Читать онлайн Мишень, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мишень - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мишень - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мишень - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Мишень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Рамзи повернулся так поспешно, что едва не упал.
Какой-то подросток вырывал сумку у Молли. Та отчаянно сопротивлялась. Забыв обо всем, Рамзи бросился к ним:
– Сию секунду отпусти ее, сукин сын!
Эмма!
Рамзи обернулся и отыскал взглядом спокойно стоявшую на месте девочку. В поднятой руке болтается рыбешка. Кажется, до Эммы так и не дошло, что происходит.
Пока она в безопасности: вокруг полно народу. Но перед тем как ринуться на помощь Молли, Рамзи заметил его, вертким ужом пробиравшегося сквозь толпу, собравшуюся около морских львов. Рамзи узнал бы этого человека всюду, как в кошмарах, так и в жизни. Еще несколько шагов, и он кинется на Эмму! Очевидно, понимает, что времени терять нельзя: подстроенная им суматоха долго не продлится.
Он уже протянул к малышке свои лапы, когда Рамзи схватил его за воротник пальто, повернул лицом к себе и нанес сокрушительный удар в челюсть.
– Эй, приятель! За что ты смазал этого парня? Он ничего тебе не сделал!
– Точно! Думаешь, раз такой здоровый, можешь дубасить людей? Что это на тебя нашло?
Их мгновенно окружили, тесня Рамзи, засыпая его вопросами, но пока никто не посмел схватиться с ним.
– Эмма! – завопил Рамзи. – Сию секунду беги к маме!
Дикерсон, пошатываясь и потирая челюсть, поднялся. Из угла рта текла кровь.
– За что вы меня?! – жалобно возопил он. – Я священник! Ты посмел ударить служителя церкви!
– Парень, тебе не стоило распускать руки!
Рамзи оттолкнули. Кто-то ударил его в плечо.
– Нет, не надо! Он мой папа и спасал меня!
Но кто станет слушать ребенка? Все старались доказать Рамзи, какой он негодяй.
Рамзи в отчаянии озирался, не зная, что делать. И тут заметил, что Дикерсон снова подкрадывается к Эмме.
– Оставь ее в покое, – велел он, однако Дикерсон, игнорируя его, рвался к добыче. – Мне очень жаль, – наконец выдавил Рамзи и, напрягшись, выбросил вперед ногу. Угодил в бедро одному доброхоту, сбил наземь другого и пнул в живот третьего. Слава Богу, освободился. Дикерсон был уже почти рядом с Эммой. Но теперь Рамзи молчал. Ему страстно хотелось добраться до негодяя и разделать под орех. Ярость несла его вперед на крыльях мести. Еще два шага, и…
Видимо, больной мозг расстриги не сигнализировал об опасности. Впрочем, по его мнению, он вершит правое дело!
Какой-то прохожий, резко обернувшись, столкнулся с Рамзи. Тот отпихнул его с дороги. И тут Дикерсон оглянулся. Рамзи услышал, как он сыплет проклятиями: наверное, почуял неладное. Должно быть, Дикерсон прочитал в глазах Рамзи свой смертный приговор и заковылял по причалу, то появляясь, то исчезая среди людей. Рамзи велел ему остановиться, но он пошел быстрее и, увидев, что впереди никого нет, бросился бежать. Рамзи припустил за ним. Эмма семенила в некотором отдалении. Малочисленные туристы уступали им дорогу. Дикерсон снова оглянулся, заметил, что Рамзи его нагоняет, и, метнувшись к краю причала, прыгнул в воду. Рамзи схватил Эмму, обернулся к необъятной толстухе, окруженной детишками и казавшейся довольно грозной и непреклонной.
– За моей дочкой гонится маньяк. Хочет похитить.
Пожалуйста, держите ее и не выпускайте.
Он почти швырнул Эмму на руки женщины и нырнул в ледяные волны залива Монтерей. За Сонни Дикерсоном.
Холод мгновенно сковал его тело, вытесняя воздух из легких. Он вынырнул на поверхность, оглядываясь в поисках Дикерсона. Но расстриги нигде не было видно.
Он не мог далеко уплыть! Рамзи не промедлил и минуты! И в это г миг услышал истерический крик Молли:
– Рамзи, он плывет к сваям! Скорее! Осторожнее!
Осторожнее, черт бы тебя побрал!
Рамзи считался прекрасным пловцом, но течение играло с ним, как с резиновой куклой. Вокруг поднимались острые, смертельно опасные рифы. Руки и ноги постепенно немели и уже не чувствовали холода. И тут среди волн наконец показалась голова Дикерсона. На сей раз он не сбежит! Рамзи не упустит эту тварь! Да, по долгу службы Рамзи свято чтил закон и верил в правосудие, но знал также, что, будь на то его воля, ни один адвокат не взялся бы защищать это чудовище.
Он энергичнее заработал руками, и Дикерсон неожиданно обернулся. Мокрые волосы прилипли к черепу. В руке тускло поблескивал револьвер.
– Держись от меня подальше! – заорал он, но тут же набрал в рот воды и закашлялся. – Говорю тебе, отвали, Хант, если не хочешь поймать маслину.
– Послушай, Дикерсон, – громко отозвался Рамзи, стараясь держать в узде свою ярость, – тебе не видать Эммы как своих ушей! В полиции и ФБР есть твои фото, и отдан приказ стрелять на поражение, едва ты покажешься. Больше ты не станешь истязать детей! Лучше сдавайся! Все кончено. – Он схватился за сваю, до того покрывшуюся слизью, что рука соскользнула. – Ну же, Дикерсон, без глупостей! Ты пойман!
– Ложь! Все ложь! Никто не знает, какой я на самом деле! Я ничуть не хуже этих проклятых визажистов!
И гримироваться умею, дай Бог каждому! Девчонка видела Клинтона!
– Но тогда на пляже ты был без грима! И Эмма прекрасно тебя описала! Ты не вчера родился! На тебя заведено целое досье, со снимками, отпечатками пальцев и тому подобным! Кстати, Рул Шейкер знал, что ты педофил, когда нанимал тебя украсть Эмму?
– Я в жизни его не видел! Со мной договаривался кто-то из его людей. Все твердил, чтобы я пальцем не касался девчонки, что она должна вернуться к матери, после того как ее отец договорится с Шейкером. Я, ясное дело, согласился. Бабки уж очень были нужны. Но когда увидел Эмму, понял, что она послана Господом и принадлежит мне. Всего одну неделю удалось нам побыть вместе, и это только начало! Но не сомневайся, пройдет немного времени, я снова ее заполучу.
– Это ты звонил после того, как она сбежала, и натравил на меня тех типов?
– Да. Я должен был ее вернуть, но тебе удалось смыться.
– Верно, и теперь ты у меня в руках!
Дикерсон негодующе взвыл и, подавшись вперед, стиснул перекладину деревянной лестницы, такой ветхой, что казалось, вот-вот обрушится. Но тут Рамзи схватил его за ногу и дернул что было сил.
– Отпусти! Она моя, слышишь? Больше у меня ничего не осталось! Я не смогу жить без нее! Эмма должна принести эту жертву! Мое спасение важнее всего на свете! И она нужна мне!
Рамзи снова потянул его за ногу, и Дикерсон выстрелил. Пуля просвистела над ухом Рамзи. И тут же прогремел второй выстрел. Что-то ударило Рамзи в плечо.
Он отшатнулся, едва не выпустив Дикерсона. И сгоряча не почувствовал боли. Только странное онемение. Ледяные струйки, куда холоднее воды, поползли по телу, заморозили грудь и руку так, что он не мог ею шевельнуть. Он смутно, как сквозь сон, слышал голоса Эммы и Молли. Кто-то истерически завопил:
– Он истекает кровью! Человека ранили! На помощь!
Дикерсон сумел освободиться и сильно пнул Рамзи в раненое плечо. Боль пронзила Рамзи, и он упал в воду. И увидел словно издалека белое лицо Молли. Дальше все происходило, будто в замедленной съемке. Вот Молли неторопливо поднимает обутую в кроссовку ногу и бьет в лицо Дикерсона, добравшегося до верха лестницы. Тот отчаянно взмахивает руками, пытаясь сохранить равновесие, но прогнившее дерево не выдерживает, и Дикерсон падает рядом с Рамзи, все еще цепляясь за торчащие, как обломанные зубы, перекладины. На этот раз Рамзи удалось стиснуть его шею. Дикерсон завопил, размахивая револьвером, но вода залила ему рот, и он начал захлебываться. Теперь победит тот, кто дольше протянет.
Боль временами становилась невыносимой. Рамзи бил озноб. Голова, казавшаяся легкой и пустой, отчаянно кружилась. Но он не отпускал Дикерсона, все сильнее стискивая руки. По воде плыли кровавые струйки, но Рамзи, сжав зубы, терпел. Почему Дикерсон не тонет? Наверное, течение слишком сильное, а Рамзи не на что опереться.
Дикерсон беспомощно взмахнул оружием, и Рамзи ничуть не удивился, когда Молли рыбкой нырнула в воду и, оказавшись рядом, выкрутила руку бывшему священнику.
Дикерсон орал и отбивался, однако Молли удалось завладеть револьвером. Рамзи даже зажмурился, узрев лютую ярость, полыхавшую в ее глазах, и несколько ослабил хватку, когда она прицелилась в маньяка. Она сейчас прикончит Дикерсона! Но Рамзи вовсе не хочет, чтобы руки Молли обагрились кровью! Потом она всю жизнь станет мучиться сознанием того, что стала убийцей!
– Не стреляй, Молли, – попросил Рамзи, – ты можешь попасть в меня. Смотри, я сдавливаю ему шею!
Он никуда не денется. Не стреляй!
Молли моргнула; очевидно, пелена злобы успела рассеяться. Дикерсон извернулся и ударил локтем в живот Рамзи. Набежавшая волна мгновенно разъединила их, и Дикерсон оказался на свободе. И сразу же бросился Молли, пытаясь отнять револьвер. Снова выстрел! Пуля ушла в небо. Молли брыкалась и отбивалась, как могла, но Дикерсон был сильнее. Рамзи рванулся вперед. Хоть бы успеть! Какого черта он не дал ей пристрелить подонка! Идиот! Не хватало еще, чтобы негодяй ушел!
На причале надрывалась Эмма, выкрикивая его имя.
В воде немедленно очутились еще двое мужчин. Теперь борьба за оружие разгорелась не на шутку. Когда раздался очередной выстрел, никто не понял, у кого оказался револьвер и кто спустил курок. Только в красной от крови воде вяло болтался лицом вниз человек в длинном пальто.
– Наконец-то, – приветствовал Рамзи избавителей. – Я уже думал, вы никогда не придете!
* * *
Лейтенант Макферсон из полицейского департамента Монтерея наклонился над Рамзи. Лицо молодого человека расплывалось, и Рамзи никак не мог сфокусировать на нем свой взгляд. Рамзи несколько раз моргнул, стараясь сосредоточиться.
– Не волнуйтесь, судья Хант, – тихо сказал Макферсон. – Вы в больнице Монтерея. Доктор и медсестра только что были здесь. Их вызвали к другому больному за минуту до того, как вы пришли в себя. У вас ничего страшного. Я задержался тут лишь затем, чтобы рассказать вам про Дикерсона. Он все еще в операционной.
Доктора не ручаются за его жизнь. Пуля попала ему в грудь, так что рано строить прогнозы.
– Хоть бы они зарезали этого ублюдка, – прохрипел Рамзи. Он по-прежнему не мог шевельнуть ни рукой, ни плечом. Только смутно припомнил, как его и Дикерсона везли на операцию. Молли и Эмма, бледные и молчаливые, бежали рядом с его каталкой. Эмма на ходу то и дело до него дотрагивалась, а Молли вообще цеплялась за его руку, как утопающий за соломинку.
Кажется, он ненадолго очнулся в реанимации… Значит, его уже перевели в отдельную палату.
– Ваша правда, – подтвердил лейтенант. – Пусть бы он сдох! По крайней мере сэкономил бы налогоплательщикам кучу денег за его содержание в тюрьме. Хорошо еще, что у вас все обошлось, судья Хант.
– Куда меня ранило?
– Хирург говорил с вами в реанимационной. Забыли?
– Совершенно. Над ухом трещал какой-то парень и никак не хотел заткнуться. Вы что-нибудь знаете?
– Разумеется. Они трудились над вами добрых два часа. Хирург сказал, что вам повезло. Пуля не задела жизненно важных органов, но раздробила ключицу, так что боль, должно быть, вы терпели адскую. Задето и ребро, но даже трещины нет, поэтому повязку не наложили. Через три-четыре месяца станете как новенький, и можно будет снова мочалить всяких проходимцев в зале суда. Доктор был страшно рад, что все в порядке и что такая знаменитость отделалась сущими пустяками. После чего он долго и утробно гоготал.
Рамзи неожиданно так ослабел, что даже ответить не смог. Хорошо еще, что плечо больше не ноет, – наверное, ему вкололи наркотик. Благословенное онемение сковало члены. Он желал лишь одного: смерти Дикерсона. Не такое уж это великое наказание за все, что сотворил этот гад. Если он выживет и его осудят за похищение и покушение на убийство, когда-нибудь он выйдет на свободу, и Эмма снова окажется в опасности.
Нет, он совсем спятил. Эмме больше ничто не грозит. К тому времени как Дикерсон выйдет из тюрьмы, Эмма будет уже взрослой! И навеки избавится от домогательств похотливой скотины.
– Судья Хант! Вы меня слышите? Позвать врача?
Рамзи только сейчас понял, что голова его неестественно откинута, а глаза закрыты. С трудом разлепив веки, он уставился во взволнованную физиономию Макферсона. Лейтенант что-то говорил, и хотя Рамзи сумел расслышать доброту, понимание и сочувствие в его голосе, все же не смог разобрать слова.
– Я в порядке, – наконец выдавил он. – Просто здесь очень удобные подушки.
– Это не больничные подушки, – пояснил лейтенант. – Их прислала миссис Хант. Сейчас она вместе с вашей дочерью переодевается в одной из свободных палат. Собственно говоря, подушки, а также одежду купила миссис Раллис, которая стала свидетельницей происшествия на пристани. Она заявила, что не желает видеть их в больничных обносках. Миссис Раллис – одна из самых уважаемых жительниц Монтерея. И если считает, что у вас должны быть мягкие подушки, никому в голову не придет возражать.
Рамзи хотел спросить насчет Молли и Эммы. Узнать, все ли с ними благополучно. Но язык не ворочался. Как странно – знать слова, понимать их смысл, но не иметь возможности ничего произнести.
Полицейский легонько дотронулся до его руки:
– Док вколол вам лошадиную дозу снотворного.
Клялся, что такому беспокойному человеку, как вы, необходимо хорошенько отдохнуть. Вы слышали, что я сказал про вашу жену и дочь? Они сейчас придут. Миссис Раллис настояла, чтобы они выпили кофе и горячего шоколада. Я попытался уломать дока не делать укол, но тот меня обругал. Вы можете говорить, судья Хант?
– Нет. Я онемел, – сообщил Рамзи, но, поскольку Макферсон ничего не ответил, справедливо предположил, что высказывается исключительно в собственном воображении.
* * *
На пороге показались Молли и Эмма. Рамзи слабо улыбнулся. На Эмме новый костюмчик. Молли в бледно-желтых шелковистых брючках и туфлях на высоких каблуках, словно сошла с кар! инки из модного журнала. Невиданное зрелище! Ее чудесные волосы были зачесаны назад и сколоты на затылке широкой золотой заколкой. Обе выглядели, по мнению Рамзи, просто потрясающе. Иного слова не найти. Ему хотелось победно кричать, что на этот раз они выиграли. Обругать Молли за то, что не задумываясь прыгнула в воду. И поблагодарить за спасение его шкуры. Признаться своим дамам, что любит их больше всего на свете.
Но проклятый язык по-прежнему скован параличом Интересно, вернется ли к нему дар речи? И выскажет ли он все, что у него на сердце?
– Нет, он в порядке, мэм, – заверил Макферсон. – Честное слово. Только постоянно отключается. Доктор прописал ему отдых. Вы с Эммой выглядите на миллион долларов. Как вы себя чувствуете, миссис Хант? Хотите дать показания?
Откуда-то донесся голос Вирджинии Тролли, приказывающий Макферсону оставить Молли в покое и заткнуться до тех пор, пока она не убедится, что Рамзи жив. Значит, Вирджи уже добралась сюда! Ну и прыть!
Теперь можно спокойно уснуть: она обо всем позаботится. И наверняка спустит шкуру с тех копов, что должны были их охранять. Кажется, один потом оправдывался тем, что отлучился на минутку в туалет и поэтому упустил их из виду. Может, и так, но где околачивался его партнер? Рамзи очень хотелось это узнать, но пока он даже спросить не в состоянии.
У него едва хватило сил улыбнуться подбежавшей Эмме.
– Эм, все хорошо, – вроде бы заявил он, хотя губы не шевельнулись.
Она поцеловала его в щеку и прошептала:
– Мы поймали его, Рамзи. Миссис Раллис пообещала, что из ее больницы он не сбежит.
Рамзи сделал попытку рассмеяться, но увы! Он просто уплыл. Далеко. И последнее, что почувствовал, – прикосновение пальчиков Эммы к левой руке.
* * *
– Он выкарабкается! – негодовала Молли. – Они возились с ним чуть не весь день и все-таки вернули к жизни!
Вирджиния Тролли тяжело вздохнула:
– Подумать только, они ведь знали, кто он, и все же спасли. Придется допрашивать эту тварь, а вам, беднягам, снова ворошить всякое дерьмо.
– Ничего страшного, Вирджиния, – заверил Рамзи.
Он благополучно пережил ночь, и теперь ему ужасно хотелось кофе, но врачи запретили. Сестра уверяла, что его начнет выворачивать от одного глотка, однако Рамзи был готов рискнуть.
– Где Эмма?
– Я здесь, Рамзи. Мама просила не теребить тебя, но я сказала, что хочу быть рядом. Плечо болит?
– Нет, я же говорил, такому верзиле все нипочем. С каждым новым ранением становлюсь только сильнее и выносливее.
– Р-рамзи, я боялась, что он тебя убьет, – неожиданно прорыдала Эмма. – Вода была вся красная. Я бы обязательно помогла тебе, но только та огромная леди вцепилась в меня и не Пустила.
При одной мысли о том, как Эмма летит вниз и, вероятно, сразу же попадает в лапы Дикерсона, у Рамзи перехватило дыхание. Сердце, во всяком случае, точно остановилось.., на несколько мгновений. Однако он смог выдавить:
– Твоя мама спасла мне жизнь, так что и этого вполне хватило. Спасибо, солнышко. Вирджиния, пожалуйста, растолкуй нам, что будет с Дикерсоном.
– Твой приятель Савич уже в пути. Сам знаешь, такие преступления, как киднэппинг, находятся в ведении ФБР. Савич хочет лично допросить Дикерсона Кроме того, сюда направили их штатного психиатра. Они вечно пытаются выкачать как можно больше информации из таких психов, как Дикерсон. Уж он-то для них – настоящая золотая жила. Кстати, ты дашь показания местным мальчикам?
Он долго беседовал с лейтенантом Макферсоном и его непосредственным начальником, капитаном Дэниелом Мейпсом. Они оказались такими дотошными, что к концу разговора Рамзи почти терял сознание. Заметив, как побелело его лицо, капитан Мейпс поднялся:
– Пока довольно, судья Хант. Если возникнут вопросы, мы побеспокоим вас завтра.
– Я думала, они уже никогда не уйдут, – прошипела Молли, подходя к кровати. – Ты что-то неважно выглядишь.
– До смерти хочу кофе.
– Ясно. Сейчас.
Господи, чудеса все-таки бывают!
Рамзи впился алчным взглядом в жену, снимавшую крышку с пластикового стаканчика. После третьего глотка ему захотелось тихо умереть и больше не мучиться.
Медсестра не солгала. Рамзи едва не вывернуло, но он мужественно терпел, и тошнота в конце концов улеглась, сменившись необъяснимой паникой.
– Где Эмма? – охнул он.
– Не волнуйся, с ней все в порядке. Рассказывает Вирджинии обо всем, что произошло. С точки зрения ребенка, это должно быть очень интересно. Ну а теперь отдыхай. Конечно, глупо расписывать человеку в твоем положении, как ему повезло, но это в самом деле так.
Ты поправишься, и хирург даже обещает, что сможешь повести меня на дискотеку не позже завтрашнего вечера. Ну.., в крайнем случае в среду.
Она заговорщически улыбнулась, прикрыла дверь и, усевшись на край узкой койки, принялась награждать Рамзи поцелуями.
– От тебя пахнет больницей, – шутливо пожаловалась она, лизнув его шею. – Но поскольку я одета в шелка.., будем считать, что противоположности притягиваются. И вообще у меня такой извращенный вкус!
Жаль, что не можем поиграть в доктора и сестричку!
– Молли, что ты со мной делаешь?! У меня уже стоит! Не хватало еще, чтобы сестра Нейман ворвалась сюда и узрела меня в таком состоянии!
– Она тебя обожает. И вероятнее всего, вышвырнет меня вон и займет мое место.
– Ладно, хватит ворковать, голубки, – раздался мужской голос как гром среди ясного неба.
– Кажется, это не сестра Нейман, – охнула Молли, проворно вскакивая с койки.
Диллон Савич, довольный произведенным эффектом, широко улыбнулся. Позади него возник незнакомец, выглядевший так, словно никогда не улыбался. Ни дать ни взять средневековый монах – длинный, худой, весь какой-то узкий. Сходство довершал венчик седеющих волос вокруг солидной лысины.
– Привет, Рамзи. Рад, что ты пришел в себя настолько, чтобы обратить внимание на жену. Братцы, это Томас Гальвиани, известный также как Томми Зоркий Глаз, джентльмен, специализацией которого являются педофилы и растлители малолетних. Один из ведущих экспертов в мире.
Мужчина невозмутимо кивнул и пожал руку Рамзи.
– Савич считает, что я чересчур серьезен, но это не правда. Счастлив познакомиться с вами, судья Хант.
Читал о вашем подвиге в зале суда. У вас заслуженно безупречная репутация. К тому же я просто на седьмом небе, что нашему клиенту удалось выжить. Мои поздравления. Операция по поимке была проведена блестяще.
– Спасибо, мистер Гальвиани.
– Томми Зоркий Глаз, – тотчас поправил он, не моргнув, и Савич довольно захихикал, – Где Шерлок? – не вытерпела Молли.
– В дамской комнате. Проклинает меня. Я нарушил табу. Доктору показалось, что она слишком бледна, и я всего-навсего объяснил, что полет был долгим и она утомилась, как всякая беременная женщина. Последствия оказались ужасающими. Господи, и за что мне это!
– Надеюсь, – вставил Томми Зоркий Глаз, – токсикоз пройдет прежде, чем Шерлок все-таки пристрелит тебя.
На этот раз веселились все. И встретили Шерлок понимающими ухмылками. Не говоря худого слова, она подошла к мужу и ударила его кулаком в плечо. И, не обращая внимания на возмущенный вопль, с сияющим лицом поприветствовала Рамзи и Молли.
– По дороге сюда я зашла в отделение интенсивной терапии. Дикерсон все еще без сознания. Они дадут нам знать, когда он очнется.
– Мне бы очень хотелось потолковать с ним, – объявил Томми. – Я изучил все, что можно: старое судебное дело, протокол каждого допроса. К сожалению, он так называемый селективный растлитель-педофил. Такие, как он, могут искалечить сотни детей в отличие от ситуативных насильников, то есть тех, которые просто пользуются подвернувшимся случаем. На счету подобных типов обычно бывает до десятка детей. Этот же парень – классический псих-преступник с одним исключением – он садист. Добавьте еще тот факт, что он помешался на Эмме. Это тоже редкость среди таких извращенцев. Он непременно должен получить именно этого ребенка, и никакого другого. Совершенно свихнулся на этой мысли, потерял всякую осторожность.
Большинство его собратьев по несчастью мгновенно забыли бы о неудаче, но Дикерсон просто не может остановиться. Он неглуп и обязан был понимать, что одержимость Эммой станет началом его конца. Но по-прежнему рвался вперед, ничего не боясь. Кроме того, насколько я слышал, он превосходный гример.
– Да, он сам подтвердил, когда мы дрались в воде, – кивнул Рамзи. – Это одна из причин, по которой Шейкер нанял его. Поскольку Эмму не собирались убивать, она не должна была позже опознать преступника.
Томми Зоркий Глаз сокрушенно покачал головой:
– Должно быть, он решил, что умер и попал на небеса, когда получил эту работенку!
– Но как это уживается с его религиозными убеждениями? – удивился Рамзи. – Он твердил Эмме, что нуждается в ней.
– Вот об этом мне и хотелось бы с ним побеседовать. Дикерсон похож на кипящий котел с настоящим адским варевом. Он твердо уверен, что Эмма спасет его, и в то же время терзает девочку, связывает и бьет. Не могу дождаться, когда наконец получу возможность покопаться в его мозгу. Конечно, все мы страшно рады, что теперь малышке ничто не грозит.
– Если поймете, что им движет, поделитесь с нами, Томми, – попросила Молли.
– Обязательно, миссис Хант, – заверил он, сладострастно потирая руки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мишень - Коултер Кэтрин



Люблю современные романы К.Коултер.Почти все читаются на одном дыхании.
Мишень - Коултер КэтринГалина
18.12.2010, 16.07





из пальца высосано
Мишень - Коултер Кэтринвика
6.02.2012, 0.30





этот роман можно смело назвать руководством к "как не надо поступать с жертвой киднеппинга". представьте себе, вы находите ребенка, перенесшего насилие. что делать дальше? главный герой решает поиграть в рембо и оставить девочку в хижине в лесу, чтобы она пришла в себя. потом ввязаться в погоню с бандитами опять же с ребенком на заднем сиденье. глава 8. на большее меня не хватило. ужас.
Мишень - Коултер Кэтринnemochka
7.10.2012, 12.06





Не совсем то,что ожидала.
Мишень - Коултер КэтринНаталка.
7.11.2013, 15.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100