Читать онлайн Необоснованные претензии, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Необоснованные претензии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Разумеется, это была частная больница недалеко от Саугэмптона. Элизабет направили в отделение интенсивной терапии. В приемной шушукались Майкл Карлтон и Кэтрин.
— Что, черт возьми, вы здесь делаете?
— Майкл, — сказала Элизабет, коротко кивнув ему. — Я пришла узнать, как она.
— Плохо, — ответила Кэтрин, двинувшись навстречу Элизабет.
— Нас пускают к ней по одному. Сейчас с ней Брэд. Благодарю вас за то, что пришли. Майкл фыркнул. Элизабет подошла ближе к Кэтрин.
— Я пыталась тебе дозвониться, когда узнала.
— Я была в Бостоне.
— У меня была назначена с ней встреча на утро, Кэтрин.
— Ладно, нам следует благодарить Бога за то, что эта встреча не состоялась. Что, если бы с ней случился припадок в вашем присутствии? Она беседовала с Брэдом. Наконец-то он набрался мужества, чтобы возразить ей насчет Дженни и всего остального. А теперь чувствует себя настолько виноватым, что даже не может рта открыть.
— Думаю, свадьба едва ли состоится.
— Скорее всего. Когда Брэд позвонил Дженни и сказал ей о бабушке, она рыдала так, что чуть не выплакала все глаза. Я думала, он сейчас заорет на нее.
— Он собирается с ней порвать?
— Вероятно.
— А! Сборище нечестивых. И миссис Элизабет Карлтон тут как тут — интересно.
Обе женщины резко повернулись и увидели широко улыбающегося Моретти.
— Итак, старая леди не могла этого сделать, да, миссис Карлтон? Лежа на спине?
— Пожалуйста, мистер Моретти, — сказала Элизабет, — уйдите. Это вас не касается.
— Я просто делаю свою работу, миссис Карлтон. Не хотите, чтобы я опросил подозреваемых? Вам не кажется логичным, что один из них мог попытаться убить вас?
Кэтрин побледнела.
— О чем он?
Элизабет стиснула зубы.
— Позавчера вечером какой-то мужчина пытался сбить меня, когда я переходила улицу. Мистер Моретти не скрывает своего удовольствия по этом у поводу.
— Дорога к гибели вымощена многими богатыми людьми, — сказал Моретти. — А вы, мисс Карлтон, у вас есть алиби?
— Идите вы к черту, — очень спокойно ответствовала Кэтрин.
— Вижу, этой семейке вежливости не занимать, — заметил Моретти.
Он ткнул пальцем в дверь палаты.
— Ну, как, старая леди выдюжит?
— Врачи думают, у нее есть шанс, — ответил Майкл.
— Вы не пытались разделаться с Элизабет, мистер Карлтон?
У Майкла отвисла челюсть.
— А как насчет юного Брэдли? Может быть, его работа? Он ведь даже в туалет не ходит без разрешения бабушки? И никто из вас тоже не смеет при ней пикнуть.
— Хватит, — решительно сказала Элизабет. — Если вы не уйдете, мистер Моретти, Майкл позвонит губернатору. Это похоже на травлю. Уходите.
— Верно, миссис Карлтон. Просто мне захотелось посмотреть на сборище стервятников.
Он резко махнул рукой и пошел по коридору, удаляясь от них.
— Он еще и насвистывает, — заметила Элизабет. — Что ты делала в Бостоне, Кэтрин?
К удивлению Элизабет, Кэтрин покраснела.
— Можно сказать, что, раз уж я на пути к перерождению, мне пришло в голову прихватить с собой спутника.
Элизабет поняла. И она ограничилась тем, что тихо сказала:
— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
— Боже, знаю. Так что же все-таки случилось и кто собирался вас убить?
— Как я уже сказала, кто-то попытался наехать на меня. И не имею ни малейшего представления — кто.
— Безумие. Думаю, нам всем пора податься в Калифорнию.
— Или в Перу. Кэтрин рассмеялась.
— Это как раз то, что я посоветовала Брэду.
— Я ухожу, Кэтрин. Будете держать меня в курсе дела? Ладно?
Дрейк отвез ее в офис. Он спросил, не оборачиваясь:
— Вы знаете, что в этой машине пуленепробиваемые стекла?
— Боже милосердный! Нет, я понятия не имела.
— Об этом позаботился мистер Карлтон. Теперь у меня на душе спокойнее. Вы в полной безопасности, миссис Карлтон.
— Благодарю вас, Дрейк, больше я не буду ходить пешком в лавку деликатесов.
— Да, мэм. По крайней мере одна — без меня или Гэлэхера. Она вздохнула.
— Кто бы это мог быть?
— Я бы не удивился, если бы им оказался придурок окружной прокурор. Элизабет рассмеялась.
— Моретти? Сомневаюсь.
Она читала отчет о квартальной прибыли, присланный из Парижа с обувной фабрики “Ле Маркон”. Перевод был чудовищным.
В двери появилась голова Миллисент Стейси.
— Очень странно, Элизабет. Звонит женщина и хочет поговорить с вами. Имени своего не называет, но уверяет, что это очень важно.
Элизабет чувствовала большее искушение отказаться, но что-то ее остановило. Она кивнула и взяла трубку.
— Да? Элизабет Карлтон слушает.
— Вы меня не знаете, миссис Карлтон, но я все знаю о вас. Я жила с Кристианом Хантером. Проще говоря, он оплачивал мою квартиру и навещал меня. Вы с ним порвали?
— Кто вы? И о чем речь? Вы репортер?
— Я понимаю, почему не отвечаете на мой вопрос. Послушайте, миссис Карлтон, вчера вечером он вел себя, как сумасшедший. Он говорил что-то о предательстве и о том, что все женщины суки. Я хотела вас предупредить, потому что сама уезжаю из Нью-Йорка.
— Боже мой, — прошептала Элизабет в трубку. — Кто бы вы ни были, у вас нет затруднений?
— Нет, я просто хотела предупредить.
— Хорошо, благодарю вас. Пожалуйста, будьте осторожны.
Голос ее собеседницы в трубке умолк. Элизабет откинулась на спинку стула, заложив руки за голову. Итак, у Кристиана была любовница. И что же? Похоже, он в ярости оттого, что она, Элизабет, отказалась выйти за него замуж?
Сьюзен вышла из телефонной будки и махнула рукой, подзывая такси. Шофер подмигнул ей, пожал плечами и проехал дальше.
— Черт, — выругалась она и остановилась на обочине с поднятой рукой. Сзади раздался звук громко загудевшего автомобиля, прямо на нее мчался темно-синий седан. После того, как машина ее сбила, она протащила ее тело еще футов десять навстречу идущему транспорту.


Элизабет не хотела звонить Джонатану Харли. Она отправилась одна в Линкольн-центр на “Лебединое озеро”, свой любимый балет. Дрейк ожидал ее у обочины тротуара в половине одиннадцатого.
— Меня пригласили за кулисы, Дрейк, встретиться с танцовщиками, — сказала она шоферу, — можете вы подогнать машину к служебному входу минут через тридцать?
— Конечно, миссис Карлтон. Сейчас обогну здание и остановлюсь у служебного входа.
Элизабет отвернулась и торопливо двинулась назад, к входу в театр. Она уже почти дошла до двери, когда взрывная волна бросила ее плашмя на тротуар.
Элизабет видела, что лимузин Тимоти охвачен пламенем, видела, как дверцы машины выгнулись и взлетели в воздух.
— Дрейк!
Она рывком вскочила и бросилась к охваченной пламенем машине. Кто-то схватил ее за руку.
— Слишком поздно, леди.
Через несколько минут появилась полиция.
Элизабет стояла, съежившись, у обочины. Она смотрела, как пожарные поливают машину, видела, как они пытаются высвободить тело Дрейка. Через толпу уже пробирались полицейские. Подкатило несколько машин “скорой помощи”. Кричали и заливались сирены.
Все это казалось совершенно нереальным, было похоже на кошмар, а причиной всему — она.
— Леди? Вы в порядке?
Она подняла голову и посмотрела в лицо молодого полицейского.
— Нет, — ответила Элизабет очень отчетливо. — Нет, я не в порядке. Это была моя машина, и мой шофер Дрейк погиб.
И начала смеяться.
Кто-то тряс ее, но она не могла остановиться, даже не подозревала, что смех ее давно уже сменился рыданиями.


Где она? Рядом женщина в белом со шприцем в руке. Игла вонзилась в ее руку. Она уже лежала на спине, яркие лампы слепили глаза.
— Все хорошо, — сказала женщина. — У вас последствия шока, и ничего удивительного. А теперь постарайтесь глубоко дышать, это вас успокоит.
— В этой машине должна была находиться я, — сказала Элизабет.
Женщина похлопала ее по руке.
— Я должна была быть в этой машине! Она почувствовала слезы на своих щеках — они стекали на подбородок. Потом почувствовала, как все тело окутывает блаженное оцепенение, а потом на нее снизошла благословенная тьма.


— Элизабет, радость моя, очнитесь. Элизабет. Она попыталась повернуть голову, отгородиться от этого настойчивого голоса, повторявшего ее имя. Ей не хотелось покидать свой кокон, потому что знала" как только она выйдет из него, сразу же обрушится ужас. Чей это голос?
— Это я, Кристиан. Проснитесь. Кристиан! Но разве та женщина, которая ей сегодня звонила, не сказала, что он в ярости?
— Что вы здесь делаете?
Разве это ее голос? Звучит, как у раздавленной лягушки.
— Я сказал им, что вы моя невеста, — сообщил он, широко улыбаясь. — Единственный способ убедить их, чтобы они меня сюда пропустили. Там, снаружи, полицейский старается защитить вас от прессы.
— Дрейк погиб, — сказала она.
— Знаю, но вы-то живы. С вами все будет в порядке.
— До тех пор, пока не будет новой попытки убить меня.
— Она уже очнулась, доктор Хантер? Кристиан обернулся, но не выпустил руки Элизабет.
— Лейтенант Дрейпер, — сказал он, — миссис Карлтон еще не совсем пришла в себя.
— А что у нее с руками?
— Доктор сказал, порезалась осколками стекла.
— Мои руки, — прошептала Элизабет и медленно подняла их. Обе были забинтованы. — Мои руки.
— С вашими руками все будет в порядке, Элизабет, обещаю. Через некоторое время вы сможете поговорить с доктором.
— Мне надо задать несколько вопросов, Хантер, — сказал лейтенант Дрейпер. — И прежде всего — что вы здесь делаете?
— Я близкий друг миссис Карлтон. Я проезжал мимо, когда произошел взрыв. Поэтому я отправился прямо сюда.
— Ах, близкий друг? Конечно же.
— Так оно и есть, лейтенант. Что-нибудь еще?
— Пока больше вопросов нет. Но позже я поговорю с вами. А теперь, миссис Карлтон, скажите мне, что произошло.
Элизабет открыла глаза и увидела, как пламя взрыва охватило машину, а куски стекла разлетаются вокруг. Она содрогнулась.
— Я не знаю. Меня пригласили за кулисы встретиться с актерами, и я сказала Дрейку, чтобы он подъехал к служебному входу. Я должна была сидеть в этой машине.
— Машина взорвалась, когда он прикоснулся к баранке. Вы везучая, миссис Карлтон.
— А Дрейк оказался невезучим.
— Да, но он был всего лишь наемной рабочей силой, правда? Его можно легко заменить другим.
— Вы омерзительны, — сказала Элизабет.
— С минуты на минуту здесь будет Моретти. Почему бы вам не попытаться изложить ему вашу точку зрения на происшедшее?
— Слушайте, Дрейпер, — начал Кристиан, вставая. — Почему бы вам не перестать нести чушь?
— У дамы всегда найдется мужчина, готовый ее охранять, — сказал Дрейпер, и в его голосе прозвучало неприкрытое презрение.
— Сначала муж, теперь вы, доктор Хантер. Непонятно, куда только втиснуть этого, как его там, Роуи Чалмерса, воротилу из Бостона.
Кристиан сжал кулаки.
— Слушайте, вы, сукин сын, почему бы вам не заняться своими прямыми обязанностями?
— О, я займусь, не волнуйтесь. Во время взрыва пострадало не менее тридцати человек, миссис Карлтон. Хорошо бы вы, богатые люди, не втягивали в свои разборки посторонних.
Он гордо вышел из комнаты, предоставив Кристиану созерцать свою спину.
— Он был причастен к расследованию смерти вашего мужа?
— Да, — ответила она, закрывая глаза.
— Почему вы ничего мне не сказали о первой попытке покушения, Элизабет?
Не поднимая головы с подушки, она попыталась отрицательно покачать ею.
— И все же, почему?
Откуда эта настойчивость? Какое-то время она подозревала его. Но, нет, он не мог быть виноват. Он здесь, рядом с ней, точно так же, как и все вечера до того, как попросил ее выйти за него.
— Мне позвонили, Кристиан. Какая-то женщина, и она рассказала, что жила с вами. Она была так напугана.
Кристиана передернуло. “Опоздал”.
— И что же она вам сказала?
— Что вы были у нее после того, как я отказала вам. Что вы вели себя, как безумный, и что она уезжает из Нью-Йорка.
Он заговорил спокойно, вынимая из кармана трубку и набивая ее не спеша, как обычно, — хорошо знакомый ей ритуал.
— Отчасти это правда. Я был зол и выместил свое раздражение на ней. Кстати, именно я велел ей уехать. Это была не ее идея.
Он разжег трубку и затянулся. Потом пододвинул стул к ее постели.
— Забудьте о Сьюзен. Она не в счет. А теперь, раз эта чертова полиция не торопится.., раз им на все наплевать, поговорите со мной. Я хочу знать имена лиц, которых вы подозреваете.
Она не могла ему сказать, что в ее списке подозреваемых он занимал первое место, и сосредоточила свое внимание на забинтованных руках.
Кристиан молча наблюдал за ней.
— Знаете, Элизабет, пресса обезумеет от всего этого. Я поговорю с доктором, когда вас выпишут. А потом, может быть, не могли бы вы уехать из Нью-Йорка на некоторое время, до тех пор, пока его не поймают, кто бы он там ни был.
Вошел Моретти, не позаботившись о том, чтобы постучать в двери Он оглядел представшую перед ним сцену и осклабился.
— Дрейпер сказал мне, что вы наконец перестали таиться и встречаетесь со своим покровителем открыто, миссис Карлтон. Так теперь он ваш жених? Я не ошибся?
Кристиан очень медленно поднялся со стула и впился глазами в Моретти.
— Послушайте меня, вы, сукин сын. Вы обязаны найти человека, пытавшегося ее убить, и поторопитесь. И прекратите свои намеки. Ясно?
Моретти не испытывал страха, только ослепляющую ярость и ненависть к этому типу, который не погнушался лгать в суде, чтобы выгородить ее. Он отступил в сторону.
— Ах так, сдается мне, что виновен тот, кто не желал примириться с тем, что вам сошло с рук убийство, миссис Карлтон. Он не спешил. Но теперь явно охотится за вами.
— Я не убивала своего мужа, мистер Моретти.
— Меня все время мучает вопрос: сколько вы заплатили доктору Хантеру за то, чтобы он свидетельствовал в вашу пользу? Безграничная любовь — вот цена, да, миссис Карлтон?
— Хватит, Моретти! Оставьте ее в покое!
— Кстати, старая леди все еще жива. Может быть, она заплатила кому-нибудь за ваше убийство?
— Нет, это не ее стиль, — ответила Элизабет.
— А как насчет Роуи Чалмерса?
— Я верю, что мистер Чалмерс ступил на стезю добродетели, мистер Моретти. Забудьте о нем, он не имеет к этому отношения.
— А как насчет бомбы? Есть какие-нибудь нити? — спросил Хантер.
— Да, бомба самодельная, сделана по-любительски, но чертовски эффективная. Невозможно проследить, откуда получены ингредиенты. Здесь тупик. Полагаю, что лучше вам посидеть некоторое время дома. Пресса будет охотиться за вами, миссис Карлтон, да и не только пресса. Поберегитесь новых нападок.
Кристиан не произнес ни одного слова, только бросил взгляд на Элизабет.
— Да, я останусь дома.
— Почему бы вам не проверить, что собой представляет бизнесмен из Филадельфии? Она перекупила его заем. Возможно, это серьезный мотив для убийства.
— Нет! Нет, он одержал надо мной верх, Кристиан. У него нет мотива, никакого мотива.
— Как его имя, Элизабет?
Она пристально посмотрела ему в лицо. Зачем Хантеру имя Джонатана? Ревность? Смешно. Она почувствовала, что в левом виске у нее начала пульсировать боль. И только покачала головой.
— Скоро увидимся, — бросил Моретти и вышел.
— Он снова насвистывает, — сказала Элизабет. На следующее утро ее выписали из больницы. Пресса проведала об этом, и теперь Гэлэхеру приходилось круглые сутки отбивать атаки газетчиков.
Теперь все, чего ей хотелось, — это избавиться от Кристиана. Она смотрела, как он меряет шагами ее гостиную.
— Пожалуйста, оставьте меня, Кристиан. Я прекрасно себя чувствую.
— Послушайте, Элизабет, вы далеко не в таком хорошем состоянии, как вам кажется. Поедемте в Англию. У меня в Лондоне есть дело, и, возможно…
— Нет, Кристиан, ничего не изменилось. Вы мой друг, но…
— Кто этот человек из Филадельфии? О Боже, почему он не хочет оставить в покое Джонатана?
— Я же сказала вам, Кристиан, он всего лишь деловой партнер. Не более.
— В таком случае я сам все разузнаю. Думаете, не смогу?
— Кристиан, пожалуйста, уходите. Я устала, и надо приготовить все для похорон Дрейка.
Она вздрогнула, когда зазвонил телефон. Прислушалась к ответам Коги, услышала, как он просит звонившего подождать.
Это был Джонатан, она не сомневалась.
— Я позвоню вам, Кристиан. Прощайте и благодарю вас за внимание.
Кристиан бросил на нее последний долгий взгляд, пожал плечами и вышел.
— Он ушел? — спросил Коги.
— Да. Кто звонит?
— Мистер Харли.
Она почувствовала радость и облегчение.
— Хелло?
— Ну, детка, вы прямо звезда телевизионных новостей. Что происходит?
Она рассмеялась непривычно пронзительным смехом, так, что Джонатан вздрогнул.
— Кто-то хочет отправить меня на тот свет раньше времени.
— Вы правы, что смеетесь. Мне это тоже кажется очень забавным. К вечеру буду в Нью-Йорке.
— Нет! — Внезапно она испугалась — не только за себя, но и за Джонатана. — Нет, — повторила она уже спокойнее. — Все под контролем. Я не хочу, чтобы вы были замешаны.
Наступило молчание, потом Джонатан сказал:
— Я уже замешан.
— Пожалуйста, держитесь пока от меня подальше. Ладно?
— Посмотрим, — ответил он и повесил трубку.


Элизабет не выходила из дома до того утра, когда были назначены похороны Дрейка.
Все масс-медиа трудились изо всех сил. Они орали, во всю глотку выкрикивали вопросы, ослепляли ее вспышками камер. Элизабет К, жива и благополучна.
Она прочла крупно набранный заголовок в дневной газете:
"ЭЛИЗАБЕТ К. — МИШЕНЬ УБИЙЦЫ”.
"Этому не будет конца, — подумала она, опускаясь на стул. — Никогда”. Сначала ее травили Моретти и Дрейпер, но вовсе не потому, что пытались найти того, кто покушался на ее жизнь, а просто ради удовольствия.
Джонатан звонил по крайней мере дюжину раз, но она так и не подошла к телефону. Она не должна впутывать его в это дело. Ради его безопасности.
Лоретта Карлтон поправлялась. К изумлению Элизабет, она отказалась от каких-либо комментариев.
— Я говорила с ней, — сказала в этот день Кэтрин. — Я сказала ей, что если она не уберет свои рожки, то потеряет всех нас. И в первый раз она мне поверила.
— А Брэд?
С минуту Кэтрин молчала.
— Он еще не порвал с Дженни. К телефону подошел сенатор Хенкл, так что можете себе представить…
— Почему же он не заговорил об этом?
— Вы думаете, Брэд струсил?
— Похоже на то.
Кэтрин казалась задумчивой.
— Думаю, он чувствует себя чертовски одиноким. И боится будущего, не знает, что с ним будет дальше… С тех пор, как отец.., умер, он мечется и, знаете…
— С тех пор, как твоего отца убили, Кэтрин, — сказала Элизабет вдруг охрипшим голосом. — Его убили, и сделала это не я. Человек, который его убил, возможно, сейчас посмеивается, да нет, хохочет во всю глотку.
Кэтрин поднялась и подошла к окнам, выходившим в Сентрал-парк.
— Вы правы, — сказала она, поворачиваясь к Элизабет. — Клянусь Богом, мне бы так хотелось узнать, но, увы! И еще. Я была удивлена, когда доктор Хантер объявил, что он ваш жених.
— Никто не был так удивлен, как я, — ответила Элизабет.
— Знаете, что пишут в газетах?
— Конечно, даже слепоглухой мог бы сообразить, что они пишут. Что он настолько любил меня, что готов был любой ценой спасти мою шкуру и что теперь мы перестали таиться, так сказать, вышли в свет Божий из затворничества и больше не скрываем своих отношений.
— Вы собираетесь что-то предпринять, Элизабет?
— Если бы я только знала — что. А, вот и Коги принес кофе.
Она ему улыбнулась, и ее слегка позабавил недоверчивый взгляд, брошенный на него Кэтрин.
Элизабет повернулась, когда он начал разливать кофе, и снова ее взгляд уперся в часы. Часы Тимоти.
— Браслет был мне слишком велик, — сказал Коги, заметив ее взгляд. — Вы не сердитесь, что я слегка подтянул его, миссис Карлтон?
Элизабет почувствовала озноб.
— Нет, — прошептала она. — Нет, это невозможно.
— — Да, миссис Карлтон, что-нибудь не так?
— В чем дело, Элизабет?
— — Да, — ответила Элизабет, — Кое-что очень даже не так.
Теперь она вспомнила, и вспомнила очень даже отчетливо. В то утро, когда Тимоти был убит, он сломал браслет своих любимых часов. Она видела мысленным взором, как он открыл верхний ящик шкафа и вынул оттуда часы, которые она ему подарила, брюзжа, что вынужден их надеть.
До дня своей гибели он никогда их не надевал. А Кристиан Хантер сказал, что любовался этими часами. О Боже!
Элизабет покачала головой и вскочила на ноги. Она едва сознавала, что и Кэтрин, и Коги наблюдают за ней с обеспокоенными лицами. Ошибка. Конечно, тут явная ошибка. Кристиан просто помнил совсем другие часы.
Но кто-то дважды пытался ее убить. А она сказала ему, что не выйдет за него замуж, А потом появилась женщина, любовница Кристиана, — позвонила ей, чтобы предостеречь ее.
— Ради Бога, Элизабет, в чем дело? Она почувствовала руку Кэтрин на плече и стряхнула ее. Повернулась к Коги, глядя на него ненавидящими глазами.
— Пожалуйста, позвоните окружному прокурору. Я должна с ним поговорить сейчас же.
— Вы с ума сошли! — воскликнула Кэтрин.
— Может быть. Но, возможно, я впервые все увидела ясно. Позвоните Моретти, Коги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Необоснованные претензии - Коултер Кэтрин



как любовный роман на второй линии, но детектив замечательный
Необоснованные претензии - Коултер Кэтриннемочка
7.10.2012, 22.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100