Читать онлайн Мишень, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мишень - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мишень - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мишень - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Мишень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Вполне разделяю ваши чувства, – согласился Рамзи, опираясь локтями на выщербленную столешницу. – Конечно, я терзался угрызениями совести из-за того, что не повез ее в больницу или полицию, но все перевесили соображения безопасности. Кстати, вы были у дилинджерского шерифа?
– Нет, в последних шести поселках я вообще не заходила в участок. Просто бродила по улицам и показывала фото Эммы. Не знала, что еще предпринять. Но почему-то была уверена, что похититель увез ее на запад, а не на север, к Форт-Коллинсу и Шайенну. Нет, я точно знала, что она где-то в Скалистых горах.
– Но почему?
– Полиция Денвера включила «горячую линию» для тех, кто знает хоть что-то о похищении. Звонки поступали днем и ночью, и все впустую, кроме одного. Какая-то пожилая женщина утверждала, что видела белый фургон, направлявшийся на запад. Копы посчитали, что она спятила, и не обратили на нее внимания, но я отправилась к ней домой. Она живет в квартале от меня.
Бедняга прикована к инвалидному креслу. Сильный артрит. Поэтому и проводит все время у окна. И заметила то, что другие прохлопали. Я сказала копам, но они плевать на меня хотели.
– Откуда она узнала, что фургон направляется на запад?
– Мы живем на холме, дорога с которого ведет именно на запад, к семидесятому шоссе. Старуха своими глазами узрела, как фургон повернул туда. Она клянется, что в фургоне была маленькая девочка.
– И никаких просьб о выкупе?
Молли помотала головой:
– Нет. По крайней мере до вчерашнего утра. Именно тогда я последний раз звонила в Денвер. ФБР рассчитывало на жадность похитителя. Все время уговаривало меня набраться терпения и ждать у телефона. Я позволила им молоть что угодно, ведь они все знают, а я просто дура. Едва удержалась, чтобы не отвесить пощечину одному агенту. Торчала дома два дня, и ничего! А они все качали головами и твердили, что следует ждать, ждать и ждать. У меня просто крыша поехала.
Наконец я, никому ничего не сказав, покинула на рассвете город и отправилась на поиски. Однако звонила каждый день и молча выслушивала вопли и угрозы. Даже не помню, в скольких городах побывала! Это была последняя остановка. Если бы я увидела вас одного, без Эммы, вероятно, разрядила бы всю обойму.
– И попали бы в тюрьму.
– Ну да, то еще правосудие.
– Но в моем случае вас арестовали бы вполне справедливо. Не так ли? От души надеюсь, что они не выпустили бы вас под залог.
Зря он ее дразнит: она снова насторожилась и, кажется, готова наброситься на него. А ведь ему хотелось расспросить, при каких обстоятельствах похитили Эмму, почему отец так равнодушен к ребенку, и еще о многом.
Но в дверях уже стояла Эмма, чистенькая и румяная, со щеткой в руках. Она как ни в чем не бывало проследовала к нему и протянула щетку. Молли со свистом втянула в себя воздух. Однако Рамзи невозмутимо улыбнулся, взял щетку и, поставив Эмму между коленями, принялся расчесывать и заплетать ее волосы.
– Мама, ты научишь Рамзи плести французскую косу? – потребовала Эмма.
– Разумеется. Но как вижу, он и без того неплохо управляется.
– Видела бы ты, как он в первый раз меня причесал! Волосы торчали во все стороны, а косичка загибалась кверху!
Как только Рамзи закончил нелегкий труд, девочка подала ему резинку. Он перетянул хвостик и победно провозгласил:
– Ну вот! Выглядишь потрясающе! Все станут спрашивать тебя, кто твой парикмахер! Лучше меня все равно не найдешь.
– Красиво, – спокойно кивнула Молли, но Рамзи понял, как трудно ей сознавать, что дочь прониклась безоговорочным доверием и любовью к незнакомому человеку. – Хочешь, завтра я покажу Рамзи, как плести французскую косу, Эм?
– Да, мама.
Рамзи подался вперед и сжал руки девочки:
– А теперь, малышка, пойди и быстро сложи все свои вещи в наволочку. Смотри, не оставляй ничего.
Пусть гадают, кто еще здесь был. Через четверть часа мы уезжаем. Поняла?
Девочка, поджав губы, кивнула.
Подождав, когда Эмма выйдет в комнату, он сообщил Молли:
– Помните, я сокрушался, что не закрыл дверь? Позавчера у нас были незваные гости.
На пороге показалась Эмма с наполовину набитой наволочкой в руках.
– Не хочешь взглянуть на свою ногу, Рамзи?
Он совершенно забыл! Эмма права, нужно убедиться, что не началось заражение.
– Да, детка, сейчас.
– Я принесу пластырь, – вызвалась она.
– В чем дело? – всполошилась Молли.
– Двое неизвестных вывалились из теса на луг. Хорошо еще, что у них хватило наглости начать стрельбу, я услышал и сумел заранее подготовиться Взял оружие и спрятал Эмму. Они притворились пьяными и попытались прикончить меня. Попал" в ногу, но я достал обоих, причем одного дважды Подельники сбежали. Ружье я подобрал. Может, полиция установит, кому оно принадлежит. Мне так и не удалось узнать, кто они и зачем явились, но почему-то кажется, что дело в Эмме.
В эту минуту рядом словно из-под земли возникла девочка, вопросительно глядя на Рамзи.
– Эмма, принеси стерильный бинт, – попросил он и, поднявшись, приспустил спортивные штаны. – Сейчас снимем пластырь и посмотрим, как идут дела. Ну вот, не так уж и плохо. Красивые синевато-черные переливы. Эмма, где бинт? По-моему, опухоль немного спала.
– Похоже, Рамзи, – кивнула Эмма, наклоняясь ближе. – И хорошо, что дурного запаха нет.
Молли только диву давалась, наблюдая за их четкими действиями. Эмма сноровисто нарезала пластырь и подавала Рамзи, пока тот стягивал рану.
– Откуда ты всего этого набралась, Эм? – не выдержала она наконец.
– Я еще не то знаю, мама. Каждую неделю по телевизору идет такое шоу из древней истории. То, что ведет мистер Спок. Они говорили о том, как один фара…
– Фараон.
– Ну да, у него вся нога сгнила, когда кто-то ударил его копьем. И он умер.
– У него была гангрена, – пояснила Молли.
– Наверное, только я забыла, как это называется.
Но красноты нет, Рамзи.
– Да, кажется.
– На ощупь горячая? – И, не дожидаясь ответа, Эмма легонько прижала ладонь к ране. – Горячая. И долго это будет продолжаться?
– Неизвестно. Наверное, не очень. На мне все заживает, как на собаке.
– Но тебе лучше, правда"? – едва не плача, допытывалась Эмма.
Рамзи поспешил успокоить ее страхи и, улыбнувшись, погладил девочку по щеке.
– Еще денек-другой, и я готов кататься на лыжах с самых высоких горок, солнышке. Хочешь поехать в Вейл?
– Мама любит там бывать. А я только учусь ходить на лыжах.
– Станешь моим талисманом. Посажу тебя на плечи и буду всюду носить с собой. А если упаду, швырну тебя в сугроб, и превратишься в снежного ангела.
Девочка по-прежнему встревоженно хмурилась, не отнимая ладони от края раны.
– Эм, все идет отлично, клянусь, иначе ты и оглянуться не успела бы, как мы уже мчались бы на всех парах к больнице.
– Он сказал, что здесь поблизости нет больницы, только большая красивая церковь, – прозвучал в, тишине бесстрастный, отчетливый голосок.
Молли и Рамзи, затаив дыхание, уставились на девочку. Казалось, самый воздух клубится грозовыми тучами и сейчас ударит гром.
Рамзи выпрямился. Ему ужасно хотелось расспросить ее о преступнике, но он не осмеливался. У него совсем нет опыта в подобных вещах. Нельзя рисковать ее здоровьем, а может быть, и рассудком.
– Кто это сказал, Эм? Что за человек? – деловито осведомился он.
Но девочка так отчаянно замотала головой, что косичка несколько раз ударила ее по щекам.
– Никто, никто, никто, – твердила она как заведенная.
– Ничего, Эм, ничего, – прошептала Молли и, бросившись на колени, прижала к себе дочь. Эмма всей тяжестью опиралась на бедро Рамзи и тянула мать на себя, но в этот миг он не чувствовал боли.
– Я люблю тебя. Ты моя родная единственная девочка, – повторяла Молли.
Глаза взрослых встретились. Взгляд Молли полыхал ненавистью. Рамзи молил Бога о том, чтобы в случае поимки негодяя успеть вытянуть из него всю правду, прежде чем Молли найдет способ прикончить его. С другой стороны, неизвестно, может, Рамзи удастся опередить Молли.
– Эм, ты собрала вещи?
Девочка отодвинулась и подняла голову. Снова лицо белее снега. За одну минуту она осунулась так, что скулы, казалось, вот-вот прорвут кожу.
– Да, Рамзи. Почти. Только красный носок куда-то запропастился.
– Через пять минут мы выходим из дома, и плевать на все носки. Захвати с собой пластырь. Оставим ногу в по кое до завтрашнего дня. Ну же, приятели, шевелитесь.
* * *
Они не увидели ни души'. Разумеется, в лесу могли скрываться десятки соглядатаев, но это уже не имело особого значения. Рамзи в два счета усадил своих спутниц в джип.
– Где ваша машина? – спросил он у Молли, усаживаясь за руль и поворачивая ключ зажигания. Шум двигателя нарушил покой горного луга.
– Милей ниже, неподалеку от дороги. Взяла напрокат «шевроле», – безучастно сообщила Молли и, немного помолчав, произнесла, глядя прямо перед собой:
– Послушайте, Рамзи, вы федеральный судья. Винтик так называемой правоохранительной системы. Системы, в которую я не верю. И не собираюсь ни плакаться полицейским, ни возвращаться в Денвер. Почему бы вам не высадить нас у машины и не заняться своими делами?
– Что это вы несете? – взорвался Рамзи, от неожиданности так резко крутанув руль, что едва не съехал с узкой дороги.
– Я хочу сказать, – монотонно продолжала Молли, не отрывая глаз от грязного ветрового стекла, – что вы чужой нам человек. Я нашла дочь, и теперь она со мной.
Вам ни к чему в это впутываться.
– Ошибаетесь.
– Повторяю, видела я этих чертовых копов…
– Пока, возможно. Но я с вами не согласен.
Молли наверняка что-то скрывает от него, не говорит всей правды, и в этом запутанном деле еще предстоит долго разбираться.
– А мне плевать. Здесь я заказываю музыку. Если не хотите под нее плясать, лучше уезжайте.
– Мама, ты не хочешь, чтобы Рамзи остался с нами?
Молли чмокнула дочь в ухо.
– Он здесь ни при чем, Эм. Случайно влип в эту заварушку. Кому нужны чужие беды?
– Как вам удалось прийти к этому блестящему заключению? – разъяренно прошипел Рамзи. Джип подпрыгнул на камне и опасно накренился. – Какие-то люди пытались выманить меня из хижины. Кто знает, может, именно я стою у кого-то на пути?
– Надеюсь, вы не тешите себя мыслями о том, что они охотились за вами?
Рамзи чуть не переломил рулевое колесо.
– Эмма, – велел он, – не слушай, что я сейчас буду говорить. Заткни уши. Вот так, молодец. Ну а теперь я выскажу твоей мамочке все, что думаю.
– Не трудитесь. Вы сделали доброе дело и даже получили пулю, защищая Эмму. Этого более чем, достаточно. Но у нас разные дороги. У вас своя жизнь, у нас своя. Когда мы пересядем в мою машину, я постараюсь удостовериться, что за нами не следят. Поверьте, за эти дни я научилась проскальзывать сквозь игольное ушко.
В Денвер мы не вернемся, так что не волнуйтесь за Эмму.
Я, конечно, позвоню копам и ФБР и передам, что все кончено. И дам координаты места, где вы нашли Эмму, чтобы они смогли поискать логово похитителя. И разумеется, стану превозносить вас до небес.
Эмма сидела, не шевелясь, послушно заткнув уши.
И тихо, надрывно стонала. Услышав знакомое невыносимое мяуканье, Рамзи совсем озверел. Но ничего не успел сказать: Молли согнулась, как от удара, и, притянув Эмму к себе, принялась укачивать.
– Все хорошо, малышка. Прости меня, родная, прости. И пожалуйста, верь. Обещаю, что позабочусь о тебе.
Я виновата, что не уследила за тобой в тот раз, но туда мы больше не вернемся. Тебя никто не отнимет у меня.
И я не буду кричать на Рамзи.
Терпение Рамзи лопнуло. Он остановил машину и неуклюже повернулся.
– Эмма, – сурово начал он, – а теперь послушай меня. Не смей никогда издавать эти богопротивные звуки, понятно? Если хочешь сказать что-то, говори, не стесняйся и не бойся, но прекрати меня пугать. Каждый раз, услышав твой вой, я голову теряю от страха. На стенку лезу. И нога начинает ужасно болеть. Не страдай, я все равно ни за что не оставлю ни тебя, ни маму.
Твоя мамаша может орать на меня сколько вздумается, если ей от этого легче. А когда мне это осточертеет, я тоже стану на нее кричать. Но даже за все сокровища мира не брошу тебя. Ясно?
– Честное слово? – робко прохныкала девочка.
– Честное слово. Я никогда не вру, и уж если что обещаю, то делаю. Твоя ма потихоньку привыкнет ко мне, как привыкла ты. И ей меня не отговорить, сколько бы ни старалась. Я даже соглашусь играть по ее правилам, по крайней мере пока. А ты будешь откровенно говорить со мной обо всем, что тебя беспокоит, заметано?
Девочка нерешительно кивнула.
– Мне не нравится, когда вы кричите друг на друга.
– А кому нравится? Но такое иногда бывает. Если тебе надоест, прикажешь нам заткнуться. И хватит об этом.
Молли не обмолвилась ни словом. И вообще, видно, дошла до точки. Вот-вот упадет. Рамзи хотелось хорошенько ее отчитать, однако он боялся, что она просто потеряет сознание. Или вынет пистолет и пристрелит его.
Он легонько похлопал ее по плечу. Голос неожиданно обрел тот глубокий бархатистый тембр, который неизменно производил необходимый эффект в зале суда.
– Молли, не расстраивайтесь. Все обойдется, вот увидите. Приходит час, когда каждому из нас требуется помощь и поддержка, и тут нет ничего позорного. Считайте меня своим другом. Ну а теперь мотаем отсюда.
Эмма, поглядывай в окно. Если увидишь на дороге машину, сразу же сообщи.
– Хорошо, Рамзи.
– Я на тебя рассчитываю. Смотри в оба.
– Конечно.
– Кстати, насчет этих мужчин, – вмешалась Молли. – Не может быть так, что они действительно охотились за вами?
– Не знаю.
– У вас немало врагов. Я читала, что вам постоянно угрожают, особенно женщина, муж которой скончался в тот день прямо в зале суда.
– Верно, но раньше никто не пытался прикончить меня.
– Неужто Эмму похитили двое?
– Вероятно. Не могли бы вы налить мне кофе из термоса?
Молли сообразила, что Рамзи не желает говорить на эти темы в присутствии девочки. Но в душе у нее столько всего накопилось. Почти две недели ее гнали вперед сознание собственной беспомощности, ненависть и гнев.
Однако если надо, она подождет. Не хватало еще снова перепугать Эмму.
Она, протянула чашку Рамзи Ханту, человеку, о котором много читала, много думала. Тайну которого так хотела разгадать все это время, если не считать двух последних недель, когда ее маленький мирок был безжалостно разрушен.
Молли крепче обняла Эмму.
– Мама, мне нечем дышать. И кроме того, я не могу пошевелиться, а Рамзи велел смотреть в окно. И джип совсем грязный. Рамзи, надо остановиться и помыть машину.
– Прекрасная мысль. Кому Придет в голову искать блестящий, только что вымытый джип?
Они решили оставить взятую напрокат машину Молли и захватили с собой лишь документы, лежавшие в отделении для перчаток.
– Я позвоню в прокатную компанию и объясню, где они могут забрать «шевроле». Думаю, никто не станет возражать, особенно если я соглашусь платить, – отмахнулась Молли.
Путешественники остановились только в Раппахо, маленьком городке недалеко от семидесятого шоссе.
Здесь они пообедали и отогнали машину на мойку. Насколько мог судить Рамзи, никто их не преследовал.
– Как твоя нога? – осведомилась Эмма.
– Затекла, – промычал он, набив рот гамбургером, и в восторге прикрыл глаза. – Жирный! Лучше этого нет ничего в мире.
– А мой па сказал, что секс – самая потрясная вещь на свете, – поправила Эмма, обмакивая ломтик жареного картофеля в кетчуп.
– А по-моему, вы оба не правы. Больше всего я люблю котят и маленьких девочек, – тотчас отозвалась Молли. Рамзи восхищенно покачал головой. Сам он, разумеется, от растерянности рот разинул и не подумал ответить малышке.
– А ты захватил моего змея, Рамзи?
– Еще бы! Этот ребенок настоящий гений! – обратился он к Молли, только что зачерпнувшей ложкой овощного супа. – Это ведь вы учили ее, не так ли?
Женщина кивнула и принялась рассеянно помешивать суп. На поверхности плавала тонкая пленка жира.
Молли уронила ложку и, намазав маслом кусочек хлеба, положила сверху джем. Слава Богу, хоть это кажется, съест.
– Рамзи, сюда вошли двое. Смотрят в нашу сторону. У одного ружье.
* * *
Мелисса Шейкер, улыбаясь, наблюдала за отцом, неторопливо и размеренно работавшим на тренажере-имитаторе гребной шлюпки. Ее так и подмывало сказать, что для своего возраста он выглядит на все сто и ему следовало бы ограничить свой гардероб простыми футболками и шортами. В своих роскошных, купленных на Савил-роу <Савил-роу – улица в Лондоне, на которой расположены ателье дорогих мужских портных.> костюмах он держался несколько неловко и скованно. Говоря начистоту, элегантная одежда отчего-то неизменно придавала ему вид мафиози из второсортного голливудского боевика. Но если содрать со старика всю эту мишуру, он еще сто очков даст многим лощеным хлыщам из ее окружения!
– Я заметила, что ты перестал возить Элинор по клубам.
– Ну да, она такая стильная, что возле нее я кажусь простым телохранителем, – пробурчал он, не прекращая движений. Вдох-выдох, вдох-выдох, рывок за рывком…
Мелисса ошеломленно моргнула. Так он знает?! Элинор, королева моды?!
– Чем моложе и красивее девушка, тем противнее я выгляжу рядом с ней, – продолжал он ровным голосом, не задохнувшись и ни разу не сбившись с ритма.
– Ты прав, – засмеялась Меллиса, – и я просто боялась тебе сказать. Знаешь, вчера я видела тебя у бассейна в компании классной телки. На тебе были плавки, на ней бикини, так вот; позволь сообщить, что ты выглядел куда лучше, чем она. Шорты, майка, а остальное можешь выбросить, па. Сэкономишь на гардеробе.
Отец что-то проворчал, постепенно уменьшая скорость. Свою норму он выполнил, просидел за тренажером сорок минут. Пот капал со лба, под кожей бугрились мышцы. Не будь он ее отцом. Мелисса, возможно, попыталась бы его закадрить.
Зазвонил телефон.
– Сними трубку, – велел отец, не поднимая головы, – и принеси мне.
Мелисса беспрекословно подчинилась. Отец выпрямился, дыша чуть тяжелее обычного. Он долго слушал невидимого собеседника, прежде чем осведомиться:
– И каково положение дел?
Опять молчание. У Мелиссы чесались руки схватить трубку параллельного аппарата. Пытаясь отвлечься, она взяла две пятифунтовые гантели и принялась разрабатывать бицепсы. И только услышав щелчок, повернулась.
– Теперь уже недолго ждать, – сообщил отец. – Получим троих по цене одного.
– Жаль, что все вышло именно так.
Отец внимательно взглянул на дочь, медленно вращавшую руками так, как он ее учил.
– Не правда. Тебе по душе вся эта мутотень. Но я обещал тебе и сдержу слово.
Мелисса положила гантели и, подойдя к отцу, прижалась к его потной груди.
– Спасибо, папочка. Я очень тебя люблю.
Он легонько оттолкнул ее и взялся за полотенце.
– Ты хорошая девочка, Мелли, но с такими тараканами! Иногда у тебя в голове черт-те что творится.
Она хотела. Возразить, но он протестующе поднял руку:
– Нет, ничего. Вносит некоторое разнообразие в наше тоскливое существование.
И Рул Шейкер, весело насвистывая, двинулся в душевую кабинку своего роскошного тренажерного зала.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мишень - Коултер Кэтрин



Люблю современные романы К.Коултер.Почти все читаются на одном дыхании.
Мишень - Коултер КэтринГалина
18.12.2010, 16.07





из пальца высосано
Мишень - Коултер Кэтринвика
6.02.2012, 0.30





этот роман можно смело назвать руководством к "как не надо поступать с жертвой киднеппинга". представьте себе, вы находите ребенка, перенесшего насилие. что делать дальше? главный герой решает поиграть в рембо и оставить девочку в хижине в лесу, чтобы она пришла в себя. потом ввязаться в погоню с бандитами опять же с ребенком на заднем сиденье. глава 8. на большее меня не хватило. ужас.
Мишень - Коултер Кэтринnemochka
7.10.2012, 12.06





Не совсем то,что ожидала.
Мишень - Коултер КэтринНаталка.
7.11.2013, 15.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100