Читать онлайн Мишень, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мишень - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мишень - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мишень - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Мишень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Раздался оглушительный взрыв. Машину мгновенно объяло пламя. Языки огня взметнулись в воздух, осколки стекла и металлические детали разлетелись по всему саду. Молли едва успела повалить Эмму на землю и упасть сверху. Рамзи закрыл обеих своим телом, загородив руками голову женщины. Искореженные останки машины со свистом пролетали над ним, вонзаясь в гравий. Но один «снаряд» все же нашел цель. Спину Рамзи ожгло, словно раскаленным свинцом, и пронзило невыносимой болью даже сквозь спортивную куртку и рубашку.
– Не шевелитесь, Молли, – прохрипел он и поспешно откатился в сторону. На землю упал дымящийся обломок корпуса. Стало немного легче, и кожу не так жгло.
Взглянув на Молли, он с ужасом увидел торчавший чуть выше ее локтя острый кусок металла.
– О Иисусе, Молли, не шевелитесь! Эмма, ты в порядке?
– Да, Рамзи.
– Прекрасно. – Не смейте двигаться. Опасность еще не миновала.
Он оторвал рукав от рубашки, набрал в грудь воздуха, собрался с духом и без предупреждения вырвал из раны нечто похожее на наконечник копья.
– Так, одно дело сделано. Сейчас перевяжу.
Молли не издала ни звука. Откуда у этой женщины столько воли!
Минуты тянулись бесконечно. Эмма нетерпеливо заерзала Рамзи сам не помнил, какую бессмыслицу бормотал, лишь бы отвлечь ее и удержать на месте. Наконец огонь стал гаснуть. Повалил черный дым, заволакивая окружающее непроницаемой пеленой. От тошнотворного запаха горящей резины першило в горле. «Мерседес» превратился в обугленный скелет. Как и Луи, сидевший на месте водителя.
Эмма перевернулась на спину и взглянула на Рамзи и мать.
– Что случилось? Почему наша машина сгорела?
– Все обойдется, Эмма, – пробормотал Рамзи. Да и что он мог ответить?
Он помог Молли встать.
– Вам очень плохо?
– Нет, не беспокойтесь. К счастью, на мне было платье с длинными рукавами. Не самая лучшая защита, но все же…
Рукав обгорел, кровь пропитала самодельный бинт; багровая струйка ползла по руке.
– Нам обоим нужен врач.
– Рамзи! Вы ранены? Сильно?
– Ничего страшного. Пойдем, Молли.
Но она оглянулась на обугленную машину и оцепенела.
– О Боже, Луи! – И метнулась к «мерседесу», не ловко отставив больную руку. – Луи!
Рамзи удалось схватить ее за талию.
– Нет, Молли! Он мертв.
Он тут же прикусил язык, но было поздно. Только сейчас до него дошло, что на глазах у ребенка погиб отец! И хотя он и Молли еще не оправились от шока, нужно срочно спасать Эмму.
Рамзи опустился на колени и обнял девочку:
– Все бывает, дорогая. Мне очень жаль, что так вышло. Кто-то подложил в машину бомбу. Она взорвалась, когда твой папа хотел уехать.
Сзади послышались тревожные Крики, но Рамзи не обернулся.
От машины ничего не осталось и от Луи Сантеры тоже. Уцелела лишь эмблема «мерседеса».
Наконец он тяжело встал и пошел к дому. На крыльце столпились люди, с ужасом взирая на черный остов. Крошечные голубые огоньки еще плясали на металле, взрываясь время от времени сверкающими искрами.
Пианино Эммы разбилось при падении, но она подняла его и прижала к себе.
– Не понимаю, – пробормотала девочка, с надеждой глядя на мать.
– Он умер, Эмма, – тихо объяснила та.
– Да? – Она всмотрелась в «мерседес». – Я не вижу его, Рамзи.
– Мне очень жаль, – повторил он. Но не говорить же ей, что от Луи осталась лишь горстка пепла!
И тут все разом загомонили, окружили пострадавших, принялись расспрашивать, охать, утешать. Мейсон даже приобнял дочь. Гюнтер вытащил пистолет. Майлз старался подобраться поближе к Эмме. Охранники сбегались к машине. Молодые, сильные парни с автоматами в руках столпились вокруг, ошеломление переглядываясь.
– В машине должны были находиться вы трое, а не Сантера, – отчетливо выговорила Ив, не сводя глаз с Эммы.
– Это тот плохой человек, – решила девочка. – Он пришел за мной, а убил папочку. – И, осторожно положив на траву разбитое пианино, жалобно шмыгнула носом:
– Сколько клавишей выпало! Что теперь делать?
Она встала на колени, нажала «до» второй октавы.
Резкий металлический звук поплыл над газоном Лицо девочки застыло. Она снова подняла пианино и зашагала к дому. Молли поймала ее и прижала к себе.
– Я звоню в полицию. – объявил Рамзи Лорду.
– В моем доме полиции не будет!
– На этот раз придется потерпеть.
* * *
Молли, стиснув зубы, молчала, пока Теодор Оттерли, личный врач Мейсона Лорда, зашивал ей рану. Рамзи физически ощущал, как она напряжена, но Молли не жаловалась. Он составил два стула спинками друг к другу, сел верхом на один и, усадив Молли на другой, поддерживал ее все то время, что длилась пытка. Доктор Оттерли попросил помочь ему, так что Рамзи обнял ее за плечи, а она прижалась подбородком к его руке. Эмма сидела рядом. Раненая рука Молли покоилась на кухонном столе. Сама Молли была бледная как смерть.
Эмма неожиданно издала знакомый мяукающий сгон.
– Знаю, Эм, – тотчас отреагировал Рамзи. – Твоей маме тяжело, но она держится. Если хочешь сказать что-то, говори.
– Тебе плохо, мама? – едва слышно пролепетала девочка. Ручонки ее дрожали от страха.
Молли каким-то чудом удалось выдавить улыбку.
– Что ты, Эм, это пустяки. Меня ничем не проймешь. Я сильная и злобная волчица, совсем как Рамзи Что-то вроде амазонки. Не волнуйся, мышка, все будет хорошо.
Рамзи почувствовал, как она вздрогнула, и сжал ее посильнее. Молли откинула голову ему на плечо. Чуть раньше доктор Оттерли помог ему снять куртку, осмотрел ожог и сказал, что сначала займется Молли. Рамзи был вне себя от облегчения. Не хватало еще ему слечь в самый ответственный момент! События явно вышли из-под контроля, так что нужно держать ухо востро. Но, черт возьми, как же болит спина!
Случайно повернув голову, он увидел стоявшего на пороге Мейсона Лорда. Тот не произнес ни слова. Просто стоял и смотрел. Майлз пристроился рядом с Эммой, бережно сжимая ее ладошку. За окном раздался вой сирены. Прибыла полиция.
– Рамзи, у тебя спина черная, то есть не спина, а рубашка. Что там, под ней? Тоже все черное?
– Когда доктор Оттерли увидел все это безобразие, он проворчал, что ничего страшного не случилось, и запретил мне ныть. Он хочет сначала полечить твою маму.
Значит, не все так плохо, Эм, – успокоил он, радуясь, что не видит собственную спину.
Теодор Оттерли сделал последний стежок и, смочив ватный тампон спиртом, протер рану и выпрямился:
– Ну вот и все, миссис Сантера. Пара уколов, перевязка, и можно заняться мистером Хантом.
Вскоре рука Молли уже покоилась в перевязи.
– Так швы не разойдутся, – пояснил Оттерли.
Когда настала очередь Рамзи, пришлось позволить Эмме держать его руку.
– Я буду с тобой, Рамзи, – пообещала девочка. – Чтобы ты не боялся.
– Спасибо, солнышко, не знаю, что бы я без тебя делал.
Боль усиливалась, но Рамзи терпел. Кажется, прошла целая вечность, прежде чем доктор Оттерли снял с нею рубашку и очистил рану.
– Все гораздо лучше, чем я думал, – провозгласил он. – Вас спасла куртка. Небольшой ожог второй степени. Вздулся волдырь, так что быстрого заживления не ждите. И синяк приличный. Сейчас наложу мазь с антибиотиком, а сверху марлевую салфетку. Старайтесь не мочить рану, судья Хант, а если возникнут проблемы, сразу же звоните. Вот вам обезболивающее. Те же таблетки, что я дал миссис Сантера. Здесь на три дня. Ну а теперь вы, юная леди. У меня кое-что для вас есть.
Эмма, недоверчиво глядя на врача, проворно отступила. Оттерли рассмеялся:
– Нет-нет, не бойтесь. Просто стаканчик апельсинового сока. Пожалуйста, выпейте, очень вас прошу.
Он кивнул Майлзу, и тот поставил перед Эммой стакан.
– Давай, Эмма, залпом.
Но девочка с подозрением косилась на сок.
– Эмма, как же ты поможешь нам с мамой выздороветь, если сама не будешь в идеальной форме? – вмешался Рамзи.
Девочка, видимо, не совсем поняла, что он имел в виду, но послушно выпила сок. Доктор Оттерли погладил ее по голове.
– Эм, ты не проводишь меня наверх? Что-то мне не по себе, – вмешалась Молли. – Очень рука ноет. И к тому же немного тревожусь за Рамзи. Пожалуй, прилягу ненадолго. Ты пойдешь со мной?
После их ухода в кухню вошел Мейсон.
– Что с моей дочерью? – осведомился он.
– Я сказал правду, сэр. Ничего страшного: осколок вошел не слишком глубоко и не разорвал мышцу. Я ввел миссис Сантера противостолбнячную сыворотку и антибиотик. Но не поймите меня превратно. Рана судьи Ханта не так опасна, как я думал, а вот ваша дочь недели две не сможет владеть рукой. Им обоим очень повезло: запросто могли бы отправиться на тот свет.
– А дочь Молли? Что вы ей дали с соком?
Доктор недоуменно воззрился на Мейсона и, что-то сообразив, кивнул:
– А, вы имеете в виду свою внучку! Эмма молодец.
Прекрасно держалась. Я просто подсыпал ей немного снотворного, чтобы выспалась хорошенько. Ей необходим отдых. Как, впрочем, и вам, судья Хант, и миссис Сантера. И никаких подвигов. Примите таблетки и ложитесь. – Он снова осмотрел спину Рамзи, нахмурился и наложил еще одну полоску пластыря на повязку. – Теперь будет держаться. Надеюсь, вы нашли для малышки хорошего психоаналитика?
– Разумеется, мистер Оттерли. Мы как раз собрались ехать к ней, когда все это случилось. Кстати, доктор, две недели назад мне всадили пулю в левое бедро.
Не согласитесь посмотреть?
– А я-то думал, что судьи ведут размеренный образ жизни. Снимайте брюки, мистер Хант. – Тщательно исследовав и ощупав рубец, доктор кивнул:
– Что же, замечательно. Даже шрам не слишком заметен. Нога действует? Все функции восстановились?
– Не так, как раньше.
– Неделя-другая, и будете летать. Желаю удачи, судья Хант. Если что, вы знаете, где меня найти.
Рамзи еще раз поблагодарил врача и, сжав челюсти, терпел, пока Майлз надевал на него чистую рубашку.
Кажется, обошлось и болело не сильно. Слава Богу, что Эмма невредима. Но на самом деле ей снова нанесен жестокий удар. Выдержит ли его ребенок?
Хотелось лечь и закрыть глаза. Однако такого счастья ему не видать. Пришлось последовать за Лордом в гостиную, где Ив отвечала на вопросы полицейских.
Хорошо еще, что Мейсон впустил представителей закона и даже согласился с ними поговорить. И к тому же не попытался отделаться от них, выставив заслон своих адвокатов. Ни Рамзи, ни Молли еще не видели полицейских. Рамзи не удивился, что Молли увела дочь наверх. Не стоит девочке подвергаться допросу. Жаль, что ему тоже нельзя пойти с ними.
Трое детективов в штатском неловко ерзали на стульях с таким видом, словно страдали от приступа геморроя: очевидно, на них удручающе действовала окружающая роскошь, да и репутация хозяина не способствовала душевному равновесию. А тут еще такая красотка! Глаз не оторвешь. Не мудрено, что языки прилипают к гортани!
Все трое поднялись при виде Рамзи и Мейсона. Последний представился, холодно кивнул каждому и, усевшись рядом с женой, принялся скучающе рассматривать свои ногти.
Один из полицейских обратился к Рамзи:
– Судья Хант? Я Райли О'Коннор. Для меня большая честь и удовольствие познакомиться с вами.
Детектив О'Коннор был лет на пятнадцать старше Рамзи. Тощий, как доска, и лысый. Темные глаза искрились умом и юмором.
– Мы очень рады, что с вами все в порядке.
Мужчины обменялись рукопожатием.
Детектив О'Коннор представил своих коллег, сержанта Бернсайда и детектива Мартинеса.
Мейсон Лорд вежливо откашлялся:
– Надеюсь, вы получили всю нужную информацию, джентльмены?
О'Коннор удивленно поднял черные как смоль брови:
– Нет, сэр, собственно говоря, мы только начали.
Видите ли, произошло убийство, зверское умышленное убийство. У миссис Лорд не было времени посвятить нас в подробности. А вы лишь сейчас вошли. Однако мне хотелось бы сначала потолковать с судьей Хантом, а потом.., полагаю, у вас найдется несколько минут для нас?
Мейсон удостоил его величественным кивком, поднялся и, шагнув к буфету, налил себе бренди.
– Прекрасно, – заметил Рамзи. – Может, мы уединимся в кабинете мистера Лорда? Вы позволите, сэр?
Мейсон, похоже, отнюдь не обрадовался такой просьбе, но что было делать? Он неохотно пробурчал что-то, долженствующее означать согласие. Двое детективов направились в сад, к сожженному «мерседесу», где эксперты просеивали пепел и рылись в обломках.
Рамзи услышал, как один сказал другому:
– Говорят, от него осталась лишь горстка пепла.
– Этой троице сказочно повезло, – отозвался детектив Мартинес. – Странная история, Томми, и крайне подозрительная. Этот парень, Гюнтер, молчит, как рыба. Даю голову на отсечение, что из здешних обитателей слова не вытянешь.
– Можешь не сомневаться. Кстати, интересно, что делает судья Хант в доме такого типа, как Мейсон Лорд?
Вот и толкуй после этого о неподкупности и принципах.
Больше Рамзи ничего не удалось расслышать. Значит, неподкупность? Приятно узнать, что о нем думают.
Райли О'Коннор, стоявший рядом, расхохотался:
– Да, хорошенький сюрпризец вы преподнесли нам, судья Хант. Мне очень жаль, но теперь вся история всплывет наружу: похищение, слежка за вами да еще и это.
Пресса нагромоздит кучу предположений и домыслов, но вы, разумеется, понимаете, кто будет главным героем.
Папарацци способны изобразить вас дьяволом или святым, как им взбредет в голову, а что касается фотографов.., боюсь, вам понадобится чудовищная выдержка.
– Еще бы, – вздохнул Рамзи, вспомнив стычку с прятавшимся в кустах репортером, ставшую той последней соломинкой, которая, как гласит пословица, сломала спину верблюду. Именно поэтому он решил укрыться в Скалистых горах, где нашел Эмму и четко осознал, что все его надуманные проблемы не стоят и выеденного яйца. – Знаете, детектив, с другой стороны, давно пора обнародовать наши приключения. Пусть и на улице прессы будет праздник. Я лично стану всячески их поощрять.
– Но почему? – выпалил Райли, по-птичьи склонив голову набок.
– У меня единственная цель – защитить Эмму. Может быть, люди, которые охотятся за ней, призадумаются, узнав, что их преступный сговор разоблачен и журналисты наверняка докопаются до сути.
– Сговор?
– Минутку, детектив, – улыбнулся Рамзи. – Сейчас все выясним.
Они вошли в кабинет, и Рамзи закрыл дверь. Спина с каждой минутой болела все сильнее. Он, должно быть, поморщился, потому что Райли участливо спросил:
– Я слышал, вас ранило, судья?
– Скорее, обожгло. Обломок корпуса упал на спину. Правда, я отделался легче, чем миссис Сантера, которой пришлось зашивать руку. Миссис Сантера сейчас пытается успокоить дочь.
Не успел он договорить, как в дверь постучали. Вошла Молли, мрачная и измученная. Волосы огненным нимбом обрамляли лицо. Рука по-прежнему на перевязи. А глаза – огромные, спокойные и изумрудно-зеленые, без единого проблеска серого. Рамзи впервые заметил у нее на переносице россыпь мелких веснушек, и почему-то ему это ужасно понравилось.
Одного взгляда на Молли хватило, чтобы понять: она на грани срыва и вот-вот сломается. Рамзи шагнул было к ней, но тут же остановился:
– Молли, что вы здесь делаете? А Эмма?
Молли подняла руку и легонько коснулась пальцами его губ.
– Эмма, слава Богу, уснула, иначе я побоялась бы ее оставить. С ней Майлз. Я хотела поговорить с полицейскими начистоту. Пусть нас допрашивают вместе, поскольку мы единственные свидетели случившегося. Когда мы расскажем все с самого начала, возможно, всплывут какие-то детали, упущенные либо мной, либо вами. – Она приблизилась к детективу и протянула руку:
– Здравствуйте, я Молли Сантера.
Детектив О'Коннор явно растерялся:
– Погибший… Луи Сантера, рок-звезда.., ваш муж?
– Бывший. Мы развелись два года назад.
– Молли, хотите бренди?
Она покачала было головой, но тут же передумала:
– Может, произойдет чудо, и мне станет немного легче.
Рамзи разлил в бокалы янтарный напиток и протянул каждому. Детектив проводил свою порцию тоскливым взглядом и отодвинул бокал на другой край стола, подальше от соблазна.
– Спасибо. Может быть, позже.
– Рассказ займет немало времени, детектив.
О'Коннор вынул из кармана маленький диктофон.
– Можно записывать нашу беседу? Так будет удобнее. – Он назвал себя, дату и место допроса и отчетливо произнес:
– Я уже упоминал о прессе, судья Хант, и готов присягнуть, что, едва весть о гибели мистера Сантеры просочится, здесь яблоку будет негде упасть. Не говоря о газетчиках, сюда съедутся представители телевидения со всей страны, а если ко всему прочему прибавить подробности киднэппинга, только Господу известно, что произойдет.
– Ничего не поделаешь, придется терпеть, – вздохнул Рамзи. – Думаю, начнем с вас, Молли. Детективам важна каждая мелочь, тем более что бомба предназначалась не для Луи, а для нас троих.
– Верно, – выдохнула Молли и, глотнув бренди, поставила на стол почти пустой бокал и нервно откашлялась. – Все началось с похищения Эммы. Иисусе, Рамзи, неужели прошло всего три с половиной недели?!
– Эмму украли прямо из вашего дома, миссис Сантера?
– Нет, из небольшого парка, что за нашим домом.
Я там фотографировала.
Она внезапно осеклась и замолчала. Руки, лежавшие на коленях, слегка подрагивали.
– Это не ваша вина, Молли, – резко вставил Рамзи. – Успокойтесь и расскажите детективу, как все было.
Но тут дверь снова распахнулась, и в комнате появились агенты ФБР по особым поручениям Диллон Савич и Лейси Шерлок Савич.
– Привет, Рамзи, – жизнерадостно бросил Савич. – Счастлив видеть тебя целым и невредимым Кажется, дело принимает плохой оборот, и события развиваются совсем не так, как нам хотелось бы. По дороге сюда мы узнали о взрыве. Кстати, ты помнишь Шерлок? Да что я говорю, кто это может забыть Шерлок?! – И, улыбнувшись, протянул руку Райли О'Коннору:
– Мы из ФБР.
Не волнуйтесь, мы здесь не затем, чтобы помыкать вами.
Мы друзья Ханта и приехали ему помочь.
* * *
Доктор Лу восторженно осмотрела новое пианино Эммы, только что вынутое из коробки, и даже тронула клавиши:
– Ты умеешь играть «Сияй, сияй, звездочка»?
– Когда-то умела, доктор Лу. Давно.
– Почему бы тебе не сыграть тему с вариациями, Эмма? – рассмеялся Рамзи.
Эмма ответила легкой улыбкой и сосредоточенно уставилась на пианино, такое блестящее, что в крышке, как в зеркале, отражалось ее лицо. Плотно сжав губы, она положила палец на клавишу «фа», но, не нажав ее, отдернула руку и горестно пожаловалась врачу:
– Простите, я не могу сейчас играть. Так нехорошо: мое старое пианино недавно погибло.
Рамзи едва не заплакал. О дьявол! До чего же "он раскис!
Он подхватил Эмму, оставив пианино на маленьком столике, и посмотрел в глаза девочки:
– Ты права, солнышко. Мы все грустим о старом пианино. Но в следующий раз обязательно поиграй доктору Лу.
Элинор, уже узнавшая от Молли о случившемся, даже не упомянула о смерти Луи.
– Твой дедушка прислал художника, Эмма, – обратилась она к девочке. – Пожалуйста, опиши человека, который тебя увел из дома. Того, кого ты видела в окне.
Может, попробуешь?
– Попытаюсь, – робко обронила Эмма, очевидно, обеспокоенная такой просьбой.
Медсестра пригласила в кабинет пожилого лысеющего мужчину. Раймонд Блок двадцать семь лет служил в полиции и считался лучшим художником.
– Не тревожьтесь, – первым делом заявил он. – Я всю жизнь работал с детьми. – Он уселся возле Эммы и открыл блокнот. – Ты готова?
– Нет, погодите минуту, мистер Блок. Мне нужно почесать ногу, – попросила доктор Лу.
В продолжение разговора она не отходила от Эммы.
Сорок пять минут мистер Блок делал наброски, снова и снова энергично стирал и черкал. Наконец девочка облегченно вздохнула:
– Это он.
Мистер Блок повернул рисунок так, чтобы взрослые могли увидеть результат.
– О Господи! – охнула Молли. – Ты уверена, Эмма, что именно он тебя похитил?
– Это он, мама, он, а потом вернулся и улыбался мне в окно?
Рамзи ошарашенно помотал головой, не зная, плакать или смеяться.
– Да, Молли, он ничуть не напоминает простого работягу, каких, должно быть, немало в Денвере. Бьюсь об заклад, этот парень невероятно похож на одного человека, который занимает довольно престижный пост в нашей благословенной стране.
С листа бумаги на них смотрел президент Клинтон.
Точная копия, если не считать черных неровных зубов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мишень - Коултер Кэтрин



Люблю современные романы К.Коултер.Почти все читаются на одном дыхании.
Мишень - Коултер КэтринГалина
18.12.2010, 16.07





из пальца высосано
Мишень - Коултер Кэтринвика
6.02.2012, 0.30





этот роман можно смело назвать руководством к "как не надо поступать с жертвой киднеппинга". представьте себе, вы находите ребенка, перенесшего насилие. что делать дальше? главный герой решает поиграть в рембо и оставить девочку в хижине в лесу, чтобы она пришла в себя. потом ввязаться в погоню с бандитами опять же с ребенком на заднем сиденье. глава 8. на большее меня не хватило. ужас.
Мишень - Коултер Кэтринnemochka
7.10.2012, 12.06





Не совсем то,что ожидала.
Мишень - Коултер КэтринНаталка.
7.11.2013, 15.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100