Читать онлайн Наследство Валентины, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство Валентины - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство Валентины - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство Валентины - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Наследство Валентины

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Он чувствовал себя так, словно предстал перед трибуналом. Не хватало лишь завитых буклями белых париков и длинных острых носов. Любопытно, позволит ли Мэгги надеть на себя подобную штуку? Возможно, если она достаточно заинтересована в исходе дела.
Правда, Джеймс сидел не на скамье подсудимых, а на позолоченном стульчике, подаренном Дачесс, в собственной гостиной, с чашкой чая в руках. «Трибунал» в полном составе смотрел на него поверх чайных чашек. К маленьким сандвичам с огурцом и ломтикам лимонного кекса, тщательно разложенным миссис Кэтсдор на серебряном подносе, никто не притронулся. Он знал, что экономка приготовила их, желая произвести впечатление на Баджера, к которому относилась с благоговением. Известно ли Спирсу, что миссис Кэтсдор просто обожает Баджера и его поварское искусство здесь ни при чем?
Они по-прежнему не сводили глаз с Джеймса. Тот ощущал себя преступником.
– Ну же, хватит молчать, – бросил он наконец, когда ожидание стало нестерпимым. – Почему вы здесь собрались? Что я сотворил на этот раз?
Спирс поставил на стол чашку и откашлялся:
– Джеймс, мы приехали в Кендлторп, потому что подробно обсудили ситуацию и пришли к решению.
– Но сначала, надеюсь, объявили это решение Маркусу и Дачесс?
– Нет, мы хотим сказать вам первому, – покачал головой Баджер.
– И что же вы успели обсудить?
Мэгги расправила юбки из яркого изумрудно-зеленого атласа и отчетливо произнесла:
– Вы выросли прекрасным человеком, Джеймс. Именно так я сказала Джесси и при этом не покривила душой. Однако наступила пора взять себя в руки и совершить правильный поступок. Подобающий порядочному человеку.
– Правильный поступок?
– Да, Джеймс, – вмешался Самсон, один из участников «трибунала». – Дело касается вас, а не его милости или Дачесс. То есть оно затрагивает и их, но не в такой степени, как вас.
– Могу я все-таки узнать, что вы имеете в виду под правильным поступком?
Джеймс поднялся и направился к камину. Возможность беспрепятственно передвигаться по собственной гостиной давала ему иллюзорное чувство свободы. Он небрежно прислонился к каминной полке, скрестил руки на груди, что оказалось весьма нелегко, поскольку он все еще держал чашку.
– Ну же, Спирс, выкладывайте все начистоту.
– Прекрасно, Джеймс.
Спирс тоже встал, суровый, как судья, готовый объявить приговор. Сделав три размеренных шага, он повернулся к остальным. Даже Гаррику
type="note" l:href="#n_4">[4]
на сцене Друри-Лейн
type="note" l:href="#n_5">[5]
не удалась бы роль лучше.
– Мы считаем, что вы должны жениться на Джесси.
Джеймс воззрился на него. Он с самого начала предчувствовал, что они подразумевают под так называемым правильным поступком, но не мог с этим смириться. Теперь все сказано, все расставлено по местам. Джеймс не хотел, чтобы все произошло именно так... Нет... может... где-то в глубине души он понимал, но не желал задумываться. Да-да. Подобное просто не для него. По крайней мере он еще не готов жениться на ком бы то ни было.
Джеймс неловко переступил с ноги на ногу под внимательным взглядом «трибунала». Ничто не помогло. Пришлось оправдываться.
– По-моему, это не ваше дело, – заявил он. – Джесси не ваша родственница. И не имеет со мной ничего общего. Наверное, она ныла и жаловалась, что я ее обесчестил? Но это вовсе не так. Я вообще не имею к происшедшему никакого отношения. Я все объяснил отцу девушки, но он ничего не пожелал слушать и продолжал меня донимать. Джесси положила этому конец и сбежала. Значит, теперь она сменила песенку, не так ли? Теперь она хочет получить мое имя?
Мэгги, внимательно изучавшая свои ногти, медленно, очень медленно повернула на пальце обручальное кольцо.
– Это самая огромная глупость, которую я когда-либо слышала от вас, Джеймс. Джесси невинна... кроме того, она крайне беззащитна и уязвима. Одна, в чужой стране и до сих пор не знает, в чем ее счастье, хотя в последние три дня наши намеки стали куда более прозрачными. Она готова отдать свою жизнь за вас. И никакой песенки не меняла. Не думаю, что она вообще хочет быть вашей женой.
– Видите? Я был прав. Я ее совершенно не интересую.
– Как уже указала миссис Мэгги, – вмешался Баджер, – единственная причина нежелания Джесси выйти за вас кроется в том, что она свято убеждена, будто нисколько вам не нравится.
– Будь вы прокляты, назойливые болтуны, вечно сующие нос не в свои дела! Хотите правду? Я и впрямь редко обращаю на нее внимание. Можно пересчитать по пальцам все случаи, когда она мне нравилась хотя бы немного.
Спирс поднял руку, требуя тишины, и только потом произнес:
– Мы постарались как следует расспросить Джесси, но она замкнулась, словно моллюск, пытающийся уберечься от надоедливого вторжения. Мы добились от нее всего лишь признания в том, что она находит Кендлторп великолепным, и сочли это крайне обнадеживающим. Во всяком случае, многозначительным.
– Что это значит, черт возьми? Многозначительным?! Да это просто свидетельствует, что у нее достаточно острое зрение и некая толика здравого смысла. Кендлторп – действительно чудесное место, кто может отрицать это?
Самсон и его жена переглянулись. Баджер внимательно рассматривал тонкие ломтики лимонного кекса. Он выбрал один, долго пережевывал, полузакрыв глаза, и одобрительно кивнул. Спирс принял еще более суровый вид.
– Так мы ни к чему не придем, – заявил Баджер, забыв о кексе.
Такого холодного тона Джеймс никогда еще не слышал.
– Послушайте, мистер Спирс, проще выложить карты на стол. Джеймс, вы должны жениться на Джесси Уорфилд, причем сделать это незамедлительно. Другого выхода нет. Она не сможет вернуться в колонии с высоко поднятой головой, пока на пальце у нее не будет обручального кольца. Какова бы ни была ваша роль в случившемся, позор пал именно на Джесси. Если вы настоящий джентльмен, значит, исправите содеянное, не теряя времени.
– Джеймс, – вставила Мэгги, потрогав изумрудные серьги тонкой работы, – Джесси любит вас с самого детства. Она станет вам прекрасной женой.
– Мэгги, вы заблуждаетесь. Она любит меня не больше, чем я – ее.
– Надеюсь, мы не ошиблись, предположив, что вы больше не так сильно скорбите по ушедшей жене? – осведомился Самсон.
– Да, – поддержал Баджер. – В противном случае все осложняется.
– Нет, я больше не в трауре по Алисии. Я научился жить без нее. Все вы знаете, как это было трудно. Но сейчас чаша моей жизни полна до краев. Мне ни к чему другая жена. И тем более не нужна американская девчонка-сорванец, которая много раз побеждала меня на скачках, но теперь полностью переродилась и одевается как проклятая потаскуха.
– Она красавица! – воскликнула Мэгги, негодующая, словно Клоринда, когда Фред умудрялся подобраться к ней достаточно близко, чтобы заработать хороший удар клювом. – Ей просто нужно немного привыкнуть к новому облику, вот и все. И уж конечно, она не выглядит потаскухой. Это крайне несправедливо с вашей стороны, Джеймс.
– Она на себя не похожа. Раньше я по крайней мере знал, чего от нее ожидать! Джесси не нужно привыкать ни к чему подобному! Только вчера я заметил, что она заплетает косу, но не стягивает волосы так туго, как прежде! Это вы научили ее выпускать дурацкие маленькие локончики, свисающие на уши! Она может прохаживаться в бриджах и скакать на лошади без этих идиотских штучек!
– Я называю их «ручейками», – вставила Мэгги.
– Не стоит вдаваться в излишние подробности, – решил Спирс. – Вы женитесь на ней, Джеймс, и это обсуждению не подлежит. Неужели вы хотите, чтобы она служила у его милости и Дачесс до конца жизни? Подумайте, какое пятно на вашем добром имени! Почему его милость и графиня должны нести пожизненную ответственность за девушку?! В ней есть все – ум, остроумие, пикантность, не говоря уже об обычном здравом смысле. Женитесь на ней.
– Да, сделайте это.
– Правильно, правильно!
– Как насчет следующей недели? Мы с Дачесс вполне успеем. О, я знаю, какой подвенечный наряд ей пойдет. Я уже все представила. Вам очень понравится, Джеймс.
– Уверен, это нечто необыкновенное, любовь моя, – заметил Самсон, целуя мягкую белую ручку жены.
Баджер съел крохотный сандвич с огурцом и едва заметно нахмурился. Джеймс швырнул чашкой в стену.
Джесси вошла в детскую с Чарльзом на руках. Щекоча его, она приговаривала, что уже через год он будет разбивать женские сердца и что маленькие женщины наверняка найдут его манеру кусать все, что недостаточно быстро движется, совершенно очаровательной. Она была так увлечена, что едва не наткнулась на Джеймса, стоявшего у самого порога и глядевшего на нее с явной неприязнью, напоминающей скорее отвращение.
– Джеймс! Что вы здесь делаете?
– Где ты была?
– Чарльз захотел посмотреть на розы своей мамочки. Они великолепны, особенно красные, совсем как бархат, и...
– Заткнись, Джесси! Ты прекрасно знаешь, почему я здесь, черт бы тебя побрал!
Чарльз перевел взгляд с Джеймса на Джесси. Подбородок малыша задрожал.
– Не повышайте голоса, – велела Джесси, подбрасывая Чарльза, чтобы тот не заплакал. – Ну, успокойся, милый, все хорошо. Твой крестный немного похож на вулкан. Так же шумно извергается, а потом успокаивается и затихает. Конечно, трудно вынести...
– Заткнись, Джесси, – повторил Джеймс, на этот раз гораздо тише, и протянул руки Чарльзу.
Маленький предатель восторженно залопотал что-то и пошел к крестному.
– Это несправедливо! Разве вы хоть однажды нянчили его? Укладывали? Он когда-нибудь пачкал вашу сорочку?
– Бывало как-то, – ответил Джеймс, укачивая Чарльза. – Причем без зазрения совести. Мой маленький крестник распознал во мне мужчину. Он понимает, что мужчина должен управлять собственной жизнью и уметь принимать решения. Правда, он знает, что я не могу этого сделать. И поэтому жалеет меня и утешает единственным известным ему способом – дергает за волосы и слюнявит шею.
– Что вы хотите сказать этим? Почему не считаете себя хозяином своей жизни? У вас есть Кендлторп и Марафон. Чего вам еще желать? У вас, вероятно, и в Англии есть кто-то вроде Конни Максуэлл! Это правда, не так ли, Джеймс? Как ее зовут? И перестаньте качать головой – я ни за что вам не поверю. Моя мать часто твердит, что мужчины никогда не удовлетворяются одной женщиной и вечно гоняются за новыми, должно быть, потому, что так непостоянны по природе. О чем вы толкуете, Джеймс?
– В этом платье ты должна быть немного более похожей на прежнюю Джесси, но ничего подобного я не замечаю.
– Это потому, что платье сшито по мне – – не слишком короткое и не висит мешком на груди.
– Цвет тебе идет. Никогда не думал, что ты будешь выглядеть прилично в сером! Кажешься такой скромницей. Что же касается этих «ручейков» у тебя на голове...
– Вы говорили с Мэгги.
– Да, и она утверждает, что это не локончики, а «ручейки».
– И что насчет них?
В это мгновение Джеймс понял: она боится, что он начнет издеваться над «ручейками», назовет их уродливыми или, хуже того, смешными. Его так и подмывало сделать именно это. Сказать, что она уродлива и неуклюжа, что он не желает жениться на ней и лучше бы ему никогда ее не видеть. Потому что, не повстречай он ее шесть лет назад на ипподроме в Уэймуте, где проклятая девчонка шутя обогнала его в третьем заезде, Джесси никогда не оказалась бы на этом дурацком дереве, откуда свалилась на него и тем самым навеки себя погубила. И не сидела бы сейчас в Англии.
Но вместо этого Джеймс выдавил из себя:
– Они просто очаровательны. Но думаю, когда ты поскачешь, ветер будет бросать их тебе в лицо. Придется быть поосторожнее.
– Вам они действительно нравятся, Джеймс?
В ее голосе прозвучало столько невысказанной надежды, что Джеймс невольно стиснул Чарльза, отчего тот послушно срыгнул. Джеймс погладил малыша по спинке. Чарльз снова срыгнул.
– Дачесс только что его покормила, – пояснила Джесси. – Вы так хорошо с ним управляетесь.
– Я люблю детей. Не хотела бы ты отправиться со мной на прогулку в розарий?
Они оставили Чарльза мирно спящим в колыбели и вышли в сад. По небу плыли темные тучи, предгрозовой воздух был тяжелым и душным.
– Дождь все скоро вымоет, – нарушил молчание Джеймс, не зная, что сказать.
Джесси шла рядом, опустив голову, упорно разглядывая носки туфель.
– Чем скорее он пойдет, тем лучше, – добавил Джеймс хмуро.
Джесси наконец соизволила взглянуть на него:
– Что вам нужно, Джеймс?
– Разве Спирс, Баджер, Мэгги и Самсон тебе не сказали?
– Нет, просто как-то поймали меня на кухне и начали задавать вопросы, пока у меня глаза на лоб не полезли.
– Это их любимое занятие. Они достигли в этом настоящих высот. И, дьявол бы их унес, они обычно оказываются правы. Даже если руки чешутся их пристрелить, все равно получается, что ты сидишь один, мучаешься угрызениями совести и не можешь уснуть, потому что они никогда не ошибаются.
– Они о чем-то говорили с вами?
Джеймс решил, что ей ни к чему знать, по какой причине вся компания внезапно собралась в гостиной Кендлторпа, оставив Чейз-парк, и буквально приперла его к стенке. Джесси будет больно обнаружить, что ее кому-то навязывают, силой тащат жениха к алтарю.
– Они всегда пытаются наставлять меня, – раздраженно сообщил он. – Последние семь лет делают все, чтобы усовершенствовать мою натуру.
– И это им удалось?
– Не уверен, но в некоторых отношениях они преуспели.
– У Дачесс изумительные розы.
– Да, все, к чему она прикасается, становится идеальным, если не считать Маркуса. Но Дачесс с этим смирилась и даже утверждает, что любит его именно таким, противным и отвратительным. Считает, что, пока Маркус остается самим собой, это не позволяет ее мозгам заржаветь и лишь оттачивает сообразительность.
– Почему они так добры ко мне, Джеймс?
Джеймс поднял голову, чтобы определить, скоро ли пойдет дождь, и без обиняков пояснил:
– Потому что любят меня и тебя и уверены, что мы поженимся.
Ну вот, наконец-то главное сказано. И Джеймс ринулся вперед очертя голову:
– Ты выйдешь за меня, Джесси?
И облегченно вздохнул. Дело сделано. Остается ждать ответа. Но результат превзошел его ожидания. Джесси дернулась, как от удара. Потрясенно моргнула, словно пробуждаясь от сна. Затем повернулась и ушла... нет, прошагала фута три, и вдруг подобрала подол скромного серого платья и ринулась прочь, совсем как прежняя Джесси, которую не мог обогнать ни один мальчишка. Белые нижние юбки путались в ногах, затянутых в прелестные белые чулочки. А туфельки! Красивее трудно себе представить. Джеймс привык видеть на ней лишь сапоги, уродливые, крепкие, грубые сапоги.
– Джесси, да подожди же!
Он помчался следом. Низко нависшая ветка вяза ударила его по лицу. Джеймс громко выругался, но не замедлил бега и настиг Джесси у маленького озера. Она прислонилась к дереву и, тяжело дыша, обняла ствол.
– Джесси, – повторил он, переведя дыхание, – что за дурацкие выходки? Ты исцарапаешь щеки, если эудешь прислоняться к коре.
Она не шевельнулась, только, кажется, теснее прижалась к чертову дереву.
– Ты не хочешь стать моей женой, Джесси? В этом все дело?
Девушка по-прежнему молчала. Джеймс почувствовал, как в нем вспыхивает и разливается раздражение.
– Почему, будь ты проклята? Я знаю тебя с тех пор, когда ты была еще подростком! Тогда ты походила на длинноногого неуклюжего мальчишку... если бы не эти непокорные рыжие лохмы, вечно выбивающиеся из-под уродских шляп, которые ты норовила нахлобучить на самый нос. Я знаю тебя так хорошо, что сразу могу определить, когда ты лжешь. Правда, ты совершенно не умеешь этого делать. Знаю, что у тебя совсем нет грудей, по крайней мере я так думал, но, увидев тебя в этом шлюшном бальном наряде, переменил мнение. Ты можешь растереть коня и убрать стойло почти так же быстро, как Ослоу, и разбираешься в лошадях не хуже меня. И великолепная наездница, хотя я могу кое-чему тебя поучить.
– За последние шесть лет я много раз приходила первой, Джеймс.
– А, вот это немного вывело тебя из равновесия, верно? Ты даже соизволила повернуться и посмотреть на меня. Ну что, какой ответ ты мне дашь?
– Вы хотите жениться на мне, потому что знаете, когда я говорю неправду?
– Есть и другие причины. Могу перечислить. Мы прекрасно поладим. У нас одни и те же цели – мы хотим участвовать в скачках, иметь собственные племенные фермы, а выйдя за меня замуж, ты станешь совладелицей Марафона и Кендлторпа.
– Все эти причины ничего не стоят, Джеймс, – процедила она, снова отворачиваясь. – Уходите. Мне больше нечего вам сказать. Вы не опозорили меня. И не несете ответственности за мою репутацию. Я уже объяснила, чего жду от будущего. У меня будут свои конюшни и конный завод. И я добьюсь успеха.
– У тебя столько же шансов добиться успеха, как у Чарльза – обзавестись всеми зубами за неделю. Не будь дурой, Джесси.
– Теперь я все поняла, – охнула Джесси, медленно оборачиваясь. – Спирс и его приятели отправились к вам и объявили, что вы должны на мне жениться. Именно так все и было?
– Нет.
– Значит, это ваша идея?
– Да.
«Сейчас главное – отвлечь ее чем-нибудь, и слава Богу, у меня есть для этого средство», – подумал Джеймс и объявил вслух:
– Я привез тебе письмо от отца.
Тишину расколол удар грома. Несмотря на то, что еще не наступил полдень, с каждой минутой становилось все темнее.
– Письмо от папы? – вскинулась Джесси.
– Да, он велел передать его тебе. Хочешь прочесть?
– А вы его читали?
– Конечно, нет! Оно адресовано тебе.
Джесси, нахмурившись, вскрыла конверт и вытащила аккуратно сложенный листок бумаги.
«Моя дражайшая Джесси!
Надеюсь, Джеймс нашел тебя и ты здорова и в безопасности. Я тревожусь за тебя больше, чем могу выразить. Если дорогой Джеймс еще не образумился, ты должна сделать ему предложение. Он джентльмен и поэтому примет его. Вернись домой, Джесси...
Твой любящий отец, Оливер Уорфилд».
Джесси, не говоря ни слова, вручила письмо Джеймсу и постаралась не глядеть на него, пока тот читал. Не могла перенести гримасы отвращения на его лице. Вместо этого она посмотрела на чернеющие тучи. Они не успеют добраться до дома, прежде чем небеса разверзнутся и хлынет ливень.
Она отстранилась от дерева и пустилась в обратный путь.
Джеймс шел рядом. Он выглядел задумчивым, но почему-то не особенно рассерженным.
– Джесси, ты сделала бы мне предложение, не опереди я тебя? – спросил он наконец.
– Нет.
Джеймс покачал головой, взял ее за руку и сказал:
– Давай поспешим! Твои «ручейки» не вынесут грозы.
Джесси во второй раз подняла юбки и побежала вслед за Джеймсом, смеясь, когда первые капли упали ей на нос. Завернув за угол особняка, они увидели Фреда, распустившего хвост и надвигавшегося на Клоринду.
– Фред, развратник ты этакий, – завопила Джесси, – немедленно оставь ее в покое!
Джеймс расхохотался, но Фред, кажется, приняв угрозу всерьез, гордо развернулся и пронзительно закричал, вторя очередному удару грома. Джеймс схватил Джесси за руку и потянул за собой.
– Смотри, он может атаковать нас за то, что мы вмешиваемся в его любовные делишки и позорим перед дамой сердца. Поторопись, мы уже у дверей.
Они почти не промокли и вскоре оказались в огромной библиотеке Чейз-парка.
– Письмо, – вспомнила Джесси. – Где оно?
– Я сунул его в карман, чтобы не намокло.
Они обернулись к окну, и в эту минуту раздался оглушительный треск. Огненный зигзаг прочертил небо. Дождь хлестал как из ведра.
– Успели, – облегченно вздохнула Джесси, приглаживая крохотный локон, упавший на щеку. – По-моему, мои «ручейки» уцелели.
– Кажется, да.
Медная прядка обвилась вокруг пальца Джеймса. Он отпустил ее, и она лениво легла на ухо Джесси, свисая почти до шеи.
– Но ты должна быть поосторожнее, Не стоит рисковать и навлекать на себя недовольство Мэгги, хотя обычно она очень сдержанна.
– Вы действительно считаете, что я выгляжу потаскухой в платьях, которые сшиты по мне?
Джеймс провел рукой по ее лбу. Мокрый. Наверное, от пота и дождя. Джесси всегда бегала очень быстро.
– Джесси, – с трудом выдавил он из себя, – ты когда-нибудь видела потаскуху?
Джесси отнеслась к вопросу со всей серьезностью и надолго задумалась. Джеймс отвел ее к камину, где весело плясал огонь.
– Погрейся, – предложил он, потирая руки.
Джесси отряхнула юбку.
– Вряд ли я когда-нибудь встречала потаскух. Они в самом деле похожи на меня, если я стараюсь выглядеть получше?
– Нет, они выглядят кричаще безвкусными и аляповато раскрашенными. Кроме того, их сразу можно узнать, ведь они и одеваются так, чтобы привлечь мужчин.
Джесси старательно отвела глаза, продолжая отряхивать совершенно сухие юбки.
– Нет, ты не кажешься потаскухой, – вздохнул Джеймс. – Так ты собираешься сделать мне предложение, Джесси, если я скажу тебе, что мое собственное – просто притворство и чистый обман?
– Нет. Я никогда бы так с вами не поступила.
– Почему же?
Джесси села на пол и протянула руки к огню.
– Никакой особой тайны в этом нет, Джеймс. Вы меня не любите. Я хочу выйти замуж за того, кто примет меня такой, какая я есть, и не станет делать различий между прежней и теперешней Джесси. Отец любит меня, но это совершенно другое, не правда ли? Я – прекрасный работник, и ему не приходится мне платить – – он лишь кормит меня и дает крышу над головой.
Она немного отодвинулась от огня и уселась поудобнее.
– Ты к себе несправедлива.
– Возможно. Но это ничего не меняет. Мне лучше сразу знать, на что я могу рассчитывать.
– Ты хочешь иметь детей?
– Да, но, вероятно, у меня их не будет. Кроме того, сначала нужен муж.
Джеймс неожиданно нахмурился, и Джесси наконец поняла, как он рассержен.
– Черт побери, почему ты так принижаешь себя?! Присмотрись внимательнее, ты прелестна... конечно, скромной, неяркой красотой, но все же...
– Да, я знаю, – кивнула Джесси.
– Не смей вести себя, как побитая собачонка! И пытаться выглядеть такой рассудительной, такой скромницей! Почему ты не желаешь, чтобы я пожертвовал собой и спас тебя от бесчестья и позора? Я сам прошу принести меня в жертву.
Он уселся рядом, схватил ее за руки, опрокинул на ковер и придавил к полу всем телом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследство Валентины - Коултер Кэтрин



Очередная невеста-сорванец. МИло, но быстро забывается.Можно почитать перед сном.
Наследство Валентины - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.55





Книга интересная. Но совершенно лишний и слишком надуманный поиск сокровищ.
Наследство Валентины - Коултер КэтринВиктория
7.05.2013, 13.07





Присоединяюсь к Виктории.
Наследство Валентины - Коултер КэтринКэт
11.03.2014, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100