Читать онлайн Необоснованные претензии, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Необоснованные претензии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Добрый вечер, мистер Чалмерс.
— Привет, Коги. Как вы?
— Прекрасно, сэр, благодарю вас, — ответил Коги, принимая черный зонт Роуи.
— Миссис Карлтон выйдет через минутку. Выпьете, мистер Роуи?
— Да, ваш мартини, Коги.
Оставшись на минуту в одиночестве, Роуи подошел к длинному ряду окон, занимавших пространство от пола и до потолка, и засмотрелся на проливной дождь. Ему не хотелось снова выходить на улицу, особенно в такую ужасную погоду, но Элизабет так любит симфоническую музыку.
— Добрый вечер, Роуи.
Он круто обернулся — на губах его играла широкая улыбка.
— Элизабет, — сказал он и шагнул к ней.
Боже, она выглядела такой красивой в этом длинном белом атласном платье, удерживаемом на плечах только узенькими бретельками. На шее изумрудная подвеска, спускавшаяся как раз до того места, где груди ее расходились. Он почувствовал, как его дыхание участилось, и потянулся к ней.
— Ну, как Бостон?
— Грязно и жарко, почти как здесь, если не считать дождя.
— Когда ты приехал?
— Примерно час назад. Заскочил домой переодеться.
— Да, — сказала она. — Ты выглядишь очень мило в этом смокинге, Роуи. Право же, очень мило.
— Знаешь, дорогая, пожалуй, нам не стоит выходить сегодня вечером. Мне ни с кем не хочется тебя делить, особенно когда ты выглядишь так великолепно.
Она улыбнулась ему.
— Благодарю. Да и мне тоже сегодня не хочется вылезать из дома.
— Это была такая долгая неделя, — сказал он, улыбаясь ей многозначительно. — Слишком долго я был вдали от тебя.
— Коги приготовил нам один из своих особенных обедов. Думаю, ты проголодался.
— Можете в этом не сомневаться, леди. А теперь насчет еды… — Он умолк и улыбнулся ей особой, самой лучшей из своих улыбок.
— А вот твой мартини и мое белое вино. Благодарю, Коги, мистер Роуи и я пообедаем дома, скажем, через тридцать минут?
— Да, конечно, миссис Карлтон. — Коги отправился на кухню.
— За Элизабет, — сказал Роуи и звякнул своим бокалом о ее.
— Да, за тебя и за меня.
Элизабет отпила немного, продолжая наблюдать за ним, и улыбнулась нежной, задумчивой улыбкой.
— Когда же я познакомлюсь с твоей семьей, Роуи?
— Не так скоро, как мне бы хотелось, — ответил он. — Мои родители не могут примириться с этой влажностью и завтра уезжают на Бермуды.
— Понимаю. И надолго?
Он пожал плечами.
— На пару месяцев, думаю. Ты знаешь, у них дом в Гамильтоне.
— Нет, я не знала, но это не важно, верно?
— Не важно, — ответил он медленно, — думаю, это не имеет значения. Чем занималась, Элизабет?
— О, я решила немного отдохнуть от музыки. Почти весь день сегодня провела с Адрианом и другими моими рыцарями. — Она вздохнула. — Мне так не хватает Эвери. Бедняга.
— Ты уверена, что тебе хочется снова влезать во все эти дела и заниматься чепухой?
— Род и Адриан убедили меня. И конечно, нам придется кем-то заменить Эвери. Сегодня мы прикидывали кем.
— Понимаю. Собираешься предложить мне? — Продолжая говорить, он обошел рояль и потянул ее за руки. — Тогда я смог бы проводить с тобой целый день, а ты бы гоняла меня вокруг моего стола. Он поцеловал ее. Потом затих. Откинулся назад и заглянул ей в лицо.
— В чем дело, Элизабет? Что-то не так?
Она провела кончиками пальцев по его подбородку.
— Ничего, только вот одно.
— Только что?
— У меня как раз начался период… Как раз сегодня, Роуи.
Он издал стон, перешедший в смешок.
— Я все продолжаю тебе твердить, что это не имеет значения, моя маленькая пуританка. Он снова поцеловал ее.
— Ты не очень-то расположена, да?
— По правде говоря, не очень. Извини, Роуи. Он снова застонал и отступил от нее.
— Думаю, придется приберечь весь мой аппетит для обеда Коги.
— Прекрасная мысль, — заверила его Элизабет. Коги подал им салат Цезаря, за которым последовала жареная свинина с картофелем и тертым сыром и зеленым горошком.
— Думаю, я сделаю попытку переманить от тебя Коги, Элизабет. Все изысканно, как всегда.
— Да, на десерт он приготовил тарталетки с клубникой.
— Не понимаю, как тебе удается оставаться такой худой.
— Он подает такой обед, только когда у меня гости. Обычно я довольствуюсь цыплячьей грудкой, жаренной на вертеле, и горсточкой риса. И, как ты знаешь, много хожу пешком.
— Когда не играешь часами на рояле.
— Или когда, как теперь, не занимаюсь обсуждением важных деловых вопросов.
Он наколол на вилку кусочек картофеля.
— Кого ты думаешь взять на место Эвери?
— Есть один человек, в котором мы особенно заинтересованы. Его зовут Джеймс Хьюстон и, как это ни странно, но и живет он в Хьюстоне, в Техасе. Блестящий специалист в области маркетинга, и, если мы будем достаточно убедительны, держу пари, нам удастся перетащить его сюда, в Нью-Йорк.
— Никогда о нем не слышал, — сказал Роуи. — А где он работает сейчас?
— Он уже почти готов оставить свое место главы отдела по маркетингу в “Браммерсон ойл”. Хотя сейчас цены на нефть не столь низкие, как были, он все же подумывает о том, чтобы “сделать новый выбор”, как говорят деловые люди.
— С моей точки зрения, это правильное решение, — сказал Роуи и похлопал себя по плоскому животу.
— Можешь считать, что я набил брюхо до отказа. Единственное, чего бы мне хотелось, честно отработать эти калории в постели, Элизабет.
Он взял ее руку в свою и нежно сжал пальцы.
— А эти талантливые руки застрахованы?
— Да, к слову сказать, у Ллойдса. Тимоти настоял три года назад. Мне это представлялось довольно глупым, но он вел себя так, будто собирался преподнести какой-то особенный подарок.
Коги подал им кофе-экспрессо и, послушный кивку Элизабет, убрал со стола и оставил их одних. Элизабет забрала свой кофе с собой в гостиную и села на стул, а не на диван.
— Достаточно ли сносно ты себя чувствуешь, чтобы дать мне мой маленький камерный концерт?
Она кивнула.
Роуи поставил свою чашку с кофе и положил ноги на стеклянный кофейный столик.
— Сегодня ты какая-то очень тихая. Может быть, на тебя снова набросилась какая-нибудь несносная газета? А?
— По правде говоря, у меня есть для этого причины. Но дело не в прессе, а в окружном прокуроре Энтони Моретти. Я встретила его прямо перед зданием “Блумингдейла”.
Роуи подался вперед, все его тело напряглось от гнева., — И что сказал этот подонок?
— Да в общем-то ничего нового по сравнению с тем, что пространно излагал в прошлом. Что я убийца и богата и это дает мне возможность купить все, что я пожелаю. Что я была шлюхой, и мои любовники должны поостеречься в случае, если надоедят мне и я захочу от них избавиться.
— Ты знаешь, что можешь возбудить против него дело?
— Если я это сделаю, пресса просто обезумеет от радости.
Ее глаза блеснули.
— Вероятно, из-за меня забудут все политические скандалы, которые мусолят в газетах. Возможно, Роуи, и ты как мой любовник привлечешь к себе внимание.
— Прекрати, Элизабет.
— Ты прав, прекращу сию минуту.
Она вскочила на ноги и стремительно подошла к роялю. Неожиданно для него Элизабет заиграла джазовую мелодию, и это у нее получилось очень хорошо. Никогда прежде он не слышал, как она импровизирует.
Позже, когда в постели он держал ее в своих объятиях, одетую в длинную фланелевую ночную рубашку, она рассказала ему об отлично оснащенной современной техникой фирме по электронике, которую они собирались перекупить.


— Я не могу этого сделать.
— Что вы сказали, Элизабет?
Элизабет вздрогнула.
— О, ничего, Адриан. Я просто подумала вслух.
Расскажите мне об акциях Корди.
— Полный мрак, — сказал он задумчиво, откинувшись на спинку стула. — Эти акции испарились, как дым, и прошел слух, что кто-то их перекупил.
— Есть какие соображения, кто это сделал?
— Конечно. Группа Лофферсона. Она спросила очень тихо:
— А какова связь между тем, кто управляет у Лофферсона, и Майклом Карлтоном?
Он подвинул свой стул вперед с глухим стуком.
— А в чем дело, Элизабет? Вы что-то недоговариваете? Как вы об этом узнали?
— Сначала ответьте на мой вопрос, Адриан.
— Я ничего не знаю, — сказал он. — Так в чем дело? Что за секреты?..
Элизабет подняла руку. Голос ее был холоден:
— Нет, Адриан, никаких секретов. Но связь есть, я это чувствую. Пожалуйста, бросьте кого-нибудь из наших людей на этот фронт и получите для меня сведения сегодня же днем.
Он кивнул. Что-то в ней изменилось. Но что? Замкнутой и отчужденной она была всегда, но было в ее поведении и что-то новое. Ага, появилась решительность, и еще — она что-то скрывала от него. Но что, черт возьми, Элизабет могла знать о Корди? Пока она кинула только достаточно ясный намек. После короткой паузы он произнес:
— Я сообщу вам, как только что-нибудь узнаю.
— Сегодня же днем, Адман, хорошо? — ответила Элизабет, одарив его подобием улыбки, и направилась к двери офиса. Потом обернулась:
— Вы случайно не знаете о человеке, который ушел из “Браммерсон ойл”? Мистере Хьюстоне?
— Конечно, а что вас интересует?
— Выясните, кто его нанял.
Он уставился ей в спину. Сегодня Элизабет уже второй раз удивляла его. Адриан собрал на него досье. Этот человек — пустой номер. Убогое воображение — он только и может, что продавать нефть баррелями. И еще этот тип безжалостно эксплуатировал своих людей, крал их идеи и не доверял им.
В три часа Адриан и Род Сэмюэлс были впущены Лайэмом Гэлэхером в дом Карлтонов.
Элизабет, одетая в спортивное трико, делала упражнения под музыку на кассете Джейн Фонды. Когда они вошли, Элизабет улыбнулась и отерла пот со лба.
— Вижу, вы в полном составе, — сказала она, выключила магнитофон и поздоровалась с ними за руку. — Привет, Род. Я думаю, вы раздобыли информацию, которую я просила у Адриана. И этим объясняется ваш внезапный приход, но вообще-то вы могли бы позвонить.
— Нет, не мог, — медленно ответил Адриан.
— Элизабет, что, черт возьми, происходит?
— Да садитесь же. Род, Адриан. Сама она села на пол в позе лотоса.
— Пожалуйста, рассказывайте.
Адриан метнул взгляд в сторону Рода, глубоко вздохнул и сказал:
— Вы хотели знать, есть ли какая-нибудь связь между группой Лофферсона и Майклом Карлтоном. Есть. Президент совета директоров Лофферсона — личный друг Майкла. Дело в том, что Майкл помог ему выпутаться из сложной финансовой ситуации около пяти лет тому назад. Он очень многим обязан Майклу, очень многим.
— И Лофферсон собирается купить Корди, — сделала заключение Элизабет. — Пожалуйста, перейдем к другому вопросу, Адриан, — потребовала она.
Род нахмурился. Сидя на полу в розовом трико, со своими светлыми волосами, собранными сзади в конский хвост, она выглядела, как девочка-подросток, но голос ее был резким, жестким, повелительным, как и взгляд.
— Очень хорошо. Джеймса Хьюстона вчера наняла текстильная компания в Атланте. Они посулили ему все на свете — небо и землю.
— И эта текстильная компания — одна из тех, что входят в МАИ?
— Да, именно так.
Элизабет улыбнулась. Улыбка ее была не слишком любезной и приветливой.
Род, сидя на диване, подался вперед:
— Пожалуйста, Элизабет, вам что-то известно. Элизабет изменила позу и встала, охватив шею полотенцем, как петлей.
— Итак, все сходится. А теперь, джентльмены, мне хотелось бы услышать от вас совет. У нас всевозможные проблемы с отгрузкой на “Миллсон стал”. Менеджер рвет на себе волосы, а мы теряем деньги и доверие клиентов. Наймите частных детективов, Адриан. Я думаю, они живо выяснят, что наши проблемы никак не связаны ни с законом Мэрфи, ни с проделками злых духов. Карлтоны подкупают людей и вызывают хаос на наших предприятиях. Выясните, кто это делает конкретно, Адриан, и займитесь ими.
— Мне кажется, вы поставили “жучок” на телефоне Майкла Карлтона. — Адриан хотел, чтобы это прозвучало как шутка, хотя и не очень смешная, но, судя по всему, Элизабет отнеслась к его словам серьезно.
— Да, у вас все основания так считать. А пожалуй, есть смысл поставить жучок и на телефоне Брэда в его кабинете.., о, еще кое-что, Адриан, каждую неделю проверяйте — не прослушиваются ли наши телефоны.
На этот раз ее улыбка была похожа на настоящую. Она добавила:
— Я получаю дикое удовольствие, когда смотрю по телевизору программу Мак Гайвера. В этом шоу обыгрывается все, что имеет отношение к подслушивающим устройствам. Ну, так как — заметано?
— Мы ежемесячно производим проверку, Элизабет, — ответил угрюмо Адриан.
— А теперь каждую неделю, хорошо? И надеюсь, ребятам, которые производят проверку, можно доверять?
— Я.., я думаю, можно.
— Пожалуйста, проследите сами, Адриан. Она улыбнулась им обоим ослепительной улыбкой.
— Ну, теперь, кажется, все. Завтра рано утром я буду в офисе бодрая, как малиновка.
— А что происходит, Элизабет? — спросил Род, вставая.
— Пора мне отнестись к своим обязанностям всерьез. А вы так не думаете?


Больше никаких слухов. Ни одного. Джонатан Харли улыбался, когда бежал трусцой мимо дома Бетси Росс. Он был в безопасности. И его компания “Харли электронике”.
Скоро закончится бракоразводный процесс, и в том-то и состояла загвоздка. Ему нужно достаточно денег, чтобы выкупить долю акций Роз. Он ускорил свой бег. Откуда взять деньги?
Продаст ли Роз свои акции или будет держаться за них мертвой хваткой и чинить ему препятствия без конца? Она уже встречалась с другим мужчиной, богатым врачом, годившимся ей в отцы. В этом сказались ее комплексы папиной дочки. Эндрю Пилсон играл очень важную роль в ее жизни. Продолжая бежать, Джонатан пожал плечами. Теперь это его не касается. На следующей неделе он будет свободен. Наконец-то.
В последний месяц он несколько раз возвращался домой из офиса и убеждался, что дом уже больше не принадлежит ему, а становится только домом Роз. Сейчас Роз была в Италии со своим богатым врачом, и он размышлял, а не бросить ли ему все к черту и “скупить ли квартиру. Он не знал, когда она вернется, но, если вернется неожиданно и найдет его еще здесь, ей доставит удовольствие вышвырнуть бывшего муженька на улицу. Он обогнал еще одну бегунью, молодую женщину, которая одарила его своей волшебной улыбкой, когда они поравнялись.
Да, он и в самом деле свободен. Никогда прежде не думая о сексе как обычном развлечении. А теперь у него несколько очень красивых молодых женщин, благодарных ему за науку. Сегодня вечером он собирался встретиться с Синтией Макбейн, преподавательницей джазовой музыки в местном клубе. Эта изобретательная Синтия, кажется, всерьез изучила Камасутру. Очень хорошо, думал он, что она старается быть в форме, а для подобных упражнений нужны немалые сексуальные возможности и здоровье.
Джонатан замедлил свой бег, постепенно успокаиваясь и остывая. Он чувствовал себя полным энергии, полным новой жизни. Он не мог дождаться минуты, пока попадет в офис, чтобы начать донимать Мидж.
— Ну, босс, — сказала Мидж весело, когда он пружинистым шагом вошел в офис, миновав застекленные двери, — сегодня у вас полно звонков.
— Деловых или личных?
Она сообщнически улыбнулась.
— И тех, и других — всего понемногу. Вы их сортируйте, а я пока налью вам кофе.
Жизнь, думал он, поднимая телефонную трубку, чтобы поговорить со своим менеджером по вопросам производства, улучшается со сказочной скоростью.
Теперь он знал, откуда взять необходимые деньги. Это оказалось несложно.


— Не понимаю, — сказал Майкл Карлтон, и лоб его перерезала глубокая морщина. — Ничего не понимаю.
Лоретта осторожно положила свою столовую ложку и кивнула горничной Лидии, чтобы та их оставила.
— В чем дело? — спросила она.
— Речь идет о людях, которых я нанял, чтобы они занялись “Миллсон стал”. Они исчезли, растворились. От них ничего — ни звука, ни слова.
— Когда ты это обнаружил?
— Вчера днем. У меня было назначено свидание с моим доверенным лицом.
— И он не явился, да?
— Да, и не дал о себе знать ни единым словом.
— Я бы не стала пока беспокоиться по этому поводу, мой дорогой, — сказала она, снова поднося ко рту ложку. Они ели свежий черепаховый суп, ее любимый, и она не хотела портить себе удовольствие.
Майкл ненавидел черепаховый суп. Он наблюдал за матерью и играл хлебным мякишем.
— Дело не только в этом.
— О? — Ложка Лоретты замерла в воздухе между тарелкой и ртом.
— Джеймс Хьюстон, по словам моего президента по маркетингу, вовсе не так хорош, каким он представлялся раньше. Не могу поверить, чтобы люди из АКИ этого не знали. Они ведь собирались нанять его.
— Я думаю, пока еще рано судить. Должно быть, в нем что-то есть. Ребята, которые заправляют АКИ, не дураки.
— Знаю, — признал он. Теперь его мучила знакомая жгучая боль в животе. Черт бы побрал эту язву! Майкл с трудом улыбнулся.
— По крайней мере с Корди все прошло гладко — мы перекупили компанию. Должно быть, это нанесло им серьезный урон.
— Группа стратегического планирования Элизабет, должно быть, в ярости, — заметила Лоретта спокойно и взяла в руки маленький колокольчик, лежавший возле левой руки. На звонок быстро и безмолвно появилась Лидия, чтобы подать следующее блюдо.
Майкл любил бараньи отбивные, по крайней мере в том виде, как их готовил повар матери — с розмарином и капелькой чеснока.
Лоретта наблюдала, как он ест, и несколько минут молчала.
Потом сказала:
— У меня был разговор с Кэтрин. Я больше не имею над ней власти, Майкл. Теперь, когда она дорвалась до денег, завещанных ей отцом, девочка совсем отбилась от рук.
— Знаю. И знаю, кто в этом виноват. Некий Чэд Уолтере. Мне ужасно тяжело тебе говорить об этом, мама, но я слышал, что он деляга — достает и сбывает наркотики, и Кэтрин, вероятно, сидит на кокаине.
Лоретта произнесла очень медленно и четко:
— Предлагаю тебе избавиться от мистера Уолтерса, а я беру на себя Кэтрин.
Майкл почувствовал, как его желудок непроизвольно сжался, когда мать произнесла это. Ей почти восемьдесят четыре года. И все же.., все же…
— Да, мама, — сказал он, подумав, — лучше всего будет…
— Меня не интересуют детали, Майкл. Просто устрани его. Нашей семье не нужны скандалы.
— Да, мама.
— Брэдли подумывает о браке.
— И кто она? — спросил Майкл невыразительным голосом.
— Девушка, которую я одобряю, — сказала Лоретта. — Ее зовут Дженнифер Хенкл, она дочь сенатора Чарльза Хенкла от Алабамы.
— Но, ради всего святого, почему?
Лоретта, хмурясь, посмотрела на него. Майкл осекся. Как сказать матери о том, что давно уже ходят слухи, будто ее старший внук предпочитает мужчин? Иногда ему хотелось стать пастухом в Пиринеях и жить окруженным басками. Конечно, уж там он бы не заработал язвы.
— Во всяком случае, — продолжала Лоретта после минутного молчания, — Дженнифер будет здесь в следующий уик-энд и познакомится с семьей. Думаю, ты ее тоже одобришь. Очень тихая, хорошенькая, из солидной семьи.
— Ха, она случайно не музыкантша?
— Это вовсе не так забавно, Майкл.
— Нет, — ответил он со вздохом. — Думаю, вовсе не забавно.
— Тимоти всегда был очень сильной личностью, как ты знаешь.
Да, Майкл знал и, случалось, ненавидел брата за это. Он вспоминал случаи, когда Тимоти называл его слюнявым и слезливым маленьким ничтожеством. А теперь Тимоти умер.
Лоретта продолжала говорить, и голос ее теперь стал мечтательным:
— Иногда я приходила в ярость, если он со мной не соглашался, и тогда он просто улыбался своей особенной улыбкой и советовал взять в руки вязанье. Да, он был сильным человеком, мужественным сыном, опорой.
— Но у тебя остался я, мама, — сказал Майкл. Лоретта нежно похлопала его по щеке.
— Да, у меня есть ты, верно. И мы хорошо ладим, Майкл. Очень хорошо.
Когда перед уходом Майкл поцеловал ее в пергаментную щеку, он почувствовал, что между ними существуют прочные узы, может быть, союз не столь крепкий, как с Тимоти, но теперь это не имело значения. Он ощутил хрупкость ее тела, и это его напугало, но лишь на секунду, потому что Лоретта отчетливо произнесла:
— Позаботься о Чэде Уолтерсе, мой дорогой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин



как любовный роман на второй линии, но детектив замечательный
Необоснованные претензии - Коултер Кэтриннемочка
7.10.2012, 22.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100