Читать онлайн Неистовый барон, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовый барон - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовый барон - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовый барон - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Неистовый барон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Роган поудобнее устроился в глубоком кожаном кресле. Барон сидел у себя в библиотеке, за огромным письменным столом из красного дерева. Да, сделано все, что можно было сделать.
В дверь осторожно постучали.
– Войдите! – отозвался Роган.
Это был Фитц. Сегодня он казался выше, чем когда-либо за последние пять лет.
– Я собрал всех людей, милорд, – официальным тоном сообщил Фитц. – Они дожидаются вас на восточной лужайке.
Это были крестьяне из деревни Маунтвейл, арендаторы и все дворовые люди. Даже миссис Бит стояла здесь под яблоней, скрестив руки на своей могучей груди. Не расставаясь с одним из лучших в доме охотников за мышами, Оззи Харкер чесал кота под подбородком. Полосатый был, казалось, на седьмом небе от удовольствия.
На лужайке собралось по меньшей мере семьдесят пять мужчин и несколько женщин.
У всех были невеселые лица.
– Спасибо, что пришли, – начал Роган. – Вы все знаете, что прошлой ночью в дом проник какой-то человек. Он пытался обыскать спальню миссис Каррингтон, но Тоби его спугнул. Как он сумел проникнуть в дом, как выяснил, где находится спальня миссис Каррингтон, я не знаю. А сегодня утром Бен нашел на дереве около конюшни клочок шерстяной ткани. – Роган жестом приказал пустить тряпицу по кругу. – Я хочу, чтобы вы были внимательны. Если кто-нибудь заметит незнакомца, на котором будет одежда этого цвета, пусть сообщит мистеру Фитцу.
Роган обещал награду, что присутствующие встретили с большим одобрением, затем предложил всем мужчинам по стакану знаменитого сидра миссис Хорели. Но только по одному. Дай пьянице выпить больше одного стакана – и он скинет с себя одежду и пустится в пляс, распевая непристойную песню.
Никто не удивился, когда мужчины встретили сидр более громкими криками одобрения, чем сообщение о награде.
Роган подал дворецкому запечатанный конверт.
– Пожалуйста, отправьте его, Фитц. Это очень важно.
– Как я вижу, это письмо адресовано в Лондон, милорд.
– Да, джентльмену, которому я могу довериться.
Филиппу Мерсеро, виконту Деранкуру.
– Мы не испытывали такого волнения с тех самых пор, когда ваша дорогая матушка упала с той груши на руки Реймонду. Вы помните этого лакея Реймонда, милорд? Очень приятный молодой человек и с хорошим характером. Какое счастье, что он в тот момент стоял именно под грушей!
Неужели Фитц иронизирует? Кажется, да.
– Нет, сейчас все значительно серьезнее. Вспомните, как Марианна сидела на этом карнизе. Дело принимает опасный оборот, Фитц.
– Насколько я понимаю, это тот самый человек, который трижды проникал в дом миссис Каррингтон?
Как же он об этом узнал? Роган удивленно заморгал. Нет, положительно Фитц знает абсолютно все.
– Кажется, да. Вот почему я написал в Лондон этому джентльмену. Завтрак готов?
– Да, милорд. Мисс Марианна в детской с Бетти.
Мастер Тоби в деревне – знакомится с викарием, следуя вашему совету.
– Да. Как вы знаете, мистер Байам дает уроки. Я хотел, чтобы Тоби решил, будет ли у него учиться. Да, я полагаю, миссис Каррингтон еще не тренирует своего котенка для бегов?
– Нет, милорд. Котенка привезут только на следующей неделе. Мистер Харкер не любит с этим спешить. Он считает, что спешка вредно отражается на умственных способностях кошачьих. Миссис Каррингтон ждет вас в столовой.
* * *
Сюзанна пережевывала кусок ветчины, тонкий до прозрачности. Пожалуй, это самая восхитительная ветчина из всего, что ей доводилось пробовать.
– Я написал два письма. Одно – матери, известив ее, что она стала бабушкой, а другое – моей тете Миранде. Если она не лежит в земле; а ходит по ее поверхности, то пусть перебирается сюда.
Сюзанна перестала жевать. Сейчас на ней было другое – зеленое муслиновое – платье, вылинявшее от множества стирок, с темно-зеленой полосой ниже груди. Короткие, с буфами, рукава, кружевной воротник. Блестящие волосы, перехваченные черной лентой, волной спадали на спину.
– Не хотелось бы доставлять вам столько хлопот, милорд. Вы уверены, что…
– Да. Кстати, у вас очень красивые волосы, – сказал Роган, вдруг поняв, что ему хочется их погладить. Вчера такого желания у него еще не возникало.
Отбросив эти мысли в сторону, Роган принялся за яичницу. Нет, надо себя сдерживать. Роган прокашлялся, но сказал совсем не то, что собирался сказать:
– У вас очень красивые глаза. Однако ваши платья – по крайней мере те, что я видел, – не особенно хороши.
Они выглядят так, как будто вы их носите уже лет десять. Это не очень прилично. Я решил пригласить сюда портниху из Истборна, чтобы она обо всем позаботилась.
Лицо Сюзанны пошло пятнами.
– Ни в коем случае, милорд! Все, что вам нужно сделать, – это отдать мне деньги Джорджа. Я сама позабочусь о себе, Марианне и Тоби. Конечно, вы очень добры, но я не позволю, чтобы вы тратили на меня свои деньги, и не хочу быть вам обязанной.
– Я не могу отдать вам двадцать тысяч фунтов.
Сказано сильно, но ведь так оно и есть.
– Но вы говорили…
– Я говорил вам, что вы должны жить так, как подобает представительнице семейства Каррингтонов, которой вы являетесь. О вас обязан заботиться глава семьи, в данном случае – я. Это указано в завещании тетушки Мэриэм.
– Но куда же пошли двадцать тысяч фунтов?
Если я живу здесь, почему я не могу их тратить?
– О нет, вы должны только получать содержание.
Наследство будет выплачиваться небольшими долями каждый квартал даже тогда, когда вы станете очень старой леди.
– Очень странное завещание. К тому же я вдова, вдова Джорджа. Ваша тетушка наверняка не предусматривала появление вдовы. Должна ли вдова получать содержание?
Роган пожал плечами и медленно прожевал кусочек ветчины. Ветчина была поджаристой – такой, как он любил. Почва слегка колебалась под ногами Рогана, но он продолжал стоять на своем.
– Прошу прощения, – сказал он, – но тут ничего не поделаешь. Вы носите фамилию Каррингтон. В завещании сказано, что я должен о вас заботиться. Тем не менее это не означает, что вы обязательно должны жить здесь. Вы можете жить у Тибольта, это в двадцати милях к востоку отсюда, в Эджтон-он-Хаф. Но там очень тесно. Я сомневаюсь, что вам там будет хорошо. Кроме того, Тибольт собирается скоро жениться. Вы же не хотите нарушать покой новобрачных?
– Получается, что вы единственный Каррингтон?
– Единственный представитель Каррингтонов.
Нет, еще есть моя мать. Она любит путешествовать и проводит в Англии не так уж много времени. Но когда она приедет, то, возможно, захочет взглянуть на свою внучку, а взглянув, может прийти в такое умиление, что решит пустить корни. Однако на это полагаться не следует. По правде говоря, я с трудом могу себе представить такую перспективу. Знаете, моя мать не склонна к любви с первого взгляда.
– Похоже, ваша мать весьма оригинальная женщина, – сказала Сюзанна.
– О да! Я очень ее люблю. Да, насчет ваших новых платьев…
– Нет, давайте о другом. Когда вы мне дадите мое содержание? Я хочу отложить эти деньги.
Черт возьми! Однако как завещание может запретить откладывать деньги? Роган знал, что сейчас главное – это не выпустить ее из Маунтвейла. Почему?
Здравый смысл здесь не советчик. Она не должна уехать – и все.
– Я думаю, вы можете кое-что отложить. Но знаете, я собираюсь устроить небольшой прием, и вы будете на нем хозяйкой. А в любом из таких платьев, как у вас, это невозможно.
Сюзанна внимательно смотрела в свою тарелку.
– Я подумаю, – наконец сказала она, не глядя на Рогана.
* * *
Была темная, ветреная ночь. В такие ночи Роган всегда становился беспокойным. Вот и сейчас он, не находя себе места, ходил из угла в угол по библиотеке.
– Милорд!
Едва не споткнувшись, Роган быстро обернулся. В дверях стояла Сюзанна. Густые волосы свободно спадали ей на спину. На Сюзанне были надеты вылинявшая голубая ночная рубашка и синий халат, очень подходившие для старой девы неопределенного возраста.
Вероятно, и то и другое принадлежало еще ее матери, если не бабушке. Но, несмотря на это, Сюзанна выглядела восхитительно. Еще вчера или позавчера эта мысль не приходила Рогану в голову, а сейчас пришла.
Пришла абсолютно не вовремя.
Роган очень хотел, чтобы его голос звучал бесстрастно, и это ему удалось.
– Уже за полночь. Что вы хотите?
– Я вспомнила кое-что, что может оказаться полезным. Я увидела под дверью Полосу света и решила вам это рассказать.
Роган жестом указал ей на стул. Когда Сюзанна подошла поближе к камину, угли внезапно вспыхнули, и стало видно все, что находится у нее под пеньюаром.
Роган замер. Нет, надо уезжать в Лондон. Нужно держаться от нее подальше. Тогда они оба вернутся к норме. И почему он только не погасил камин?
– Садитесь, – погромче сказал Роган. Если она так и будет стоять перед огнем, ему придется поскорее сесть за стол. Тогда она сразу догадается, в чем тут дело.
Сюзанна облокотилась на спинку стула и слегка наклонилась вперед. Волосы каскадом обрушились на ее левую грудь. Какая соблазнительная поза! Неужели она этого не понимает? Или, может быть, она специально так поступает?
– Что, как вы считаете, может оказаться важным?
Сюзанна вскинула голову. Роган не улыбался, голос его звучал резко.
– У вас сегодня странное настроение, милорд.
– У меня вообще нет никакого настроения, и я запрещаю вам об этом говорить.
Сюзанна не удержалась от улыбки. Он упрямится, но даже это ему идет. Пожалуй, у него обеспокоенный вид. Ее улыбка исчезла. Это потому, что она принесла барону кучу неприятностей. И все началось с письма, которое написал ее отец. Сюзанна молила Бога, чтобы миссис Хэрон обыграла отца в карты, отобрав у него все до последнего пенса. Если отцу не на что будет делать ставку, ему придется остаться в Малберри-Хаусе. Господи! Барон, должно быть, сейчас клянет ее вместе с отцом за то, что они поставили его в затруднительное положение.
– Я прошу прощения за те неприятности, что я вам принесла, – опустив глаза, сказала Сюзанна. – Я хорошо понимаю, что это моя вина.
– Но ведь вы должны были понимать, что злоумышленник может последовать за вами, разве нет?
– Ну, не совсем. Я надеялась, что он отстанет, когда увидит, куда мы направляемся. Ведь здесь настоящий дом, не то что Малберри-Хаус. – Не поднимая глаз, она принялась гладить мягкую обивку стула, словно любимую кошку. Роган тут же представил, как руки Сюзанны ласкают его тело, и внутренне застонал. Так он скоро станет пациентом сумасшедшего дома.
– Но все же это было вполне возможно, – виноватым тоном говорила Сюзанна. – Наверное, я плохая.
– Да, видимо так.
Боль оказалась неожиданно острой. Сюзанна подняла взгляд.
– Все из-за детей. Я не могла оставить детей в опасности.
– Похоже, что они и сейчас подвергаются опасности.
Эти слова ее совсем добили. Барон был прав. Сюзанна попыталась выпрямить плечи, но ничего не получилось.
– Может быть, – очень тихо сказала она, – этого квартального содержания хватит на то, чтобы снять маленький коттедж вблизи Маунтвейл-Хауса – раз уж я должна быть поблизости от вас? Я бы взяла детей и уехала. Ваша жизнь вновь стала бы прежней.
Роган посмотрел на нее с неприязнью.
– Что вы хотите этим сказать? «Ваша жизнь вновь стала бы прежней»! – с сарказмом процитировал он.
Сюзанна вздернула подбородок. Барон смотрел на нее так, как будто собирался выбросить из окна библиотеки. Здесь большие окна, к тому же он вполне на такое способен.
– Вы не женаты, – сказала Сюзанна, стараясь, чтобы ее голос звучал умиротворяюще. – У вас репутация джентльмена, который живет в свое удовольствие, ради исполнения своих прихотей, ради…
– Достаточно! – Роган провел рукой по взъерошенным волосам. У него очень красивые волосы, подумала Сюзанна, хотя и стоят сейчас дыбом. – Послушайте, это ведь была моя идея – привезти вас сюда.
Разговоры о домике просто смешны. Злоумышленник проникнет туда с той же легкостью, что и в Малберри-Хаусе. Здесь, в Маунтвейле, вы все же в большей безопасности, и дети тоже. В общем, все это чепуха.
Зачем вы пришли? Что за тайна, которой вы хотели поделиться?
– Когда я два года назад была с Джорджем в Оксфорде. – сказала Сюзанна, – в гостиницу, где мы останавливались, приходили его друзья, и он их мне представил.
– Как они с вами обращались? – Этот вопрос вырвался у Рогана непроизвольно.
– Странно, что вы об этом спрашиваете.
Боже праведный, ее наивность просто пугает! Она попросту не понимает своего реального положения.
– Пожалуй, они обращались со мной хорошо, – подумав, ответила Сюзанна. – Только вот, на мой взгляд, они были чересчур возбуждены – все время хлопали по спине Джорджа и делали какие-то непонятные жесты. Когда они ушли, Джордж казался немного смущенным, и лицо у него было красное. Ему сразу захотелось увезти меня домой, и мы уехали. Больше он меня в Оксфорд не привозил.
– Как звали его друзей?
– ; – Я запомнила только одно имя, и то лишь потому, что оно показалось мне необычным, – Теодор Мика. Другого, кажется, звали – это только догадка – Ламберт. Я не могу вспомнить его фамилию, а может, это и была его фамилия.
– Они были так же молоды, как Джордж?
– Нет, они были старше, вероятно, лет на шесть или семь. Когда я спросила, кто они такие, Джордж сказал, что они воспитатели. Но эти люди не были похожи на воспитателей и вообще вряд ли имели отношение к Оксфорду. Они выглядели.., ну, если хотите, они были чересчур крикливо одеты. Вот почему мне следует об этом рассказать. Видите ли, я подумала, что они могут иметь какое-то отношение к набегам на Малберри-Хаус. Это были не студенты и не джентльмены.
Ни о чем подобном Роган не желал знать. Он хотел, чтобы в его памяти все осталось по-прежнему, чтобы он мог вспоминать Джорджа без горького ощущения, что тот его предал. Кто, черт побери, были эти люди?
Они определенно знали, что к чему.
– Спасибо, – холодно сказал Роган. На душе было так же тяжело, как в тот момент, когда он узнал о смерти Джорджа. – Вряд ли они имеют отношение к проникновению в Малберри-Хаус или сюда. Вероятно, это была просто дурная компания. Большинство молодых людей хотя бы раз в жизни попадает в дурную компанию. Но я подумаю об этом. А сейчас уже поздно, причем Марианна завтра в шесть часов вас разбудит. Идите спать.
Роган больше не хотел видеть Сюзанну на фоне камина. Повернувшись, он подошел к столику, где стоял графин с бренди. Правда, пить барон не стал, хотя человек с его репутацией должен хлестать бренди стаканами.
– Спокойной ночи, милорд.
Роган ничего не ответил и даже не обернулся. Он был не в состоянии это сделать.
* * *
Когда Роган подошел к конюшне, только-только рассвело. Царила благословенная тишина, даже птицы еще спали в своих гнездах. Воздух был прохладным, дул легкий ветерок.
Да, благословенная тишина. Лучший из охотников за мышами, Галахад, – за ним присматривал Том Харкер – задрав хвост, с довольным видом пробирался вдоль стены сарая. Даже кот вел себя тихо. Дойдя до входа в конюшню, Роган, однако, услышал, как Джейми тонким голоском что-то напевает.
Раздался дружный смех, и в следующее мгновение, как бы выражая свое удовольствие, заржал Гулливер.
В ответ подала голос еще какая-то лошадь, затем откликнулась кобыла Сюзанны Гера.
В полутьме конюшни можно было увидеть, что Джейми чистит Гулливера, в то время как трое других конюших, побросав свои дела, сгрудились вокруг него.
Глядя на Джейми едва ли не с благоговением, они хором принялись просить его спеть еще один лимерик. Джейми покачал головой:
– Извиняйте, ребята – только одна такая песенка в день. Я ж не могу развращать своих лошадок!
В этот момент конюшие заметили стоявшего у входа барона и в замешательстве замолчали.
– Эй, Конченый, оседлай для меня Гулливера! – нарочито небрежным тоном сказал Роган. – И побыстрее. Стоит такой прекрасный день, что не хочется зря терять время.
Конченый – худой, никогда не улыбающийся мальчик лет четырнадцати – тут же принялся за дело.
Ни одна лошадь ни разу еще не попыталась лягнуть или укусить этого парня, и все считали, что лошади его просто жалеют. Конченым его прозвали за крайнюю несообразительность.
– Могу поспорить, милорд, – сказал Джейми, обращаясь к Рогану, – что он у меня заулыбается. Да, к пятнице!
– На фунт, – сказал Роган, и они пожали руки.
– Он уже как-то странно смотрел на меня, когда я пел песенки. К пятнице, милорд. Что чудно, отец его не бьет и вообще ничего такого. У него просто рожа такая.
Роган катался верхом до полудня. Потный, разгоряченный, он возвращался в Маунтвейл-Хаус, чувствуя себя гораздо лучше. Перед домом стояла большая карета, запряженная четверкой белых лошадей. Вокруг экипажа гарцевали трое верховых в просторных черных плащах, на облучке восседал кучер, одетый в серебристую с черным ливрею. Широкие парадные двери Маунтвейла были распахнуты настежь.
– Боже мой! Я дома! – громко заявил знакомый голос.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неистовый барон - Коултер Кэтрин



М-да. Романчик средненький если не сказать хуже. Много чего намешано, а получился винегрет. Засунуть сюда чашу грааля...С тем же успехом можно было написать про инопланетян. Наверное у автора было плохое настроение, когда писалось это чтиво.
Неистовый барон - Коултер КэтринКира 33
30.04.2012, 23.37





Любовная линия теряется на фоне криминальной.
Неистовый барон - Коултер КэтринКэт
2.03.2014, 21.40





Роман класс!Не однотипный сюжет.
Неистовый барон - Коултер Кэтринвита
10.12.2015, 16.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100