Читать онлайн Наследник, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследник - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследник - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследник - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Наследник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Леди Энн сидела между своей дочерью и падчерицей. Элсбет чуть подалась вперед и сложила бледные руки на коленях. Черная траурная вуаль полностью скрывала ее лицо, пряди золотистых волос и ниспадала тяжелыми складками, так что графиня невольно клонилась под ее тяжестью. Ей было ужасно жарко, и она мечтала только о том, чтобы поскорее настал вечер, когда можно будет удалиться в прохладную спальню и сбросить с себя это ненавистное черное одеяние, окутывавшее ее с головы до ног.
Джордж Брэммерсли, поверенный в делах ее мужа, прибыл в имение в графской карете с гербом только вчера вечером и теперь величественно восседал за огромным дубовым письменным столом перед собравшимися в библиотеке. Леди Энн с тоской наблюдала, как он тянет время — сначала протер маленькие стеклышки круглых очков, затем привычным жестом нацепил их на свой ястребиный нос с венозными прожилками. Он медленно перебрал лежащие перед ним бумаги, разложив их сначала в одном порядке, затем почему-то поменяв их очередность. Его слезящиеся старческие глаза старательно избегали взглядов трех женщин. Глядя на его седые всклокоченные космы, торчащие на голове в разные стороны, леди Энн хотелось взять в руки щетку и привести его в божеский вид. Он был старым другом ее мужа, и она всегда жалела его. Но сейчас — сейчас в ее душе не было места былой снисходительности.
Она заметила, что рядом с ней Арабелла буквально натянулась, как струна. За эти дни она еще больше похудела, поскольку почти ничего не ела с тех пор; как узнала о смерти отца. Леди Энн понимала, что Арабелла не сможет долго выносить томительного ожидания. Она знала, что для ее дочери прочтение отцовского завещания означает, что ей следует смириться с утратой самого близкого человека и больше не ждать и не надеяться на чудо.
Графиня чувствовала, что терпение Арабеллы вскоре лопнет, если мистер Брэммерсли и дальше будет продолжать в том же духе. Она старалась подыскать слова, которые можно было бы шепнуть на ухо дочери, чтобы предотвратить вспышку ее гнева. Конечно, слова утешения здесь неуместны — Арабелла ни за что не примет их даже от матери. Лучше сказать какие-нибудь общие, ничего не значащие фразы, которые хотя бы на время отвлекут ее.
Но леди Энн опоздала. Арабелла уже вскочила со стула и стремительным шагом направилась к столу. Она наклонилась к мистеру Брэммерсли и, опершись о стол руками, затянутыми в черные митенки, яростно прошипела:
— Я больше не желаю ждать, сэр. Мне непонятно, что заставляет вас разыгрывать перед нами этот спектакль, и я заявляю вам, что с меня хватит. Вы вконец измучили мою мать, и, если бы у вас были глаза, вы бы это тоже заметили. Сейчас же начинайте читать завещание, иначе я освобожу вас от ваших обязанностей и сама его прочту.
Красные прожилки на носу мистера Брэммерсли стали еще отчетливее, багровые пятна проступили на щеках. Он чуть не задохнулся от возмущения, бросив вопросительный и негодующий взгляд в сторону леди Энн, и та слабо кивнула ему в ответ. Тогда он снова принял торжественную позу, выставил вперед свой маленький подбородок, откашлялся и промолвил:
— Дорогая леди Арабелла, если вы соблаговолите занять ваше место, мы начнем чтение завещания.
— Ну наконец-то — свершилось чудо, — презрительно бросила Арабелла. — Начинайте же, сэр, — приказала она и вернулась к своему стулу.
У леди Энн не хватило духу сделать ей замечание за неприличную выходку. Она почувствовала молчаливое одобрение падчерицы, сидящей справа от нее, и с нежной улыбкой повернулась к Элсбет, в знак благодарности тихонько пожав ей руку. Элсбет такая застенчивая, они с Арабеллой совершенно непохожи — все равно что меч и перо. Леди Энн улыбнулась под черной вуалью — и о чем только она думает в такой ответственный момент!
Джордж Брэммерсли взял со стола внушительных размеров документ, разгладил первую страницу и произнес:
— Друзья, мы собрались здесь сегодня при весьма печальных обстоятельствах. Безвременная кончина Джона Лэтема Эвергарда Деверилла глубоко потрясла всех нас — членов его семьи, друзей, подданных и прежде всего его страну. Он сложил голову на алтарь отечества, пожертвовав своей жизнью во имя будущего Англии…
Тут Арабелле почудилось, что откуда-то потянуло сквозняком. Дверь в библиотеку открылась и снова закрылась, и кто-то тихо прошел в комнату. Она сначала не обратила на это внимания: какая разница, кто этот запоздалый гость? Может, это судья пришел сменить Джорджа Брэммерсли? Хорошо бы! Нет, пожалуй, сейчас этого делать не стоит: Брэммерсли только приступил к чтению завещания. Голос его вдруг сделался скрипучим и резким, но Арабелле было все равно: по крайней мере он внял ее словам и делал то, что она ему велела.
Леди Энн улучила момент и украдкой бросила взгляд в сторону двери. Затем вернулась в прежнее положение, глубоко вздохнула, выпрямилась и стала смотреть прямо перед собой.
— «…и дворецкому Девериллов, преданному слуге, Джосае Крапперу, я завещаю сумму в пятьсот фунтов в надежде, что тот останется вместе с моей семьей, пока…»
И поверенный продолжал монотонно читать завещание, перечисляя, как казалось Арабелле, имена всех слуг и подданных, какие когда-либо проживали в графстве. Как же ей хотелось, чтобы все это поскорее закончилось!
Мистер Брэммерсли неожиданно сделал паузу, поднял глаза от завещания и устремил задумчивый взгляд на Элсбет, позволив себе чуть-чуть улыбнуться краешком рта. Голос его потеплел, и он стал читать медленнее, отчетливо выговаривая каждое слово:
— «Моей дочери Элсбет Марии, рожденной от моей первой жены Магдалены Анриетты де Трекасси, я завещаю сумму в десять тысяч фунтов в ее безраздельное пользование».
«Как это великодушно с твоей стороны, отец», — подумала Арабелла.
Она обернулась, услышав удивленное восклицание своей сводной сестры, и заметила, как ее прекрасные темные миндалевидные глаза широко распахнулись от удивления и еле сдерживаемого возбуждения. Да, это очень великодушный жест. Арабелла не имела ни малейшего понятия, почему Элсбет не стали воспитывать вместе с ней в одном доме. Она всегда безоговорочно верила отцу и, когда тот сказал, что Элсбет не нравится здесь и она хочет жить с тетушкой, ни на минуту не усомнилась в его словах. И теперь он сделал свою старшую дочь богатой невестой. Арабелла была очень за нее рада.
Мистер Брэммерсли яростно закусил губу — он не оправдал оказанного ему доверия. Но иначе он поступить не мог: последние слова завещания, которые граф посвятил своей очаровательной старшей дочери, звучали так злобно, так жестоко, что он никак не мог заставить себя их прочесть. И что граф имел в виду, когда писал: «С тем условием, чтобы она в отличие от своей потаскухи матери и алчных родственников по линии де Трекасси честно и добровольно передала дарованное ей состояние своему будущему мужу»? Да, что же граф имел в виду? Нет, не будет он это читать вслух — не здесь и не сейчас, никогда.
Арабелла вновь сосредоточила свое внимание на словах мистера Брэммерсли, нетерпеливо постукивая пальчиками по подлокотнику кресла. Она знала, что сейчас последуют распоряжения ее отца по управлению имением и назначению ее опекуна, который будет вести дела, пока ей не исполнится двадцать один год. Она надеялась, что отец назначил опекуншей ее мать. Но в то же время ей было горько сознавать, что у них в роду нет наследника, который мог бы принять графский титул.
Джордж Брэммерсли решительно устремил взгляд на документ, написанный каллиграфическим почерком. К черту сомнения, он должен прочесть все до конца. И он продолжил:
— «Я тщательно взвешивал свое решение, прежде чем высказать свою последнюю волю. Условия, которые я выставляю, окончательные, и выполнение их является обязательным. Я провозглашаю своим наследником седьмого графа Страффорда, Джастина Эвергарда Морли Деверилла, внучатого племянника пятого графа Страффорда и внука его брата, Тимоти Пофана Морли, и завещаю ему все мое состояние, движимое и недвижимое имущество, которое включает в себя имение Эвишем-Эбби, земельную ренту…»
Комната поплыла у нее перед глазами. Арабелла тупо уставилась на Брэммерсли. Она слышала произносимые им слова, но смысл их ускользал от нее. Седьмой граф Страффорд? Внучатый племянник ее дедушки? Никто никогда не упоминал о его существовании. Господи, это, наверное, какая-то ошибка. Его же здесь нет и не может быть. И тут ей вспомнилось, что кто-то очень тихо вошел в комнату в начале слушания завещания. Она медленно повернула голову и встретила взгляд холодных серых глаз человека, которого она видела сегодня утром у пруда. От удивления Арабелла не могла вымолвить ни слова и застыла словно статуя. Так он не внебрачный сын, он самый что ни на есть законный наследник рода Девериллов! Он новый граф и хозяин поместья! Все это пронеслось в ее голове за считанные секунды. Молодой граф отвесил ей почтительный поклон, лицо его было спокойно и бесстрастно — он не подал и виду, что уже знаком с ней.
— Арабелла, Арабелла! — Леди Энн легонько потянула ее за рукав. — Не отвлекайся, дорогая моя, теперь ты должна слушать внимательно. Ну прошу тебя, Арабелла. Мне очень жаль, но все это очень важно для тебя.
Арабелла отвернулась от незнакомца, ошеломленно посмотрела на мать, затем на поверенного, чьи морщинистые щеки внезапно приобрели пурпурный оттенок, в то время как он прочел запинающимся голосом:
— «Все нижеследующее касается и моего наследника, и моей дочери, Арабеллы Элейн». — Поверенный выглядел так, будто его вот-вот хватит апоплексический удар, но он быстро справился с собой, сделал глубокий вдох и продолжал: — «Я всегда хотел, чтобы моя дочь явилась продолжательницей славного рода Девериллов. При этом я ставлю одно обязательное условие: она унаследует мой титул и состояние только в том случае, если выйдет замуж за своего троюродного брата, седьмого графа Страффорда, в течение двух месяцев после дня моей смерти. Если она откажется выполнить это условие в течение установленного мною срока, она потеряет наследственные права на собственность Девериллов. Если же седьмой граф Страффорд откажется жениться на своей троюродной сестре, Арабелле Элейн, он унаследует только графский титул и Эвишем-Эбби, что же касается остальных земель и поместий, я оставляю за собой право распорядиться ими по своему усмотрению. В этом случае моя дочь, Арабелла Элейн, станет полновластной хозяйкой собственности рода Девериллов, за исключением майоратных владений, как только ей исполнится двадцать один год».
— Нет!
Арабелла вскочила со своего места, как пружина. Лицо ее стало пепельно-серым. Она изо всех сил затрясла головой и выкрикнула:
— Нет, нет, это неправда! Отец не мог так поступить со мной! Никогда, слышите вы, никогда! Вы лжете, сэр, и лжете весьма неискусно! Черт побери, признайтесь, что вы все это выдумали!
— Сядь, Арабелла, — с неожиданной твердостью в голосе проговорила леди Энн. Арабелла обратила на нее изумленный взгляд и медленно опустилась на стул.
— Леди Арабелла, — промолвил мистер Брэммерсли, и на лице его не было той улыбки, с которой он обращался к Элсбет. — Завещание вашего отца не подлежит пересмотру. Добавлю, что граф оставил для вас запечатанный конверт. Уверяю вас, никто, кроме вашего отца, не знал об этих условиях. — Тут он поднялся и обошел вокруг стола.
Арабелла машинально протянула руку за письмом, вскочила со стула, обвела глазами лица собравшихся, расплывавшиеся перед ней как в тумане, и, путаясь в длинных черных юбках, подбежала к поверенному и выхватила у него конверт. Прижав к груди письмо, она резко развернулась и, мимоходом опрокинув стул, ринулась к двери. Но не успела она взяться за бронзовую ручку, как чьи-то пальцы стиснули ее руку выше локтя.
— Вы ведете себя, как избалованное дитя, — холодно произнес молодой граф. — Я не собираюсь терпеть подобные выходки — они просто оскорбительны. Видимо, ваш отец недостаточно занимался вашим воспитанием.
Арабелла подняла на него взгляд, полный боли, прочла неодобрение в его серых глазах — в ее серых глазах, будь он проклят! — и почувствовала, как внутри нее просыпаются демоны. Так он недоволен ею? Он осмелился заявить, что она ведет себя неприлично? Она чуть было не вцепилась зубами ему в руку, но вовремя сдержалась.
— Уберите прочь руки, вы, негодяй! Господи, как же я вас ненавижу! Ну почему, почему вы не погибли вместо него?
Арабелла дернулась в сторону, пытаясь вырваться из его цепких пальцев, но он крепко держал ее за рукав, и девушка услышала треск разрывающейся ткани. Она оторопело глянула на прореху в рукаве, чуть не взвыла от ярости, не в силах словами выразить свое возмущение, и выскочила из библиотеки, оглушительно хлопнув дверью.
Изящная фарфоровая пастушка на каминной полке закачалась, потеряла равновесие и, упав вниз, со звоном разбилась о каминную решетку.


Арабелла стремительно влетела в свою спальню, нисколько не заботясь о том, как восприняли ее поведение оставшиеся в библиотеке: после ее ухода там воцарилась потрясенная тишина, но ей было наплевать, что о ней подумают. Пинком ноги она захлопнула за собой дверь и торопливо сунула ключ в замочную скважину, произнося проклятия, пока не щелкнул замок. Затем выпрямилась и несколько мгновений стояла неподвижно, тяжело дыша и пытаясь собраться с мыслями, чтобы как-то обдумать случившееся. Но она могла думать только о том, что отец умер и после смерти предал ее. Он тайком задумал это предательство — хотел, чтобы она вышла замуж за этого незнакомца, который похож на нее как две капли воды.
Она не может смириться с этим! Но, заглянув внутрь себя, она не нашла в своей опустошенной душе ничего, кроме горечи утраты. Арабелла сделала шаг вперед, схватила обитый парчой стул за изогнутую ножку и со всей силы запустила им в стену. Стул ударился об стену с глухим стуком и упал на ковер. В то же мгновение весь гнев Арабеллы куда-то улетучился. Она тупо уставилась на искалеченный стул. И чем, спрашивается, он перед ней провинился? Она перевела взгляд на конверт, который все еще сжимала в руке.
Письмо отца. Наверное, в нем он объяснит ей, что все это ошибка, что он передумал и исправил свое завещание, которое только что прочел Брэммерсли. Он ведь любил ее и ни за что не отдал бы этому незнакомцу. Она прошла к своему письменному столику, села перед ним и осторожно вытащила из конверта сложенный пополам листок бумаги. При виде четкого, уверенного почерка отца к горлу ее подступил комок. Он учил ее точно так же оформлять свои письма — таким же убористым почерком, с размашистыми росчерками пера. Как давно это было. Кажется, вечность прошла. А теперь его нет, и ничто его не вернет.
Арабелла горестно встряхнула головой и начала читать:
«Дорогая моя девочка.
То, что ты читаешь сейчас это письмо, означает, что меня больше нет с тобой. Я хорошо знаю мою Арабеллу и потому могу предположить, что ты сейчас вне себя от гнева. Ты считаешь, что я тебя предал. Не сомневаюсь, это помогло тебе хотя бы на время забыть свою печаль. Ты сердишься на меня, ты никак не можешь понять, что значат мои условия. Сейчас, когда я пишу тебе это письмо, ты собираешься вместе с матерью в Лондон, на открытие первого в твоей жизни сезона».
Арабелла остановилась, не в силах скрыть удивления. Как, отец написал свое завещание всего полгода назад? Она вновь обратилась к письму и торопливо прочла:
«Сам я в это время готовлюсь к отъезду в Португалию, чтобы принять командование над приграничной территорией, которая славится жестокими и кровопролитными военными конфликтами. Если мне удастся вернуться живым и невредимым из этой переделки, это письмо не попадет тебе в руки, поскольку тогда у меня будет возможность все сказать тебе лично. Но я отвлекся. Прости меня, милая моя девочка. Я полагаю, ты уже познакомилась со своим троюродным братом и моим наследником, Джастином Девериллом, вернее было бы написать — капитаном Джастином Девериллом, поскольку он очень храбрый и подающий надежды офицер. К лучшему то или к худшему, но, зная о его существовании, я намеренно скрывал его от тебя, собираясь представить его тебе лишь по достижении тобой брачного возраста. Не упрекай свою мать за то, что она не сказала тебе о наследнике нашего рода, ибо я настоятельно просил ее хранить это в тайне от тебя. Эвишем-Эбби — твой родной дом, и я не мог заставить себя сообщить тебе, что, кроме тебя, еще кое-кто имеет на него вполне законное право. Прости же мне этот невольный обман — я вынужден был так поступить.
Что же касается твоего троюродного брата, я знаю его уже пять лет, и все эти годы я тщательно следил за его жизнью и карьерой, желая удостовериться, что он именно тот человек, которого я хотел бы видеть отцом своих внуков. Наверное, ты уже заметила потрясающее сходство между вами. Поэтому я смею заключить, что он не внушает тебе отвращения, ибо в противном случае ты бросила бы тень на свои собственные утонченные черты. Он очень похож на нас с тобой, Арабелла: он так же верен и честен, горд и умен и обладает главными фамильными чертами Девериллов — упорством и силой. И я прошу тебя исполнить мою просьбу. Я еще раз повторяю: Эвишем-Эбби — твой дом. Но если ты не согласишься выйти замуж за своего троюродного брата, ты утратишь все права наследования. А я не хочу, чтобы это случилось, хотя и понимаю, что ты воспримешь мою просьбу как жестокий приказ, призванный разрушить твою жизнь и лишить тебя того, что принадлежит тебе по праву рождения. Да, это приказ, Арабелла, но я прошу тебя подчиниться ему ради твоего же блага и моего спокойствия.
Теперь тебе есть над чем поразмыслить. Если ты решишь следовать моим указаниям, то осуществишь мечту всей моей жизни. Не забывай об этом, когда вступишь в поединок с собственной совестью. Не забывай и того, что я любил тебя больше всех на свете.
Прощай, моя дорогая дочурка».
Лучи заходящего солнца, словно огненные стрелы, прорывались сквозь низкие облака, окрашивая сорок кирпичных фронтонов в золотисто-каштановый цвет. Арабелла быстро шагала по зеленым лужайкам парка, усыпанным желтыми нарциссами, не обращая внимания на роскошные клумбы среди перекрещивающихся дорожек, обрамленных стройными рядами тисов и остролистов. Она ничего не замечала вокруг себя — ее внимание не привлек и старый кедр, росший в центре западной лужайки, который, как говорили, посадил сам Карл Второй.
Арабелла направилась к южному крылу полуразвалившегося древнего аббатства, где тропинка поднималась в гору. Она свернула с дорожки к фамильному кладбищу Девериллов и, пройдя мимо стройных рядов надгробий и памятников предков, очутилась в центре кладбища, где ее отец воздвиг фамильный склеп из итальянского мрамора. Архангел Гавриил раскинул свои мраморные крылья над входом в склеп, который закрывали массивные дубовые двери в готическом стиле.
Арабелла взялась за кованые ручки и потянула на себя тяжелые створки дверей. Открыв склеп, она скользнула под его полутемные своды. Устало опустившись на холодный каменный пол подле пустого саркофага своего отца, она медленно провела рукой по могильной плите жестом, полным бесконечной печали, обводя тонким пальчиком каждую букву его имени.
В наступивших сумерках с трудом уже можно было различить стертые от времени надписи на могильных камнях, когда молодой граф открыл двери склепа и осторожно шагнул внутрь.
Когда глаза привыкли к темноте, он различил в углу спящую Арабеллу — она свернулась калачиком, как дитя, рука ее покоилась на крышке гроба. Она выглядела слабой и беззащитной, и граф теперь ненавидел себя за то обещание, которое дал ее отцу пять лет назад.
Джастин тихо приблизился к Арабелле и опустился рядом на колени. Глаза его пробежали по складкам ее черного платья, и взгляд остановился там, где кружевной воротник отбрасывал темную тень на ее бледные щеки. Она всхлипнула во сне, рука ее сжалась в кулак, затем вновь разжалась. Булавки выпали из ее прически, распустившиеся волосы упали на лицо и рассыпались по плечам, черные как ночь, как его собственные волосы. Он вгляделся в ее лицо и заметил, что у нее нет впадинки на подбородке. У графа, ее отца, тоже такой не было. Интересно, когда она смеется, появляются ли у нее ямочки на щеках? Его ямочки ему никогда не нравились, пока он не увидел, как смеется ее отец. Конечно, он смеялся редко и большей частью бывал серьезен и суров, но стоило ему улыбнуться, как эти ямочки на щеках совершенно меняли выражение его лица — исчезало холодное высокомерие и появлялись человеческая теплота и снисходительность.
Джастину было жаль будить Арабеллу. Он тихонько потряс ее за плечо, ни минуты не сомневаясь в том, что, как только она откроет глаза, все сострадание, которое он чувствовал к ней, улетучится в одно мгновение. Он понятия не имел, что она скажет. Одно молодой граф знал точно — ничего особенно приятного ему услышать не придется.
Она очнулась ото сна, все еще всхлипывая, словно не желая покидать страну грез и возвращаться к суровой и горькой реальности. Ее веки, окаймленные темными густыми ресницами, медленно поднялись, и первое, что она увидела, были устремленные на нее ясные серые глаза. В сумеречном свете склепа ей показалось, что она видит перед собой до боли родное лицо, и она еле слышно выдохнула:
— Папочка!
«Этого еще не хватало», — подумал он. Смущенно откашлявшись, граф промолвил медленно, очень медленно, чтобы не испугать ее еще больше:
— Нет, Арабелла, вы ошиблись. Это я, Джастин. Я пришел, чтобы отвести вас домой. Здесь очень темно — понятно, почему вы приняли меня за своего отца. Мне жаль, что я вас невольно напугал своим неожиданным появлением.
Арабелла резко выставила вперед обе руки и оттолкнула его от себя. Поднявшись на ноги, она смерила его презрительным взглядом:
— Вам никто не разрешал приходить сюда — вы не принадлежите к нашей семье. Мне следовало запереть дверь. Как вы посмели так обмануть меня, зачем вы заставили меня поверить, что я вижу перед собой отца? — Она страшно разозлилась на себя за то, что обнаружила перед ним свое горе. — И вы совсем не испугали меня, напрасно тешите себя иллюзиями на этот счет. Граф медленно поднялся, он уже снова начал терять самообладание. Окинув девушку пристальным взглядом, он заметил, как бешено бьется пульс во впадинке ее горла.
— Мы с вами выбираем весьма необычные места для свиданий: утром — у пруда, теперь — на кладбище. Пойдемте, Арабелла, уже темнеет, становится холодно. Нам следует вернуться домой. Путь долгий, но нам есть что сказать друг другу. — Он говорил спокойно и рассудительно, словно уговаривал капризного ребенка. Как же ему надоело все это! Век бы больше не видеть и не слышать эту избалованную девчонку.
— Мне не о чем говорить с вами, капитан Деверилл. Ах да, мой отец написал мне, какой вы бесстрашный храбрец. Полагаю, это он произвел вас в чин капитана? Наверное, он сделал вам протекцию и немало способствовал вашему продвижению по службе?
Ему хотелось хорошенько поколотить ее за такие слова, но вместо этого он сказал только:
— Нет, это неправда.
— Так я вам и поверила! Что ж, делать нечего, придется теперь лицезреть вас еще и за обедом. — Она повернулась к нему спиной и вышла из склепа. Солнце уже село, и стало совсем темно.
— Арабелла…
Она не обернулась, только бросила через плечо, всем своим видом выказывая полнейшее безразличие:
— Для вас я не Арабелла. Не смейте называть меня по имени. Я не желаю, чтобы вы вообще обращались ко мне.
— Смею вас заверить, в настоящий момент я придумал для вас несколько новых имен, которые, несомненно, вам больше подходят. Впрочем, я согласен называть вас кузиной, если, конечно, вы не против. Мы это еще обсудим. А теперь извольте вести себя, как подобает благородной леди: ступайте рядом и поддерживайте светскую беседу. И хватит упрямиться.
Он подождал немного, но Арабелла продолжала молчать. Она нагнулась, чтобы завязать ленточку туфли. Пальцы ее дрожали, и ей потребовалось чуть больше времени, чтобы справиться с завязками. Затем она поднялась, по-прежнему не глядя на него, и молча пошла прочь.
Джастин снова, как ранее в библиотеке, схватил ее за руку, пытаясь удержать.
— Мне бы не хотелось порвать вам другой рукав. Я снисходителен к вам только потому, что понимаю: горечь утраты отчасти является причиной вашего возмутительного поведения. Но я не собираюсь терпеть ваши глупые детские капризы, грубость и упрямство.
Арабелла машинально потерла руку там, где виднелась прореха в рукаве. Она вела себя как последняя дура, и чего добилась? Ровным счетом ничего. Он отпустил ее руку.
— Да, — наконец промолвила она, — становится прохладно. Я иду с вами, капитан Деверилл. Как видно, мне ничего другого не остается. Итак, говорите — я предоставляю вам право выбрать тему для беседы. Говорите о погоде или о жестокостях испанцев — мне все равно. Для меня это не имеет никакого значения.
— Я скажу вам только одно: все, что бы я ни делал, отныне непосредственно касается и вас, дорогая кузина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследник - Коултер Кэтрин



Ну, вроде бы нормальный роман,только не замечала никакой любви.
Наследник - Коултер КэтринМарианн
16.06.2012, 16.18





Кто любит романы Коултер -читайте .Но этот роман не лучший .Но многим ,я уверена ,понравится .
Наследник - Коултер КэтринМари
29.06.2012, 16.40





Быстро забывающийся роман. После прочтения остается только жалость к кузену французу- ведь колье оказалось фальши вымю
Наследник - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.50





Неплохой роман,читать можно.rn9/10
Наследник - Коултер КэтринВика
23.07.2012, 6.17





Роман хороший...но на один вечер...прочитал и забыл...
Наследник - Коултер Кэтринkatolina100
20.02.2013, 23.17





Интересно читать можно ни минуты не скучала читала не отрываясь
Наследник - Коултер Кэтринлюбовь
18.08.2013, 23.07





Читала в лет 16. До сих пор этот роман остался моим самым любимым) О вкусах не спорят)
Наследник - Коултер КэтринVnature Otshelnik
27.10.2013, 15.47





Можно почитать.
Наследник - Коултер КэтринКэт
7.03.2014, 15.32





У этого автора все главные герои подонки и насильники? И что за фетиш с кремом в каждом рассказе?
Наследник - Коултер Кэтринлр
7.02.2015, 22.58





еще один слабоумный герой со склонностью к садизму. Не уважает автор мужиков...
Наследник - Коултер Кэтриннадежда
12.10.2015, 20.16





Одного не пойму почему герой и героиня были очень похожи, почти на одно лицо. Это что - такой крутой сюжетный ход? Роман не понравился.
Наследник - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.43





Одного не пойму почему герой и героиня были очень похожи, почти на одно лицо. Это что - такой крутой сюжетный ход? Роман не понравился.
Наследник - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100