Читать онлайн Неистовый барон, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовый барон - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовый барон - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовый барон - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Неистовый барон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Зная, что все потеряно, они медленно направились к нему. Тибольт победил. Мир теперь в его руках, – Проклятие! – сказал Филипп, глядя на Тибольта, который молча ждал их приближения. – Что он теперь будет делать?
Тибольт вдруг задрожал. Он дрожал так сильно, что был не в состоянии что-либо удержать в руках.
Святой Грааль Тибольт успел поставить на камень, но стеклянная чаша выпала у него из рук и разбилась о каменистую почву. Продолжая дрожать, он закричал, схватился за грудь, затем прижал ладони к ушам. Сюзанна сделала шаг вперед, но Роган схватил ее за руку и оттащил назад.
– Нет, – сказал он. – Не двигайся. Но что происходит?
Широко расставив трясущиеся руки, Тибольт устремил взгляд в небо.
– Боже, я испил из священного сосуда. Даруй мне силу! Даруй мне бессмертие!
Не спуская с него глаз, преследователи медленно приближались.
Горизонт порозовел. Всходило солнце, его первые лучи озарили древние руины аббатства.
Тибольт вдруг застыл как вкопанный, а затем его внешность стала медленно-медленно изменяться. Он вновь задрожал, тело его забилось в конвульсиях.
Тибольта как такового больше не было. На том месте, где он стоял, теперь находилось изменяющееся с каждой секундой неясное сочетание света и тьмы.
Казалось, будто чья-то гигантская рука мнет тело Тибольта, придавая ему все новые и новые черты, затем уничтожает их и начинает сначала.
Прошло еще несколько мгновений – и Тибольт превратился в Сюзанну.
– Нет! – прошептал Роган, глядя на качающийся в луче света призрачный образ своей жены.
– Теперь я знаю, как вы выбрались из катакомб, – сказала фальшивая Сюзанна. – С помощью той силы, которую Сюзанна приобрела от нескольких капель святой воды, налитой в святой Грааль. Теперь я это ясно вижу.
Фальшивая Сюзанна неожиданно стала задыхаться. Она схватилась за горло, но тут же начала изменяться, на этот раз медленно превращаясь в старика, одетого по моде столетней давности. – Я должен передать тебе святой Грааль, – проскрипел старик. – Береги его, епископ. Береги его. Никому не говори потом, чем он на самом деле является. Называй его «Сосудом дьявола». Говори всем, что если кто-то выпьет из него святой воды, то умрет страшной смертью.
– Старый тамплиер, – похолодевшими губами прошептал Филипп.
– Затем старый рыцарь исчез, и на его месте появился странно одетый энергичный мужчина в расцвете лет.
На голове его была корона. Голос мужчины звенел от гордости.
– Да, я принимаю в свои руки святой Грааль. Я буду охранять его, не жалея собственной жизни. Я заберу его с собой в Шотландию, и никто его там не найдет.
– Макбет, – прошептала Сюзанна. – Это явно Макбет, которому папа Лев IX отдает Грааль.
– Тибольт принимает образ каждого, кто прикасался к Граалю, – не веря собственным словам, сказал Роган. Король Шотландии уже превращался в старика, своим обликом напоминавшего древнего апостола, какими их изображают на рисунках. Старик был с длинной бородой, весь в белом, на ногах сандалии.
– Кто это? – прошептала Сюзанна.
– Не знаю. Может быть, кто-то из учеников Иисуса.
– Я Иосиф из Аримафеи, – тонким старческим голосом прокричал тот. – Иисус дал мне священный сосуд, после того как испил из него. Он сказал, чтобы я собрал его кровь и налил ее в этот сосуд. Я похоронил Иисуса и забрал сосуд.
Затем Иосиф Аримафейский исчез. Перед невольными свидетелями этого представления поочередно стали возникать образы других людей, тоже в библейском одеянии.
Их было ровно двенадцать.
И наконец все замерло. Теперь Тибольт полностью потерял человеческий облик. Лицо его разгладилось, руки и ноги утратили свою форму. Застывший на месте, Тибольт был похож на безжизненную колонну. Но уже в следующее мгновение эта колонна исчезла – как будто здесь ничего и не было.
Святой Грааль все еще лежал на камне. Вдруг откуда-то сзади выползла зеленая змея с огромной головой. Шипя, она начала медленно обвиваться вокруг сосуда. Закончив с этим, змея положила голову сверху, раскрыла рот и сказала голосом Тибольта:
– Он пожалел вас. Теперь я знаю, почему он пожалел вас. Теперь я знаю все, но это уже не имеет значения, потому что меня больше нет.
Небо, на котором только что ярко светило солнце, внезапно почернело. Раздался удар грома. Вспенив воду в озере, темноту расколола молния. Над змеей вырос широкий, уходящий в бесконечность столб света – и затем вновь наступила темнота.
Сюзанна спрятала лицо на груди Рогана. Послышался тихий гул, который постепенно нарастал. Скалы вокруг начали трястись. Раскололась и упала в озеро древняя арка. Массивная скала, на которой стоял Тибольт, а потом лежала, обвивая святой Грааль, отвратительная змея, теперь опустела.
Не было больше ни змеи, ни святого Грааля.
Скала внезапно встала вертикально и растворилась в ослепительном сиянии.
В следующее мгновение гул прекратился, как будто его и не было. На небе появилось солнце, в наступившей тишине послышалось чириканье воробья.
Роган и его спутники молча подошли к тому месту, где находилась скала. Местность выглядела так, как будто на протяжении столетий здесь ничего не происходило. Исчез даже ковчег.
Наклонившись, Сюзанна что-то подняла с земли.
Затем, повернувшись к Рогану, она молча протянула ему руку. На ладони лежал крошечный золотой ключ.
– Ключ от ковчега. Его оставили нам.
– Нет, Сюзанна, ключ оставили тебе, – сказал Роган.
Филипп пристально посмотрел на ключ, затем перевел взгляд туда, где недавно находилась скала. На земле валялись осколки стеклянной чаши.
Сюзанна смотрела вдаль, на беспокойные воды озера.
– До тех пор, пока Тибольт не прикоснулся к нему, святой Грааль знал только добро.
– Тибольт принимал образы людей, которые держали в руках святой Грааль или пили из него, – медленно произнес Роган. – Ты не пострадала потому, что являешься воплощением добра. Напоследок Тибольт сказал об этом совершенно ясно.
– Мне хочется уйти отсюда, – встряхнувшись, сказал Филипп. – Нам здесь больше нечего делать.
– Ты прав, – сказала Сюзанна. – Исчезли и добро, и зло.
– Это не совсем верно, – сказал Роган, прижимая к себе жену. – Мы же остались живы.
Роган сжал ее руку, и ему показалось, что он чувствует тепло, исходящее от маленького ключика, который Сюзанна все еще держала в кулаке.
Роган знал, что они никогда больше не заговорят о том, что произошло. Он также знал, что крошечный золотой ключик на всю оставшуюся жизнь крепко связал их троих.
* * *
– Дайте мне сначала побыть с моим ангелочком! – сказала Сюзанна, поднимая на руки визжащую от восторга Марианну. Проведя пятнадцать минут с матерью, которая покачала ее, пообнимала и рассказала захватывающую историю, ничего не имеющую общего с действительностью, Марианна тут же попала в руки Рогана.
Роган подбрасывал ее на колене до тех пор, пока девочка не устала и не привалилась к его груди, снова засунув пальцы в рот.
– Я пытался отучить ее класть пальцы в рот, Сюзанна, – сказал Тоби. – Но когда я их вытаскивал, она начинала реветь, и в конце концов я уступил.
Шарлотта сказала, что ее уши не выдерживают такого испытания. Я попробую снова, Сюзанна, когда мы будем одни. Что странно, когда мы одни – она не плачет.
– Ничего странного, – сказала Сюзанна. – Зачем ей хныкать, если рядом нет чужих людей?
– Роган!
– Да, моя принцесса?
– Лоннон. Я хочу в Лоннон.
– Мы поедем, – медленно произнес Роган. – Теперь мы очень скоро туда поедем.
– Мне кажется, история, которую вы только что скормили вашей дочери, не имеет ничего общего с правдой, – сказала Шарлотта.
– Да, мама, – ответил Роган. – Мне жаль, но Тибольт умер. Это был несчастный случай. Пытаясь спасти меня, он сорвался со скалы. Никакого сокровища не оказалось. Это была всего лишь легенда, если хотите – миф. Ничего, кроме предательства. Но не забывайте, мама, Тибольт умер так же, как и жил. И мне не хотелось бы, чтобы вы или Тоби в дальнейшем возвращались к этой теме.
Сюзанна молча кивнула.
– Мне это не нравится, – сказала Шарлотта и осеклась, увидев, что ни ее дорогой сын, ни невестка не собираются больше ничего говорить. Слезы подступили к глазам, но Шарлотте удалось их сдержать, хотя и с трудом. Она понимала, что ей рассказали не все, но какая в общем-то разница? Результат все равно тот же самый – Тибольт умер. Как сказал Роган, он умер, пытаясь спасти своего брата. – Хорошо, что Тибольт не стал таким, как Джордж, – чуть слышно всхлипнув, сказала Шарлотта. – Я думаю, это разбило бы мне сердце.
* * *
Через месяц лорд и леди Маунтвейл отправились в Лондон, забрав с собой свою дочь. Чтобы научиться называть Рогана папой, Марианне понадобилось почти столько же времени.
Полковник Немезис Джонс сделал предложение Шарлотте. Это случилось в яркий, теплый день; после короткого летнего дождя в небе даже сияла радуга. Все думали, что Шарлотта примет его предложение, но она этого не сделала. Вместо этого она отправилась в Венецию, взяв с собой лакея-валлийца Августуса, который, кроме всего прочего, выполнял роль ее телохранителя.
* * *
В лондонском особняке Маунтвейлов всех ошеломило известие о том, что барон уже пять лет женат, а известие о том, что у него есть дочь, ошеломило еще больше.
Однако реакция здешних обитателей не шла ни в какое сравнение с реакцией светского общества. Там шли бесконечные пересуды, раздавались ужасные предсказания о том, чем закончится этот явно недолговечный брак, заключенный еще тогда, когда барон был ветреным молодым человеком. Ну, по правде говоря, он им по-прежнему является, но сейчас он все же стал более благоразумным. Разве нет?
Тогда – пять лет назад – он был просто упрямым и импульсивным.
Однако леди Салли Джерси, неоспоримый лидер светского общества, высказала предположение, что, возможно, барон таким образом хочет замолить грехи молодости. Возможно, именно поэтому он вернул из ссылки свою жену и маленькую дочь. Он распутник, который раскаялся.
Никто, разумеется, с ней не согласился, поскольку это было чересчур скучное и праведное предположение. Никто, правда, и не возразил – по крайней мере в присутствии леди Салли Джерси. Ни у кого просто не хватило духу.
Все горели желанием увидеть новую баронессу.
Всем было интересно, сколько времени пройдет, прежде чем барон снова отправит куда-нибудь подальше свою жену и вернется к прежним похождениям. Очевидно, его любовницы – имя которым легион – сейчас изнывают от тоски.
– Они здесь уже четыре дня, – рассказывал Палвер, секретарь барона, своему другу Дэвиду Пламми. – Я ничего не могу понять. По вечерам барон покидает дом только в компании со своей женой. Он даже не намекнул, когда собирается возобновить прежнюю жизнь. Когда мы жили в Маунтвейл-Хаусе, он был образцовым супругом. Это меня угнетает.
– Встряхнись, Палвер! – сказал ему Дэвид Пламми. – Он обязательно скоро отправится в тот свой маленький домик. Он ведь донжуан, наш милый барон. Разве он не плоть от плоти своих родителей?
Разве он не сатир? Человек с такой репутацией долго не продержится. Просто сейчас поблизости нет женщины, которая бы его заинтересовала.
Действительно, во, все происходящее было трудно поверить.
Однако Палвер не был столь уж уверен в правоте своего приятеля. Он ведь видел барона и баронессу вместе. Конечно, она не такая красивая, как многие из тех женщин, с которыми раньше видели барона. Да, она не такая ослепительная красавица, какой, к примеру, является мать барона. Однако она добра и участлива, у нее приятная речь. В ее обществе барон смеется чаще, чем когда бы то ни было. Кроме того, похоже, что каждый день после полудня барон и баронесса некоторое время проводят в спальне.
Что же касается маленькой девочки, то Палвер почему-то очень понравился Марианне. Это так смутило беднягу, что поначалу он прятался от нее на кухне.
– Она же ребенок, – жаловался секретарь Тинкеру, камердинеру его милости, – ребенок, но барон позволяет ей сидеть у себя на коленях, позволяет трогать себя за лицо маленькими пальчиками, которые она все время держит во рту. Она визжит – визжит! – от удовольствия, а ему это нравится. Если же она чем-то недовольна, то барону достаточно только поцеловать ее, как она тут же успокаивается. Это удивительно, Тинкер. А теперь она преследует меня.
Я этого не перенесу, Тинкер. Я не выношу маленьких детей.
Но уже через неделю Палвер бывал вполне доволен, когда Марианна своими влажными пальчиками касалась его щеки. Когда же она его впервые поцеловала, секретарь чуть не упал в обморок от счастья.
Правда, если девочка начинала топать ногой и визжать, Палвер тут же выскакивал из комнаты и звал на помощь барона. От Тоби, однако, он был в полном восторге. Они вместе читали и вместе ходили в Британский музей. Роган как-то заметил, обращаясь к Сюзанне, что никогда еще не видел своего заморенного секретаря таким оживленным.
Что же касается Сюзанны, то Она каждый раз со страхом шла на очередной бал или званый вечер. Она знала, что, по всеобщему мнению, бедный барон допустил ужасную ошибку. Она также знала, что, по всеобщему мнению, бедный барон усугубил эту ошибку, неожиданно представив обществу свою жену и дочь.
Она знала, что, по всеобщему мнению, он скоро отправит их с Марианной восвояси, чтобы вновь предаться распутству. Все это сильно угнетало Сюзанну.
– Выше голову! – всегда говорил ей Роган, перед тем как помочь выйти из экипажа.
Сегодня вечером Сюзанна подняла голову так высоко, что боялась удариться о потолок кареты. Усмехнувшись, Роган обнял ее за талию и медленно опустил на землю. От его близости глаза Сюзанны потемнели.
Роган хотел сказать, что, когда она так смотрит на него, он чувствует себя королем, но вместо этого тихо произнес:
– Я тебе говорил, что ты сегодня прекрасно выглядишь? Мне нравится, когда у тебя волосы уложены короной со всеми этими голубыми лентами.
– Да, но ты говоришь не всерьез. Ты просто пытаешься поддержать меня, чтобы я от волнения не сбежала и не спряталась в комнате для леди.
– Ты меня разоблачила, – вздохнув, сказал Роган. – И почему ты стала такой циничной?
– Я просто здраво смотрю на вещи.
– Глупышка ты, – – сказал он и поцеловал ее внос.
Они не замечали, что за всей этой сценой с ближнего расстояния наблюдала Синджун Кинросс, графиня Эшбернхэм, никогда не отличавшаяся особой сдержанностью.
– Роган! Это ваша жена? – крикнула графиня.
– Это, любовь моя, – сказал Роган Сюзанне, которая наблюдала за стремительно приближавшейся к ним молодой леди, – Синджун Кинросс. Она моя хорошая знакомая. Джентльмен, который идет следом, – Колин Кинросс, ее муж. Я сомневаюсь, что он сможет ее догнать, если она этого не захочет. – Улыбнувшись Синджун, он отпустил свою жену. – Ну, малышка, – сказал он, обращаясь к этой высокой молодой леди, – вы как всегда выглядите прекрасно.
Колин, вам надо отдышаться.
– Я всегда стараюсь не подпускать к вам Синджун, – сказал Колин, с интересом глядя на Сюзанну. – Но она сказала, что раз вы женаты, то теперь она может не бояться ваших навязчивых предложений.
Правда, она не может припомнить, чтобы вы когда-либо делали ей навязчивые предложения, и поэтому очень переживает, считая себя ужасно некрасивой.
Мне пришлось потратить целую неделю, чтобы развеять ее опасения.
– Сюзанна, – сказала Синджун, – я чувствую, что вам нелегко, особенно учитывая репутацию Рогана.
Я думаю, что мы должны немедленно отправиться в это мрачное место и отрубить головы всем драконам. Как вы считаете?
К удовольствию Рогана, Синджун Кинросс взяла Сюзанну под свое крыло и повела вперед.
– Скажите, моя дорогая, вы уже встречались с вашей несравненной свекровью? – спросила леди Салли Джерси, когда ее представили Сюзанне.
– Да, мэм. Я в восхищении. Шарлотта – милейшая, добрейшая и самая красивая женщина из всех, кого мне довелось видеть. Она прекрасно отнеслась ко мне и нашей дочери Марианне.
Леди Джерси, очевидно, не ожидала такой восторженной оценки. Улыбка застыла на ее лице. Милейшая? Прекрасно отнеслась? Ну что ж, у Шарлотты есть много разных достоинств. Возможно, это еще одна из ее сторон.
– Гм! А как милая Шарлотта чувствует себя в роли бабушки?
– Они большие друзья с нашей дочерью Марианной.
– Подумать только, – сказала леди Джерси, – наш милый мальчик – уже отец. А когда он женился на вас, то был совсем юным.
– Я была еще моложе, мэм, – сказала Сюзанна, подняв кверху подбородок. – Однако, – плотоядно улыбнувшись, продолжала она, – кто смог бы устоять перед Роганом? У него такая обворожительная, озорная улыбка. Мне очень приятно быть его женой.
– Очевидно, милая Шарлотта не разрешает называть себя бабушкой, – сказала леди Драммонд Беррел. – Она слишком красива, слишком совершенна – о, можно долго перечислять ее достоинства. Но бабушка? Несомненно, она не может с этим смириться.
– Возможно, любой леди трудно примириться с существованием нового поколения. Это означает, что мы становимся старше, что, конечно, неприятно. Собственно, мэм, Марианна зовет ее Шарлоттой. И кажется, обе этим довольны. – Сюзанна с некоторым усилием улыбнулась леди Беррел, очень некрасивой женщине с языком змеи и обаянием жабы, которая по неизвестным причинам стала одним из столпов лондонского высшего общества.
– Какая романтическая история! – алчно глядя на Сюзанну, сказала леди Джерси. – Так и видишь, как милый барон во весь опор мчится к вам, если не занят с кем-нибудь из своих многочисленных леди здесь в Лондоне.
– Я думаю, – желчно сказала леди Беррел, – что скачки во весь опор продолжались не больше месяца. Этот брак длится уже пять лет. Наверняка визиты барона были не такими уж регулярными, особенно после того, как родился ребенок. Джентльменов не интересуют беременные леди и маленькие дети.
Кажется, Роган теперь все время чувствовал, когда Сюзанна сползает к краю пропасти. Подойдя к своей жене, он небрежно заметил.
– К Сюзанне я всегда мчался во весь опор. Как ни странно, мой конь Гулливер любит ее не меньше, чем я. Я могу даже заснуть в седле – он все равно привезет меня к ней. – Он улыбнулся миссис Беррел своей замечательной улыбкой. – Собственно, когда вы встретите мою дочь, вам ничего больше не захочется, как почувствовать на своей щеке прикосновение ее влажных пальцев – видите ли, она сосет пальцы. Это просто очаровательно!
Улыбнулась даже миссис Беррел – событие, как сказал Роган, достойное того, чтобы его занесли в анналы, поскольку иначе никто в это не поверит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неистовый барон - Коултер Кэтрин



М-да. Романчик средненький если не сказать хуже. Много чего намешано, а получился винегрет. Засунуть сюда чашу грааля...С тем же успехом можно было написать про инопланетян. Наверное у автора было плохое настроение, когда писалось это чтиво.
Неистовый барон - Коултер КэтринКира 33
30.04.2012, 23.37





Любовная линия теряется на фоне криминальной.
Неистовый барон - Коултер КэтринКэт
2.03.2014, 21.40





Роман класс!Не однотипный сюжет.
Неистовый барон - Коултер Кэтринвита
10.12.2015, 16.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100