Читать онлайн Необоснованные претензии, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Необоснованные претензии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Элизабет казалось, что ее душа отделилась от тела и наблюдает со стороны женщину, которая приближается к Кристиану Хантеру. Еще шаг. Она ставит ногу впереди другой. Больше нет фрагментов, больше нет бессмысленных воспоминаний. Есть только эта минута. Она заставляет себя смотреть в лицо Кристиану, не отрывать от него глаз. Не смотреть на пистолет.
Еще шаг.
Она услышала громкий вскрик чайки прямо над головой. Внезапно Элизабет улыбнулась, на мгновение подняла голову и взглянула вверх. Глаза Кристиана следили за ней, и он тоже посмотрел на небо. И тут она прыгнула прямо на него, с растопыренными, как когти, пальцами и вцепилась в его запястье, стараясь заставить его руку метнуться снизу вверх. Он упал навзничь. Она знала, что Джонатан закричал в этот момент, но единственное, что слышала, как Кристиан удивленно вдохнул воздух.
Раздался выстрел — он прозвучал слишком громко и непристойно.
— Элизабет!
Она каталась по каменистому пляжу, сцепившись с Кристианом. Он ругался, проклинал ее и молотил кулаками.
— Стойте там, где стоите, Харли! Или эта сучка умрет!
Джонатан остановился, как вкопанный. Хантер пригвоздил руки Элизабет к земле, пистолет был прижат к ее виску.
Кристиан не двигался. Он видел, что Харли все еще стоит на месте, и заглянул в лицо Элизабет. Потом несильно нажал дулом на ее висок.
Дуло было холодное, такое холодное!
Потом, почувствовав тело женщины под собой (Элизабет пошевелилась), он крепче прижал ее к земле, тут же услышав крик ярости из уст Харли.
— Вам это нравится, Элизабет? В голове у нее вертелась одна мысль — проиграла! Она смотрела на него в упор и молчала.
— Дурацкий поступок, Элизабет, — сказал он и поднялся.
— А теперь идемте. Но не делайте больше попыток спасти вашего дурака мужа, иначе всажу вам пулю между глаз.
Она ему поверила.
Джонатан в этот момент некстати вспомнил фильмы с Рембо — Сталлоне и чуть не рассмеялся вслух. Что бы сделал Рембо? Ну, во-первых, его голая грудь была бы перевита лентой с целым магазином пуль, а в руках он держал бы какую-нибудь современную военную игрушку вроде М-16, нацеленную на врага, как огромный фаллический символ.
Элизабет тем временем попыталась встать, опираясь на колени и ладони, и чувствовала боль в ребрах. Тряхнула головой, стараясь прийти в себя, медленно поднялась.
— Теперь пойдем.
Кристиан держал пистолет прижатым к ее шее и шел с ней рядом. Джонатан впереди. Он ходил в класс карате, у него все прекрасно получалось, но сейчас он не мог вспомнить ни одного приема. Как будто его тело принадлежало кому-то другому. Он всегда считал, что самооборона — нечто вроде игры. Настоящим делом для него был бег трусцой. Но как он мог разоружить человека с помощью бега трусцой? Или сделать мгновенный бросок и ударить его в грудь?
— Выглядит совсем по-деревенски, — сказал Кристиан, — как раз для новобрачных. Можно сколько угодно кричать и вопить в постели, и никто не услышит. Откройте дверь, — Харли.
Джонатан открыл дверь и вошел в дом. Его глаза немедленно обратились к небольшому письменному столу в дальнем углу гостиной. К верхнему ящику, где под несколькими листами бумаги лежал пистолет. Заряженный и готовый выстрелить.
— Принесите мне скотч, Харли, неразбавленный. А милая Элизабет и я подождем вас здесь.
Он отошел от письменного стола. Думай, чертов дурак, думай!
— Итак, Элизабет, все дело было в часах, да?
Он говорил нормальным тоном, казалось даже, что вся сцена его слегка забавляет.
— Да, — ответила она, — все дело было в часах. Тимоти никогда их не надевал и не носил до того дня, когда он.., до дня, когда вы его убили.
— Да, глупость с моей стороны, — небрежно сказал Кристиан, вытягиваясь на софе. Он казался расслабленным и довольным собой.
— Я знал, что вы вспомните об этом через некоторое время, но не имел понятия, что старый подонок вообще не носил эти часы. Скверно. Но ведь к тому времени я вас потерял, Элизабет, верно?
— Вам нечего было терять, Кристиан.
— Несмотря на то, что я спас вас от Роуи Чалмерса? Вы неблагодарная, Элизабет. Я так вас желал, Элизабет, что для меня не имело значения даже то, что вы трахались с ним.
— Нет, Кристиан, не меня вы хотели. Вы убили человека, который не сделал вам ничего дурного из-за фантома, созданного вашим воображением. Этой женщины никогда не существовало, Кристиан.
Джонатан слышал, что она говорит, и рука его задрожала — он плеснул виски мимо стакана. Боже мой, ведь он может разозлиться…
Кубики льда упали на стойку, звук получился, как от выстрела. Именно в этот момент Джонатан испытал безумное желание подмешать что-нибудь в его скотч. Крысиную отраву или что угодно.
— Хотите кое-что узнать, Элизабет? Джонатан перевел дыхание на мгновение, испытав облегчение. Голос Хантера звучал спокойно, как будто слова Элизабет не затронули его глубоко. Возможно, так оно и было. Он положил в стакан два кубика льда. Минуту выждал. Кристиан продолжал:
— Я имел обыкновение приезжать к Сьюзен после вас. Я так отчаянно желал вас, но вы никогда меня не хотели. В то время я еще не сознавал этого и считал, что вы вся в шрамах, недоверчивы, уязвимы. Вы боялись, что я расскажу Моретти, что я солгал из-за вас и что вы — убийца мужа.
— Нет, — ответила Элизабет, — нет.
— Ладно, теперь не важно. Ах вот и мой скотч. Садитесь, Харли, и будьте пай-мальчиком. Элизабет, сначала вы отпейте глоток, будьте так любезны.
Слава Богу, он не нашел никакого яда. Джонатан смотрел, как она отхлебнула маленький глоточек, потом еще один. Хантер ждал с минуту, потом удовлетворенно кивнул.
Джонатан наблюдал, как он цедит виски, по достоинству оценивая хороший скотч. Ему вдруг вспомнились многочисленные фильмы, в которых герой старается протянуть время и заговаривает зубы убийце. Разве сюжеты фильмов не заимствованы из жизни? Черт, пожалуй, стоит попробовать. Может быть, скотч замедлит реакции Хантера.
Он молил Бога, чтобы Элизабет не попыталась снова напасть на Хантера. Он видел, как ее лежащие на коленях руки сжались в кулаки.
— Знаете, Хантер, — сказал наконец Джонатан, — нет ни единого шанса, что вам удастся отвертеться на этот раз.
Кристиан скосил на него глаза и слегка качнул стакан, размешивая скотч. Кубики льда звенели, ударяясь друг о друга. Этот звук раздавался в ушах Элизабет, как голос самой смерти.
— Кристиан, послушайте меня. Я обидела вас, причинила боль, но Джонатан ничего вам не сделал, отпустите его.
— Замолчи, Элизабет!
— Пусть умоляет, Харли. Меня трогает такая преданность. Это — заблуждение, но трогательное. Моя дорогая, я недоумеваю, почему вы вышли за него замуж? Оттого, что я внушал вам страх? Может быть, поэтому? — Вы ведь знали, что грядет возмездие, и хотели привязать к себе какого-нибудь дурака, чтобы он вас защитил?
— Он мужчина, — сказала Элизабет тихо, глядя прямо в глаза Кристиану. — Он честен и предан, и это лучшее, что случилось в моей жизни. Отпустите его, Кристиан.
— Вы наскучили мне, Элизабет. — Кристиан поставил свой стакан на стол рядом с софой. — Хотите кое-что узнать? Я знал, что у вас с ним связь. Я знал это еще до того, как выяснил, кто он. А вы лгали, что он всего лишь деловой знакомый и партнер. Но я-то понял, Элизабет, что вы меня предаете.
— Нет, нет, не правда.
— Ну, сейчас немного поздно. Думаю, пора кончать этот фарс. Мы прокатимся. Дайте ключи от моторки, Харли.
С минуту Джонатан просто смотрел на него. Чертова лодка. Их обоих найдут утонувшими в Атлантике в бухте недалеко от Ньюкасла? Джонатан направился к письменному столу, но голос Хантера остановил его.
— Ключи от моторки вон там, на крючке, Харли, у окна.
Джонатан взял ключи и бросил их Хантеру. Тот поймал их одной рукой, другой держа Элизабет.
— Я ведь говорил вам, Элизабет, не пытайтесь ничего предпринимать. Он согнул ее руку в локте так, что ей стало больно, и завел ее за спину — она вздрогнула и поморщилась, но не издала ни звука.
— А теперь, Харли, я хочу, чтобы вы принесли мне хорошую крепкую веревку.
— Нет.
Кристиан дернул ее руку — назад и вверх. Элизабет прикусила нижнюю губу, но смолчала.
— Ну же, Харли, или я сломаю ей руку.
— У меня нет веревки, по крайней мере здесь, в хижине.
— А где есть?
— В лодочном сарае.
— Пошли.
Он махнул пистолетом в сторону Джонатана.
Внезапно Элизабет остановилась.
— Нет, Кристиан. Я не пойду. Вы хотите, чтобы все выглядело как несчастный случай? Я не дам вам такой возможности. Хотите меня убить, пристрелите здесь и сейчас. Тогда даже Моретти кое-что поймет и откроет охоту на вас.
Джонатан с шумом вдохнул воздух. Он знал, что Хантер выстрелит. Этот человек был безумен и настолько извращен, что мысль об окружном прокуроре Нью-Йорка, бегущего по его следу, не должна была вызвать у него и тени сомнения.
Кристиан посмотрел на Элизабет и улыбнулся. — Так вы хотите “здесь и сейчас”, моя дорогая?
Отлично.


— Слушайте, Пибоди, я окружной прокурор. И, возможно, сейчас ситуация критическая. Отправляйтесь в дом Джонатана Харли в Крисмас-Кроув. Он и миссис Карлтон в опасности. Готов поклясться.
Гомер Пибоди смотрел на тарелку тушеной говядины перед собой. Блюдо было теплым, острым, сдобренным терпкой горчицей. Его жена считала безумием есть тушеную говядину с горчицей — поэтому обычно он ел в своем офисе. Жаркое остывало, пока этот чертов псих терзал его слух. Он послушно кивал головой, хотя и понимал, что разговаривает по телефону.
— Ладно, мистер Морелли.
— Моретти! Энтони Моретти, вы, чертов болван!
— Да, мистер Моретти. Я отправляюсь туда. Не волнуйтесь.
— Возьмите с собой людей. Хантер опасен. Он уже троих убил.
— Да, я уже в пути.
Моретти чертыхнулся и повесил трубку. Гомер Пибоди горестно покачал головой, возмущаясь грубостью этого чудака. Ничего не случится. Он здесь уже пятнадцать лет. Однажды, много лет назад, произошло убийство, но то был чужак, человек из другого штата, — зарезал жену. Подумать только! Окружной прокурор из Нью-Йорка не поленился ему позвонить! Просто нет спасения. Он набрал полную ложку рагу и проглотил с удовольствием. Он поедет в Крисмас-Коув, о да, поедет, но не сразу. Пибоди отправил в рот следующую порцию и начал задумчиво жевать. Эта горчица, пожалуй, самая лучшая.
Моретти набрал номер полиции штата. Его рука дрожала. Чертов олух Дрейпер упустил Хантера, и теперь тот неизвестно где, а скорее всего охотится за Элизабет Карлтон. И все произошло по его, Моретти, вине.
— Дерьмо, — сказал он тихо.
— Прошу прощения? — услышал он раздраженный голос женщины на другом конце линии.
— Извините, — сказал Моретти. — Мне надо поговорить с Марком Каннингэмом.
— В настоящий момент он обедает. Моретти уставился на телефонный аппарат.
— Тогда позовите его помощника! Черт бы вас всех побрал. Это исключительный случай!
— Нет никакой нужды браниться и орать, — сказала женщина.
Моретти скрипнул зубами.
Потом телефон замолчал. Женщина положила трубку. Он чертыхнулся и снова набрал номер.


Элизабет не заметила движения его кулака. Удар пришелся ей в челюсть.
Джонатан рванулся к нему, но Кристиан схватил Элизабет под мышки и прижал дуло пистолета к ее груди.
— Прекратите, Харли!
— Я вас убью, Хантер.
— Конечно, убьете, дружище. Конечно, убьете. А теперь поднимите суку и пойдем в лодочный сарай. И только попытайтесь что-нибудь сделать, Харли, — я всажу в нее пулю.
Кристиан знал, что Джонатан Харли доведен до крайности. И прибавил едва слышно:
— Я не боюсь умереть, Харли. Вполне возможно, что после того, как я выстрелю один раз, вы все-таки успеете на меня наброситься. Но она все равно умрет, она будет мертва.
Кристиан уронил Элизабет на пол.
— Поднимите ее, Харли, да поживее. Сейчас же.
Джонатан взвалил Элизабет на плечо и вышел из хижины.
Слева он видел тень идущего Хантера рядом. Земля здесь мягкая — ни опасных скал, ни коварных, скрытых острых камней. Только нежные изгибы зимней травы.
Добравшись до лодочного сарая, он осторожно положил Элизабет на землю и выпрямился.
— Веревку, Харли, — скомандовал Кристиан, взмахнув пистолетом и направив его на него.
"Ты собираешься связать меня, потом забрать с собой Элизабет и бросить ее в океан”.
— Верно, правильно усек, — сказал Кристиан, и Джонатан вздрогнул, поняв, что произнес вслух. К сожалению, моток веревки лежал прямо на глазах, крепкий и прочный нейлоновый шнур, который он использовал, когда ходил на моторной лодке. Джонатан потянулся за ним: его мозг бешено работал. Да, он знал, что сделает теперь. Почувствовав движение воздуха, он резко повернулся, но недостаточно быстро. Рукоятка пистолета Хантера угодила ему в висок. Без единого звука он опустился на деревянный пол.
Медленно, очень медленно Элизабет открыла глаза. Сначала она услышала громкое гудение мотора, потом почувствовала вибрацию под собой. И увидела Кристиана Хантера, который выводил лодку из бухты в открытое море. Где же Джонатан? Она чуть не вскрикнула, осознав, что в лодке его нет. Что Хантер сделал с ним? Неужели убил? Она почувствовала, как желчь поднимается к горлу, и ощутила беспредельный ужас от своей беспомощности, На минуту последние полтора года промелькнули в ее мозгу, и она увидела себя слабой и уязвимой, потом сильно, но стремящейся похоронить ту, прежнюю Элизабет.
— Нет.
Кристиан резко повернулся.
— Привет, Элизабет. Теперь уже недолго, моя дорогая. — Он выключил мотор.
— Что вы сделали с Джонатаном?
— Убил его, — ответил Кристиан спокойно. Она ухитрилась встать, опираясь на руки и колени. Лодка мягко покачивалась в волнах.
— Я убил проклятого ублюдка, — проговорил он снова.
Элизабет подняла голову и посмотрела на него.
Он улыбался. “Я убил его”. Над головой ярко светило солнце. Она слышала, как Джонатан говорил с ней, и в голосе его трепетала тень улыбки.
"Прикройся, любовь моя. Я не хочу заниматься любовью с вареным омаром, с которого сходит кожа. Декабрь, но солнце чертовски жаркое”.
Кристиан ей улыбался и выглядел по-мальчишески счастливым с этим падающим на лоб клоком волос.
Она чувствовала, как соленый бриз овевает ее лицо, чувствовала, как ветер поднимает с плеч волосы и как они снова падают на плечи.
"Я убил проклятого ублюдка”.
Все встало на место. Шатаясь, Элизабет поднялась, и лодка опасно накренилась.
— Сядьте!
Но она ничего не видела, ничего не чувствовала. Только знала, что хочет умереть и убить. И то, и другое сразу.
— Сядьте!
Он поднял пистолет, прицеливаясь ей в живот.
Пистолет уже не имел для нее значения. Это был только кусок черного металла.
Ее глаза, прищурившись, смотрели на него — теперь ее миром стала ненависть.
И тогда она прыгнула.
Кристиан отпрянул назад, упираясь ногами в мотор. Она прыгнула на него, как дикий зверь. Он нажал на спусковой крючок и выстрелил.
Она почувствовала укол в руку, раздражающее, не слишком сильное жжение, слабый укус, и только. Кусок черного металла не мог причинить ей вреда.
Ее ногти уже добрались до его лица и рвали его.
Она слышала его вой, чувствовала, как он молотит ее руками, — в живот, в грудь.
Она взвыла, как зверь, и это был крик ярости. Хантер схватил ее за руки и потянул вниз, но она коленом ударила его в пах. Он на мгновение замер, потом закричал:
— Я хочу, чтобы ты умерла!
В его охрипшем голосе звучало безумие. Она снова лягнула его и, обрушив на него весь свой вес, опрокинула за борт. Но он не отпускал ее, тянул в воду за собой. Элизабет снова нанесла ему кулаком удар в живот.
Почувствовав, что его хватка ослабевает, она выдернула руку и локтем саданула его в горло. Он издал странный булькающий звук, потом опрокинулся спиной в воду…
Хантер молотил по воде руками, звал ее, а она, неподвижная, лишь наблюдала, как вода сомкнулась над его головой. Один раз он вынырнул снова. Потом скрылся совсем.
Элизабет ощутила острую, свирепую радость. “Я убила его”.
— Элизабет!
Женский голос.., нет, не может быть. Она медленно повернула голову и увидела другую моторную лодку, мчавшуюся к ней. Женщина отчаянно махала ей рукой. Это была Кэтрин, а на руле сидел Роуи Чалмерс.
— Элизабет!
Она посмотрела вниз на пенистые волны, вяло отмечая про себя, что ее почему-то даже не удивляет, что Кэтрин оказалась здесь и что с ней Роуи. Не отрываясь, Элизабет смотрела в воду, осознавая, что неодолимо приближается к борту.
— Элизабет, ради Бога, нет! Это был голос Роуи, полный страха. Потом Роуи подвел свою лодку вплотную и заглушил мотор.
Кэтрин перелезла через борт и схватила Элизабет.
— О Боже, я его видела, видела, как ты боролась с ним. Все кончено. Элизабет. Что с тобой? Кэтрин встряхнула ее.
— Он убил Джонатана, убил моего мужа. Она попыталась вырваться, но ее схватил Роуи и, несмотря на бешеное сопротивление, втянул на борт их лодки.
— Держи ее, Кэтрин, — распорядился он, затем завел мотор, и лодка рванулась вперед, к берегу.
Элизабет съежилась на дне, и из ее рта вырвался тихий звук, похожий на причитание.
— Боже мой, ты ранена! — воскликнула Кэтрин.
Внезапно Элизабет почувствовала острую, обжигающую боль в руке.
К горлу поднялась тошнота, она перегнулась через борт лодки, и ее вырвало.
Кэтрин держала ее, потом потянула назад и положила голову Элизабет себе на колени.
— Мы мчались сюда так быстро, как только могли, — сказала Кэтрин, сознавая, что слова были пустой болтовней, но сейчас это не имело значения.
— Я даже говорила с Мидж, секретаршей Джонатана. Она была встревожена и хотела поехать с нами. Она хотела…
— Кристиан убил моего мужа.
— О Боже, Элизабет, мне так жаль.
Кэтрин тихонько укачивала Элизабет, бормоча бессмысленные слова. Итак, она вышла замуж за Джонатана Харли.., а теперь снова овдовела. Кэтрин прикрыла глаза.
— Надо отвезти ее в больницу, — сказал Роуи. Он был бледен. Роуи подтянул лодку к берегу и поставил в док в лодочном сарае.
— Мне все равно, — шептала Элизабет, — мне все равно.
— Прекрати, конечно же, не все равно! Глаза Кэтрин встретились с глазами Роуи, и он медленно покачал головой. Потом выпрыгнул из лодки, привязал ее и остановился, как вкопанный.
Из лодочного сарая, спотыкаясь, вышел Джонатан Харли, по его лицу струилась кровь, руки все еще были связаны за спиной.
— Элизабет!
Она не поднимала головы и продолжала стонать:
— Нет, нет…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин



как любовный роман на второй линии, но детектив замечательный
Необоснованные претензии - Коултер Кэтриннемочка
7.10.2012, 22.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100