Читать онлайн Наследник, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследник - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследник - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследник - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Наследник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

При этих словах руки ее сами собой сжались в кулаки.
Заметив это, он сказал только:
— Перестаньте.
Дыхание ее было частым и прерывистым, но руки она опустила. Тогда он вышел вслед за ней из склепа и закрыл тяжелые дубовые двери. Они молча прошли кладбище, затем ступили в тисовую аллею. Арабелла взглянула на твердый профиль своего спутника, едва различимый в темноте. Ей не хотелось говорить с ним, но слова вылетели сами собой:
— Вы ведь знали об этом, правда? Знали еще сегодня утром?
— Конечно, знал. Граф приблизил меня к себе пять лет назад. Должен сказать, он очень тщательно изучил мой характер и наклонности. Думаю, он расспрашивал об этом даже моих любовниц, равно как друзей и врагов. Он, наверное, не поленился заглянуть под каждый камень в поисках сведений обо мне.
— И если бы отец не погиб, он представил бы мне вас как моего будущего супруга?
— Да. — Джастин остановился и посмотрел на Арабеллу сверху вниз. — Ваш отец всегда говорил мне о вас с таким восхищением, что я ожидал увидеть сладкоголосого ангела, спустившегося с небес. Я думал, что при одном взгляде на вас меня охватит благоговейный восторг, что ваша доброта согреет мне сердце и я буду ослеплен исходящим от вас небесным сиянием. Он с гордостью рассказывал мне, что вы умнее и сообразительнее многих мужчин, что вы считаете быстрее, чем он сам, что он обучил вас игре в шахматы и вы превзошли его через каких-нибудь два года. Он говорил, что вы храбрая и решительная. Словом, он уверил меня, что мы с вами идеально подходим друг другу. Однако, после того как я имел честь познакомиться с вами, кузина, я понял, что он всего лишь хотел, чтобы я встретился с вами в самый последний момент, то есть не раньше, чем вы достигнете брачного возраста. И он поступил весьма предусмотрительно — видимо, слишком хорошо вас знал.
— Брачный возраст, — задумчиво повторила она, глядя прямо перед собой, затем гневно вскинула на него глаза. — Да я ни за что не соглашусь стать женой такого негодяя, как вы.
— И все-таки, полагаю, это лучше, чем взять в мужья внебрачного сына, — заметил Джастин с притворным вздохом.
Что за чепуху она несет? Все это нисколько к делу не относится. А она уже снова смотрела на него с неподдельным изумлением.
— Вы говорите, «брачный возраст»? Но то же самое и отец написал мне в своем письме. Такое совпадение мне кажется весьма странным, сэр.
— Тут нет ничего странного. Мы с вашим отцом частенько говорили о вас. Но я не читал вашего письма. Граф адресовал его лично вам, и никому другому. Однако вы, я думаю, понимаете, что у нас было достаточно времени обсудить все детали.
— Значит, вы хотите сказать, что собираетесь в точности следовать указаниям моего отца?
— Вы не настолько глупы, кузина, чтобы не понимать…
— Я вам не кузина, и не смейте называть меня так!
— Как же прикажете вас называть?
— Я буду обращаться к вам «сэр», а вы можете звать меня «мэм».
— Слушаюсь, мэм. Итак, как я уже сказал, вы далеко не дурочка и прекрасно понимаете, что женитьба на вас очень выгодна для меня. О, не сомневайтесь, деньги у меня есть — я не охочусь за богатым приданым. Да к тому же, если бы ваш отец заподозрил меня в этом, он не подпустил бы меня к вам и на пушечный выстрел. Да, деньги у меня есть, но их не достаточно, чтобы содержать Эвишем-Эбби, а ведь теперь я граф Страффорд, и это входит в мои прямые обязанности. Мой долг — не дать этой груде развалин рассыпаться в прах на моих глазах. Таким образом, если я женюсь на вас, это спасет Эвишем-Эбби и вас, мэм. Если вы внимательно прочитали письмо вашего отца, у вас не должно оставаться никаких сомнений на этот счет.
— Так вы женитесь на мне из-за моих денег? — Голос Арабеллы звучал ровно, безжизненно.
Джастин, пожав широкими плечами, кивнул:
— Конечно, это одна из причин, и ее нельзя полностью сбрасывать со счетов. Но и вы тоже сможете извлечь для себя определенную выгоду из нашего союза.
Он, заметив, что руки ее снова сжались в кулаки, внутренне вскипел. Он старался быть честным и откровенным с ней, как и ее отец. Ну хорошо же, он не будет с ней церемониться. Арабелла этого не заслуживает.
— Если вы откажетесь принять мое предложение, мэм, боюсь, что в скором времени вы окажетесь без гроша. Полагаю, выражение «без гроша» вам мало о чем говорит, и поэтому позвольте мне просветить вас на этот счет: несмотря на блестящее воспитание, которое вы, по-видимому, получили, без денег вам не продержаться и недели в нашем гордом и жестоком обществе. — Джастин сделал паузу и окинул ее с ног до головы холодным оценивающим взглядом. — Впрочем, с вашими лицом и фигурой — если бы вы не были такой худой — вы вполне могли бы стать содержанкой какого-нибудь богача.
Арабелла расхохоталась ему в лицо при этих словах:
— Так вот оно, мнение мужчин! Ваши доводы неубедительны, сэр. Однако, я полагаю, это все, что вы можете придумать. Вы, наверное, заметили, что с самого начала, там, у пруда, произвели на меня весьма неблагоприятное впечатление. После того как вы порвали мой рукав в библиотеке, я вас уже ненавидела. А сейчас, будь у меня с собой кинжал, я бы не задумываясь воткнула его вам между ребер. Отец в вас ошибся. Вы просто негодяй и мне отвратительны. Убирайтесь к черту!
В голосе графа послышались насмешливые нотки, когда он заметил в ответ на ее тираду:
— Вы меня разочаровали, мэм. Сегодня утром вы были куда красноречивее. Вы ненавидите меня, я вам противен, вы хотите, чтобы я убирался ко всем чертям, но я все же скажу вам то, что должен сказать. Если вы не согласитесь стать моей женой, вы будете вынуждены покинуть Эвишем-Эбби в течение двух месяцев. Если вы надеетесь, что я позволю вам остаться здесь как бедной родственнице, вы глубоко ошибаетесь. Я собственноручно вышвырну вас отсюда. В конце концов, почему я должен заботиться о вас? Своим поведением вы начисто отбили у меня охоту предоставлять вам угол в моем доме. А вам известно, что с сегодняшнего дня, после прочтения завещания, это мой дом, мэм. Я здесь хозяин, а вы — пустое место.
У Арабеллы все поплыло перед глазами, желудок стянуло узлом, к горлу подкатила тошнота. Ее упорядоченный, привычный жизненный уклад, ее казавшееся нерушимым положение любимой дочери графа Страффорда — все это внезапно рухнуло в один миг, словно древние стены старого аббатства. Этот заносчивый господин прав в одном — у нее ничего, ничего не осталось. Он теперь хозяин, а она никто. Колени несчастной подкосились, она упала на траву, и ее буквально стало выворачивать наизнанку. Арабелла почти ничего не ела с утра, и поэтому ее всю колотило от сухих спазмов.
Граф остановился и оторопело уставился на нее. Только теперь он начал понимать, в чем дело. Мысленно он ругал себя самыми последними словами — Арабелла, наверное, и не знала таких проклятий. Он ошибочно принял ее презрительную браваду за тщеславное, гордое высокомерие. Внезапная смерть отца, неожиданно объявившийся наследник, завещание графа — все это явилось для нее большим потрясением. Он совершил непростительную оплошность — нельзя было обращаться с ней так жестоко. Боже правый, ведь она еще совсем ребенок и в душе, наверное, умирает от неловкости и смущения. Она уверена, что ее предал единственный человек на земле, которого она любила и которому верила безоговорочно, — ее отец.
Джастин приподнял ее, мягко обхватив ее трясущиеся плечи руками, и убрал пряди волос, упавшие ей на лицо. Она, казалось, ничего не замечала. Когда приступ рвоты прошел, граф вытащил из кармана жилета платок и молча протянул ей. Она зажала его в кулачке и, не поднимая глаз, вытерла им рот.
— Арабелла…
— Мэм.
Он с трудом подавил улыбку:
— Ну хорошо, мэм. Вы сможете подняться с моей помощью? Уже стемнело, и ваша матушка, должно быть, очень беспокоится. Я обещал ей, что доставлю вас домой целой и невредимой. Что ж, вы почти не пострадали, и я сдержу свое обещание.
«Как спокойно он говорит об этом — словно мы остановились полюбоваться цветочками. Он считает, что я почти не пострадала? Да у меня все внутри переворачивается от боли. Вставай же, Арабелла. Посмотри, как темно вокруг: он не заметит, как пылают твои щеки от стыда. Он не увидит твоего истинного лица».
Она глубоко вздохнула и, сделав над собой усилие, приподнялась на колени.
Джастин подхватил ее под локти и поставил на ноги спиной к себе.
Арабелла попыталась высвободиться из объятий графа, но у него была железная хватка.
— Я не нуждаюсь в вашей помощи. — Ее полный неприкрытого страдания голос резко прозвучал в тишине сгущающихся сумерек.
Она сжала руки в кулаки и, неожиданно развернувшись, ударила Джастина в грудь с безрассудной яростью пойманного животного.
Он выпустил ее, чуть не задохнувшись скорее от неожиданности, чем от боли.
— Неплохой удар. Хорошо, что вам не пришло в голову лягнуть меня пониже.
Она бросилась бежать прочь от него, волосы ее разметались и рассыпались по плечам.
Острые камешки гравия впивались в тонкие подошвы ее комнатных туфель, кололи ступни, как тысячи маленьких иголочек, но Арабелла ничего не замечала. Ее охватила слепая, безрассудная паника, и она неслась так, словно сама смерть гналась за ней по пятам. Маленький бугорок внезапно вырос у нее на пути, но ноги не слушались ее, и она со всего разбегу налетела на него, споткнулась, отчаянно замахала руками, пытаясь восстановить равновесие, и, инстинктивно закрыв руками лицо, растянулась прямо на дорожке. Гравий поранил ей руки, порвал платье. Арабелла вскрикнула, резкая боль от ушиба вызвала давно копившиеся в ее сердце слезы утраты, и они потекли по ее щекам, горькие, жгучие. Она не плакала с того самого дня, как ее отец с мрачной решимостью направил дуло пистолета в голову ее любимого пони и спустил курок. С самого детства в ней старательно искоренялась эта презренная женская слабость, и вот теперь все ее самообладание, воспитанное годами суровой дисциплины, растаяло как дым.
Граф в мгновение ока очутился рядом с ней.
«Это уже входит у меня в привычку», — машинально подумал он, опускаясь подле нее на колени.
Платье ее, все в узких прорехах, испачкалось в грязи; кровь от мелких порезов пятнами выступила на черной ткани. Что-то говорило ему, что ее отчаянные рыдания вызваны вовсе не падением: вряд ли она стала бы плакать по таким пустякам. Граф не сказал ни слова и не попытался утешить ее, чувствуя, что слова тут не помогут. Он вздохнул, поднял ее с земли и подхватил на руки.
Она тут же застыла, напряженная как струна, и он устало подумал, что она, наверное, снова собирается ударить его. Джас-тин еще крепче прижал ее к себе и, стараясь не глядеть ей в лицо, зашагал по тропинке к дому.
Но Арабелла и не думала сопротивляться. Прикосновение мужских рук так поразило ее, что она вся сжалась как пружина. Никто еще, кроме отца, не обнимал ее. Она чувствовала мощь рук графа и вместе с тем ту внутреннюю силу, спокойную уверенность в себе, которая исходила от него и которая привносила успокоение в ее опустошенную душу.
Дойдя до крыльца, граф остановился, задумчиво глядя на ярко освещенные окна огромного особняка.
— Скажите, в вашу комнату можно пройти с западного входа?
Она утвердительно кивнула, устало склонившись к его плечу.
Но только граф собрался свернуть с дорожки, чтобы обойти главный вход, как парадные двери неожиданно распахнулись и на пороге появилась леди Энн.
— Джастин, слава Богу, наконец-то вы нашли ее. Мы все тут просто обезумели от тревоги. Несите ее сюда скорее.
Он слегка наклонился к уху Арабеллы и тихо промолвил:
— Мне очень жаль, мэм, но из нашей затеи ничего не выйдет. Я бы вас, конечно, пощадил, если бы мог. Но раз ваша матушка этого требует, я должен повиноваться. Сожалею, но другого выхода у меня нет.
Она ничего не ответила, только еще больше сжалась в его руках. Граф громко сказал, обращаясь к леди Энн:
— Да, я нашел ее, Энн, и передаю вам дочь из рук в руки.
С леди Энн не сделалось истерики. Глаза ее широко распахнулись, когда она взглянула на измученное лицо своей дочери. Заметив следы слез на ее измазанных кровью и грязью бледных щеках, она выдохнула: «Боже правый», — и больше не прибавила ни слова.
Граф почувствовал, как Арабелла вцепилась в его сюртук, словно хотела спрятаться от взоров окружающих. Видя, что она не знает, куда деваться от стыда, он быстро произнес:
— Она почти не пострадала, Энн, просто немного ушиблась при падении. Ничего страшного. Доктор Брэнион все еще здесь? Нужно, чтобы он ее осмотрел.
Арабелла собрала остатки гордости и пошевелилась на руках у графа, чтобы посмотреть в лицо матери.
— Не надо звать доктора Брэниона, мама, я себя отлично чувствую. Граф ведь уже сказал, я просто упала и немного поранилась. Отпустите же меня, сэр.
— Слушаюсь, мэм. — Джастин осторожно поставил ее на ноги.
Арабелла пошатнулась и, наверное, упала бы, если бы он вовремя не обхватил ее за талию. «У меня еще есть и гордость, и достоинство, — подумала она, — нужно только взять себя в руки». Она вздернула подбородок, оперлась на руку графа и прошествовала в дом.


Доктор Пол Брэнион выпрямился над Арабеллой, которую успели уже умыть и переодеть, и сказал, улыбаясь:
— Ну, моя маленькая Белла, хоть ты вся и перепачкалась с головы до ног, я не нашел у тебя никаких серьезных повреждений, которые не смогла бы излечить теплая ванна. Правда, несколько дней у тебя поболит здесь и здесь, но все быстро пройдет. И тем не менее я настоятельно советую тебе хорошенько выспаться.
Сегодня вечером ласковая усмешка, мерцавшая в глазах доктора Брэниона, не вызвала улыбки у Арабеллы. Да, она обожала его, ибо он был неотъемлемой частью ее жизни с самого младенчества. Но сегодня он стал свидетелем ее падения, ее унижения, хотя, возможно, и не отдавал себе в этом отчета. Она ненавидела себя за проявленную слабость. Все тело ее ныло от ушибов. Она смотрела, как он аккуратно отмерил несколько капель из маленького пузырька и разбавил их водой в стакане. Как и отец, Арабелла терпеть не могла болезни и недомогания: граф постоянно твердил ей, что болезнь — удел слабых людишек, которые используют ее с целью привлечь к себе внимание. Бесконечные жалобы — верный признак бесхарактерности.
— Я не буду принимать опиум, доктор. Ведь это опиум, правда?
— Да. Выпей совсем чуть-чуть, дорогая моя.
— Нет. Отдайте его лучше миссис Такер. Я знаю, она всегда подмешивает его себе в чай. Она говорит, что это снимает усталость в ногах.
— Опять командуешь, — улыбаясь, заметил доктор Брэнион. — У тебя неплохо получается, но на сей раз этот номер у тебя не пройдет. Я не хочу, чтобы твоя матушка покрошила меня на кусочки, а так и будет, если я как следует не примусь за тебя. Я прав, Энн?
Леди Энн выступила вперед и сказала с твердостью, которая неприятно поразила Арабеллу:
— Успокойся, Арабелла. У тебя был тяжелый день — в твоей жизни наступило множество перемен, и тебе есть о чем поразмыслить. У тебя уже глаза слипаются — ложись спать, утро вечера мудренее. Прими лекарство, которое дает тебе доктор.
Арабелла уставилась на нее, не веря своим ушам:
— Мама? Неужели это говорите вы? Не может быть — вы же никогда не повышаете голос. Раньше вы всегда уступали без борьбы и споров. Я никак поверить не могу, что вы способны на такое. Ничего не понимаю!
— Придет время — поймешь, — сказала леди Энн строго и в то же время насмешливо. — Ну же, Арабелла, пей. Ты нуждаешься в отдыхе больше, чем бедные ступни миссис Такер. Пей сейчас же, иначе будешь иметь дело с нами обоими — с Полом и со мной.
Арабелла, все еще не оправившись от потрясения, вызванного необычным поведением матери, залпом осушила стакан. Леди Энн с трудом подавила усмешку. Так, значит, в глазах дочери она была слабохарактерной тихоней? А теперь стоит ей чуть повысить голос, Арабелла повинуется ей беспрекословно.
— Я пришлю к тебе Грейси, любовь моя. Позвони, если тебе что-нибудь будет нужно. — Леди Энн быстро наклонилась к дочери и легко прикоснулась губами к ее щеке. — Прости, что я не сказала тебе раньше о существовании Джастина, — мягко добавила она. — Меня тревожило твое неведение, но я дала обещание твоему отцу. Я много раз пыталась переубедить его, но ты же знаешь, он никогда не менял своих решений.
— Правда, мама? Разве папа всегда был так уверен в себе?
Леди Энн ничего не ответила, и Арабелла вздохнула. Да, наверное, это так. Ей всегда хотелось иметь отцовскую силу воли. Но теперь у нее появились сомнения в правильности его действий — достаточно вспомнить, к чему привело его неукротимое желание иметь прямого наследника: она должна в течение двух месяцев выйти замуж за человека, похожего на нее как две капли воды, за человека, которого вполне можно было принять за ее брата или отца, за человека холодного и высокомерного, как и ее отец, за человека, которого она ненавидела всем сердцем. И что ей теперь делать?
— Спокойной ночи, моя маленькая Белла. — Доктор Брэни-он улыбнулся и легонько потрепал ее по щеке.
Рука у него твердая и сильная. Арабелла помнила прикосновения его рук с самого раннего детства.
Не успели они выйти из ее спальни, тихим шепотом переговариваясь между собой, как она уже спала крепким сном.
Доктор Брэнион не смог сдержать улыбку.
— Неужели я это видел своими глазами? — спросил он, взглянув сверху вниз на леди Энн. — Вы указываете Арабелле, что ей надлежит делать? И она вас слушается? Должно быть, я сплю. А может быть, вы стали колдуньей и черная кошка помогает вам в ваших колдовских делах?
Она ничего не ответила, о чем-то глубоко задумавшись. Он хорошо знал этот взгляд, он чувствовал малейшие оттенки ее настроения.
— Вы похитили силу воли у своей дочери. Раньше я никогда не замечал, чтобы за вами оставалось последнее слово в споре. Это радует меня, Энн.
Леди Энн вздохнула:
— Вы правы. Я была сущей размазней.
— Ну, не совсем так. Просто граф, ваш муж, и Арабелла, мне кажется, несколько подавляли вас энергией и жизнелюбием. Да к тому же оба они любят командовать и подчинять всех своей воле. Поэтому в Эвишем-Эбби никогда не чувствовалось влияния леди Энн.
— Они ужасно похожи. Я все чаще задумываюсь, Пол, над тем, что делала все эти годы, как жила, что чувствовала. — Она нахмурилась и с видимой неохотой взглянула на фамильное кольцо Девериллов на своем среднем пальце. Ей показалось, что оно теперь не так сильно оттягивает ей руку. Леди Энн глубоко вздохнула и доверчиво посмотрела в лицо доктора — лицо, каждая черточка которого давным-давно отпечаталась в ее памяти. — Порой у меня такое чувство, что это я дитя, а Арабелла — моя любящая, но строгая мать. Иногда мне становится не по себе в ее присутствии — я замечаю, что она посматривает на меня с некоторой долей сочувствия и даже снисхождения. Вы же знаете, так обращался со мной ее отец. — Она вдруг осознала, что говорит об этом без горечи и сожаления.
Доктор Брэнион с трудом подавил знакомый прилив ярости, который глодал его душу все эти годы.
— Да, я знаю.
Она не могла видеть, как напряглись его скулы и потемнели глаза, но он понимал, что, если бы она даже и заметила его гнев, ее бы это не удивило и не огорчило.
Леди Энн остановилась посреди холла и окинула окружавшее ее великолепие безразличным взглядом. Тяжелые портьеры времен Ренессанса, два сводчатых прохода, разделенных рифлеными пилястрами и украшенных дубовыми панелями с искусной резьбой. На стенах — многочисленные военные трофеи: щиты и морионы, колеты из буйволиной кожи, мушкеты, шпаги и другие предметы военной амуниции времен гражданских войн в Англии. Старинные фламандские гобелены, изображавшие сцены боевых сражений, поблескивали в свете старинных факелов, от которых вверх к почерневшим балкам потолка поднимались спиралевидные струйки черно-синего дыма.
— Странно, — промолвила она вслух, — я никогда не любила Эвишем-Эбби, хотя меня всегда поражала его древняя величественная красота. В этом холле витает дух старины — вся история Англии заключена в этих стенах, но я не чувствую ни гордости, ни восхищения. Вы только что говорили, мой друг, что я похитила у Арабеллы ее силу и стойкость. А я вам скажу вот что: если бы Арабелле пришлось покинуть Эвишем-Эбби, мне было бы страшно даже представить себе, что могло бы с ней случиться. — С этими словами леди Энн повела рукой вокруг. — Каждая арка, каждая резная панель, каждый уголок в этом доме — часть ее самой. Вся ее несгибаемая воля, как вы изволили выразиться, заключена в этих стенах. Итак, теперь вы понимаете, почему я должна быть с ней построже, — я обязана попытаться убедить ее, что отец вовсе не предал ее, что он, наоборот, сделал все возможное, чтобы она смогла остаться здесь, в доме, который она так любит.
— Значит, вы считаете, что ей надо выйти замуж за нового графа Страффорда, как и завещал отец?
— Да, Пол, она должна выйти замуж за Джастина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследник - Коултер Кэтрин



Ну, вроде бы нормальный роман,только не замечала никакой любви.
Наследник - Коултер КэтринМарианн
16.06.2012, 16.18





Кто любит романы Коултер -читайте .Но этот роман не лучший .Но многим ,я уверена ,понравится .
Наследник - Коултер КэтринМари
29.06.2012, 16.40





Быстро забывающийся роман. После прочтения остается только жалость к кузену французу- ведь колье оказалось фальши вымю
Наследник - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.50





Неплохой роман,читать можно.rn9/10
Наследник - Коултер КэтринВика
23.07.2012, 6.17





Роман хороший...но на один вечер...прочитал и забыл...
Наследник - Коултер Кэтринkatolina100
20.02.2013, 23.17





Интересно читать можно ни минуты не скучала читала не отрываясь
Наследник - Коултер Кэтринлюбовь
18.08.2013, 23.07





Читала в лет 16. До сих пор этот роман остался моим самым любимым) О вкусах не спорят)
Наследник - Коултер КэтринVnature Otshelnik
27.10.2013, 15.47





Можно почитать.
Наследник - Коултер КэтринКэт
7.03.2014, 15.32





У этого автора все главные герои подонки и насильники? И что за фетиш с кремом в каждом рассказе?
Наследник - Коултер Кэтринлр
7.02.2015, 22.58





еще один слабоумный герой со склонностью к садизму. Не уважает автор мужиков...
Наследник - Коултер Кэтриннадежда
12.10.2015, 20.16





Одного не пойму почему герой и героиня были очень похожи, почти на одно лицо. Это что - такой крутой сюжетный ход? Роман не понравился.
Наследник - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.43





Одного не пойму почему герой и героиня были очень похожи, почти на одно лицо. Это что - такой крутой сюжетный ход? Роман не понравился.
Наследник - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100