Читать онлайн Магия Луны, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия Луны - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.1 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия Луны - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия Луны - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Магия Луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Я скорее найду вам двадцать похотливых черепах, чем одного добродетельного мужчину.
Шекспир
— Капитан Карстерс, — лорд Уолтон крепко пожал Рафаэлю руку, — как давно мы не виделись. Добро пожаловать домой. Примите также благодарность нашего правительства за проделанную вами огромную работу.
Рафаэль кивнул и уселся в удобное кожаное кресло перед массивным внушительным столом лорда Уолтона.
«Наш лорд Уолтон здорово постарел, — подумал Рафаэль, — волосы совсем побелели да и поредели изрядно, и морщин вон сколько появилось. Только глаза пощадило всемогущее время. Чистые и ясные, они так и сияют молодостью и внутренней силой».
Пока лорд Уолтон знакомился с содержимым пакета, доставленного ему Рафаэлем, последний с интересом осматривал кабинет, в который попал впервые. Ему очень понравилась висящая на стене картина, изображавшая скачки.
— Хороши, не правда ли? — Лорд Уолтон наконец оторвался от бумаг. — Мой внук обожает эту картину. Ему только семь лет, а он уже без ума от лошадей.
— Они восхитительны, сэр, — поддакнул Рафаэль, ничего не понимавший в лошадях.
— Хотите бренди, капитан?
— Нет, благодарю вас, сэр, — ответил Рафаэль и собрался встать.
— Не торопитесь, капитан, я вам еще не все сказал. Я хочу поблагодарить вас от имени всего английского народа за все, что вы сделали. И пусть вас не угнетает мысль, что вы не можете больше приносить пользу. Это не так. Дело вот в чем: насколько я понял, вы собираетесь вернуться домой в Корнуолл?
— Совершенно верно. Хотя я, как вам, без сомнения, известно, не барон Драго. Но я хочу построить в тех местах свой собственный дом.
— Да, Морган мне об этом написал. — Лорд Уолтон сделал небольшую паузу. — Знаете, капитан, там полно контрабандистов. Боюсь, если их число будет и впредь возрастать так же быстро, как сейчас, это станет национальным бедствием.
— Насколько я понял, Епископ и поныне жив?
— Увы, я тоже так полагаю. Но, откровенно говоря, сейчас меня тревожит не это. Речь идет о некой организации, во главе которой стоит не Епископ. Этот человек называет себя Рамом.
Внимательно слушавший Рафаэль рассмеялся:
— Рам? Что за ерунда?
— Ерунда? Возможно. Но, к сожалению, вполне реальная. Капитан, вы когда-нибудь слышали о клубе поклонников адского огня?
— Да, насколько я помню, он действовал где-то в семидесятых — восьмидесятых годах прошлого столетия. Группа бесчестных и развратных молодых отпрысков из довольно благородных семейств решила перещеголять друг друга в греховности и распутстве. Кажется, они поклонялись сатане и считали своим долгом насиловать девственниц, причем чем больше, тем лучше, сколько могли раздобыть их агенты.
— Все правильно. К сожалению, ваши земляки решили возродить этот клуб, и этот самый Рам — их глава. Пока это относительно небольшая группа людей, насколько мне известно, их не более десяти. И в отличие от своих предшественников эти люди не афишируют свою деятельность, не кричат на каждом углу о грядущем пришествии сатаны, зато они всерьез взялись за молодых девушек. Я буду с вами до конца откровенен, капитан. Мы бы не стали вплотную интересоваться этой группой, если бы они не надругались над дочерью виконта Бэйнбриджа. Он в бешенстве и жаждет мести. Я обещал ему поговорить с вами и попросить помочь нам.
— Дочь виконта? Это довольно опрометчивый поступок, не понимаю, о чем они думали.
* * *
— Дело в том, что, видимо, все произошло по ошибке. Они все время называли ее каким-то другим именем — Молли или что-то в этом роде. Этот Рам, видимо, опоил ее чем-то, так что она мало что чувствовала и даже не кричала. А когда девушка пришла в себя, она была уже полностью одета и сидела, прислонившись к какому-то дубу в четырех милях от дома своей тети возле Сент-Остела.
— Значит, она просто навещала родственницу, и ее никто не знал?
— Совершенно верно. Нелепая случайность — и девчонка влипла в большие неприятности. Кстати, нам еще известно, что эти идиоты устраивают настоящий спектакль. Они напяливают какие-то нелепые одеяния, девушка смутно помнит черные балахоны и капюшоны, закрывающие лица. И еще они тянут жребий и насилуют свою несчастную жертву строго по очереди. Рам руководит этим действом, причем у него все построено на жесточайшей дисциплине и беспрекословном подчинении. Ну, что скажете, капитан? Сможете вы нам помочь разобраться с этим проклятым делом? Узнаете, кто такой Рам?
Прошло несколько секунд, может, даже минут, прежде чем Рафаэль ответил. Было видно, что сделанное предложение привело его в некоторое замешательство. Но помимо воли его мозг уже начал работать над проблемой.
— Я думаю, — медленно начал он, — пострадали еще и другие девушки?
— Да. Признаюсь, я посылал туда своего человека. Тот два месяца крутился в тех краях и кое-что выяснил. Начнем с того, что обычно отец девушки получает довольно внушительную сумму за девственность своей дочери. Поэтому никто не жалуется.
— Это же отвратительно! — воскликнул Рафаэль.
— Согласен, но эмоции лучше отбросить в сторону. Делу они не помогут. К сожалению, мой человек смог разобраться только в самых общих аспектах деятельности этой группы. Кроме того, он составил список местных молодых людей, которые показались ему наиболее вероятными кандидатами в члены этой организации.
В первый раз с начала их беседы Рафаэль усмехнулся:
— Я вам могу хоть сейчас назвать всю молодежь из этого списка. Это нетрудно. Значительно сложнее доказать преступную деятельность этих людей, а затем найти способ пресечь ее.
— Совершенно верно. А теперь судите сами. Вы — молодой человек из хорошей семьи. Ваше имя откроет вам любую дверь в тех местах. Кто, если не вы, сможет разобраться в этом деле? Я сумею по достоинству оценить вашу помощь, капитан. Выясните, кто на самом деле этот чертов Рам. Я обещал назвать его имя виконту Бэйнбриджу. Он рвется убить этого парня на дуэли. Я, например, считаю, он имеет на это полное право. Мужчина должен защищать свою семью, отомстить за нанесенное оскорбление.
— Мне будет позволено поговорить с дочерью виконта?
— Ни в коем случае! — Лорд Уолтон энергично затряс головой и даже привстал со своего удобного кресла. — Девушка слишком стыдится всего происшедшего. Она не сможет поговорить обо всем с вами, совершенно незнакомым человеком. Я с ней тоже не виделся. Вся информация поступает к нам от ее матери.
— Жаль, — вздохнул Рафаэль, — это было бы полезно. А она помнит, куда ее отвезли?
— В какой-то дом в окрестностях Сент-Остела, где-то в лесу. Она пошла погулять с собаками тетки, затем ей пришло в голову шалости ради убежать от сопровождавшего ее грума, тут ее и схватили. Она не видела ни одного лица, слышала только голоса.
— Она запомнила какие-нибудь другие имена, кроме Рама?
— Понятия не имею, мой мальчик. Бэйнбридж не хочет травмировать девочку и отказывается задавать ей вопросы. Думаю, его можно понять. Ну как, возьметесь за это дело, капитан?
— Хотелось бы знать, с этими людьми связывают еще какие-нибудь преступления? Убийства? Грабежи?
— Нет. Во всяком случае, мне об этом не известно. Если бы им по ошибке не попалась дочь Бэйнбриджа, мы бы вообще не заинтересовались этим делом. Никто не спорит, продавать девственность, чистоту своей дочери — мерзко и отвратительно. Однако с точки зрения закона это не является преступлением. Итак, ваше последнее слово, капитан? Беретесь?
— А почему бы и нет? — энергично заявил Рафаэль и встал. Пожимая на прощание руку лорду Уолтону, он добавил:
— Морган тоже возвращается домой.
— Да, я знаю. К сожалению, он вынужден приехать, потому что здесь умирает его жена. Она очень давно болеет, и дело неуклонно движется к самому печальному концу. Вы слышали об этом?
Рафаэль растерялся:
— Нет, Морган никогда не говорил о своих личных делах.
— Морган очень скрытный человек, — вздохнул лорд Уолтон, — но какой большой умница! Прекрасная голова! Мы отвлеклись. Так я жду от вас сообщений по нашему делу!
Проводив Рафаэля, лорд Уолтон подошел к окну и еще долго смотрел вслед широкоплечему, мускулистому и необыкновенно стройному молодому человеку.
«Такие, без сомнения, должны нравиться женщинам», — подумал он и вспомнил недавно полученное им сообщение о том, как капитан Карстерс помог раскрыть женщину-шпионку. Несмотря на обычную для всех докладов Моргана сухость и сдержанность, было совершенно ясно, что все свои секреты она выболтала Рафаэлю в постели. Конечно, эти поклонники сатаны — совсем другое дело. Но если ему удастся выяснить подлинное имя их главы — Рама, капитана ждет титул.
Лорд Уолтон от всего сердца пожелал молодому человеку удачи.
А Рафаэль летел по улице как на крыльях. Исчезло чувство неуверенности и собственной бесполезности. У него опять появилось дело. Он весь был переполнен ожиданием новых удивительных приключений и опасностей, встретить которые он готовился лицом к лицу.
Восторженное ожидание сменилось совершенно другим чувством, которое он затруднился бы определить сразу, когда он увидел Викторию, стоящую посреди гостиной леди Люсии.
«Бог ты мой, — ошарашенно подумал он, — она изумительна!»
Ей необыкновенно шло новое голубое платье, изящно отделанное кружевами и лентами. К тому же оно великолепно подчеркивало белизну лебединой шеи и соблазнительной округлой груди. Ее волосы, искусно уложенные умелой рукой мастера в некое подобие короны, в неярком свете свечей казались темнее, чем были на самом деле. Несколько затейливых локонов, как будто случайно выбившихся из высокой прически, обрамляли лицо. Девушка выглядела ослепительно красивой, в меру кокетливой и значительно взрослее того несмышленого и испуганного ребенка, к которому он привык к пути.
— Рафаэль! — воскликнула она. — Как я рада вас видеть!
Она присела перед ним в шутливом реверансе, а потом несколько раз повернулась, чтобы он мог рассмотреть ее со всех сторон.
— Вам нравится мое новое платье? — Она радостно закружилась по комнате. — Тетя Люсия настояла, чтобы платье немедленно переделали на меня. С него убрали всякие безвкусные украшения, там были букеты цветов и даже — представляете? — какие-то раковины. Оставили только эти кружева, но они очень красивые, не правда ли?
Рафаэль так пристально рассматривал эту новую для него Викторию, что даже не сразу сообразил, что она обращается к нему с вопросом. Немного помедлив и, как ему показалось, приведя в порядок мысли, он ответил:
— Вы прекрасно выглядите. Вам очень к лицу новое платье. И я рад, что с него убрали раковины… — Почувствовав, что не может больше произнести ни слова, он с трудом отвел глаза и попытался переключить свое внимание на хозяйку дома. Он увидел, что леди Люсия насмешливо улыбается, и понял, что его замешательство не прошло мимо ее проницательных глаз. Подойдя к ней, Рафаэль решительно уселся рядом и попытался завести салонный разговор.
— Сегодня весь день не было дождя, — начал он.
— Совершенно верно, мой мальчик. Хотя было довольно облачно и временами создавалось впечатление, что вот-вот пойдет дождь.
— Вы не слишком устали, мадам?
— Нет, хотя, признаюсь, оказалось довольно утомительно освободить это очаровательное платье от избытка цветов и каких-то глупых ракушек.
— Виктория сегодня выглядит очень привлекательно, — скрипнув зубами, мужественно продолжил он.
— Действительно.
— Рафаэль, — вмешалась Виктория, — а вы что сегодня делали?
— Не перебивайте, — сухо отрезал он, — воспитанная молодая леди должна уметь себя вести и никогда не вмешиваться в разговоры старших.
Слишком ошеломленная этой резкой отповедью, чтобы сразу ответить что-нибудь связное, девушка некоторое время молчала, но потом, не выдержав все же, поинтересовалась:
— Что-нибудь случилось? Вас беспокоят дела, из-за которых вы приехали в Лондон? Может, вы понесли денежные потери? Кажется, это именно так называется?
— Нет, речь идет совсем не о моих денежных потерях, — ухмыльнулся он. — С этой стороны как раз все в полном порядке. Но я вам ничего не скажу, так что давайте поищем другую тему для разговора.
— Не возражаю. Скажите, вы повезете меня завтра кататься? Тетя Люсия сказала, что в здешнем парке можно встретить множество замечательных людей.
— Тетя Люсия? Но почему тетя?
— Я так решила, капитан, — пояснила леди Люсия, — кстати, нам с вами следует решить, как организовать появление Виктории в свете.
— В свете? Но ведь она здесь только на несколько дней! Вы же не хотите сказать, что…
— О, Диди, ужин готов? — Все внимание леди Люсии обратилось на вошедшего в этот момент дворецкого.
— Да, леди. Повар превзошел самого себя. Осмелюсь предположить, что все это из-за мисс Виктории.
Сегодня, когда пеклись булочки, она, очевидно, влекомая вкусным запахом, проникла к нему в кухню. А он, как и любой француз, очень падок на лесть.
— Но это не было лестью! — возмутилась Виктория. — Я в жизни не пробовала ничего вкуснее!
— В любом деле важен результат, моя дорогая, — философски заметила леди Люсия и пригласила гостей к столу. — Пойдемте, попробуем, чем сегодня решил нас порадовать Луис.
Луис действительно достиг вершин кулинарного Олимпа. И первым доказательством тому был гигантский омар, приготовленный так искусно, что мог удовлетворить запросам даже самого привередливого гурмана. Винный соус тоже был выше всяких похвал. За омаром последовало нежнейшее филе палтуса, французская зеленая фасоль, рагу из дичи в вине с острым соусом и грибами. Все было необыкновенно вкусно, и за обедом разговор вертелся только вокруг подаваемых на стол яств. Так что ничего не нарушало гастрономической сосредоточенности собравшихся. И только после завершения трапезы беседа перешла к более отвлеченным темам. Удовлетворенно вздохнув, леди Люсия повернулась к Рафаэлю:
— Вы случайно не знакомы с Филипом Хоксбери, графом Ротермерским? Знаете, он скоро приедет в Лондон.
— Хок?! — удивился Рафаэль. — А что он здесь забыл? Мы с ним много раз встречались в Португалии, когда я… — Он запнулся, сообразив, что почти выдал себя." Под внимательным взглядом Виктории он несколько стушевался, но быстро овладел собой и продолжил:
— Я там.., можно сказать, служил в армии. Я слышал, что Хок покончил с военной службой.
— Совершенно верно, — кивнула леди Люсия, — дело в том, что умер его брат, и Хок, как вы его называете, — единственный наследник. Он просто выполнил свой долг.
— Как это все было давно, — мечтательно проговорил Рафаэль, медленно потягивая вино из высокого бокала.
— А вы слышали, что он женился?
— Хок? Женился?! — Какое-то время Рафаэль молчал, переваривая новость, потом громко расхохотался. — А ведь я помню, как он говорил, что… Впрочем, это не важно. А кто она, мадам?
— Ее зовут Фрэнсис, она шотландка, очень живая и забавная девушка. Между прочим, у них уже двое детей, мальчик и девочка, малютки — прелесть. С ними, насколько я поняла, прибудет еще и отец Филипа, маркиз де Шанд.
Внезапно леди Люсия весело расхохоталась, помолодев сразу лет на двадцать.
— Я никогда не забуду, — с воодушевлением начала она, — как Фрэнсис и бывшая любовница Хока… Впрочем, нет, я думаю эта история не предназначена для ушей таких благовоспитанных благородных девиц, как Виктория.
Сидевшая все это время очень тихо Виктория всплеснула руками и возмущенно воскликнула:
— Что, мадам? Почему вы замолчали? Что там произошло с его бывшей любовницей? Расскажите, пожалуйста. Это же так интересно!
— Виктория! — назидательно проговорил Рафаэль самым отеческим тоном, на который был способен. — Ведите себя прилично и успокойтесь.
— Но, Рафаэль, мне же хочется знать, что общего у жены и любовницы этого господина!
— Бывшей любовницы.
— Все равно странно! Ведь это не правильно, если человек продолжает поддерживать отношения с любовницей после женитьбы!
Все ее мысли так ясно и четко были написаны на лице, что Рафаэлю отчаянно захотелось любыми средствами стереть из ее памяти воспоминания о Дамьене.
— Просто некоторые мужчины ведут себя не совсем честно, — прокашлявшись, объяснил он.
«А некоторые женщины, — продолжил он уже мысленно, — так холодны, безразличны, даже фригидны, что сами толкают своих мужей в постель к любовнице».
Благоразумно воздержавшись от высказывания этой крамольной мысли вслух, он подумал о жене Хока. Надо же, двое детей! Счастливчик… Неожиданно Рафаэлю как-то некстати пришло в голову, что самому-то ему уже давно стукнуло двадцать восемь, а он все еще один. Видимо, дело в том, что последние пять лет у него не было времени думать о жене, не говоря уже о детях… А жаль… Он взглянул на Викторию и мгновенно ощутил какой-то странный, почти болезненный страх. «Наверное, это судьба», — суеверно подумал он.
Занимаясь своими повседневными делами, не предвидя никаких перемен в жизни да и не особенно стремясь к ним, нежданно-негаданно он встретил на своем пути маленькую оборванку, внезапно превратившуюся в прекрасную принцессу.
Почувствовав, что пауза затянулась, Рафаэль поспешно пробормотал:
— Ну ладно, не будем об этом. Виктория, завтра утром я буду у вашего поверенного. А после обеда поедем на прогулку в парк, так что у вас будет отличная возможность продемонстрировать свои новый туалет, который вам так к лицу.
— Прекрасно, значит, я еще и вас смогу продемонстрировать всему свету! — усмехнулась Виктория. И хотя в голосе девушки звучала откровенная насмешка, ее глаза сияли любовью.
Быстро простившись, Рафаэль заспешил к выходу. Как и накануне, Виктория пошла проводить его до дверей.
— Вы будете осторожным, Рафаэль?
— Осторожным? А что, разве этот поверенный бросается на людей?
— Не знаю… Просто мне страшно.
И снова он легонько прикоснулся пальцем к ее щеке.
— Не надо бояться, девочка. Все будет хорошо.
* * *
На следующее утро ровно в десять Рафаэль входил в контору поверенного мистера Эбенера Вестовера.
Одетый во все черное, клерк взглянул на вошедшего, и его глаза удивленно округлились. Он вскочил на ноги и растерянно развел руками:
— Что-нибудь не так, милорд? Что заставило вас вернуться?
Рафаэль отлично понял, что клерк спутал его с братом. А из этого следует, что Дамьен тоже в Лондоне, причем уже побывал у поверенного. Впрочем, Рафаэль предвидел такой поворот событий и не удивился. В общих чертах все шло по плану.
— Мне необходимо поговорить с мистером Вестовером, — не вдаваясь в подробности, сообщил он.
— Сию минуту, милорд, — засуетился клерк, — подождите, пожалуйста, одну минутку.
Рафаэль остановился посреди комнаты и огляделся. Обшарпанная пыльная мебель, запах сырости, два крошечных наглухо закупоренных окошка. Он даже содрогнулся, представив в этом помещении Викторию.
— Добро пожаловать, милорд. Надеюсь, вы принесли хорошие новости? Хотелось бы услышать, что молодая леди, мисс Абермаль, уже нашлась. Требовать такой огромный выкуп — это просто возмутительно! Вам, наверное, нужны еще деньги?
Рафаэль почувствовал, что к негодованию и ярости добавляется нечто похожее на восхищение! До чего же Дамьен изобретателен, когда следует велению своего сердца и творит зло. Другому и в голову бы не пришло ничего подобного. Будь он проклят!
— Нет, мне не нужны деньги. Но мне бы хотелось услышать, еще раз с вашего позволения, точные условия завещания, по которому мисс Абермаль является наследницей.
— Но молодая леди…
— Она в безопасности. Я поместил ее в надежное место.
— Слава Богу, милорд. Так о чем мы говорили? Условия завещания? Но я считал, что вы все поняли и…
— Будьте добры повторить еще раз, мистер Вестовер.
— Конечно, как прикажете, милорд… — Эбенер Вестовер пожал плечами, как бы говоря, что у богачей и знати вполне могут быть свои причуды, и пригласил Рафаэля пройти в кабинет.
Усаживаясь в потертое кожаное кресло, Рафаэль искоса наблюдал, как узкоплечий тщедушный человечек поспешно перебирает бумаги на столе.
— А, вот оно! — воскликнул он.
— Я вас слушаю.
Мистер Вестовер аккуратно поместил на кончик носа круглые очки и торжественно начал:
— Как я вам уже говорил, милорд, я очень озабочен вашим.., э.., использованием капитала мисс Абермаль. Я уже упоминал, что основной капитал трогать нельзя. На него идут проценты, вполне достаточные для ее достойного содержания. Но за последние шесть месяцев, как я вам писал…
— Мистер Вестовер, — мягко прервал его Рафаэль, — я вас прекрасно понимаю. Основной капитал впредь будет неприкосновенным. Лучше скажите, какая сумма должна перейти мисс Абермаль?
Если поверенный и был удивлен странными провалами в памяти барона, то он этого внешне никак не проявил. Поправив съезжавшие с носа очки, он дал совершенно исчерпывающий ответ:
— Тридцать пять тысяч фунтов, милорд. Разумеется, было пятьдесят тысяч фунтов. Но после того, как вы изъяли пятнадцать тысяч для выкупа, осталось тридцать пять.
Рафаэль был так зол на своего брата, что даже на несколько минут потерял способность мыслить разумно. Проклятый ублюдок! Виктория была наследницей большого состояния, но в ближайшем будущем станет нищей, если Дамьен останется ее опекуном.
— Когда деньги перейдут мисс Абермаль?
— По достижении ею двадцати пяти лет либо в случае ее замужества. Разумеется, любой претендент на ее руку и сердце должен получить ваше согласие как ее опекуна.
Не надо быть гением, чтобы догадаться, что ни один даже самый блестящий молодой человек никогда не добьется согласия Дамьена на брак с Викторией. К сожалению, Рафаэль не мог узнать, почему именно его брат стал опекуном Виктории. Это было бы уже слишком даже для мистера Вестовера.
— Вы не могли бы рассказать, как вам удалось спасти мисс Абермаль?
— Конечно. Ее захватила банда контрабандистов. Вызволить ее из их рук было, в общем, не так уж сложно.
«По крайней мере здесь я сказал чистую правду», — с удовлетворением подумал Рафаэль.
— Кстати, мистер Вестовер, деньги не понадобились, так что пятнадцать тысяч фунтов будут вам возвращены.
— Это замечательно, милорд! — воскликнул обрадованный поверенный. — Вы просто сняли камень с моей души.
Рафаэль отлично понял, что недоговаривал этот тщедушный человечек. Безукоризненно честный, он очень переживал, видя, как барон Драго злоупотребляет своим положением опекуна, пускает на ветер деньги, в действительности ему не принадлежащие.
«Что же, черт возьми, теперь делать?» — подумал Рафаэль, поднимаясь с очень удобного стула. Глубоко задумавшись, он молча пожал руку Эбенеру Вестоверу и вышел из конторы. Он все еще продолжал напряженно думать, не замечая ничего вокруг, когда внезапно услышал знакомый голос:
— Боже правый! Не сойти мне с этого места! Да ведь это же наш корсар!
Рафаэль обернулся и увидел на другой стороне улицы улыбающегося Филипа Хоксбери.
Они сошлись прямо посередине улицы и, смеясь, крепко пожали друг другу руки, после чего им пришлось срочно спасаться бегством, чтобы не попасть под колеса несущегося во весь опор извозчика.
— Здорово, старина, ну пошли скорее! — воскликнул Хок и энергично хлопнул Рафаэля по спине. — Сколько же мы с тобой не виделись, дружище?
Сам обладавший недюжиной силой, Рафаэль тем не менее поморщился от увесистого пинка.
— Ты уже видел Люсию? — спросил он. У Хока был такой ошарашенный вид, что Рафаэль даже пожалел, что выпалил вопрос, занимавший его мысли, так вот прямо, без предисловий.
— Откуда ты знаешь Люсию? — изумился Хок. — Вообще-то мы с Фрэнсис остановились в нашем семейной особняке. Но Люсия пригласила нас сегодня к ужину. Так откуда ты, черт побери, ее знаешь?
— Мне необходимо тебе очень многое рассказать, пошли посидим где-нибудь и поговорим обо всем.
Приятели быстро нашли ресторан, устроились за столиком в самом дальнем углу и заказали пиво.
— Очень хочется увидеть твою жену, Хок. Значит, ты все-таки попался на крючок?
— Ага, — легко согласился Хок, — но обо мне потом. Лучше расскажи, откуда ты знаешь Люсию?
Рафаэль отхлебнул несколько глотков очень холодного крепкого пива и начал рассказ. У него не было причин скрывать что-либо от приятеля. Слишком уж давно они были знакомы и честны друг с другом. Хок даже знал о работе Рафаэля на правительство. Так что через некоторое время Хок был уже в курсе всех дел. Рафаэль надеялся на помощь своего умного и глубоко порядочного друга и имел на это все основания.
— Так что, когда ты окликнул меня, я как раз выходил из конторы поверенного Виктории, — завершил свой рассказ Рафаэль.
— Замечательно, Рафаэль! Насколько я понимаю, все осталось по-прежнему. Там, где появляешься ты, для скуки и безделья места не остается. Ты просто не мыслишь своей жизни без самых невероятных приключений. Впрочем, ладно, с этим мы разберемся. Значит, ты отвел девушку к старушке Люсии? Молодец, догадался. Жаль, конечно, что твой брат так себя повел. Боже мой, я не успел приехать, а уже столько новостей! Подумать только, оказывается, Леон женился! Нет, я не в состоянии это так сразу переварить!
После третьей кружки Рафаэль честно сказал:
— Думаю, мне понадобится твоя помощь, Хок. Я располагаю доказательствами, что мой брат — хитрый пройдоха. И я хочу защитить от его посягательств Викторию и ее состояние, но пока не знаю как.
— А что ты думаешь о самой девушке? Рафаэль задумчиво заглянул в свою кружку и несколько секунд внимательно следил за бликами света на темной поверхности жидкости. Потом он медленно, словно обращаясь к самому себе, проговорил:
— Она красива, умна, даже обладает некоторой храбростью. Сейчас она спокойна, хотя имеет все основания бояться. В общем.., она.., привлекательная девушка, даже очень.
— Ах вот как!
— Ты о чем?
— Я считаю, что вопрос не стоит выеденного яйца. Все вполне ясно и совершенно очевидно. Выход один — ты должен на ней жениться.
Рафаэль поднял глаза на своего собеседника. Он бы не удивился, увидев в этот момент на лбу у приятеля надпись: «Судьба». Но лоб Хока был безупречно чистым, и Рафаэль снова опустил голову и уставился в кружку. Казалось, прошла вечность, прежде чем он заговорил опять.
— Знаешь, за пять минут до нашей с тобой встречи я пришел к такому же выводу. Похоже, это действительно наилучший выход из создавшегося положения.
— По крайней мере у вас было время узнать друг друга, — сказал Хок, — со мной все было иначе. Я до сих пор не могу вспомнить без содрогания начало нашей семейной жизни. Но теперь все это в прошлом. Тебе обязательно понравится Фрэнсис. Она — свой парень.
— Вы привезли с собой детей?
— Нет. Александра еще слишком мала, а Чарльз плохо переносит дорогу. После нескольких часов езды в экипаже он самым настоящим образом заболевает. Между прочим, таковы семейные будни, старик. Учись и привыкай. Кстати, ты непременно, должен познакомиться с моим отцом. Узнав о твоей проблеме, он непременно вмешается и выдаст какой-нибудь ценный совет. Старику до всего есть дело.
— Насколько я понял, он у тебя такой же тонкий и деликатный, как таран или, быть может, стенобитная машина? Как Люсия?
— Вот именно. Эти двое, если, конечно, будут действовать совместно, способны заставить Наполеона улепетывать обратно в Россию.
— Вчера Люсия случайно упомянула о взаимоотношениях твоей жены и бывшей любовницы. Виктория едва не сгорела от любопытства.
— Они обе напали на меня! А Фрэнсис нокаутировала очень, надо сказать, чувствительным ударом в живот. Боже, что это были за времена!
За разговорами и воспоминаниями время летело незаметно. Неожиданно Рафаэль очнулся:
— Черт побери, я совершенно забыл, что обещал повезти Викторию кататься в парк!
— Ничего страшного. Мы же сегодня вечером увидимся у Люсии. Рафаэль…
— Что?
— Ты там присматривай за малышкой.
— Непременно. Мог бы и не напоминать мне об этом! Однако Дамьен был в Лондоне, и это обстоятельство очень тревожило Рафаэля. Хотя, конечно, Дамьен не знал и вроде бы никак не мог узнать, где именно находится Виктория и с кем. Кроме того, он даже не догадывался, что его блудный брат уже закончил чтение своей книги странствий и вернулся домой.
* * *
«Наверное, у него что-то случилось», — подумала Виктория, украдкой поглядывая на Рафаэля из-под опущенных ресниц. Он казался удрученным, придавленным грузом каких-то неведомых ей проблем. Он был рядом, но в то же время так неизмеримо далеко, что, наверное, и не замечал, что происходит вокруг.
А вокруг было так много любопытного! Виктория во все глаза смотрела по сторонам, стараясь не пропустить ничего интересного. Она никогда в жизни не видела такого скопления народа. Красивые женщины рядом с безукоризненно элегантными мужчинами катались верхом или в роскошных открытых колясках, а некоторые просто неторопливо прогуливались по тенистым аллеям огромного парка. Отовсюду доносились шутки и веселый смех. Но Рафаэль здесь никого не знал, Виктория и подавно, поэтому общее веселье, казалось, обходило их стороной.
— Осторожнее, Виктория, — нарушил молчание Рафаэль и снова погрузился в одному ему известные мысли.
«Что ж, — философски рассудила Виктория, — по крайней мере он помнит о моем существовании. И на том спасибо».
Решив во что бы то ни стало привлечь его внимание, Виктория начала разговор:
— Вам нравится, как я сижу в седле?
— Да.
— А как вы находите мою шляпку? Знаете, эти перышки специально покрасили, чтобы они лучше подходили к голубому бархату.
— Очаровательно.
— А мои туфельки, между прочим, сделаны из самой лучшей испанской кожи.
— Замечательно.
— А моя рубашка вся в кружевах.
— Да, это прелестно…
— Ну наконец-то вы все-таки обратили на меня внимание. Послушайте, Рафаэль, мне не нравятся ваши бесконечные секреты. В конце концов я не маленький несмышленый ребенок. Расскажите мне, как прошло посещение мистера Вестовера. Я наследница?
— Пока да, но очень быстро перестанете быть ею, если Дамьен продолжит свои гнусные махинации.
— Не понимаю. Объясните мне, пожалуйста, что все это значит!
— Это значит.., что вам, моя дорогая, лучше ничего не знать.
— Но, Рафаэль, — воскликнула возмущенная девушка, — вы забываете, что я — главное действующее лицо этой странной пьесы. И если вы не расскажете мне все, причем очень подробно, я сама отправлюсь к этому поверенному с визитом.
Она увидела, что ее возмущенная тирада задела его больше, чем он хотел показать. Судя по крепко сжатым губам и моментально потемневшим глазам, Рафаэль принадлежал к той категории людей, которые тяжело переносят, когда им перечат или предъявляют ультиматумы.
— Вы, моя девочка, — очень ласково, даже как-то вкрадчиво сказал он, — будете делать только то, что вам скажут. Вы меня поняли?
— Конечно, не поняла, — откровенно усмехнулась она. — Разве вы забыли, что я наивна, глупа и бестолкова? Так что я абсолютно не способна что-либо понять.
— Виктория, я… Черт бы вас побрал, прекратите смеяться надо мной! Я же изо всех сил стараюсь вас защитить.
— Я вижу. Только почему вы считаете, что я при этом должна ходить в шорах? Я не могу больше оставаться в полном неведении! Я должна если не действовать, то по крайней мере знать, что происходит!
Но Рафаэль не хотел говорить девушке, что ее мучитель где-то рядом, в Лондоне. Он даже сам себе не мог объяснить, почему ему так мучительно, до боли, не хотелось, чтобы в ее чистых, ясных и смеющихся глазах снова поселился страх.
— Не стоит настаивать, — после значительной паузы пробурчал он, — должен сказать, что вы довольно назойливы и вам недостает хороших манер. Надеюсь, вы удовлетворены, что ситуация находится под контролем… Ну как, на сегодня вам уже достаточно общения с местным обществом? — И не дожидаясь ответа, Рафаэль повернул к дому леди Люсии.
Улыбка медленно сползла с лица глядевшей ему вслед девушки. Он ее защищает? Интересно, кто его просил? Ладно, пришла пора брать дело в свои руки. Завтра она посетит мистера Вестовера. Сама.
* * *
Смех и веселье, царившие за ужином, заставили Викторию позабыть о Дамьене, своей обиде на Рафаэля и его бесцеремонное обращение, так же как и обо всех остальных неприятностях и проблемах.
Фрэнсис Хоксбери оказалась очаровательной и очень дружелюбной молодой женщиной, обладавшей способностью с первого взгляда располагать к себе собеседников. Что же касается Хока, или Филипа, — Виктория так и не поняла, как его следует называть, — то он чем-то напоминал Рафаэля, по крайней мере внешне: такой же высокий, мускулистый и, видимо, очень сильный. Его лицо, обрамленное темными шелковистыми волосами, было довольно смуглым, как у человека, который долго жил под южным солнцем. Только глаза были не серебристо-серые, как у Рафаэля, а изумрудно-зеленые, но такие же живые и веселые.
Веселье лилось рекой, такой же полноводной, как изумительное белое вино, аккуратно доставляемое из подвалов леди Люсии.
— Виктория, по-моему, вам уже хватит пить, — неожиданно проговорил Рафаэль. — Диди, у вас не найдется лимонаду для этой молодой леди?
— Это вам пора переходить на лимонад! — возмутилась Виктория. — Если я не ошибаюсь, вы приканчиваете уже третий бокал.
— Ошибаетесь.., четвертый. Но я мужчина и гораздо больше привык к…
— Ваша речь удивительно напоминает что-то, — с манерной медлительностью произнесла Фрэнсис. — Кажется, именно такие интонации звучали в голосе моей гувернантки. Оставьте ее, Рафаэль, Виктория уже давно вышла из того возраста, когда ее надо столь тщательно опекать.
— Спасибо, Фрэнсис. Между прочим, наш бравый капитан никак не может отказаться от привычки всеми командовать.
— Ладно, ладно, ребята, давайте не будем спорить, — примирительно вмешался Хок. — Рафаэль, дружище, поверь мне, когда женщины объединяются, с ними лучше не связываться. Фрэнсис, дорогая, отложи, пожалуйста, свои упражнения в остроумии до более подходящего момента. Черт, жаль, что моего отца сейчас здесь нет.
— Почему? — вяло полюбопытствовал Рафаэль.
— Он обладает удивительным даром уводить разговор в сторону от неприятной или щекотливой темы, причем никто из беседующих даже не успевает заметить, как и когда он это делает.
— Послушайте, Виктория, — никак не мог успокоиться Рафаэль. — Я же не говорю, что сейчас здесь за этим столом вы начинаете свою карьеру пьянчужки. Просто вы непривычны к вину, не так ли?
«Конечно, так», — подумала Виктория. Но она же не дура, чтобы соглашаться с ним вслух.
— Как вам сказать, — медленно протянула она, — как правило, я действительно много не пью. Ну.., не больше бутылки в день.
— Значит, так, друзья мои, — решительно вмешалась леди Люсия, — думаю, мы остановимся на компромиссном варианте. Диди, пожалуйста, половину вина, половину содовой. Надеюсь, это устраивает обе стороны.
— Поскольку нашего отважного капитана, кажется, сейчас хватит удар, — насмешливо объявила Виктория, — я согласна.
— Озорница, — натянуто улыбнулся Рафаэль.
— Отлично, — заявила Фрэнсис, — в связи с тем, что воюющими сторонами достигнуто соглашение о перемирии, мы можем продолжать есть, пить и беседовать. Изумительный филей, Люсия. Я сегодня занимаюсь форменным обжорством. Виктория, вы любите скачки?
— Я обожаю лошадей, — ответила Виктория, зачерпнув ложку супа, но забыв отправить ее в рот, — однако ни разу в жизни не была на настоящих скачках.
— Тогда вы обязательно должны приехать в ноябре в Ньюмаркет. Будет бежать Летящий Дэви, и я ни минуты не сомневаюсь, что он придет первым.
Лошади и скачки оставались темой разговора еще некоторое время, потом дамы встали из-за стола. К немалому удивлению Виктории, оказалось, что Люсия намерена отказаться от своего обычного вечернего стакана портвейна.
— За компанию, — пояснила старая дама, — совершались и более серьезные дела. Фрэнсис, почему бы вам не пройти с Викторией наверх и не поправить ей прическу? Посмотрите, на кого она похожа. Растрепалась так, словно сама соревновалась в беге с этим вашим Летящим Дэви.
— Она хотела, чтобы у нас с вами была возможность свободно поговорить, — объяснила Фрэнсис, когда молодые женщины остались одни. — Все считают ее сварливой фурией, но лично мне кажется, что это самая очаровательная дама из всех моих знакомых и, между прочим, очень интересная собеседница. Знаете, она ведь спасла мне жизнь.
— Как?
Фрэнсис задумчиво улыбнулась:
— У меня очень тяжело проходили первые роды. Скорее всего я бы умерла, а ребенок так бы и не родился. Но Люсия спустила с лестницы идиота доктора и тем самым спасла нас обоих. Кажется, я бы все на свете сделала для нее.
Удивленная Виктория какое-то время молча переваривала услышанное, а Фрэнсис уже оживленно продолжала:
— А потом она очень обстоятельно объяснила Хоку, как следует обходиться с беременными женщинами, причем, видимо, настолько доходчиво, что он поклялся и близко не подходить к моей комнате и моей постели.
— Он выполнил клятву?
— Нет, конечно. Но Люсия впоследствии прочитала ему целую лекцию, как себя вести, чтобы после каждой нашей физической близости я не оказывалась беременной. Это было уже намного позже, но он был в полном восторге.
— Да? — В голосе Виктории звучало такое явное сомнение, что Фрэнсис спохватилась;
— Боже правый, я не должна была всего этого говорить. Умоляю, простите мою несдержанность. Со мной иногда такое бывает. Я сначала говорю, потом думаю.
«Только от таких людей и получаешь хоть какую-нибудь информацию», — подумала Виктория, но благоразумно воздержалась от каких-либо высказываний.
Усевшись перед зеркалом и глядя на свою действительно немного пострадавшую прическу, Виктория поинтересовалась:
— Вас, наверное, беспокоит, что я злоупотребляю гостеприимством леди Люсии?
— Нет, нисколько. А почему это должно меня беспокоить? Если Люсия приняла вас, а дело обстоит именно так, этого для меня совершенно достаточно. Но расскажите, о каком наследстве идет речь? Хок, черт бы его побрал, почти ничего мне не рассказал.
Глаза Виктории сузились и потемнели от злости.
— К сожалению, я знаю не больше вашего. Рафаэль упрямее осла. И держит меня в полном неведении. Вы представляете, каково мне, Фрэнсис? Он ведет себя так, словно я нежная роза, с которой грубая правда может сдуть все лепестки.
Поправлявшие прическу сидящей Виктории руки Фрэнсис на секунду замерли. Ох уж эти мужчины! Ее драгоценный супруг тоже наверняка знает об этом деле гораздо больше, чем говорит. Ну ничего, она найдет способ высказать ему свою точку зрения. Однако вслух она промолвила несколько другое:
— Капитан Карстерс — очень хороший человек. И абсолютно порядочный. Хок его очень ценит, я это знаю точно.
— Я тоже, — вздохнула Виктория. — Я и не сомневаюсь в его честности и порядочности. Если бы мы не встретились, боюсь подумать, что со мной могло случиться. Я ему очень обязана.
Фрэнсис воткнула последнюю шпильку в волосы Виктории и отошла полюбоваться на результаты своего труда.
— Не волнуйтесь, — только и могла сказать она. — Все будет хорошо. Вот увидите.
— Надеюсь, что вы правы, но я все-таки намерена сделать хоть что-нибудь сама. Поэтому завтра я собираюсь улизнуть отсюда и навестить поверенного без Рафаэля. В любом случае его надо отучать от диктаторских замашек.
Фрэнсис уже давно поняла, что Виктория не будет сидеть, забившись в угол, когда вокруг нее происходят столь волнующие события.
— Вы не возражаете, если я составлю вам компанию? — немного поразмыслив, спросила она.
— А вы не скажете вашему мужу или Рафаэлю?
— Я никому не скажу, можете не сомневаться. Ну а теперь, раз мы закончили все наши дела, может быть, спустимся вниз? Вы играете на фортепиано, моя дорогая? А петь умеете?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Магия Луны - Коултер Кэтрин



Как приятно встретиться с любимыми героями прежде прочитанных книг! ЕЩЕ!!!
Магия Луны - Коултер КэтринТатьяна
27.03.2012, 19.27





Впечатляет шайка педофилов. насилующих девочек. Муж сестры героини - один из них. Редкостный мерзавец, распутник и подлец. За все отделался легким испугом. Такого мало убить.Советую .
Магия Луны - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 13.27





Прочла с удовольствием. Динамичный сюжет, приятно. Только я в конце не поняла, там в Рафаэля стреляли, но начиная со следующего абзаца о его раненом плече больше не упоминается. Мистика!
Магия Луны - Коултер КэтринАнна
28.10.2012, 0.03





Роман оказался очень увлекательным. Тайное всегда становится явным. На протяжении всего романа разгадка только подразумевается, но в итоге справедливость восторжествовала. Герои показали себя с лучшей стороны и нашли понимание, доверие друг к другу. Советую почитать.
Магия Луны - Коултер КэтринЮлия
11.12.2012, 17.22





Роман оказался очень увлекательным. Тайное всегда становится явным. На протяжении всего романа разгадка только подразумевается, но в итоге справедливость восторжествовала. Герои показали себя с лучшей стороны и нашли понимание, доверие друг к другу. Советую почитать.
Магия Луны - Коултер КэтринЮлия
11.12.2012, 17.22





Роман оказался очень увлекательным. Тайное всегда становится явным. На протяжении всего романа разгадка только подразумевается, но в итоге справедливость восторжествовала. Герои показали себя с лучшей стороны и нашли понимание, доверие друг к другу. Советую почитать.
Магия Луны - Коултер КэтринЮлия
11.12.2012, 17.22





Мне очень нравятся книги Кэтрин Коултер.Легкие в чтении,интересные,веселые.Книги серии "магия" тоже заслуживают прочтения,а со временем и повторного перепрочтения.Читаешь--отдыхаешь!Но лучшая этой серии книга-это "Магия лета"--на мой взгляд!!!
Магия Луны - Коултер КэтринТатьяна
23.04.2013, 21.38





моя самая любимая книга!10
Магия Луны - Коултер Кэтринтори
27.04.2013, 15.43





Можно почитать, хотя две первые книги понравились больше.
Магия Луны - Коултер КэтринКэт
29.04.2013, 19.43





не очень впечатлило...
Магия Луны - Коултер КэтринНИКА*
9.11.2013, 18.25





Отличный роман , прочитала с большим наслаждением:-) :-) :-)
Магия Луны - Коултер КэтринОля-ля
8.06.2014, 12.16





Дуже хороша книга....очей не відірвати
Магия Луны - Коултер КэтринТаня
24.08.2014, 19.29





дура полная лучше буду шлюхой, но не скажу что нога поранена.А он кренин трогал её целовал, а шрам не нащюпал хотя читала с удовольствием
Магия Луны - Коултер Кэтринwantey69
27.11.2014, 23.00





Роман хороший для чтения и сюжет хороший, только как то и правда барон легко отделался, он барон занимался таким безбожеством и ему да и другим ничего не было,хотя барон - мерзость.А эпилог меня расстроил если в первых двух книгах о магии говорится что у Хока и Фрэнсис сын и дочь, то здесь пишется два сорванца, два мальчтка, писателю писать надо повнимательной, но в общем серия удалась,читайте.
Магия Луны - Коултер КэтринАнна.Г
23.04.2015, 12.53





Можно констатировать одно - Ггне очень, сказочно повезло с Главным героем. Ей попался и вправду благородный человек, чего не скажешь о других героях в серии "Магия...". А насчёт - легко отделались, не будь среди невезучих девушек дочки человека голубых кровей их бы вообще никак почти и не наказали. Денег дали и замяли. В Англии тех времён всё было так же как и везде - жизнь черни много не стоила, как и честь её дочерей. Достаточно почитать историческую литературу, чтобы понимать, что автор в романе реалии не исказила. Хотя думаю, Глав герой подвизался к расследованию и без поручения, если бы оказался в тех местах - там человек благородной души, а не только крови уже по его готовности спасти от контрабандистов героиню и дальнейшему его с ней обращению это ясно, но большинство господ отреагировало бы именно как Дамьен за ужином.
Магия Луны - Коултер КэтринЛеся
21.09.2016, 14.49





Можно констатировать одно - Ггне очень, сказочно повезло с Главным героем. Ей попался и вправду благородный человек, чего не скажешь о других героях в серии "Магия...". А насчёт - легко отделались, не будь среди невезучих девушек дочки человека голубых кровей их бы вообще никак почти и не наказали. Денег дали и замяли. В Англии тех времён всё было так же как и везде - жизнь черни много не стоила, как и честь её дочерей. Достаточно почитать историческую литературу, чтобы понимать, что автор в романе реалии не исказила. Хотя думаю, Глав герой подвизался к расследованию и без поручения, если бы оказался в тех местах - там человек благородной души, а не только крови уже по его готовности спасти от контрабандистов героиню и дальнейшему его с ней обращению это ясно, но большинство господ отреагировало бы именно как Дамьен за ужином.
Магия Луны - Коултер КэтринЛеся
21.09.2016, 14.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100