Читать онлайн Наследство Валентины, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство Валентины - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство Валентины - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство Валентины - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Наследство Валентины

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

«Я жива», – подумала Джесси, почему-то довольная этим обстоятельством, и тут же ощутила невероятное облегчение, поняв, что чувствует себя далеко не так отвратительно и больше не испытывает желания отправиться на тот свет. Она осторожно подняла сначала палец, затем руку и заметила, что на ней по-прежнему была ночная сорочка, та, которую надел Джеймс вчера.
Но было ли это вчера? Яркий свет пробивался сквозь легкие муслиновые занавеси. Джесси вспомнила снадобье миссис Кэтсдор... Господи, как она страдала, считая несправедливым умирать с таким омерзительным вкусом во рту. Но не умерла! И Джеймс это прекрасно знал. Она вела себя, как последняя дура, а Джеймс позволил ей разыгрывать из себя идиотку. И сейчас наверняка утро. Да, да, конечно! Джесси еще не утратила способность соображать.
Кроме того, Джеймс сделал все, что требовалось от мужа, а она ничего об этом не помнит. Видимо, и тут все в порядке.
Она услышала храп, подпрыгнула и, повернувшись, увидела мужа, лежавшего на спине, закинув руку за голову. Другая рука покоилась на животе, едва прикрытом простыней. Он еще два раза коротко всхрапнул и смолк. Что-то в глубине души Джесси откликнулось и затрепетало при виде Джеймса, лежавшего рядом. Этот мужчина – ее муж. Грудь покрыта густыми золотистыми завитками; под мышкой виднеется мягкий кустик такой же золотистой поросли. Худощавый, мускулистый торс, слегка загоревший от работы на свежем воздухе... Больше всего на свете ей хотелось еще немного сдвинуть простыню. Посмотреть, как велико сходство между ним и жеребцом и сможет ли она припомнить, что он с ней сделал. Джесси пошевелила ногами. Совсем не больно. Вспомнив, с каким трудом ковыляли кобылы после случки, она удивленно подняла брови. Кажется, она может ходить, не спотыкаясь. Джеймс, вероятно, был с ней очень осторожен.
Она медленно встала с постели, стараясь не поддаться искушению откинуть простыню, и прошлась по комнате. Она ничуть не шатается!
Весело насвистывая, Джесси стащила сорочку и умылась в тазике с прохладной водой, стоящем на туалетном столике, постоянно оглядываясь на спящего мужа. Джеймс продолжал лежать неподвижно. Нет... кажется, простыня немного сползла.
Джесси шагнула к постели, остановилась и довольствовалась тем, что немного вытянула шею. Да, простыня теперь гораздо ниже! Она увидела тонкую полоску волос, слишком скоро, по ее мнению, исчезавшую под проклятой простыней. Живот у Джеймса оказался плоским, она уже знала это, но теперь с удовольствием убедилась. Тут его кожа была гораздо светлее, и она нашла зрелище завораживающим, хотя не понимала почему.
Джесси, все еще насвистывая, быстро оделась, в последний раз взглянула на Джеймса и неохотно покинула спальню.
– Миссис Кэтсдор?
– Господи, да это миссис Джеймс! Клянусь, вы похожи сегодня на прелестный летний букет! Яркий, душистый, готовый расцвести на солнце!
Джесси вспомнила наперстянку и улыбнулась:
– Ваш отвар – превосходное средство. Большое спасибо! Мне казалось, что я люблю шампанское, но оно меня едва не прикончило. Простите, что была недостаточно вежливой, когда приехала вчера. Как же я проголодалась!
– Еще бы, – сочувственно охнула миссис Кэтсдор, улыбаясь при воспоминании о том, как мастер Джеймс нес невесту на руках и та, тяжело обмякшая в его объятиях, казалась мертвой. Мертвой, ха! Скорее уж мертвецки пьяной!
– У меня готова овсянка. Мастер Джеймс говорит, что вкуснее не сыщешь во всей Англии и колониях! Это все мед! У меня особый рой пчел, и я никому не открываю, где находятся ульи. Их всего три, а сколько меда! Садитесь, миссис Джеймс, и я накормлю вас до отвала.
Джеймс проснулся, как от толчка. Ему приснилось, что он целует женщину, которая тихо стонет от наслаждения и повторяет, как он великолепен, когда ласкает и вонзается в нее, такой большой и могучий...
Джеймс ошеломленно встряхнулся. Типично мужской сон. Ничего больше. Всего лишь дурацкий сон. Однако что-то не так. Он в постели, но спит не справа, а слева. Он никогда не ложился справа, поскольку здесь его преследовали кошмары... хотя сегодня все оказалось не так уж плохо. Потом он вспомнил, что положил на кровать совершенно пьяную, как списанный на берег матрос, Джесси, а сам лег рядом. Ее подушка все еще была смята, одеяло откинуто.
Сама Джесси исчезла.
– По крайней мере она не умерла, – объявил Джеймс в пустоту, поднялся и надел халат.
Час спустя он отыскал жену в конюшне. Она расчесывала гриву Эсмеральды, болтая при этом с Зигмундом так непринужденно, словно знала его всю жизнь. Прежняя Джесси натянула бы бриджи, на этой же было светло-голубое платье из плотного ситца, простое и удобное. Так вот каков рабочий костюм новой Джесси!
Она заплела косу и заколола ее на голове. Пушистые «ручейки» лениво вились над ушами. Интересно, захватила Джесси с собой в Англию старую кожаную шляпу?
– Доброе утро, – поздоровался Джеймс.
– Доброго вам утречка, мастер Джеймс, – произнес Зигмунд, продолжая чистить копыто Бертрама. – Камешек застрял. Ага, вот он. Подлая штука. Все из-за того, что много проехали вчера, верно? Молодец, старина, молодец, теперь все хорошо.
– Доброе утро, Джесси. Кажется, вчерашние излишества на тебя не очень подействовали.
Джесси с нетерпением ждала этой минуты. Джеймс сказал, что, как только с неприятным делом будет покончено, они вернутся к прежним отношениям. Похоже, так оно и есть.
Джесси широко улыбнулась.
– Правда, Эсмеральда просто неотразима? Ну вот, она готова к прогулке, Джеймс. Хочешь присоединиться ко мне? Мы могли бы попробовать свистеть дуэтом.
– Нет, Бертрам, держись подальше от Эсмеральды, – остерег Зигмунд.
– Она нещадно дразнила его вчера, – заметил Джеймс.
– Зато сегодня она на него внимания не обращает, уж это точно. Течка кончилась, и она даже укусила беднягу Бертрама только потому, что он попытался проявить к ней немного дружелюбия, – пояснил Зигмунд.
– Женщины, что поделаешь, – покачал головой Джеймс. – Джесси, я не смогу поехать с тобой. Сегодня приедет мистер Де Витт с кобылой, которую должен покрыть Минотавр.
Джесси пожала плечами, оседлала Эсмеральду и ускакала. Джеймс долго смотрел ей вслед.
– Не волнуйтесь, мастер Джеймс, миссис Джеймс знает, что делает. Я провел ее по конюшне и познакомил со всеми еще раз. Она поговорила с каждой лошадью, всех оделила сахаром и так мило погладила! Клянусь, они ее запомнили и столпились вокруг, как ребята малые. Никогда не встречал женщину, которая столько знает о лошадях. И так здорово с ними обращается! Им даже в голову не приходит взбрыкнуть! Ни одна не отвернула головы, как они обычно делают, когда не доверяют кому-то.
– Вам следовало бы видеть ее на беговой дорожке.
Зигмунд недоверчиво фыркнул:
– Вот это да! Скачки, говорите? Эта рыжеволосая крошка еще и жокей? Да вы, должно быть, смеетесь, мастер Джеймс! Конечно, она умеет обиходить лошадь, не жалуется и не ноет, но скачки?! Эта славная маленькая леди?!
– Плохо вы ее знаете, – вздохнул Джеймс и, хлопнув Зигмунда по костлявой спине, отправился посмотреть на Минотавра.
– У нас шесть жеребцов и три кобылы, – объяснял Джеймс, передавая Джесси чашку с компотом из крыжовника, последним увлечением миссис Кэтсдор.
Баджер в одну из редких минут слабости, когда все четверо надоедливых «зануд» пытались притащить Джеймса к алтарю, сообщил ей рецепт, и теперь она варила компот вот уже третий день подряд.
– Минотавр покрыл кобылу Де Витта, чудесную маленькую лошадку от Томликинса из конюшни Крофтсов.
– Я читала «Справочник родословных». Джеймс, здесь все прекрасно организовано.
– Самое главное – разбираться в генеалогии лошадей и поддерживать чистоту крови. Я не раз говорил с участниками скачек в Балтиморе, и все почему-то уверены, что родословная не важна. Они довольствуются устными свидетельствами и не требуют доказательств.
– Заставь Ослоу все записывать.
– Неплохая мысль! Тебе нравится компот из крыжовника?
– Вкусно. Однако Баджер как-то сварил его, и каждый, кто пробовал, просто сознание терял от восторга.
Джеймс весело ухмыльнулся.
– Я рад, что ты не умерла, Джесси. Ты была хорошим другом и источником невыносимого раздражения слишком долго, чтобы оставить меня одного.
– Ты знал, что я не умру. И позволил мне разыгрывать дурочку!
– Да, прости меня, но ты была так свято убеждена, что настал твой час. Клянусь, я даже ни разу не рассмеялся.
– Ты спал со мной в одной постели, Джеймс.
– Да, и что? Собственно говоря, это моя постель.
– Кошка графа, Эсме, однажды спала со мной. Я нечаянно придавила ее, она взвыла, зашипела и удрала. И больше не вернулась.
– Ей нравится спать на груди у Маркуса и перебирать его волосы. Иногда он просыпается с воплем.
Джесси лениво покатала по тарелке горошины и вновь принялась за компот.
– Что мы будем делать?
Джеймс поднял брови.
– Можешь помочь Зигмунду и мне с лошадьми.
– Конечно, с удовольствием, но я не это имела в виду. Что мы предпримем насчет... того, другого?
– Чего другого?
– Джеймс, я не позволю тебе снова надо мной издеваться. Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Я совершенно не помню, как ты взял меня, а когда сегодня проснулась, у меня ничего не ныло и не болело. Я взглянула в зеркало и обнаружила, что ничуть не изменилась.
– Ах, это...
Джеймс сосредоточенно рассматривал большой палец, на подушечке которого желтела огромная мозоль. Только через несколько минут он поднял глаза на жену. В этот миг она как никогда походила на новую Джесси, и волна неудержимого вожделения внезапно захлестнула его. Всего лишь утром, вернувшись с прогулки, она выглядела прежним сорванцом – волосы взлохмачены, шляпка свисает на лентах с луки седла, а сама Джесси сидит не как подобает леди, боком, а по-мужски и хохочет, рассказывая ему обо всех проделках Эсмеральды. Прислушиваясь к легкомысленной, жизнерадостной болтовне, Джеймс тупо думал, как невероятна сама мысль о том, что можно обладать этой девчонкой, которую он вот уже столько лет считает младшей сестрой.
Но теперь, за столом, она была молчалива, как Дачесс. И так же элегантна. И теперь ему хотелось сорвать с нее это платье.
– Все в порядке, Джеймс, – тихо выговорила она наконец. – Я понимаю, честное слово, понимаю. Ты слишком добр, чтобы попросить меня держаться подальше.
Джесси тщательно сложила салфетку, оставила ее около тарелки и поднялась.
– Я собираюсь заняться с миссис Кэтсдор расходными книгами и попрошу показать мне хозяйство. Пожалуйста, передай Зигмунду, что я позднее приду и помогу с лошадьми.
Джеймс догнал ее у самой двери.
– Не уходи, Джесси, – попросил он.
Она почувствовала тяжесть его рук, их тепло и силу и внезапно поняла: что-то изменилось. Руки не просто покоились у нее на плечах – пальцы легонько впились в плоть, мяли ее, пробуждая неведомые, но очень приятные ощущения.
– Повернись.
Джесси повиновалась, гадая, что сейчас будет.
– Взгляни на меня.
Она подняла на него полные любопытства глаза. Губы ее чуть раздвинулись, Джеймс наклонился и поцеловал жену крепким долгим поцелуем, поскольку перед ним теперь стояла новая Джесси, которую он никак не мог считать сестренкой или прежней соплячкой, постоянно раздражавшей, словно заноза, которую никак не вытащить. «Нет, я целую свою жену, – думал Джеймс, обводя языком ее нижнюю губу. – И это самая странная вещь на свете. Кроме того, Джесси верит, что я уже воспользовался своим правом, пока она лежала в пьяном забытьи».
Вспомнив это, Джеймс едва не рассмеялся вслух.
Джесси положила ладони ему на грудь и ощутила быстрое биение сердца. У него на губах остался слабый вкус крыжовенного компота. Она никогда не думала испытать такое, хотя мечтала, гадала, изводилась вопросом, что почувствует, если Джеймс прильнет к ее губам. Но от прикосновения его языка девушка на минуту лишилась рассудка.
Джесси встала на носочки, обхватила его за шею и притянула к себе. Джеймс, не поднимая головы, рассмеялся:
– Легче, легче, у нас впереди сколько угодно времени.
– Неправда.
– Возможно, ты права.
Он, не оборачиваясь, протянул руку и умудрился захлопнуть дверь и повернуть ключ в скважине, а потом обнял Джесси и оказался лицом к столу.
Изумительная белая полотняная скатерть. И блюда, которые можно сдвинуть.
Джеймс подхватил Джесси на руки и, не переставая осыпать ее поцелуями, шагнул вперед и опустил ее на стол.
Джесси недоуменно, но заинтересованно уставилась на него:
– Джеймс, что мы собираемся делать?
– Вести себя не как лошади, а как люди.
Она немного встревожилась.
– Я лежу на столе, Джеймс. У моего локтя супница с «жюльеном».
Он отставил супницу и заодно блюдо с булочками.
– Так лучше. Теперь я передвину стул. Пусть твои ноги пока болтаются. Да, это то, что надо.
Он встал между ее раздвинутых ног, наклонился и снова поцеловал. Джесси немедленно обняла его и притянула ближе.
– Ляг немного ниже, – попросил он между короткими жаркими поцелуями. – И, сжав ее бедра, наполовину стянул со стола.
– О небо, это ужасно странно, Джеймс. Я чувствую себя...
Она не успела договорить. Джеймс прижался к ней, и Джесси бессильно уронила руки.
– Это я, Джесси. Нет, не уворачивайся. Привыкай ко мне. Лежи спокойно.
Он прижался теснее, впиваясь пальцами в ее бедра и слегка приподнимая их. Его опалило жаром. У Джеймса слегка дрожали руки от неудержимого желания касаться ее, ласкать, гладить, ощущать эту бархатистую кожу.
– Ты делал так вчера?
– Нет. Мы обедали не за столом, а на камне, и я даже не помню, что было вчера.
Джесси слегка выгнулась, и Джеймс застонал.
– Обхвати меня ногами за талию, Джесси, и не смотри так, словно я потерял рассудок. Верь мне. Вот так, скрести ноги у меня за спиной. А-а-а, как хорошо.
Он наклонился и снова начал покрывать ее поцелуями. К счастью, ее модное платье застегивалось спереди. Продолжая терзать ее губами и языком, он расстегнул каждую чертову крохотную пуговку. Проклятие, их, должно быть, не меньше двух сотен!
Потеряв терпение, Джеймс просто оторвал последние пуговицы и распахнул ворот платья.
«Мэгги нанесла очередной удар», – подумал он, потрясенный и невероятно возбужденный видом атласной сорочки персикового цвета, отделанной кокетливо порочными кружевами, не скрывавшими, а подчеркивавшими красоту безупречной кожи и грудей... грудей новой Джесси.
Рука Джеймса замерла в воздухе. Ее груди бурно вздымались и выглядели при этом так же соблазнительно, как глазурь на свадебном торте, испеченном Баджером к их венчанию. Джеймс легко коснулся кончиками пальцев левого холмика и, закрыв глаза, осторожно скользнул ладонью по теплой нежной плоти. Плоти Джесси. Нет, она, конечно, не всегда казалась такой прекрасной, опьяненной страстью и не всегда смотрела на него как на бога, появившегося из древней волшебной легенды, чтобы предъявить на нее права.
И неожиданно он увидел Джесси такой, какая она была много лет назад, в ту ночь, когда он пришел в шорную кладовую конюшни ее отца с бутылкой портвейна, чтобы отпраздновать очередную победу девушки.
Она сидела, скрестив ноги, на шатком стуле, одетая в совершенно непотребные старую рубашку и бриджи, в одних толстых черных носках, еще и с дырами на пятках, в чем он нисколько не сомневался. Потные волосы прилипли к голове и были туго заплетены в косу.
И тут она произнесла противным, ехидным голоском:
– Папа сказал, что я могу поприветствовать проигравшего. Здорово я сегодня побила вас, Джеймс?! Вы не смогли сосредоточиться во втором заезде, едва не свалились с бедной лошади, когда тот жокей пытался вас пнуть. Я ужасно смеялась и, конечно, поэтому выиграла.
Потом она встала, по-прежнему нахально улыбаясь:
– Я еще не раз побью вас, Джеймс. Такова уж ваша участь.
И она нарочито расхлябанной походкой задиристого мальчишки удалилась из комнаты под громогласный хохот отца, а Джеймс даже ответить ничего не мог, только жалел, что под рукой нет веревки и он не может связать паршивую соплячку и утопить в Патапко.
Он не заметил, как пальцы перестали ласкать упругую белую плоть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследство Валентины - Коултер Кэтрин



Очередная невеста-сорванец. МИло, но быстро забывается.Можно почитать перед сном.
Наследство Валентины - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.55





Книга интересная. Но совершенно лишний и слишком надуманный поиск сокровищ.
Наследство Валентины - Коултер КэтринВиктория
7.05.2013, 13.07





Присоединяюсь к Виктории.
Наследство Валентины - Коултер КэтринКэт
11.03.2014, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100