Читать онлайн Мишень, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мишень - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мишень - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мишень - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Мишень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Однако Рамзи проигнорировал ее угрозы. Она не посмеет стрелять, пока он держит на руках ее дочь. Подойдя к дивану, он усадил Эмму, сел сам и лишь тогда поднял голову.
– Мне надо многое вам рассказать. Меня зовут Рамзи Хант. Вы можете мне довериться. Прошу вас, не отворачивайтесь от меня.
– Отдайте мою дочь. Отпустите ее.
Он поставил Эмму на пол, и та метнулась к матери.
Женщина опустилась на колени и заключила дочь в объятия. По ее лицу непрерывным потоком струились слезы. Она целовала Эмму, оглаживала, перебирала волосы, словно опасаясь, что девочка исчезнет, стискивала с такой силой, что та тихо повизгивала.
Наконец Эмма отстранилась и чмокнула мать – Мама, все хорошо, честное слово. Рамзи нашел меня, кормил, одевал и рассказывал сказки. Какая ты смешная, настоящий солдатик! Мне ужасно нравятся твои черные перчатки.
Женщина рассмеялась, стягивая кожаные перчатки и бросая их на пол.
– Я снова твоя мама и никакой не солдатик.
Эмма крепко сжала пальцы матери с коротко остриженными, кое-где поломанными ногтями. Какие покрасневшие, обветренные руки! Должно быть, бедняге нелегко пришлось.
Рамзи ощущал невероятное облегчение. Только вот – на плечи внезапно навалилась свинцовая тяжесть. Как же он, оказывается, устал!
Рамзи откинулся на спинку дивана и вытянул ноги, не переставая наблюдать за женщиной. Усадив Эмму к себе на колени, она нерешительно пробормотала:
– Спасибо огромное. Простите, что едва не убила вас. Просто была сама не своя.
Однако в голосе не звучало особого сожаления, да это, впрочем, и неудивительно, если представить, сколько ей довелось вынести.
– Признаюсь, я очень рад, что остался жив. И счастлив, что к Эмме вернулся дар речи. Правда, мы и без того прекрасно ладили. Она классно рисует.
– Почему ты молчала, Эмма?
Девочка сосредоточенно свела брови и, недоуменно пожав плечами, прошептала:
– Ничего не получалось. Я старалась, но не могла.
До тех пор, пока не подумала, что ты обязательно застрелишь Рамзи. Тогда мне стало ужасно плохо. Я не знала, что делать, поэтому, наверное, – заговорила. Рамзи просил написать мое имя, а я только головой качала. Он решил, что я не умею писать. Зато я рисовала все время, мама, а больше ничего…
– Ты молодец, – похвалила мать, осыпая ее поцелуями. – О, Эмма, я так тебя люблю!
Она снова устроила девочку у себя на коленях.
– Здорово, что ты пришла, мама. Я боялась, что никогда больше не увижу тебя. Знаешь, ма, мне было так страшно, так страшно.., одной в лесу…
Эмма стиснула худыми ручонками шею матери и заплакала, тихо, жалобно всхлипывая и шмыгая носом.
– Нет, родная, все хорошо. Мы снова вместе Я ни за что на свете не оставлю тебя, клянусь. О, Эмма, я люблю тебя! Господи, я почти потеряла надежду!
Рамзи тактично отвернулся, но уйти было некуда.
Теперь они обе рыдали, причем, как ни странно, голос у Эммы оказался ниже, чем у матери. Подождав, пока они немного успокоятся, Рамзи бросил женщине одеяло. Она укрыла себя и дочь и тупо пробормотала:
– На Эмме мужская рубашка.
– Да, я забыл купить ей пижамку. Но по крайней мере она не мерзнет.
Он долго собирался с духом, прежде чем подняться.
Нога дала себя знать острой болью.
– Пойду запру дверь на всякий случай.
Женщина не ответила, по-видимому, ей было все равно. Она ничего не замечала вокруг, кроме дочери, и сейчас безучастным взглядом проводила Рамзи, который, посмотрев в окно, проковылял к двери, задвинул засов и накинул цепочку. Он обернулся как раз в ту минуту, когда она стягивала туго облегавшую голову вязаную шапочку. Копна рыжих завитков наконец вырвалась на волю. Самые длинные пряди были заплетены в косу, но остальные буйной гривой обрамляли овальное лицо с тонкими чертами. Видимо, напряжение отпустило ее, и на щеках заиграл румянец. Уголки губ приподнялись в улыбке, глаза засияли.
Рамзи столько всего нужно было ей рассказать, на языке вертелось так много вопросов, но ему удалось выдавить лишь несколько слов:
– Не хотите кофе? Мигом сварю. У нас здесь все довольно просто, без особых удобств.
– С удовольствием, – кивнула она. – Я так промерзла, что вряд ли когда-нибудь согреюсь.
Он, прихрамывая, направился на кухню, и Эмма тотчас последовала за ним. Серая рубашка волочилась по полу. Из-под подола выглядывали белые спортивные носки. Девочка подошла к маленькому столику и высыпала пару ложек кофе в специально предназначенную для этого кастрюльку. Потом Рамзи налил воды и поставил кастрюльку на огонь. Действовали они довольно слаженно, поскольку весь процесс был уже не раз повторен за последние четыре дня. Он обернулся к стоявшей на пороге женщине. Та ошеломленно уставилась на дружную парочку. Рамзи вспомнил, что так и не узнал, как ее зовут. Но пока это не имело значения. Самое главное – создать нормальную домашнюю атмосферу.
– Мы с Эммой успели сработаться, – пояснил он. – Лучше нашего кофе нигде не найдете. Мы даже собирались открыть кафетерий. Эй, Эмма, кто будет старшим партнером?
– Я не знаю, что это такое, Рамзи.
– Чье имя будет первым на вывеске, твое или мое?
– Я маленькая, значит, должна идти прежде тебя.
Рамзи засмеялся и, взъерошив ей волосы, искоса глянул на женщину. Она по-прежнему ошарашенно взирала на них. Должно быть, пытается свыкнуться с происходящим и не только понять, какие отношения установились между дочерью и совершенно посторонним человеком, но и осознать тот факт, что Эмма рядом и в безопасности.
Несмотря на явное облегчение, она выглядела усталой и очень измученной.
– Конечно, может показаться, что этот горлодер, который мы гордо именуем кофе, – произнес Рамзи, стараясь ее отвлечь, – напрочь спалит ваши внутренности, и такая опасность действительно существует, но на вкус он отнюдь не плох и мозги прочищает с одного глотка.
Как я уже сказал, здесь все очень просто. Правда, есть маленький холодильник и электрическое освещение благодаря генератору за стеной, но печь приходится топить дровами и нагревать на ней воду для ванны.
– Зато мы делаем тосты в такой железной штуке с длинной ручкой, – похвасталась Эмма.
Женщина недоуменно покачала головой, по-видимому, так и не сообразив, что тут творится.
– Сейчас я бы выпила любую бурду. Я просидела в лесу весь вчерашний день и ночь, ожидая, пока рассветет и вы покажетесь на крыльце. Но вы не забыли захватить ружье, а мой «детоникс» на таком расстоянии бесполезен.
– Мне не стоило оставлять дверь незапертой. Как глупо с моей стороны. Они могли вернуться.
– Но я никого в лесу не видела. Кто это «они»? О ком вы говорите?
– Давайте отложим этот разговор, – попросил он, показав глазами на Эмму, и налил женщине еще кипящего кофе. – Сядьте и попытайтесь выпить все до дна.
Это позволит вам продержаться до полудня, после чего вы, вероятно, свалитесь как подкошенная. Эмма, а тебе, как всегда, овсяные хлопья. С персиком или бананом?
– С бананом. Я не очень люблю персики.
– Однако все это время ты их ела и не жаловалась.
– Не хотела тебя обижать, – сообщила девочка, насыпая хлопья в тарелку. – Но мне больше нравятся бананы.
Пока она доставала молоко из холодильника, он нарезал ей банан.
– Видишь, мама, – объявила девочка, – у нас нет морозилки, и потому все свежее. Совсем как дома.
– Никогда не видела такого холодильника. Очень интересно, – заметила женщина, сама не понимая, как эти слова, такие простые и обыденные, слетели с языка Почему она еще способна обсуждать столь банальные вещи?
Первоначальное отупение сменилось непреходящим удивлением. Она так долго готовилась к смертельной схватке за дочь, боялась увидеть истерзанную, бьющуюся в истерике девочку, а теперь.., сидит и пьет зверски перекипяченный кофе с незнакомым человеком, заглядывает в холодильник и ждет, когда Эмма позавтракает.
Она посмотрела на широкоплечего высокого мужчину, явно нуждавшегося в бритье. И это он спас ее дочь? Защищал ее едва ли не ценой собственной жизни? Невероятно!
Она молчала до тех пор, пока Эмма не доела хлопья, а незнакомец не допил вторую чашку кофе.
– Я разыскивала Эм две недели. И когда показала ее фото в Дилинджере, просто поверить не могла, что наконец нашла. Люди в один голос утверждали, что это дочка Рамзи. Я не знала, что и думать. И пришла бы раньше, но опасалась, что Эмма пострадает в перестрелке.
А вы вчера даже не вышли из дома.
– Как вас зовут?
– Молли Сантера.
– Мама говорит, это похоже на придуманное имя… псев.., псевдоним, для сцены. Но оно настоящее. Это фамилия моего папы, – деловито сообщила Эмма, пожевывая банан.
Молли улыбнулась и погладила дочь по щеке.
– Верно, но бьюсь об заклад, в нью-йоркском телефонном справочнике полно абонентов с такой фамилией.
– А я никогда не была в Нью-Йорке, – пожаловалась Эмма.
– Немного подрастешь, и поедем. Мы там здорово повеселимся. Снимем номер в «Плаза» и взберемся на Эмпайр-Стейт.
Сантера. Смутно знакомое имя. Откуда он его…
Рамзи вспомнил изображенного Эммой человечка с гитарой и разинул рот от изумления.
– С-сантера? То есть Луи Сантера? Рок-звезда?
– Именно, – неприязненно буркнула Молли.
А голос! Холоднее льда! Такой может заморозить не хуже антарктической ночи.
Рамзи хотелось побольше узнать об отце Эммы, спросить, какого черта парень не отправился на поиски дочери. Будь он хоть трижды звездой, разве можно перекладывать такой груз на женские плечи?
Но судя по виду Молли, из нее много не вытянешь.
Она явно не желает об этом говорить. Ничего, у них еще будет время побеседовать. Эмма переводила взгляд с него на мать, весело улыбаясь, как всякая послушная девочка, ожидающая похвалы.
– А я знаю, кто вы!
– Я? – удивился Рамзи, вопросительно поднимая брови. – Откуда?
– Кто же не слышал о знаменитом Рамзи Ханте?!
– Скорее, печально известном, – бросил он небрежно, чтобы не испортить настроение Эмме.
– Вы себе льстите.
Рамзи от неожиданности поперхнулся и пролил кофе – Мужчины, – пояснила она, обхватив ладонями кружку, – странный народ. При малейшей возможности пытаются изобразить из себя эдаких порочных особей, распутников, разбойников, бродяг. Им кажется, что подобная репутация возвышает их в глазах женщин Почему-то они словно стыдятся героических или просто порядочных поступков, которые либо совершили, либо хотели совершить.
– Ну уж нет! – возмутился Рамзи. – Чур меня!
Молли вздохнула и, пожав плечами, отвернулась.
– Трудно поверить. Вы федеральный судья из Сан-Франциско, но отчего-то оказались здесь! И нашли Эмму.
– И что из того?
– Если учесть все, что вы вытворяли в зале суда, уверена: ни с кем Эмма не была бы в большей безопасности.
Рамзи, ничего не ответив, глотнул обжигающего кофе и поморщился.
Федеральный судья. Всеамериканская знаменитость, герой, несмотря на все его отговорки, и к тому же спас ее дочь! Жизнь так несправедливо обошлась с Молли, что она скорее была готова к новым неприятным сюрпризам. Но отчего-то последнее открытие ее совсем не потрясло.
– Эм, ты настоящая красавица, – обратилась она к дочери. – Все в порядке?
Та низко опустила голову, явно не одобряя слишком серьезного тона матери. Девочка еще не готова окунуться в реальную жизнь; раны пока не хотели заживать Только сейчас Молли ощутила, как устала. Что это она несет? Должно быть, никак не очнется. Она едва не расцеловала Рамзи, когда тот счел необходимым вмешаться.
– Нужно обязательно раздобыть ей пижаму, – весело заметил он. – Не может же она постоянно отбирать у меня нижние рубашки. Так я скоро останусь и впрямь голым! Видите ли, ей совсем нечего было надеть, и, хотя мне не хотелось лишний раз светиться в городе, пришлось спуститься в Дилинджер. Поэтому вам так легко удалось нас найти.
– Да, я уже говорила. Стоило показать ее снимок, и местные жители сразу узнали Эм. Откровенно говоря, сюда я забрела от отчаяния. Дилинджер был моей последней надеждой. Если бы и здесь меня постигла неудача, пришлось бы позволить фэбээровцам и копам подключиться к поискам. Собственно говоря, и они не сидят сложа руки, но наши методы, к сожалению, не совпадают. Они ничего не добились, да и не особенно старались. Я дала им два дня, прежде чем выйти на тропу войны. По-моему, они объявили охоту всего четыре дня назад.
– Где вы живете?
– В Денвере.
Она рассеянно играла ложкой, вперив неподвижный взгляд в красно-белые клетки скатерти.
– Ее отец на гастролях в Европе и не может приехать, но скоро вернется. – Обернувшись к дочери, Молли ободряюще сжала маленькую руку. – Я говорила с ним почти каждый день, Эм. Он очень волнуется за тебя, правда-правда.
Эмма долго рассматривала плававший в молоке кружок банана, прежде чем тихо пробормотать:
– Не понимаю, зачем он явится. Я не видела его целых сто лет.
Рамзи заметил, как съежилась Молли, и понял, какой удар нанесла ей дочь.
– Понятно, – торопливо вставил он. – Вы разведены.
– Верно, – вздохнула Молли, успев взять себя в руки. – Но, Эмма, поверь, твой па тебя любит, просто он очень занят.
– Да, мама.
Рамзи решил, что пора сменить тему:
– Значит, вы дали копам два дня и только потом сами взялись за дело?
– Я не могла сидеть дома и медленно сходить с ума.
Он собрался было объяснить, что если похитители звонили, то наверняка хотели поговорить с ней, но тут же понял, что Молли могла заменить любая женщина-офицер. Он промолчал, заметив, что Эмма навострила уши.
– Я прочесала всю местность от Аспена до Вейда и Кистоуна. Дилинджер был последней надеждой.
– Будем считать, что вам повезло. Не понадобись ей одежда, я ни за что не повел бы ее в магазин. Представляете, я две недели прожил здесь, прежде чем нашел Эмму.
– Почему именно в горах?
Рамзи пожал плечами.
– Я был сыт по горло, – выговорил он наконец. Проклятые папарацци вцепились в меня, как клещи. Целыми днями просиживали в кустах у дома, чтобы застать меня врасплох. Поэтому я взял отпуск на три месяца и скрылся от всего: людей, телевизора, телефонов, чертовых газетчиков. Вот так и нашел Эмму.
– Знаете, что вас прозвали судья Дредд? <"Судья Дредд" – фантастический боевик с участием С. Сталлоне.>.
– Идиоты безмозглые!
Он пробормотал ругательство и, сообразив, что Эмма жадно ловит каждое слово, глубоко вздохнул, перегнулся через стол и легонько щелкнул девочку по носу. Веселая, раскрасневшаяся, сейчас она и вправду была настоящей красавицей.
– Почему бы тебе не умыться, детка, и не надеть новые джинсы и рубашку поярче? А мы с твоей мамой поговорим и решим, что делать.
Эмма мгновенно встрепенулась.
– Мама, а ты не станешь стрелять в Рамзи? – спросила она, встревоженно глядя на мать.
– Знаешь, пить кофе в доме человека, а потом нападать на него нечестно, родная. Я вовек не позволила бы себе такого неприличия.
– Ой, ты шутишь, – просияла Эмма.
– Остроумно, – похвалил Рамзи. – А теперь, крошка, беги.
Дождавшись, когда девочка выйдет из кухни, он откинулся на спинку стула и пристальным взглядом окинул женщину.
– Эмма несколько раз вас рисовала. Только на всех рисунках у вас улыбка от уха до уха.
Но сейчас она не улыбалась. Сидела тихая, осунувшаяся. Лицо казалось еще бледнее на фоне огненных волос. Действительно рыжая и кудрявая, точь-в-точь как изображала Эмма. Зеленовато-серые глаза чуть раскосые, как на восточных гравюрах. Удивительно, кожа белая, а веснушки ни одной. И никакого сходства с дочерью.
– Я звал ее солнышко. Но ее имя мне тоже нравится. Очень ей идет.
– Так звали мою бабушку.
Она резко подалась вперед, вскочила и принялась мерить шагами кухню. Видимо, кофе оказал должное действие.
– Как вы нашли Эмму?
– Ровно восемь дней назад я рубил дрова и услышал странный, ни, на что непохожий звук. Пошел на него и обнаружил ее в лесу. Она была без сознания.
Хорошо еще, что на ней была ярко-желтая рубашка, иначе я наверняка прошел бы мимо. Принес ее сюда, а остальное вы знаете. Она не произнесла ни слова, пока не увидела вас.
Встретившись с вопросительным взглядом Молли, Рамзи неловко поежился и кивнул:
– Да, ее избили и изнасиловали. Насколько мне удалось понять, без всяких извращений. Конечно, я не врач, и без осмотра трудно определить, так ли это Эм уже гораздо лучше, хотя прошлой ночью ей снился кошмар.
Не поверите, прошло четыре дня, прежде чем она перестала меня бояться. Чудесная девчонка!
Слезы бежали по щекам Молли, и она машинально слизывала их, шмыгая носом. Рамзи протянул ей салфетку. Она высморкалась и вытерла глаза.
– Господи, ей же всего шесть. И я позволила этой Твари ее украсть. Во всем виновата я одна. Если бы…
– Прекратите, слышите, прекратите! Я знаком с вами какой-то час, но уже понял, что вы ни за что не оставили бы ее без присмотра, отдали бы жизнь за нее, и вообще все это ужасная случайность. Не желаю больше слушать весь этот вздор! – решительно сказал Рамзи, понимая, что все уверения бесполезны: Молли, должно быть, до конца дней своих не перестанет мучиться от сознания собственной вины. – Поверьте, я никогда не чувствовал себя столь беспомощным. Такая милая, хорошая девочка. И смертельно меня боялась, а я ничего не мог поделать. К тому же был убежден, что она немая.
Он продолжал говорить ни о чем, лишь бы дать ей время прийти в себя. Наконец в глазах Молли появилось осмысленное выражение. Она выпрямилась и расправила плечи.
– Может, это психическая травма, и она чувствовала себя спокойнее, пока я ничего не, знал о ней. А возможно, всему виной горловой спазм, и очередное потрясение излечило ее. Эм так смело бросилась меня защищать, когда вы пригрозили оружием. Кстати, неужели действительно пристрелили бы меня?
– Не моргнув глазом, если бы вы хоть пальцем пошевелили.
– В таком случае я безмерно рад, что Эмма обрела голос. Наверное, вы совсем извелись за это время. Подумать только, показывать в каждом городе ее снимок и с каждым разом терять надежду.
– Нет, все было не так уж плохо, если не считать местных копов. Все без исключения обращались со мной, как с сумасбродной истеричкой, покровительственно похлопывали по плечу и просили предоставить решать дело им, надежным, сильным парням. В Рутленде я едва не съездила одному по физиономии. Видите ли, я знаю о наших правоохранительных органах не понаслышке, чтобы предвидеть, как начнут разворачиваться события, если похитителя арестуют. Скорее всего он не просидит в тюрьме двух суток и немедленно будет выпущен под залог. И вдруг опять явится за Эммой? Предположим, судья откажется выпустить маньяка под залог, и его задержат и даже осудят. Рано или поздно он выйдет на свободу и снова примется истязать детей, если не Эмму, то кого-то другого. И я не буду спать ночами, думая об этой сволочи. А Эмма? Как она? Такое чудовище достойно публичной казни. – Она смело взглянула ему в глаза. – Окажись этим негодяем вы, я бы не задумываясь вас хотя бы ранила. В этом случае о залоге не могло быть и речи. Вас положили бы в тюремный госпиталь, и, если бы повезло, какой-нибудь порядочный человек подсунул бы вам яда, а может, и сами.., протянули бы ноги.
Рамзи допил кофе и с шутливым сожалением развел руками:
– Похоже, вы не верите в наше правосудие.
– Ни на йоту. Эта система настолько прогнила и отстала от жизни, что преступники чувствуют себя у нас весьма вольготно. Но почему я твержу об этом вам, судье, который каждый день сталкивается с подобным?
Вы не хуже моего знаете, что даже если этого мерзавца поймают, то как только он подпишет чистосердечное признание, так семь лет вместо пожизненного заключения ему обеспечено. Через три года его выпустят за хорошее поведение, и все. Адвокаты-криминалисты ревностно блюдут собственную выгоду. Им плевать на правосудие: главное – огрести побольше бабок. Стоит прижать очередного негодяя, как сразу начинают расписывать, какое тяжелое было у него детство, как папочка и мамочка над ним издевались, и именно поэтому бедняга вырос преступником. Так нечестно. Вы часть этой системы и знаете, как это бывает.
– Верно. Нечестно, – мягко заметил Рамзи. – Послушайте, никто не желает разгула преступности, и мы делаем все, чтобы засадить плохих парней за решетку. Но порой все получается совсем не так, как нам хочется.
– Вот вы и выдали себя.
– Никто из нас не способен долго скрывать свою сущность, – пожал плечами Рамзи.
– Но вы сами сказали, что решили на время скрыться.
– Что поделать, ситуация вышла из-под контроля, – с легким смущением пояснил Рамзи. – Я приехал сюда, чтобы собраться с мыслями. Пусть люди обо всем забудут, и побыстрее.
– Вы, федеральный судья, должно быть, знаете кучу народа. И разумеется, обязаны верить в систему. Почему же сразу не отвезли Эмму в полицию? Или больницу?
– Не сумел, – просто ответил Рамзи. – Не сумел, и все. Она была вне себя от страха. Не мог вынести мысли о том, что чужаки будут ее расспрашивать и осматривать.
Он принялся с преувеличенным вниманием разглядывать ее мокрые сапоги.
– Кроме того, я боялся, что, если Эм вернется домой, ее снова могут украсть.
Молли долго-долго смотрела на него, прежде чем кивнуть.
– Будь я на вашем месте, тоже не бросила бы ее на посторонних людей. И домой не отослала бы, пока не убедилась, что она под защитой. Спасибо за то, что позаботились об Эмме. Для меня она самый дорогой человек на свете. Не знаю, что бы со мной было, если бы ее.., ее…
Рамзи показалось, что Молли вот-вот заплачет, но она собралась и подняла голову:
– Именно поэтому я не хочу возвращаться в Денвер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мишень - Коултер Кэтрин



Люблю современные романы К.Коултер.Почти все читаются на одном дыхании.
Мишень - Коултер КэтринГалина
18.12.2010, 16.07





из пальца высосано
Мишень - Коултер Кэтринвика
6.02.2012, 0.30





этот роман можно смело назвать руководством к "как не надо поступать с жертвой киднеппинга". представьте себе, вы находите ребенка, перенесшего насилие. что делать дальше? главный герой решает поиграть в рембо и оставить девочку в хижине в лесу, чтобы она пришла в себя. потом ввязаться в погоню с бандитами опять же с ребенком на заднем сиденье. глава 8. на большее меня не хватило. ужас.
Мишень - Коултер Кэтринnemochka
7.10.2012, 12.06





Не совсем то,что ожидала.
Мишень - Коултер КэтринНаталка.
7.11.2013, 15.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100