Читать онлайн Наследник, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследник - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследник - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследник - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Наследник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

— Оставь меня, черт побери!
— Ты выражаешься, как портовая шлюха. Мне следовало догадаться, что это говорит о твоей порочности. Она заложена в тебе гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд.
— Ты говоришь, что я порочна? Но в чем состоит мой порок? Да, у меня вспыльчивый характер, как, впрочем, и у тебя. Но это же не порок. Ты что, с ума сошел?
— Заткнись! — рявкнул он, даже не взглянув ей в лицо.
Арабелла в испуге попыталась вырваться, но он крепко стиснул ее лодыжки железными пальцами.
— Только пошевелись еще, и я тебя свяжу, — холодно промолвил Джастин, и она внутренне сжалась от ужаса. — Я дорого заплатил за свое наследство, и эта плата включает, кроме всего прочего, и удовольствие иметь тебя в моей постели, хотя я сомневаюсь, что в этом есть что-либо приятное.
Надо снова попытаться уговорить его. Она потянулась, чтобы дотронуться до него, но он отшвырнул ее руку.
— Зачем ты так жесток со мной, Джастин? Что я тебе сделала? Почему ты назвал меня порочной потаскушкой? Прошу тебя, объясни, что случилось. Уверена, здесь какая-то ошибка.
Не отрывая взгляда от ее груди, он промолвил, обращаясь скорее к себе, чем к ней:
— Да, я знал, что ты прекрасна. Я знал, что твоя кожа бела как снег. Я столько раз рисовал в своем воображении, как ты лежишь на спине, как сейчас, твои черные как ночь волосы рассыпались по плечам. Я знал, что твое тело не разочарует меня, и так и случилось. Я не хотел желать тебя, мне отвратительна собственная похоть, но я все же дам ей волю и возьму тебя. Бог да простит меня, но я хочу тебя сейчас, сию же минуту. Я должен это сделать. Надо довести до конца то, что начато, — этот проклятый брачный союз должен быть скреплен брачной ночью.
Он снова перевел взгляд на ее грудь, которая бурно вздымалась и опускалась. Господи, это, наверное, происходит не с ней — с ней не может такого случиться.
— Ты спрашиваешь, почему я назвал тебя потаскушкой? Ты хочешь знать, почему я не обращаюсь с тобой как со своей маленькой невинной женушкой? Мне противны твоя ложь, твои лицемерные попытки оправдаться. Черт возьми, ты предала меня, Арабелла. Ты стала любовницей этого французского ублюдка, и за это, сучка, ты дорого заплатишь. — Он коснулся рукой ее груди. Она резко отшатнулась и вскрикнула от неожиданности. Он грубо зажал ей рот ладонью. — Это не должно удивлять или шокировать тебя. — Он убрал руку. — Нет, не думаю, что смогу выдержать твою притворную игру в невинность. Если я стану ласкать тебя, ты будешь стонать и кричать, ведь так? Нет, я сделаю это сразу, без предисловий. Как я уже сказал, для меня в этом будет мало удовольствия, а для тебя его вообще не будет. По крайней мере со мной ты его не получишь, будь ты проклята!
Джастин резко выпрямился, развязал халат, сбросил его с плеч и предстал перед ней обнаженным. Впившись острым взглядом ей в лицо, он криво усмехнулся.
Арабелла уставилась на него. Она никогда раньше не видела нагого мужчину. Боже правый, как он прекрасен! Четкие, жесткие линии мускулистого тела, ни жиринки, только твердые мускулы. Она вдруг спохватилась, что откровенно разглядывает его, и у нее перехватило дыхание. Он назвал ее потаскушкой, он утверждает, что французский граф — ее любовник? Но это же сущая чепуха, он просто сошел с ума. Он сказал, что не притронется к ней. Взгляд ее скользнул ниже, и она увидела его возбужденную плоть. Да, ей приходилось не раз наблюдать, как спариваются лошади, и она прекрасно понимала, что это значит. Но он слишком велик для нее. Нет, он не может, он не должен принуждать ее к этому силой. Боже, как она сейчас ненавидела себя, свою слабость, свой страх, но тем не менее она вымолвила:
— Джастин, что ты намереваешься сделать? Ты такой большой. Не думаю, что это получится.
Он посмотрел на нее так, словно хотел плюнуть ей в лицо. Ярость и злость захлестнули ее.
— Черт тебя побери, я невинна! У меня никогда не было любовника, и я бы ни за что не стала любовницей этого французского ублюдка! Кто сказал тебе эту ложь? Жервез? Отвечай же, черт возьми, кто это тебе сказал? — Арабелла сжала ноги и прикрыла руками грудь.
— Боже милостивый, какая из тебя могла бы получиться актриса! — Он лениво потянулся, и она снова уставилась на него. Он хрипло рассмеялся, и от этого смеха у нее душа ушла в пятки. — Можешь мне поверить, я прекрасно управлюсь с тобой. Я бы желал, чтобы ты прекратила лгать. Ты спрашиваешь, кто мне сказал об этом? Никто не сказал. Я сам это видел — видел его и видел тебя. Видел, как вы вышли из дверей амбара — сначала он, потом ты. Любому стало бы ясно, что ты сделала.
Дыхание его стало тяжелым, хриплым, так что она с трудом понимала, что он ей говорит.
— Возможно, мне следовало бы доставить тебе наслаждение. Меня останавливает только то, что ты не будешь выкрикивать мое имя в экстазе. Это было бы для меня ударом, не правда ли? Нет, я покончу со всем быстро и без сантиментов. Кричи и ругайся, сколько тебе угодно. Мне наплевать.
Арабелла молча смотрела на своего мужа, слабо покачивая головой из стороны в сторону. Он видел ее с французом? Видел, как они выходили из амбара? Но это невозможно!
Он склонился над ней, раздвинул ей ноги и придавил ее своим телом. Она стала отчаянно сопротивляться, пытаясь расцарапать ему лицо, лягнуть коленом в пах. Но он, не обращая внимания на удары Арабеллы, крепко сдавил ее ноги коленями, а руки ее прижал к животу. Почувствовав, как его рука скользнула меж ее бедер, она похолодела.
В этот момент он понял, что не хочет ее принуждать. И все-таки он продолжит. То, что он сейчас с ней сделает, будет именно насилием. Он шагнул к трюмо, взял баночку с кремом, обмакнул в нее пальцы и вернулся к ней. Арабелла лежала на спине и с ужасом следила за его действиями — она никак не могла поверить, что все это происходит с ней на самом деле.
— Не шевелись, — приказал он и для пущей уверенности положил ладонь ей на живот. Она попыталась было сбросить его руку, но быстро затихла.
Арабелла смотрела, как его палец, намазанный кремом, опустился вниз, потом почувствовала его внутри себя. Она снова попыталась высвободить руки, но его палец все глубже и глубже входил внутрь нее. Боже, как все это омерзительно! Перед ней чужой, абсолютно чужой человек, и он так жесток, так груб. с ней! Амбар? Что он говорил про амбар?
— Джастин, пожалуйста, остановись. Мне больно. То, в чем ты меня обвиняешь, неправда. Я терпеть не могу Жервеза, мы с ним никогда не были вместе. Почему… — Она не договорила и пронзительно вскрикнула. Он убрал палец, и теперь внутри нее была его напряженная плоть. Он остановился, схватил ее руки и рывком поднял их над ее головой. Почти нежным движением он убрал у нее со лба пряди волос, упавшие ей на глаза.
— Боже, я до сих пор не могу поверить, что ты могла так поступить со мной.
Он вошел в нее еще глубже, крем облегчал его путь, но этого было недостаточно. Ее тело разрывалось от боли. Она всхлипывала, захлебываясь собственными слезами. Он снова остановился, внезапно натолкнувшись на ее девственную завесу, и недоуменно посмотрел ей в лицо, не в силах скрыть изумления.
— Джастин, — прошептала Арабелла, — не надо, прошу тебя. — Ее тело сжалось от боли. Она ощущала страшную пустоту в душе, все происходящее казалось ей кошмарным сном.
Он глухо застонал, отпустил ее руки, сжав пальцами ее бедра, резко дернул ее на себя и, устранив препятствие, вошел в ее лоно.
Все кончилось быстро. Она слышала его тяжелое дыхание, потом почувствовала внутри себя его семя. Так вот как это происходит у мужчин. Он навис над ней, голова его склонилась, дрожь в руках постепенно стала проходить. Мужчина внутри нее, Джастин внутри нее. Ее муж принудил ее силой, причинил ей боль только потому, что решил, будто Жервез — ее любовник.
Арабелла лежала обессиленная, подавленная. Она сказала ему, что это ложь, а он ей не поверил. Боль ее немного утихла, когда он вышел из нее, и тем не менее у нее вырвался стон. В душе она проклинала себя за свою слабость, но это было сильнее ее.
Джастин медленно приподнялся и встал с кровати. Его гнев отступил. Она смотрела на него остановившимся, пустым взглядом. Нет, ему просто показалось. Она что, надеялась его одурачить? Да уж, ей это удалось, черт ее дери! Она девственница. Он этого не ожидал. Он встретился с ней взглядом, увидел боль в ее глазах, и ужасное сознание того, что он сделал с ней, посеяло сомнение в его душе.
Она была девственницей. Она ему сказала, что никогда не была с этим мерзким французишкой.
Но тут перед его глазами снова всплыла виденная им накануне сцена: француз выходит из амбара, его важная, самодовольная походка так же красноречива, как если бы он издал победный клич. А потом из дверей осторожно выходит она, Арабелла, растрепанная, в помятом платье — да, в помятом платье, — она выглядит как женщина, которая только что занималась любовью с мужчиной и получила от этого немалое удовольствие. Это воспоминание вновь ожесточило его сердце. Вероломная, продажная шлюха. Она изменила ему, а теперь бессовестно лжет ему в глаза. Джастин молча повернулся, чтобы уйти, но в последний момент обернулся и посмотрел на нее. Она лежала раскинув ноги, кровь невинности на ее бедрах и на простынях смешалась с его семенем и кремом. В этот момент он себя почти ненавидел. Он никогда в жизни не причинял боль женщине, никогда. Он вел себя как последняя скотина. Нет, нет, это не так. У него есть оправдание. Он не насиловал ее — он просто взял ее как свою жену. А даже если бы это и было насилие, у него были на то все основания, и, однако же, он этого не сделал — он просто выполнил свой супружеский долг.
Она солгала ему, и поэтому она не заслуживает снисхождения.
Джастин взял полотенце с умывальника и швырнул Арабелле. Она не сделала никакого движения, чтобы его поймать, и оно упало ей на живот.
— Тебе не мешало бы помыться — посмотри, на кого ты похожа.
Арабелла не пошевелилась, только смотрела на него невидящими глазами, да ей и не хотелось ничего видеть — ей хотелось забыть, изгладить из памяти то, что он с ней сделал. Он решил, что она способна на такую подлость, и поэтому был с ней так груб. и жесток.
— Не смотри на меня так, — резко промолвил граф. — Я это сделал не по собственной воле. Просто я должен был скрепить таким образом наш брачный союз. Я не стал насиловать тебя и использовал крем. — Он задумчиво провел рукой по волосам. — Черт, значит, я ошибался насчет твоей невинности. Должен сказать, для меня это явилось большим сюрпризом. Как любезно со стороны этого мерзавца оставить тебя нетронутой до брачной ночи, щедро даровав мне право лишить тебя девственности. Это ты убедила его не трогать тебя? Ты сказала ему, что я не такой глупец, чтобы меня можно было так легко провести? Или, может быть, он сам не захотел — боялся, что я убью его?
В его глазах появился холодный блеск, не предвещающий ничего хорошего.
— Да, я убью этого негодяя. Ты даже представить себе не можешь, что я с ним сделаю. Конечно, как это я сразу не догадался — ведь есть и другие способы. Да, ты еще раз одурачила меня, но теперь-то я все понял. Ты ведь знаешь, что есть другие способы? Например, содомия. Он этим с тобой занимался? Да, без сомнения. Или ты услаждала его похоть своими прелестными губками? Мужчинам — особенно французам — нравится это так же, как и обычное совокупление.
О чем он говорит? Что такое содомия? И что за намеки относительно ее губ? Арабелла покачала головой, ничего не соображая. Слова звучали для нее бессмысленно. Ей было холодно, в душе она ощущала всепоглощающую пустоту.
Джастин язвительно рассмеялся:
— Ну что ж, теперь, когда супруг засвидетельствовал твою невинность, ты сможешь развлекаться со своим любовником, используя более привычные методы. Благодарю, дорогая Арабелла, за фарс, в который ты превратила наш брак.
Она почувствовала неприкрытую ярость в его словах и содрогнулась. Но смысл его слов все равно ускользал от нее. Как он мог поверить, что у нее есть любовник? Она сама согласилась выйти за него замуж и таким образом навеки отдала себя ему и только ему. Но это теперь не имеет смысла, как и все остальное. Она ничего не чувствовала, кроме ноющей боли внутри тела. Ей все было безразлично — она словно оцепенела, у нее не было ничего общего с той жалкой женщиной, которая нагая лежала на кровати раскинув ноги и слушала проклятия и издевки своего супруга.
Ему казалось, что молчание лишь подтверждает ее виновность. Граф в бешенстве сгреб халат и накинул его на плечи.
— Твое подлое предательство заслуживает мести, и я бы убил вас обоих. Но я не могу убить тебя. Если бы я это сделал, то вмиг потерял бы все. Ты заставила меня дорого заплатить за мое наследство — наследство, которое надеялась заполучить сама. Я прошу лишь об одном, моя любезная супруга: впредь тщательнее скрывай свои любовные интрижки. Сегодня я обладал тобой, но это первый и последний раз — больше этого не повторится. У тебя не будет детей от меня. Если ты забеременеешь, я не признаю твоего ребенка. Я объявлю во всеуслышание, что ты носишь ребенка этого негодяя француза. Вот увидишь, так и будет, можешь мне поверить.
Он повернулся, не взглянув на нее, шагнул в смежную гардеробную и тихо прикрыл за собой дверь.
Позолоченные бронзовые часы на каминной полке мерно тикали, аккуратно отсчитывая мгновения. Тлеющие угли в камине мирно потрескивали, догорая, и холод постепенно заполнил комнату. Отвратительный ухмыляющийся скелет, застывший в своей зловещей пляске на резной дубовой панели «Танец Смерти», казалось, беззвучно потешался над неподвижной женщиной, лежащей поперек постели.


Леди Энн нарушила распорядок дня, которому неукоснительно следовала, чем весьма поразила миссис Такер: она появилась в столовой в непривычно ранний час — около восьми. Она понимала, что напрасно поднялась так рано — вероятно, молодая пара еще не скоро спустится к столу. Леди Энн проснулась со смутным ощущением тревоги и, не поддаваясь соблазну подольше понежиться в теплой постели, села на кровати, позвонила, вызвала служанку, затем стала поспешно одеваться.
— Доброе утро, миссис Такер, — с улыбкой промолвила леди Энн. — Полагаю, я единственная собралась завтракать в такой ранний час.
— Ах нет, миледи. Его светлость граф вот уже полчаса сидит в столовой, хотя я голову даю на отсечение, что он даже не притронулся к завтраку и вряд ли оценил по достоинству почки и яичницу, приготовленные нашей кухаркой.
У леди Энн екнуло сердце. Да, что-то случилось, предчувствия ее не обманули. Но что?
— В таком случае, миссис Такер, — вслух сказала она, — передайте кухарке, что ей пока не нужно готовить блюда специально для меня.
Дверь в столовую была слегка приоткрыта, и леди Энн могла понаблюдать за графом, пока он не заметил ее присутствия. Тарелка стояла перед ним нетронутая. Он сидел в кресле, развалясь и небрежно перекинув ногу в кожаных лосинах для верховой езды через обитый парчой подлокотник. Слегка опершись подбородком на руку, он смотрел в окно.
Леди Энн распрямила плечи и вошла в комнату.
— Доброе утро, Джастин. Миссис Такер сказала, что вы пренебрегаете завтраком. Вы хорошо себя чувствуете сегодня?
Он резко обернулся на ее голос, и она увидела его лицо — напряженные скулы, темные круги под глазами, суровые складки у рта, которые тут же разгладились, как только он встретился с ней взглядом. Теперь граф выглядел спокойным и отрешенным, но она не могла ошибиться. Что-то случилось.
— Доброе утро, Энн. Вы сегодня рано. Присоединяйтесь ко мне. Я просто не голоден сегодня. Вчера был такой обильный ужин, что им можно было бы накормить целый батальон.
Леди Энн села в кресло напротив него. Ей нестерпимо хотелось задать Джастину мучивший ее вопрос, но она не знала, с чего начать. Его лицо вдруг стало еще более замкнутым и непроницаемым — он, без сомнения, угадал ее намерение. Она принялась старательно намазывать масло на еще горячие тосты и, не поднимая глаз, заметила:
— Как странно, вы теперь мой зять. Доктор Брэнион любезно напомнил мне, что отныне я буду носить новый титул — вдовствующая графиня Страффорд. Я кажусь себе такой старой.
— Подождите, Энн, пройдет еще лет двадцать… А кстати, вы не собираетесь замуж за Пола Брэниона?
— Джастин, что за вопрос, почему вы решили… — Он застал ее врасплох своей неожиданной репликой. Леди Энн выронила кусочек тоста, и он упал прямо в мармелад. Она нервно сглотнула. — Сейчас не время обсуждать этот вопрос.
— Да, и это очень важный вопрос, на который вы, по-видимому, не желаете отвечать. Простите меня, Энн. Подобные вопросы ставят в тупик того, кому их задают, вы согласны?
— Да, — медленно промолвила она, — вы правы. У вас это ловко получилось. Меня еще ни разу так не обескураживали.
Он поднялся и бросил салфетку рядом со своей тарелкой.
— Прошу извинить меня, Энн, у меня сегодня много дел, — небрежно промолвил граф и вышел из комнаты.
Она долго смотрела ему вслед. Ей нечего было ему сказать. Да и что тут скажешь?
Леди Энн перевела взгляд на стол, заставленный блюдами, которые кухарка приготовила для молодых супругов. Пресвятая Дева, что же произошло? Арабелла выглядела вчера вечером такой счастливой — она была совсем не похожа на юную испуганную невесту.
Арабелла! О Господи, она должна пойти к ней. Леди Энн взлетела вверх по лестнице не помня себя от волнения, в графскую спальню — комнату, которую она ненавидела больше всех остальных комнат в этом проклятом доме.
Дверь в спальню была приотворена, и она негромко постучала, прежде чем войти.
— О! — удивленно воскликнула она при виде Грейс, служанки Арабеллы, которая стояла посреди комнаты, держа в руках все, что осталось от ночной рубашки.
Грейс поспешно присела в реверансе и быстро отвела карие глаза в сторону, стараясь не смотреть в лицо леди Энн.
— Где моя дочь? — Леди Энн приблизилась к служанке, не сводя глаз с разорванной рубашки.
Грейс замялась. Леди Арабелла строго-настрого приказала ей прибрать комнату, пока никто туда не вошел, а она замешкалась, и вот теперь хозяйка застала ее посреди спальни сжимающей в руках свидетельство жестокости графа.
— Ах, миледи, ее светлость в своей комнате.
— Понятно, — медленно промолвила леди Энн, окидывая взглядом комнату. Она заметила просохшие пятна крови на покрывале, красноватую воду в умывальном тазу и испачканное в крови полотенце. Она все поняла, и ей чуть не стало дурно от своей догадки. Нет нужды расспрашивать Грейс — она будет оправдываться и выгораживать свою хозяйку. Леди Энн стремительно выбежала из спальни, прежде чем Грейс успела сделать еще один реверанс.
Подходя к спальне дочери, она постепенно замедлила шаг. Ей вспомнились ее собственная брачная ночь, боль и унижение, которые ей пришлось тогда испытать. Она горестно покачала головой. Нет, не может этого быть. Джастин так не похож на ее мужа.
Она вытерла влажную ладонь о платье и легонько постучала в дверь Арабеллы. Ответа не было. Да она и не ждала его. Она снова постучала. Неужели Арабелла не впустит ее? И тут она услышала: «Войдите».
Леди Энн и сама не знала, что именно она ожидала увидеть, но, когда она вошла в спальню, ее глазам предстала ее дочь — живая и невредимая, такая же, как и всегда. Арабелла спокойно поднялась, приветствуя ее. Она была одета в черную амазонку, на голове — бархатная шапочка, черное страусовое перо почти касается щеки, волосы гладко причесаны.
— Доброе утро, мама. Почему вы сегодня так рано? Что, приехал доктор Брэнион?
Голос ее звучал спокойно, обыденно. Все тревоги, которые мучили леди Энн, разбились об это ледяное спокойствие. Если бы она не видела сегодня утром Джастина, не заходила в графскую спальню, она чувствовала бы себя сейчас полнейшей дурой.
— Ты отправляешься покататься верхом, как обычно?
— Конечно, мама. А почему бы и нет? Я всегда езжу верхом по утрам. Может, вы нашли для меня другое занятие?
В ее тоне было столько надменного высокомерия, что леди Энн оторопела. Она вдруг поняла, что ей больше ничего не удастся добиться от своей дочери. Если Арабелла не хочет поделиться с ней, она не будет ее к этому принуждать. Говоря по правде, Арабелла почти никогда не поверяла ей свои секреты. Она посвящала во все только своего отца — он разделял ее мысли, ее мечты, ее страхи, если таковые вообще имели место.
— Нет, моя дорогая, если ты хочешь покататься, — пожалуйста. Просто я не могла больше спать и зашла поздороваться с тобой, вот и все. Кстати, я только что видела Джастина в столовой. Он выглядит плохо отдохнувшим. У него такой унылый, подавленный вид, что весьма странно, и…
Арабелла вскинула черную бровь и подозрительно посмотрела на мать.
— Если вы так заботитесь о самочувствии Джастина, спросите об этом у него самого. Вы, наверное, устали, мама, вам надо бы прилечь отдохнуть. Простите, но мне пора. — Арабелла натянула перчатки и лихо сдвинула шапочку набок. Подойдя к матери, она поцеловала ее в щеку, причем выражение ее лица немного смягчилось, и быстрыми шагами вышла из комнаты.
Леди Энн смотрела ей вслед в совершенном недоумении. Черт возьми, что же произошло?


Арабелла твердой рукой направляла стремительный бег Люцифера мимо развалин древнего аббатства по дороге к Бери-Сент-Эдмундсу. Она сидела в седле, выпрямившись, гордо подняв голову и вздернув подбородок, глаза ее неотрывно смотрели на убегающую вдаль тропинку.
«Бедная мама», — подумала она, внезапно почувствовав себя виноватой. Она вела себя с ней не лучшим образом. Но как ее мать догадалась, что между ней и Джастином не все ладно? А она действительно догадалась. Но откуда? Чудеса, да и только. Значит, Джастин выглядит плохо отдохнувшим? Унылым и подавленным? Да пропади он пропадом! Пусть хоть все несчастья обрушатся на него — ей все равно. Чтоб он сгорел! Он заслужил самые страшные муки ада за то, что с ней сделал.
И все же как мама обо всем узнала? О Боже, неужели она заходила в спальню, прежде чем Грейс успела там прибрать и сжечь ее ночную рубашку н простыни? Надо будет спросить об этом у служанки по возвращении.
Она слегка тряхнула поводьями, и Люцифер пустился в галоп. Если бы только она могла оставить позади всю ненависть, боль и унижение прошлой ночи! И этот противный крем, который ничуть не облегчил ее боль, а только усилил отвратительные ощущения. А ему на это было наплевать. Она вдруг почувствовала такое разочарование, отчаяние и опустошенность, что захотелось плакать. Но стоило Арабелле об этом подумать, как ей сразу же представились лицо отца, его взгляд, полный презрения. Это проявление слабости и трусости — прятаться от того, что теперь стало частью ее жизни. Плакать ни в коем случае нельзя. Она по привычке распрямила плечи и снова вздернула подбородок, хотя на сей раз этот вызывающий жест дался ей нелегко.
Он стал частью ее жизни? Да, Джастин сломал ей жизнь, сделал все, чтобы запугать ее. Ноющая боль между бедер — постыдное доказательство того, что он надругался над ее телом. Но она не позволит ему сломить ее дух.
Его слова продолжали крутиться у нее. в голове, они казались ей настолько бессмысленными, что она никак не могла поверить, что они имеют для нее какое-нибудь значение. Арабелла стала припоминать все, что он ей говорил, — не для того, чтобы оправдать его жестокость по отношению к ней, но для того, чтобы понять, в чем он ее обвиняет. Он думает, что Жервез — ее любовник. Он говорил ей, что видел, как она выходила с ним из амбара. Но это же сущая чепуха! Она тщетно пыталась догадаться, что именно заставило Джастина прийти к такому ужасному и неправдоподобному заключению. Должно быть, кто-то наговорил ему кучу всякой лжи и убедил его, что она его предала.
Но кто же мог это сделать?
Она нахмурилась. Он поверил в эту ложь, в этом нет никакого сомнения. Тогда почему он согласился на ней жениться? Ах да, как же она могла забыть. Если бы он отказал ей, то лишился бы доброй половины наследства, он сам об этом упомянул. Что ж, он был с ней достаточно откровенен. Она предала его, но он не может убить ее, иначе потеряет все. Но он хочет убить Жервеза. Она равнодушно решила, что он, вероятнее всего, так и сделает. Тут она вынуждена была признать, что судьба Жервеза ее мало волнует, хотя ей было известно, что француз совершенно не повинен в том, в чем граф его заочно обвинил.
Арабелла резко натянула поводья. Люцифер остановился, тяжело дыша. Она оглянулась вокруг и с удивлением заметила, что проехала римские развалины, даже не обратив на них внимания. Она склонилась к конской шее, ласково ее похлопывая. Ей вдруг вспомнилась случайно услышанная фраза, которую отец как-то обронил в разговоре с приятелем: «Я крепко взнуздал эту шлюху — она не смогла бы сбросить меня, даже если бы хотела». Теперь понятен истинный смысл его слов, с тоской подумала она.
Арабелла неохотно повернула коня, и тот неспешной трусцой двинулся назад, к Эвишем-Эбби. Наверное, она катается уже несколько часов — солнце почти в зените.
Подъезжая к дому, она чувствовала, как ее охватывает безразличное спокойствие. Это теперь его дом. Джастин ждет ее там, и ей предстоит наконец встретиться с ним лицом к лицу — не сегодня, так завтра или послезавтра и все дни потом. Поразмыслив, она решила во что бы то ни стало разыскать его сейчас и снова попытаться убедить его в своей невиновности, потребовать от него объяснений, чтобы узнать, кто наговорил ему всю эту возмутительную ложь. Она представила себе унизительную сцену: она умоляет, он холодно отвергает ее мольбы. Инстинкт подсказывал ей, что он все равно не поверит ее объяснениям и все кончится точно так же, как и вчера, — жестоким насилием. В этот миг бедняга ненавидела себя за то, что она женщина и, следовательно, слабее его, и ненавидела его за то, что он мужчина и может силой взять над ней верх, используя свое физическое превосходство.
Арабелла дрожала словно от холода, хотя солнце горячо припекало. Нет, больше он не заставит ее подчиниться себе. Да он и сам сказал, что больше не притронется к ней и не хочет от нее детей. Он уже отомстил за ее мнимое предательство — отомстил жестоко и безжалостно. Но отныне все кончено, во всяком случае, пока он держит свою клятву.
Арабелла подъехала к конюшне, осадила Люцифера прямо перед своим конюхом, выбежавшим ей навстречу, и легко соскочила на землю. Чем ближе она подходила к парадному входу Эвишем-Эбби, тем сильнее билось ее сердце и презренный страх леденил ее душу. Дьявол, она должна сохранить остатки гордости, иначе ей ничего не добиться. Он ни за что не узнает о ее страданиях, о ее поруганных чувствах, о ее погибших надеждах. Она не допустит этого. Ей снова вспомнились его вчерашние слова, сказанные с пугающим спокойствием, сквозь которое прорывалась еле сдерживаемая ярость. Арабелла мысленно еще раз прокрутила их в памяти — лишь одно слово оставалось для нее непонятным. Странно, но ей казалось, что это слово — ключ ко всему сказанному им, и она должна во что бы то ни стало узнать его смысл.
Она взглянула на солнце. Судя по всему, уже наступило время ленча. Она осторожно скользнула в боковую дверь, минуя парадный вход и думая только о том, как бы избежать встречи с Джастином, пока необходимость не принудит ее к этому. Она потихоньку пробралась в библиотеку, осторожно притворив за собой дверь. Арабелла не питала особого пристрастия к чтению и почти никогда не заглядывала в словарь. Поэтому она потратила несколько минут, шаря по полкам в поисках нужной книги. Она всегда считала, что те слова, которые не употреблял ее отец, ей тоже не обязательно знать. Теперь она поняла свою ошибку. Сняв с полки толстенный том в кожаном переплете, она послюнила палец и стала перелистывать плотные страницы.
Наконец Арабелла нашла то, что искала.
— «Содомия, — читала она, — от староанглийского и старофранцузского „sodomie“. — Далее следовали ссылки на Библию, но так толком и не объяснялось, что, собственно, означает само слово. — О черт, да что же это такое? Что?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследник - Коултер Кэтрин



Ну, вроде бы нормальный роман,только не замечала никакой любви.
Наследник - Коултер КэтринМарианн
16.06.2012, 16.18





Кто любит романы Коултер -читайте .Но этот роман не лучший .Но многим ,я уверена ,понравится .
Наследник - Коултер КэтринМари
29.06.2012, 16.40





Быстро забывающийся роман. После прочтения остается только жалость к кузену французу- ведь колье оказалось фальши вымю
Наследник - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.50





Неплохой роман,читать можно.rn9/10
Наследник - Коултер КэтринВика
23.07.2012, 6.17





Роман хороший...но на один вечер...прочитал и забыл...
Наследник - Коултер Кэтринkatolina100
20.02.2013, 23.17





Интересно читать можно ни минуты не скучала читала не отрываясь
Наследник - Коултер Кэтринлюбовь
18.08.2013, 23.07





Читала в лет 16. До сих пор этот роман остался моим самым любимым) О вкусах не спорят)
Наследник - Коултер КэтринVnature Otshelnik
27.10.2013, 15.47





Можно почитать.
Наследник - Коултер КэтринКэт
7.03.2014, 15.32





У этого автора все главные герои подонки и насильники? И что за фетиш с кремом в каждом рассказе?
Наследник - Коултер Кэтринлр
7.02.2015, 22.58





еще один слабоумный герой со склонностью к садизму. Не уважает автор мужиков...
Наследник - Коултер Кэтриннадежда
12.10.2015, 20.16





Одного не пойму почему герой и героиня были очень похожи, почти на одно лицо. Это что - такой крутой сюжетный ход? Роман не понравился.
Наследник - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.43





Одного не пойму почему герой и героиня были очень похожи, почти на одно лицо. Это что - такой крутой сюжетный ход? Роман не понравился.
Наследник - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100