именно так или что-то в этом роде, невероятно романтичное и крайне возмутительное. Утверждал, что мы прекрасно поладим. Но мне расхотелось ладить с тобой. Ненавижу, когда меня связывают!
Спенсер нежно улыбнулся:
— Свобода близка, дорогая, только руку протяни! Все, что для этого нужно, — согласиться выйти за меня, и мы немедленно отправимся к викарию Локлиру Гиллиаму.
— Я могла бы согласиться и покинуть вас с викарием у алтаря.
— Могла и этим крайне разочаровала бы меня. Твой отец перечислил все твои слабые места, все недостатки твоего нелегкого характера, проделки и глупости, на которые ты способна, но не упоминал, что ты к тому же лгунья.
— Я никогда не лгу, черт тебя возьми!
— Прекрасно. Так ты выйдешь за меня? Хелен прикусила губу. Заметив, что губы у нее пересохли и обветрились, Бичем подошел к комоду и выдвинул ящики. Смягчающая мазь оказалась во втором. Спенсер сел рядом с Хелен, окунул палец в густой белый бальзам и стал втирать ей в губы. Она не сделала попытки ударить его свободной рукой, только сухо поблагодарила.
— Рад услужить, — ответил Спенсер и снова поцеловал ее, ощущая на губах горьковатый вкус мази.
— Ну а теперь выйдешь за меня?
— Нет.
— В таком случае ты готова к наказанию Третьей степени или снова плеснешь в меня чаем?
— Это заслуживает наказания не выше Первой степени.
— А что ты под этим подразумеваешь?
— Человека оставляют одного не меньше чем на два часа в темной комнате без воды и еды. Я обычно использую шорную, на задах конюшни. Там всегда стоит полумрак.
— Что же, не слишком привлекательно, — вздохнул Спенсер, — зато справедливо.
Он сдвинул занавески, привязал ее свободную руку к изголовью, укрыл одеялом, погладил по голове, поцеловал и, захватив поднос, вышел. Она услышала, как Спенсер насвистывает, уходя по коридору. Он не вернулся.
Хелен закрыла глаза. Она не представляла, что это простое наказание может быть столь ужасным. Да это не меньше чем Третья степень! Придется, пожалуй, пересмотреть шкалу наказаний.
Она была уверена, что день уже клонится к вечеру, когда дверь спальни снова открылась. От радости Хелен была готова броситься Спенсеру на шею.
Он подвинул стул к ее кровати и сел, сложив ладони домиком и поигрывая кончиками пальцев. Она как зачарованная смотрела на него, вспоминая, как эти руки ласкали ее, и вздрагивала от восхитительного предчувствия. Кстати, о прикосновениях: почему он не набрасывается на нее? В обычных обстоятельствах у него не хватало времени даже раздеться, а сейчас сидит и барабанит своими чертовыми пальцами. Что это с ним?!
— Один из наиболее эффективных методов наказания, которые я практикую, можно назвать полуэкстазом.
Сердце Хелен забилось, медленно, гулко. Лицо зажглось возбуждением. Спенсер вежливо откашлялся.
— Видишь ли, Хелен, стоит нам сойтись, как начинается ураган. В жизни не представлял, что такое может быть! Стоит мне дотронуться до тебя, и ты теряешь голову.
— Да, верно, я с ума схожу. Никакого самообладания. А что делаешь ты, когда я тебя касаюсь?
— Хороший вопрос, — кивнул он. — Я, вполне возможно, теряю значительную часть своей безупречной техники, хотя ты хочешь меня так сильно, что ничего не замечаешь. Это открытие неизменно вызывает у меня смех.
— Поскольку я не знакома с твоей прославленной техникой, не знаю, смеяться мне или плакать.
Спенсер увлеченно подался вперед, решив, что теперь самое время довести ее до бешенства. Поиздеваться так, чтобы она запомнила, кто здесь хозяин.
— Видите ли, дорогая, вы так.., боюсь употребить столь нелестное, хотя точное определение, но я должен быть честен. Вы просты и легкодоступны, Хелен.
Покорная. Послушная. Возможно, даже смирная. В вас нет никакой загадки. Вы не бросаете вызов. Стоит взглянуть на вас с искоркой интереса в глазах — и вы, фигурально выражаясь, начинаете вилять хвостом. Поцелуй вас — и вы готовы лечь на спину и притянуть меня к себе. Короче говоря, вы не дали мне времени применить мою изощренную технику обольщения. Ваша наивность несколько угнетает, но, думаю, не стоит зря тратить свои способности и таланты, если все само идет в руки. — Спенсер вздохнул. — Поскольку дорогая, я восхищаюсь вами, то вынужден смириться.
Он замолчал и стал выжидать, наслаждаясь паузой. Предвкушая бурю. Он любил эти взрывы ее ярости и готовился выдержать натиск. Ее лицо раскраснелось, глаза сверкали, губы сжались в тонкую линию. Ему хотелось зацеловать ее до смерти, но Спенсер продолжал сидеть не двигаясь, сложив руки, боясь, что, если шевельнется, схватит ее в объятия, и тогда все пропало.
Хелен посмотрела ему в глаза и отчетливо выговорила:
— Ты прав. Я жалкое создание, без воли и самообладания, и возможно, любой мужчина способен вызвать во мне такие же ощущения, как ты. Как по-твоему?
Он уставился на нее, трепеща от гнева, ударившего в голову, лишавшего рассудка. Но в отличие от Хелен Бичем был человеком сдержанным.
— Ты, — спокойно сказал он, — безголовая дурочка, Хелен. И ничего не знаешь. Я вытащил тебя из провинции, научил любви, дал понять, как ты легкодоступна, но только мне. Слышишь, только мне! Ни один другой мужчина не смеет протянуть к тебе руку. Да ты и сама, возможно, вбила бы любого другого в пол, стоит ему сделав нескромное предложение! Да, повторяю, ты настоящая идиотка. Не будь ты таковой, поняла бы, что я единственный, кто может заставить тебя сгорать от страсти, стать податливой, покорной и готовой сделать все, что я только пожелаю.
Хелен зевнула.
— Видишь ли. Спенсер, хорошенько поразмыслив, я пришла к выводу, что все эти сумасшедшие неукротимые эмоции, которые ты вынудил меня испытать, в действительности не существовали; во всяком случае, в них ничего нет особенного. Ну было что-то.., случайное.., на грани безумия.
— Ты вправду так считаешь?
— Ода, разумеется. — Она щелкнула пальцами. — Чушь. Вздор, Совсем ничего.
— Я рад, что ты это сказала.
Он поднялся, стянул сапоги и оглянулся.
— Надеюсь, ты докажешь слова делом? — Возможно, — кивнула она, и его затрясло. Это оказалось самым трудным из всего, что ему когда-либо предстояло сделать, но он держался. Из последних сил.
— Думаю, — продолжала Хелен, — я насажу тебя на отцовскую шпагу.
Но несмотря на столь грозное предупреждение, он увидел, как возбужденно блестят ее глаза, расслышал в голосе волнение, которое она безуспешно пыталась скрыть. Волнение и едва различимые нотки ярости из-за своего беспомощного положения. Ах эта женщина, которую милосердный Господь создал специально для него одного!
Спенсер шагнул к окнам и отдернул гардины. В комнату ворвалось ослепительное сияние.
— Знаешь, сердце мое, — с улыбкой признался он, — я уже немного свыкся с твоими странностями.
Сев на край кровати, он нагнулся и стал развязывать ленты ее ночной рубашки. И заметил, как в ямке между ключицами бешено бьется пульс. Спенсер старался не обращать внимания на собственную, перехлестывающую через край страсть. Если дать ей волю, он снова возьмет Хелен, как всегда, быстро, жестко, исступленно. Нет, нужно следовать намеченному плану. Он намеревался наказать Хелен, а не любить до потери сознания. Для этого еще слишком рано.
Он распахнул вырез рубашки, обнажив ее груди.
— Хорошо, что у меня появилось время оценить клад, посланный судьбой. То сокровище, что ты мне так щедро предлагаешь.
— Свинья! Я ничего тебе не предлагала!
Он приложил палец к ее губам, подался вперед и поцеловал нежное полушарие. Хелен пыталась сделаться неподатливой и неподвижной, как полено, но ничего не выходило. Что же, может, секунд десять она и выдержит.
Спенсер по глазам видел, что она ничего не боится и полностью доверяет ему. И испытывает чистое, неподдельное наслаждение.
Хорошо еще, что он не снял лосины и час назад поклялся своему отражению в зеркале, что не возьмет ее ни разу, пока они не поженятся. И пусть ему хочется повеситься от тоски, он будет держаться до конца.
— Наказание не закончено. Поскольку ты связана и не сможешь ни напасть на меня, ни отвлечь, продемонстрирую свою невероятную технику.
Она затаила дыхание, когда он стал целовать ее груди и ласкать их до тех пор, пока она едва не обезумела. Потом отстранился, одним взмахом располосовал ее рубашку до самого подола и развел обрывки. Наконец-то ее роскошное тело открыто его взгляду.
Спенсер возвел глаза к потолку и вознес благодарственную молитву. Но блаженное состояние продолжалось недолго. Стоило ему положить ладонь на плоский белый живот Хелен, как его дыхание участилось. Он поспешно поднялся, подошел к чайному подносу, оставленному на маленьком инкрустированном столике перед камином, налил себе чая и вернулся к прерванному занятию — продолжал рассматривать Хелен.
— Спенсер! — Что, сердце мое?
Ее груди тяжело вздымались. Изумительное зрелище! Куда лучше, чем он себе представлял, и это немного его удивило. Она попыталась приподнять бедра.
— Это первая ступень твоего наказания, — сообщил он. — Тебе понравилось? Оценила всю его утонченность? Восторгаешься названием “полуэкстаз”?
Хелен молча смотрела на него. Он отставил чашку, сел и припал губами к ее животу. Хелен вздрогнула и застонала. Спенсер вымученно улыбнулся и прошептал, обдавая ее горячим дыханием:
— А теперь вторая ступень.
И, положив руку на треугольник мягких волос, поднял голову.
— Спенсер!.. — проскрежетала Хелен с искаженным, как от боли, лицом. Спенсер медленно, зная, как сильно она жаждет его ласк, опустил голову и поцеловал ее. Хелен вскрикнула.
Теперь она действительно в его распоряжении. В его руках. В его власти. Упрямая, своевольная амазонка. Он чувствовал, как наслаждение туманит ей голову, держит тело в постоянном напряжении, а нетерпение все нарастает. И резко поднял голову.
— Хелен!
Но она была уже вне себя.
— Хелен!
Она пыталась сфокусировать взгляд на его лице, но это никак не удавалось. Ей ужасно хотелось почувствовать его губы в том местечке, где они были только сейчас, снова испытать те ощущения, которые лишь он один умел в ней будить. Подумать страшно, что она могла прожить жизнь и не узнать всего этого!
Зато знала теперь, и из горла рвался торжествующий крик. Еще минута — и она вспыхнет буйным факелом или просто ринется головой вперед в вихрь буйного наслаждения.
Он снова стал ласкать ее языком и, когда она застонала, внезапно отстранился. Она по-прежнему извивалась, судорожно дергалась, выгибая спину, насколько позволяли путы, пока волны наслаждения постепенно не улеглись. Спенсер преспокойно уселся в кресло, прихлебывая чай и читая “Газетт”, и при этом даже не смотрел в ее сторону. Она едва не заплакала, но, разумеется, сдержалась. Жаль только, что сейчас она не в состоянии расправиться с ним. Может, проклясть его самыми страшными проклятиями, известными ей? Но слова не шли с языка. Оставалось лежать, чувствуя себя брошенной, покинутой и одинокой. И готовой прикончить его. Так вот оно, его наказание! И он еще назвал его полуэкстазом?! Ублюдок!
Объективно говоря, он проявляет крайнюю жестокость. Десятая степень, не ниже! Стебли штокроз ничто по сравнению с этим. Нет, дайте ей встать с кровати — она пронзит его черное сердце отцовской шпагой!
Хелен дернула левой рукой и, к своему изумлению, сумела освободиться. Проклятый галстук соскользнул с запястья! Теперь вторую руку. Неужели ей повезет и в другой раз? Каким образом она повернула левое запястье, перед тем как узел ослаб?
Она вывернула руку и резко дернула. Получилось! Остались ноги, но тут дело пошло быстрее. Наконец-то! А глупец ничего не заметил, занятый чтением газеты!
Несмотря на гнев, доходящий до бешенства, она чувствовала, что невольно восхищается его методами наказания. Он довел ее едва не до безумия, а потом оставил. Да, весьма эффективно, ничего не скажешь, но он мог бы при этом следить за ее лицом и, возможно, отпускать язвительные замечания. Но нет, этот злосчастный негодяй читает как ни в чем не бывало!
Хелен, стараясь не шуметь, села, стряхнула галстуки и гибким движением, как разъяренная тигрица, прыгнула с постели на ничего не подозревающего Спенсера. Газетные листы рассыпались по комнате. Стул опрокинулся, и они свалились на пол, причем Хелен оказалась сверху.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неутомимая охотница - Коултер Кэтрин



Роман пронизан юмором. Иногда смеялясь вслух. Образ героини неординарен. Интересно наблюдать за сексуальным влечением героев. Советую.
Неутомимая охотница - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.42





Не могу отделатся от ощущения, что читала не понимая как такое можно написать... Лейтмотив книги - это наказание, да ещё преплели тамплиеров и доморощенного винодела. Читать было просто немозможно. Бред полнейший!
Неутомимая охотница - Коултер КэтринItis
2.08.2012, 15.31





Не понравились приключения с поисками лампы, а герои не плохие.
Неутомимая охотница - Коултер КэтринКэт
21.02.2014, 16.10





Двое людей предбальзаковского возраста щекочут друг другу письки.. На самом деле роман слишком "душный", нет свежести.. Неудивительно, что у него такой низкий рейтинг.
Неутомимая охотница - Коултер КэтринG
28.12.2015, 21.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100