Читать онлайн Наследство Валентины, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство Валентины - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство Валентины - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство Валентины - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Наследство Валентины

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Джеймс был так потрясен, что споткнулся о скамеечку, стоявшую перед большим мягким креслом, и едва не полетел на пол. С трудом сохранив равновесие, он потер подбородок и ошеломленно уставился на жену, сидевшую, скрестив ноги, посреди кровати. Она расчесывала волосы, так что каскад рыжих локонов ниспадал едва ли не до живота.
На Джесси ничего не было. Правда, Джеймс вряд ли ног разглядеть что-то: густые пряди окутывали белоснежную плоть толстой шалью. Лишь когда Джесси поднимала руку, сквозь огненное покрывало проглядывал кусочек кожи над левой грудью.
Джеймса начало трясти. Эти островки обнаженного тела, мелькавшие время от времени, могли свести с ума любого мужчину, особенно того, кто был женат всего три месяца и не касался жены вот уже два дня из страха снова вызвать жуткий образ гнусного негодяя Тома. Джеймсу страстно захотелось немедленно наброситься на нее.
– Боже, – выдохнул он, шагнув вперед.
– Добрый вечер, Джеймс, – самодовольно улыбалась жена. – Чудесная теплая ночь, не так ли?
– Да, благодарение небесам, – кивнул он и сделал еще шаг к постели.
Джесси подняла буйную массу волос, тщательно расчесывая пальцами концы.
– Джеймс, ты станешь любить меня сегодня, если я пообещаю не видеть больше страшных снов?
– Не уверен, – медленно выговорил он, – что должен доставлять тебе наслаждение. По-моему, оно как-то связано с кошмарами. Хотя, когда мы в последний раз любили друг друга, у тебя не было кошмаров. Но нет, я не имею права рисковать. И как ты можешь обещать, что не увидишь эти мерзкие сны?
Джесси не ответила. Джеймс сделал еще несколько шагов, не в силах оторвать взгляд от жены.
– Можно, я расчешу тебе волосы?
– Если хочешь, – кивнула Джесси и вручила ему щетку ручкой вперед, словно острый нож. – У меня сильная воля, Джеймс. Я не желаю, чтобы он являлся. И требую свою долю наслаждения.
Джеймс уселся рядом и прижался к ней так, что мог гладить ее бедра и запускать пальцы в треугольник рыжих завитков. Ничто не помешает сейчас ему касаться ее, готовить к тому, что ждет их этой ночью.
Джесси наклонила к нему голову. Посмотрев на ее блестящие волосы, Джеймс сказал:
– Собери их в узел.
Джесси засмеялась и погладила мужа по щеке.
– Я уже минут пятнадцать борюсь с ними. Руки устали держать эту тяжесть. Ты действительно хочешь, чтобы я забрала их, Джеймс?
– Да. Открой лицо и тело тоже. Я не представлял, что у тебя так много волос и они скрывают почти все! Забери их наверх.
– Сейчас, если ты подашь мне шпильки с туалетного столика.
Он был так близко к этой белой плоти, к пухлому рту, плоскому животу и упругим бедрам, что не находил в себе сил шевельнуться. Но пришлось встать. Джеймс собрал деревянные шпильки и вручил их Джесси. Однако сам не сел, а вместо этого ухитрился в мгновение ока остаться голым. Он даже стянул с себя сапоги, подскакивая с ноги на ногу.
Снова посмотрев на жену, Джеймс увидел, что она подняла руки над головой и спокойно собирает копну волос. Обнаженная. Ему показалось, что он тотчас же изольется, прямо на пол.
– Твои груди стали больше, – пробормотал он, подбираясь к кровати.
– Да, – гордо согласилась Джесси. – Знаешь, они почему-то всегда набухают, когда ты раздеваешься с определенными намерениями, Джеймс. Посмотри на себя! Не знай я, что ты... ты всегда такой, когда хочешь меня, завопила бы от страха и удрала из комнаты.
Жалкие остатки выдержки Джеймса сразу же испарились. Он едва не бросился на Джесси, но сверхъестественным усилием воли остановился и лишь потом направился к ней, не сводя глаз с ее широко расставленных ног.
– И тебе нравится, что я такой волосатый и совсем похож на тебя?
Джесси, широко улыбнувшись, по-прежнему наматывала длинные пряди себе на руку.
– Я выгляжу, как козье молоко, целое озеро козьего молока, с грудями, которых почти не существовало, пока ты не наградил меня ребенком. Но ты... ты, Джеймс, словно какой-то пейзаж – сплошные холмы и впадины и чудесные кущи волос то здесь, то там, а ноги... мощные и сильные! Мне нравится, как перекатываются твои мускулы при малейшем движении. У меня нет таких мышц на животе, как у тебя. Мне очень хочется коснуться твоего тела, особенно живота и... и других мест.
– Сокровенных, – подсказал Джеймс.
– Сокровенных, – кивнула Джесси.
Джеймс закрыл глаза, не в силах видеть, как дрожат ее груди, пока она закалывает волосы. Неужели ей хочется коснуться его?
Он снова вздрогнул и дотронулся до своего живота. Что Джесси говорила насчет мышц? Ей особенно нравится трогать именно живот? Но перед ними вся жизнь, и она вольна делать с ним все, что пожелает.
– Твои соски раньше были розовыми. Теперь они налились и стали темнее и еще красивее. Так и хочется впиться в них губами.
– О, я не ожидала, что ты это заметишь.
Джесси слишком долго возится, хотя возбуждена так же сильно, как он. Сколько времени нужно, чтобы забрать волосы в узел? Не так много, конечно. Она делает это нарочно.
– Джесси, ты опять меня дразнишь! Давно ты это задумала?
– После ужина мне стало чуть полегче, и я поняла, что ты избегаешь меня из-за мистера Тома. Баджер был так доволен, что я удержала в желудке восхитительно состряпанные им бараньи почки, что погладил меня по голове.
– Не закалывай узел, Джесси. Просто откинь волосы за спину, и все. Дай мне щетку. Вот так. А теперь ложись. Я хочу смотреть на тебя.
Он знал, что инициатива теперь перешла к нему, но ничего не мог поделать с собой. Если он немедленно не войдет в Джесси, просто взорвется и погибнет! Ах, наслаждение, которое он подарит ей...
Джеймс вспомнил про Тома, но тут же выбросил из головы все мысли о старом негодяе. Джесси – его жена и хочет его. Он не отвернется от нее. Скоро, очень скоро они отправятся на Окракок.
Джеймс понял, что думает не столько о проклятом кладе, сколько о том, как избавить Джесси от страшного призрака прошлого. Стоит лишь разгадать тайну, и жена будет свободна.
Он положил руку ей на живот и осторожно принялся его массировать. Живот Джесси по-прежнему оставался плоским, но плоть была мягкой, и он ласкал ее, стараясь коснуться самого низа. Наклонившись, Джеймс поцеловал островок обнаженной кожи. Руки его скользнули к покрытому волосами холмику. Джеймс начал ласкать его губами и руками. Господи, сколько еще продлится эта пытка?
Пальцы Джеймса разъединили нежные створки, и он слегка поднял голову, разглядывая мягкие набухшие лепестки с капельками женской росы на них.
– Ты самая прекрасная женщина в мире, – прошептал он, обдавая ее своим дыханием.
И хотя губы Джеймса еще не успели коснуться ее, Джесси резко выгнулась.
Джеймс тихо засмеялся и припал губами к пульсирующему бугорку.
– Джеймс!
– М-м-м, – промычал тот, не поднимая глаз.
Какой сладостный вкус с запахом гардениевого мыла, которое употребляет Джесси. Вожделение терзало его, но Джеймс знал, что нужно держаться. Что, если войти в нее лишь на этот раз? Нет, она должна узнать блаженство сегодня ночью. Правда, непонятно, почему сейчас он желает ее гораздо сильнее, чем три месяца назад.
Джесси снова выгнулась и вцепилась Джеймсу в плечи.
– Пожалуйста, Джеймс, – хрипло бормотала она, – о пожалуйста, пожалуйста...
Джеймс продолжал возбуждать ее языком. Когда его палец скользнул в истекающую влагой расселину, Джесси вскрикнула, и он застонал от этого пронзительного вопля. Она такая тесная... палец лишь немного ее растягивает.
Джеймс дернулся и снова застонал. Почувствовав, как она затрепетала в экстазе, он едва не взвился от радости, но по-прежнему ласкал жену, упиваясь ее блаженством, зная, что сейчас вонзится в нее и тогда она станет тонуть в его страсти, отдаваясь ему без оглядки. По крайней мере Джеймсу всегда хотелось этого, и Джесси ни разу его не разочаровала.
Когда наконец она затихла, Джеймс поднял голову, улыбнулся ей и шепнул:
– Сейчас, Джесси.
Привстав, он устроился между ее бедер и склонился над ней. Ему захотелось немедленно ворваться в Джесси, но он намеренно не спешил и с каждым дюймом плоти, входившей в тугие глубины, испытывал наслаждение, похожее на боль, или боль, похожую на наслаждение... он не знал, лишь боялся, что все это внезапно кончится. Он жаждал, чтобы это невероятное ощущение длилось вечно. Но он вошел в нее. До конца. Заполнил до отказа.
Джеймс лег на жену, опираясь на локти.
– Джесси, тебе хорошо?
Джесси открыла глаза.
– Мне всегда хорошо с тобой, Джеймс. Особенно когда ты становишься частью меня. Я хочу, чтобы так было всегда. Чтобы мы были едины.
Она приподнялась и обхватила ногами его спину. Джеймс с силой вошел в нее и, к своему полнейшему изумлению, почувствовал, что ее потаенные мускулы, вздрогнув, обхватили его напряженную плоть, сжимая, поглощая, и дрожь становилась все сильнее, пока Джеймс не просунул руку между их сплетенными телами и не нашел затвердевший холмик. Джесси пронзительно вскрикнула. Но Джеймс, не убирая руки, продолжал касаться крохотного влажного бутона и как раз в то мгновение, когда Джесси содрогнулась, излился в ее теплую пещерку.
– О Господи, – пробормотала Джесси, целуя мужа в плечо и притягивая к себе. – О Господи.
Джеймс припал губами к розовой мочке нежного ушка.
– Мне ужасно стыдно, Джеймс. Я испытала наслаждение дважды. Это, конечно, совершенно необычно, и я ужасно смущена.
– Хорошо, я никогда не буду больше этого делать.
Джесси укусила его за кончик носа.
– Ну... не настолько уж мне стыдно, – подумав, заявила она, снова прильнула к нему и потянула на себя.
Джеймс был очень тяжелым. Джесси задыхалась, но терпела.
– Такое бывает со всеми женщинами?
– Нет.
– Значит, я особенная.
Джеймс пожал плечами, и снова лизнул ее ухо.
– Многое зависит от мужчины, – пояснил он. – Некоторым просто все равно, другие не знают, как это делается, и поскольку у женщин обычно меньше опыта, они ничего не чувствуют вообще. Можешь представить, что до конца жизни не испытаешь блаженства в постели со мной?
– Ни за что. Не могли бы мы повторять это каждую ночь?
Она поцеловала его в плечо и стиснула еще сильнее.
– Я знаю, последние две ночи ты не прикасался ко мне из-за кошмаров, но, пожалуйста, не делай больше этого, иначе я буду настаивать на немедленной поездке на Окракок. Скоро, очень скоро мы отыщем сокровище Черной Бороды. Только подумай, драгоценности, горы драгоценностей, и все они будут наши. Тогда мы так разбогатеем, что скупим весь Мэриленд.
Она захихикала, и Джеймс улыбнулся жене.
– Мне нравится, как ты хихикаешь. Смейся почаще.
– Хорошо. Джеймс, а как быть с нашими матерями?
– Не обращать на них внимания.
– Твоя мать всем говорит ужасные вещи, а потом выкручивается, чтобы никто не понял, какую гадость она сказала?
– Нет, только некоторым людям. Когда мы приехали в Чейз-парк после свадьбы Маркуса и Дачесс, она использовала этот прием, чтобы изводить Дачесс. Но как-то Дачесс отплатила ей тем же. С тех пор мать притихла.
Джеймс вздохнул, но тут же насторожился и застыл, словно сеттер, почуявший фазана. Руки Джесси погладили его спину, поползли ниже, ласкающе провели по ягодицам. Джеймс снова наполнил ее. Пальцы Джесси проникли между его бедер, и Джеймсу показалось, что сейчас он испустит дух.
– Ты понимаешь, что делаешь?
– Надеюсь, Джеймс, надеюсь. О, да ты, кажется, тоже увеличиваешься в размерах.
– Из чистой необходимости, женушка.
– Знаешь, существует еще одна тайна.
Джеймс, измученный до такой степени, что почти не мог дышать, уставился на жену. Ему хотелось лишь одного – свалиться и заснуть, но он продолжал нависать над Джесси, опираясь на локти. Чуть раньше он едва не раздавил жену, но она не жаловалась. Только теперь в ее глазах светилось возбуждение, сменившее, к несчастью, затуманенный удовлетворенный взгляд.
«Женщины, – думал Джеймс, тряся головой, чтобы не заснуть, – так отличаются от мужчин! Сейчас она должна шептать мне любовные слова, тереться о мое вспотевшее тело, а потом заснуть, если даже моя напрягшаяся плоть снова затвердеет в ней».
Но Джесси и не думала спать, словно бесконечное наслаждение неожиданно придало ей новые силы. Сам Джеймс сейчас, кажется, смог бы проспать не меньше недели.
– Что за тайна?
На самом деле ему было совершенно все равно. Он просто не мог больше бодрствовать. Джеймс оторвался от жены, рухнул рядом и привлек ее к себе.
– Какая тайна? – снова спросил он, пытаясь вспомнить, когда в последний раз был таким блаженно довольным, в таком согласии с окружающим миром.
И причиной этих прекрасных ощущений была Джесси Уорфилд. Бывшая соплячка. Удивительно.
– О, мне очень жаль, я забыла, о чем думала. Мыслями я все время обращалась к тому, как это восхитительно, Джеймс, когда ты выскальзываешь из меня, а я трепещу от восторга.
– Помолчи, Джесси. Я на краю гибели. Какая тайна?
– Ты слышал об исчезнувшей колонии на острове Роанок?
– Конечно. Сэр Уолтер Рейли, судовладелец, финансировал экспедицию. Он доставлял колонистов на Аутер-Бэнкс, а именно на остров Роанок, где-то в конце XVI века.
– Да, в 1587 году. Там жили около сотни переселенцев из Англии, включая женщин и детей. Собственно говоря, первым ребенком, рожденным на американской земле, была Вирджиния Дэйр, внучка Джона Уайта, главы колонии. Когда сэру Уолтеру пришло время покидать остров, колонисты попросили Джона Уайта вернуться в Англию, пополнить припасы и напомнить правительству об их существовании. Однако в 1588 году Испания напала на Англию, и ни один корабль больше не посетил остров Роанок. Уайт смог вернуться туда только в 1590 году. Он и его люди высадились на сушу, но не обнаружили ни одного человека. Ни следа. Ни единой души. Массовых убийств явно не произошло – ни костей, ни скелетов, ни развалин, ни сожженных домов. Колонисты просто растворились в воздухе. С тех пор их исчезновение оставалось тайной. Многие пытались разгадать ее и выдвигали самые невероятные теории.
– К чему ты клонишь, Джесси?
– Я. Именно я ее разгадала.
– Что?!
– Но... не до конца... и все же обязательно ее разгадаю, и для этого мне не придется изучать прошлое этих несчастных. Просто дочитаю до конца дневник Валентины, кажется, так ее звали, хотя я в этом не уверена. Впрочем, она называет себя именно так. Фамилии не указывает. Только сначала нужно разыскать эти дневники.
– Что за Валентина, черт побери? Откуда ты взяла это дурацкое имя?
– Она была одной из колонисток. И к тому же прабабкой Черной Бороды. Да-да, ты не ослышался. Очевидно, от нее он перенял привычку вести дневники. Но если Валентина выжила, значит, и остальные колонисты тоже. Когда мы найдем ее дневники, я узнаю, что произошло с колонистами. Я забыла о ней, точно так же как забыла о Черной Бороде. Ее записи не помогут нам отыскать сокровище Черной Бороды. Но я смогу разрешить тайну острова Роанок. Подумай, Джеймс, как это волнующе!
– Даже не верится. Чересчур много любви, Джесси, чересчур много любви. Ты переутомилась. И не можешь мыслить ясно, особенно если будешь продолжать цепляться за какую-то древнюю, давно усопшую прабабку Черной Бороды. Просто ты хочешь, чтобы я снова начал ласкать твое нежное тело, вошел в тебя и заставил стонать и вопить.
– Что ж... наверное, ты прав.
Негодная девчонка стиснула его уже восставшую плоть, и Джеймс едва не взвился с постели.
– Немедленно перестань или раскаешься.
– Как только тебе это удается, Джеймс?
Джесси привстала и поцеловала его в грудь.
– Я так устал, что просто не в силах в эту минуту заставить тебя пожалеть о содеянном, но завтра еще не поздно сделать это. Собственно говоря, достаточно и двух часов. Мне нужно немного отдохнуть, всего чуточку. Значит, прабабка Черной Бороды? Нет, это уж слишком. И она была одним из исчезнувших колонистов? Ты просто сама не знаешь, что говоришь, Джесси, девочка моя. Пожалуй, ты очень давно не садилась в седло. И к тому же носишь чулки и все эти прелестные наряды. Или «ручейки» лишили тебя способности мыслить здраво.
Ответа не было. Приглядевшись, Джеймс обнаружил, что Джесси крепко спит, так и не разжав пальцев. Джеймс едва сдержал смех.
Этой ночью Джесси не мучили кошмары. Ни муж, ни жена не упоминали об этом на следующий день. Возможно, страшные сны навсегда прекратились. Но Джеймс не хотел рисковать. Нет, нужно ехать на Окракок. И кроме того, ему, как и всем в доме, не терпелось отыскать сокровище.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследство Валентины - Коултер Кэтрин



Очередная невеста-сорванец. МИло, но быстро забывается.Можно почитать перед сном.
Наследство Валентины - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.55





Книга интересная. Но совершенно лишний и слишком надуманный поиск сокровищ.
Наследство Валентины - Коултер КэтринВиктория
7.05.2013, 13.07





Присоединяюсь к Виктории.
Наследство Валентины - Коултер КэтринКэт
11.03.2014, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100