Читать онлайн Магия Луны, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия Луны - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.1 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия Луны - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия Луны - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Магия Луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Сравнения не всегда уместны.
Шекспир
— Бог мой! — воскликнул Рафаэль, резко остановившись. — Как же он вас напугал. Вы считаете меня таким же, Виктория? Вы меня боитесь?
— Нет.., да.., уйдите!
— Все ясно. Спасибо за откровенность.
— Но вы так похожи, — пробормотала Виктория, — простите меня, я ничего не могу с собой поделать.
— Вы правы. — спокойно согласился Рафаэль, — но наше внешнее сходство вовсе не означает, что наши души, мысли и характеры тоже похожи. Мы абсолютно разные люди, и я вам буду очень признателен, если вы прекратите нас сравнивать. По-моему, я пока не давал вам повода сомневаться в своей порядочности. Да, а как ваша нога?
— Лучше, — бодро соврала Виктория, которой больше всего на свете хотелось, чтобы он вообще позабыл о ее конечностях, — уже совсем прошла. Но я устала и хочу в постель.
«А вот это превосходная идея, — подумал Рафаэль, стараясь, чтобы глаза его не выдали. — Я бы тоже не прочь очутиться в постели с этим очаровательным созданием».
Странно, у него были и более красивые женщины. Многие сами вешались ему на шею и мечтали заманить в постель. Но эта прелестная маленькая дикарка… Из нее, наверное, получилась бы превосходная жена…
— Вы хотите помыться? — отбросив прочь совершенно неуместные мысли о женитьбе, спросил он.
Виктория с наслаждением подумала о горячей воде, смывающей дорожную пыль и грязь, представила, как благодатное тепло нежно охватывает ее искалеченную ногу, согревает и приносит спасительное расслабление ноющим мускулам, и благодарно кивнула.
— Никогда в жизни не чувствовала себя такой грязной, — призналась она. — Я, наверное, сейчас выгляжу как бродяга?
— Нет, — дипломатично улыбнулся Рафаэль, — только как уличный мальчишка.
Рафаэль вышел распорядиться насчет ванны. Вернувшись, он нашел Викторию сидящей на том же месте за столом.
— Вы еще голодны? — удивился он.
— Нет, что вы, все было превосходно, я наелась, кажется, на несколько дней вперед. Просто задумалась.
— О бароне? Может, вы расскажете мне о нем? На лицо Виктории мгновенно набежала тень.
— В общем-то мне нечего рассказывать. Просто я не могла позволить ему… Понимаете.., я не впустила его к себе в комнату.., ну и…
— Ладно, оставим это, — прервал девушку Рафаэль, — насколько я понял, у вас нет желания возвращаться в Драго-Холл?
Виктория моментально вскочила на ноги.
— Я никогда туда не вернусь! Ни за что!
— Ладно, ладно, не волнуйтесь. А как насчет вашей кузины Элен? Вы ей говорили о притязаниях ее супруга? Виктория опустила голову и уткнула лицо в ладони.
— Понимаете, она ждет ребенка. После Рождества уже должна рожать. Я не хотела ее расстраивать. Лишние переживания в ее положении могли бы оказаться губительными. Но, по-моему, она о чем-то догадалась. Во всяком случае, мне так кажется, потому что она стала значительно резче и суровее со мной.
Рафаэль ни на секунду не усомнился в ее словах, и невольно к симпатии, которую он испытывал к девушке, добавилась значительная доля уважения. Она не захотела стать жертвой и из множества возможных путей выбрала самый трудный, сбежав с двадцатью фунтами в кармане. Смелая натура. И упорная. Ему такие нравились.
В это время принесли воду для купания.
— У вас есть во что переодеться? В вашем гардеробе есть халат? — направляясь к двери, соединяющей их комнаты, поинтересовался Рафаэль.
По лицу Виктории скользнула непонимающая и немного испуганная улыбка.
— А почему вас это интересует?
— Только потому, — терпеливо объяснил Рафаэль, — что я хочу иметь удовольствие сегодня еще раз побеседовать с вами. Не забывайте, что нам предстоит принять решение, как быть дальше. А я вовсе не хочу снова испугать вас или оскорбить.
Уже на пороге комнаты Рафаэль обернулся и обнажил в широкой улыбке свои ровные белоснежные зубы.
— Смею вас заверить, что лично у меня халат есть.
— Меня это очень успокаивает, — улыбнулась в ответ Виктория, продемонстрировав в свою очередь, что зубы у нее тоже белые и красивые.
Отослав служанку и оставшись наконец одна, Виктория разделась. И дело здесь вовсе не в излишней застенчивости и стыдливости. Просто она слишком хорошо помнила реакцию Элен, когда та впервые увидела ее изуродованную ногу. Блистательная красавица, Элен невольно почувствовала отвращение и презрение к уродству, которые не сумела или не захотела скрыть. Виктории не хотелось еще раз пережить подобное. Ей не нужны ни жалость, ни сочувствие, ни тщательно спрятанная под маской сожаления брезгливость. Ничего.
Пятнадцать минут в теплой воде вернули ей хорошее расположение духа. Болезненные ощущения исчезли. Она чувствовала себя вполне бодрой и здоровой. Жизнь уже не казалась такой суровой, а будущее — мрачным. Одеваясь, девушка услышала легкий стук в дверь.
— Виктория, — раздался дружелюбный голос Рафаэля, — вы уже готовы принять меня?
— Нет! — перепуганно вскрикнула она, и все страхи вернулись вновь.
«Почему он так сказал? Что он имел в виду? Как я должна его принять?» — лихорадочно соображала она.
— Как ваша нога? — поинтересовался голос из-за двери.
— В полном порядке, — поспешно сообщила она, — подождите, пожалуйста, еще несколько минут.
«Наверное, все же надо было пригласить врача, — подумал Рафаэль, глядя на закрытую дверь, — но ей вроде бы стало легче за ужином».
Он поудобнее уселся и приготовился ждать. Только сейчас он почувствовал, как сильно устал. Путь от Фалмута был хоть и не трудным, но довольно долгим. А до Лондона еще так далеко, а тут еще неожиданная попутчица добавила проблем…
Когда Виктория позвала его, Рафаэль уже почти спал. С трудом проснувшись, он потратил несколько минут на приведение в порядок мыслей и решительно двинулся к ней в комнату.
Девушка сидела на краешке стула, настороженно глядя на вошедшего. Судя по ее позе, она была готова в любой момент вскочить и в зависимости от обстоятельств либо ринуться в бой, либо убежать. Если на ней и была ночная сорочка, то ее не было видно под плотным наглухо застегнутым до самого подбородка муслиновым одеянием, которое, лишь обладая изрядной долей воображения, можно было назвать пеньюаром, халатиком или чем-то столь же женским.
— Сколько вам лет? — неожиданно для самого себя спросил он.
— В декабре будет девятнадцать, — растерялась девушка.
— В этой экипировке вы выглядите совсем ребенком, — поделился с ней своими наблюдениями Рафаэль. — А что, моя дорогая невестка Элен не сочла необходимым позаботиться о вашей одежде? Что вообще она для вас сделала? Вы были представлены в обществе? Для вас устраивались балы? Званые обеды? Вас возили куда-нибудь?
— Нет. Но я и не ждала этого. Странно, но в ее голосе не было сожаления. Во всяком случае, Рафаэль ничего похожего не услышал.
— Понимаете, я всегда считала себя бедной родственницей и ни на что особенное не рассчитывала. Но недавно мне случайно попало в руки письмо… — Внезапно Виктория поняла, что проговорилась, и ее глаза испуганно округлились. Она замолчала на полуслове и нервно сжала руки. Что же она наделала! Вот идиотка!
Рафаэль тяжело вздохнул. Что ж, может быть, она права. Ему придется завоевать ее доверие. А это совсем не так легко. Он решил сменить тему. Пусть испуганная рыбешка срывается с крючка и спокойно плывет куда ей вздумается.
— Вы, кажется, говорили, что направляетесь в Лондон? — секунду помедлив, спросил он. Виктория молча кивнула.
— У вас там дела? Или, может быть, родственники?
— У меня больше нет родственников, — покачала головой Виктория. — Вы ведь сами уже обо всем догадались, правда?
— Послушайте, дитя мое, молодая леди никуда не может ехать одна, неужели это не понятно? — самым убедительным тоном, на какой он был способен, произнес Рафаэль. — Вы забыли, в какую переделку чуть было не угодили сегодня?
— Я постараюсь впредь быть более осторожной.
— Мужество в любых его проявлениях достойно восхищения, но в вашем возрасте пора бы уже расстаться с детской наивностью.
— Я, конечно, моложе вас, — согласилась Виктория, — но я вовсе не ребенок и не так уж наивна.
— Простите, но если это не наивность, тогда глупость.
— Вы не очень добры, — заметила Виктория, — но должна признаться, что из двух предложенных вами вариантов я бы все-таки предпочла наивность. Это не так обидно.
Рафаэль прекрасно понимал, что не сможет бросить эту беспомощную трогательно-наивную девочку одну на произвол судьбы. Хотя, разумеется, его отнюдь не радовали многочисленные проблемы, возникшие с ее появлением. Подумав, сколько трудностей еще предстоит им преодолеть, он тяжело вздохнул.
— Бог с вами, я провожу вас до Лондона, — наконец сказал он.
— Правда? А что вы потребуете взамен?
— Девочка моя! Неужели я похож на человека, во всяком добром деле ищущего выгоду? Виктория смутилась.
— Нет, но.., вам это будет не трудно?
— Мне это будет невероятно трудно, — расхохотался Рафаэль, — но, уверяю вас, я справлюсь. Вопрос в другом. Что мне с вами делать там, в Лондоне?
Виктория упрямо вздернула голову:
— Мне необходимо встретиться в Лондоне с одним человеком. А после этого, думаю, мне можно уже будет не беспокоиться о деньгах. Я сумею себя обеспечить.
Рафаэль был человеком достаточно сообразительным.
— Итак, вы каким-то образом обнаружили, что уже не являетесь бедной родственницей Элен?
Под его заинтересованным, но немного насмешливым взглядом Виктория смутилась и вся залилась краской.
— Милая моя, — вздохнул Рафаэль, — можете быть совершенно уверены, я ничего не скажу брату. Честно говоря, мы не испытываем друг к другу большой любви.., если не сказать больше… Ну а теперь откровенность за откровенность. Расскажите, что с вами произошло. Итак, вы стащили у Дамьена двадцать фунтов.
— Да, из сейфа в его кабинете. Но я их обязательно отдам! Вот увидите! Там же я случайно заметила пачку писем и на самом верхнем прочла свое имя. Поэтому я решила, что имею полное право знать, что же там написано.
— Вы его прочитали?
— Да, оно было от поверенного из Лондона. Оказывается, я вовсе не бедна, а очень даже хорошо обеспечена. По крайней мере я так поняла и очень надеюсь, что не ошиблась.
— Дамьен ваш опекун?
— Точно не знаю, думаю, что да. Я никогда ничего об этом не слышала, и никто никогда не говорил мне, что у меня есть деньги. Думаю, они от кого-то из родственников по материнской линии. У моего отца было очень благородное имя, но в карманах ни фартинга.
— Скорее всего Дамьен распоряжается вашими средствами, — объяснил Рафаэль, — и остается надеяться, что он, как и прежде, проявляет осторожность и благоразумие при проведении своих финансовых операций.
Виктория пожала плечами.
— Я знаю только, что в письме говорилось об основном капитале и каком-то распоряжении. Больше ничего.
— Насколько я понял, вы собирались покинуть Драго-Холл еще до того, как узнали о наследстве?
— Да, но только я не знаю, действительно ли я что-то, как вы говорите, унаследовала. Просто есть какие-то деньги.
— Но вы хотели сбежать с капиталом всего в двадцать фунтов?
— У меня не было выбора! А как бы вы поступили на моем месте?
«Я бы набил ему морду», — подумал Рафаэль, но не стал высказывать эту мудрую мысль вслух. Глупо сравнивать сильного и независимого мужчину с молоденькой девушкой, живущей под крышей бесчестного человека, который, пользуясь ее зависимым положением, решил сделать ее своей любовницей.
— Возможно, я поступил бы так же, — задумчиво произнес Рафаэль.
— Нет, я знаю, вы просто хотите меня успокоить, чтобы я не чувствовала себя такой глупой и наивной.
— Виктория, вы же не могли полезть с ним в драку, это надо понимать. А с контрабандистами вы вели себя очень мужественно. И этого нельзя не признать.
— Если бы милостивая судьба не послала мне вас, моего ангела-спасителя, — глядя на него, как на икону, выпалила Виктория, — меня, возможно, уже не было бы в живых.
Ни одна женщина никогда еще не называла Рафаэля ангелом, и ему было довольно трудно определить, польстили ему или обругали. Однако все эти разговоры избавляли от необходимости принять какое-то решение относительно дальнейшей судьбы девушки, и молодой человек глубоко задумался. Закоренелый холостяк, он не знал ни одной женщины в Лондоне, которой можно было бы поручить этот неожиданно свалившийся на него подарок судьбы. И вдруг он вспомнил, как однажды Леон Эштон, он же — граф Сент-Левен, покатываясь со смеху, рассказывал о своей исключительно воинственной двоюродной тетке. Леди Люсия Крэнстон по какой-то известной только ей причине осталась старой девой. Она жила одна и при всяком удобном случае пыталась руководить своим непутевым племянником. А он, в свою очередь, старался держаться как можно дальше от обладавшей столь кипучей энергией родственницы. Но тем не менее именно она решила, что Леону очень подходит Диана Саварол. И оказалась права! Вот оно — решение!
— Я знаю, что делать! — радостно воскликнул Рафаэль.
Его довольная улыбка снова испугала девушку.
— Надеюсь, вы не предложите мне ничего недостойного, сэр? Я могу вам доверять?
— Разумеется, — заверил ее Рафаэль, — можете не сомневаться, все мои помыслы девственно чисты.
— Я вам верю. Так о чем речь?
— Пожалуй, я на какое-то время оставлю вас в неведении, — хитро улыбнулся Рафаэль. — Не волнуйтесь, все будет в порядке, а пока я пойду и найму экипаж.
— Я могу ехать верхом, — по привычке запротестовала Виктория, но сразу же умолкла, подумав о предстоящих трех или даже четырех сутках пути в седле, о неизбежной боли в растревоженной ноге. Она представила, как, сильно хромая, войдет в кабинет поверенного, и сдалась.
— Ладно, — вздохнула она, — пусть будет экипаж. Но имейте в виду, я обязательно верну вам все деньги.
— Непременно вернете, — согласился Рафаэль, — как только получите ваше огромное наследство.
— Если оно вообще существует, — грустно вздохнула Виктория, — оно может быть не такое уж огромное.
— Увидим.
— Я увижу, — сурово отрезала она, — потому что, приехав в Лондон, вы сразу же освободитесь от меня и сможете продолжать свой путь или заняться своими делами…
— Это мы тоже увидим, — перебил Рафаэль, направляясь к двери. Черт побери, откуда могло так внезапно появиться это огромное желание обнять ее, поцеловать, погладить по мягким шелковистым волосам, сказать, что он готов жизнь отдать, чтобы защитить, уберечь ее. «У меня что-то не в порядке с головой, — в конце концов решил он, — наверное, это от усталости».
И чтобы не дай Бог не наделать глупостей, Рафаэль быстро пожелал ей спокойной ночи и выскочил из комнаты.
* * *
Элен причесывалась перед большим зеркалом. Густые, пышные, мягкие, черные как вороново крыло волосы были ее гордостью. Роскошные кудри рассыпались по плечам с прихотливой грацией, присущей только натуральным локонам. Она увидела в зеркале вошедшего в ее комнату мужа и раздраженно заговорила:
— Я не понимаю, Дамьен, как могла Виктория проявить такую черную неблагодарность. Дамарис до сих пор рыдает, и Нэнни Блэк никак не может успокоить ее.
Элен внимательно посмотрела на мужа, но он оставался невозмутимым и абсолютно спокойным.
— Я уже послал людей на поиски, дорогая, — лениво зевнул он, — видимо, завтра мы получим какие-нибудь известия.
Он не сказал жене, как несколько минут назад обнаружил, что Виктория прочитала письмо. Промолчал он и о том, что это открытие заставило его стиснуть зубы от бессильной ярости. Глупец! Надо было сразу же сжечь письмо! Но кто бы мог подумать! Ну ничего, он найдет ее, никуда она не денется. И уж тогда…
Вслух он произнес совершенно другое:
— Если ты так беспокоишься, дорогая, я, пожалуй, завтра сам возглавлю поиски. Думаю, она отправилась в Лондон.
— Но у нее же нет денег!
— Есть. Она, между прочим, украла что-то около двадцати фунтов из моего сейфа.
— Маленькая воровка! Так-то она отплатила за все, что я для нее сделала! Проклятая калека! Дамьен молча пожал плечами.
— Интересно, почему все-таки она убежала? — задумчиво проговорила Элен, продолжая тщательно расчесывать свои роскошные локоны.
Лицо Дамьена осталось непроницаемым.
— Может быть, из-за этого глупца Эстербриджа? Ты же знаешь, он увивался вокруг нее. Возможно, он проявил излишнюю настойчивость, и она от него сбежала?
— Нет, не думаю, — возразила Элен, — в последнее время она говорила о своем предстоящем браке с ним как о вопросе вполне решенном. Мне кажется, что причина не в нем.
— А мне Дэвид говорил совсем другое, — заметил Дамьен. — Он жаловался, что она изменила свое отношение к нему. Не исключено, что этот осел чем-то напугал ее, к примеру, не вовремя залез под юбку, вот она и предпочла скрыться.
— Невероятно! — воскликнула Элен. — Господь свидетель, она должна была сделать все, чтобы выйти за него. Только полная идиотка могла упустить такой великолепный шанс. Кстати, а почему ты считаешь, что она отправилась именно в Лондон?
— Для нее это единственный возможный вариант. Элен хотела продолжить разговор, но очередной вопрос замер на ее губах. Она увидела, что Дамьен снял халат и совершенно голый забрался в ее постель. Она медленно опустила щетку для волос на туалетный столик.
— Я ведь в положении, — тихо вздохнула она.
— А я не забыл, — засмеялся Дамьен, — конечно, твои формы стали несколько необычными, но это даже пикантно. К тому же я хочу, чтобы мой сын уже сейчас знал своего отца.
Элен не сомневалась, что через несколько минут его опытные руки заставят ее испытать сильнейшее желание, он вынудит ее потерять над собой контроль, забыть обо всем, даже о том постыдном, к чему постоянно помимо воли возвращались ее мысли. Как же ей ненавистна Виктория! Эта маленькая дрянь предала ее под крышей ее же собственного дома! Неужели Дамьен уже сделал ей ребенка, а теперь отослал в Лондон? Мерзкая лгунья! Что же, теперь он будет ездить к этой шлюхе в Лондон? Невозможно! Ее муж не мог так поступить. И, тряхнув головой, она не спеша направилась к постели.
— Дамьен, а ты уверен, что я ношу именно мальчика?
— Да, — не задумываясь ответил он, — ну а если нет, то нам придется продолжить попытки. Иди же ко мне, дорогая. Уверен, тебе хочется немного нежности.
— Иду, — чуть слышно прошептала Элен, — конечно.
* * *
Целый день Виктория отчаянно скучала. Рафаэль ехал верхом, а она тряслась одна в дребезжащем и скрипучем экипаже. Впрочем, экипажем это древнее транспортное средство можно было назвать, только обладая необузданной фантазией. Две полудохлые клячи вяло тянули эту ветхую колесницу чаще всего в разных направлениях. В редких случаях, когда кучеру удавалось согласовать их действия и обе клячи начинали тащить экипаж вперед, скорость движения заметно возрастала.
Кучер Том Меррифилд, худощавый и уже начинающий лысеть мужчина лет пятидесяти, с льстивой улыбкой и маленькими бегающими глазками, недолго думая согласился отвезти их в Лондон, а потом вернуть лошадей и экипаж или то, что от него останется, обратно в Аксмут.
Виктория от нечего делать размышляла, легко ли ей удастся получить деньги и как долго может продлиться эта процедура. Это путешествие наверняка обойдется ей в кругленькую сумму. Хотя Рафаэль еще ни разу не заикался о деньгах, и она даже приблизительно не знала, сколько стоят этот экипаж, лошади, кучер, комната в гостинице и еда.
Она попыталась отвлечься и сосредоточиться на проплывающих за окнами пейзажах, но скрежет, тряска и раскачивание вовсе не располагали к приятному созерцанию.
Рафаэль тоже располагал временем, чтобы подумать. Стоимость древней рухляди, громко именуемой экипажем, и услуг кучера заставила его на несколько секунд лишиться дара речи, и лишь возмущенно потрясти голо вой. Этот Том Меррифилд — сущий разбойник. И Рафаэль, обретя наконец голос, немедленно сообщил ему об этом. На что Том криво осклабился:
— Видите ли, сэр, мне совершенно не хочется тащиться в Лондон, и если я вопреки своему желанию все-таки иду вам навстречу, то вы просто обязаны оценить это соответствующим денежным вознаграждением.
В конце концов согласие все же было достигнуто. Но сумма, которую Рафаэль выложил, была столь велика, что он не изменил своего мнения о грабительской сущности кучера.
— Все очень просто, — философски объяснил Том, смачно сплюнув, — желания человека далеко не всегда совпадают с его возможностями.
С этим мудрым высказыванием трудно было не согласиться.
После нескольких часов пути Рафаэль с удивлением обнаружил, что мысленно он все время рядом с ехавшей неподалеку в закрытом экипаже девушкой. Он поймал себя на том, что постоянно оглядывается, чтобы удостовериться: она здесь и в безопасности. Хотя что, собственно, с ней могло произойти?
Он думал о множестве проблем, которые неизбежно возникнут, как только они приедут в Лондон. Виктория наивно убеждена, что стоит ей только переступить порог конторы поверенного, как она тут же получит свои деньги. Если, не дай Бог, Дамьен действительно ее опекун, то в соответствии с законом он может распоряжаться ее средствами и ею самой до достижения девушкой двадцати одного года.
Рафаэль внимательно наблюдал за своей юной спутницей, когда они остановились перекусить. И был поражен! Похоже, она не предвидела никаких трудностей. Виктория с аппетитом ела, оживленно болтая о каком-то поэте по имени Колебридж. Сам Рафаэль никогда ничего об этом парне не слышал. Что ж, пусть беззаботно радуется жизни, пока есть такая возможность. Бог знает, что ждет ее в Лондоне.
— Вы устали? — спросила Виктория, отставив в сторону пустую тарелку.
— Устал? Я? С чего вы взяли?
— Вы сегодня так молчаливы, задумчивы…
— Так ведь вы говорите за нас обоих, а я только веду себя как джентльмен и не прерываю вас.
Виктория не поняла, дразнит он ее или говорит серьезно, и после короткой паузы тихо спросила:
— Вы жалеете, что взяли меня с собой?
— Да, — честно ответил Рафаэль, — но сейчас это не имеет никакого значения. Вы готовы, Виктория?
Погода была превосходная, лошади бежали легко и весело, поэтому путешественники провели в дороге весь оставшийся день. К вечеру они подъехали к Броуд-виндзору.
Рафаэль не был знаком с хозяином местной гостиницы, поэтому на ехидное замечание последнего, что прибывшая с ним дама, вероятно, является его сестрой, только скрипнул зубами, покрепче сжал кулаки и невозмутимо ответил:
— Разумеется. Кстати, нам необходимы смежные комнаты. Сами понимаете, в наше время приходится соблюдать особую осторожность, когда сопровождаешь молодую леди.
Слава Богу, Виктория не слышала этого разговора. Она в это время восхищенно разглядывала изящное старинное лепное украшение, наверняка, мстительно решил Рафаэль, откуда-нибудь украденное.
Они ужинали в маленькой, очень душной, обставленной старинной мебелью столовой. Виктория переоделась, сменив свое детское платье на другое, ничуть не менее детское. К тому же розовый цвет одежды невыгодно подчеркивал природную бледность ее лица, делая ее почти болезненной. Рафаэль немедленно поделился этим наблюдением со своей спутницей и посоветовал никогда не носить платья пастельных тонов. К его немалому удивлению, она сразу же согласилась.
— Что это с вами? — хмыкнул Рафаэль. — Как-то привычнее, когда вы по любому поводу спорите и перечите.
Виктория вяло улыбнулась:
— Я немного устала. Не привыкла к этим бесконечным часам в дороге, и к тому же в одиночестве время тянется очень медленно.
— Может, вы предпочтете составить мне компанию и завтра ехать верхом? — предложил Рафаэль. — Я мог бы это устроить.
Как по мановению волшебной палочки бледные щеки девушки окрасил нежный румянец, в тусклых глазах появился блеск.
— Ой, большое вам спасибо! Вы не представляете, как скучно целый день ехать одной. К тому же в карете так душно!
На ужин им приготовили вареную говядину, помидоры и пирог с почками. Некоторое время изрядно проголодавшиеся путешественники ели молча. Утолив первый голод, Виктория подумала, что решение продолжить путь верхом она приняла довольно опрометчиво. В любой момент больная нога легко могла подвести. Отбросив эту мысль, чтобы не расстраиваться, она съела еще один кусок очень вкусного пирога и, решив, что молчание затянулось, заговорила:
— Вы сказали, что уже пять лет не появлялись в Драго-Холле. А где же вы были все эти годы? В каких странах побывали?
— То здесь, то там, — туманно пояснил Рафаэль.
— Не хотите говорить? Почему?
— Нет, вы меня не поняли. Я — морской капитан. Мой корабль «Морская ведьма» сейчас стоит на ремонте в Фалмуте. Если бы мы не попали в шторм и не получили такие серьезные повреждения, я бы не имел сейчас удовольствия сидеть с вами здесь за одним столом, Виктория сразу же позабыла о еде.
— «Морская ведьма», — мечтательно проговорила она, вслушиваясь в звук собственного голоса. — Как это здорово звучит. Наверное, мне следует называть вас капитан Карстерс?
Рафаэль сосредоточенно разглядывал сочный крупный персик.
— Увы, моя дорогая, я больше не капитан. Это место займет мой первый помощник Ролло Колпеппер. Я собираюсь вернуться в Корнуолл и стать землевладельцем.
Словно не слыша его грустной исповеди, Виктория с восторгом разглядывала бравого капитана.
— Целых пять лет на своем корабле! Должно быть, вы пережили самые удивительные приключения! А я вот никогда нигде не была и ничего не видела. А в Китае вы были?
— В Китае? — Рафаэль улыбнулся и протянул девушке кусочек персика. — Нет, в Китае я не был. Сейчас я вернулся с Карибского моря.
— Вы торговый капитан?
— Вы почти угадали. Видимо, судьбе угодно, чтобы я занялся именно торговлей.
— Рафаэль, — взмолилась Виктория, — ну почему вы скрытничаете? Расскажите мне о ваших приключениях! Поймите, я никогда не разговаривала с настоящим моряком. Мне так хочется послушать…
Мысленно усмехнувшись ее детской назойливости, Рафаэль начал рассказывать. Он говорил о бескрайних морских просторах, о том, каким изменчивым бывает море: нежное и ласковое в спокойную погоду, оно становится жестоким и беспощадным во время бури, с ненасытностью голодного зверя проглатывая попавшие в его власть маленькие лодочки и большие океанские корабли. Он рассказывал ей об экзотической природе тропического леса, о вкусе плодов манго и папайи, улыбнувшись, вспомнил о Леоне Эштоне и Диане Саварол и о его собственной роли в устройстве их брака.
— Кто знает, возможно, мы увидимся с ними в Лондоне, — в заключение добавил он. Виктория сразу насторожилась.
— Вряд ли, — сухо заявила она. — Как только мы приедем в Лондон, наши дороги разойдутся.
— Ну, не сразу… Где же ваше любопытство, Виктория? Неужели вам не интересно, куда я собираюсь вас отвезти?
Виктория ехидно усмехнулась:
— Вы хотели помучить меня неизвестностью, а ", в свою очередь решила вести себя так, словно это меня ни капельки не интересует. Так вы быстрее все расскажете сами.
Рафаэль протянул ей еще кусочек персика. Некоторое время он молча и очень внимательно следил, как она ест. Капелька сока потекла по подбородку девушки, и он, наклонившись, вытер ее уголком салфетки. Виктория не отшатнулась, не вскочила с места. И только с неожиданной грустью посмотрела ему прямо в глаза.
— Я неоднократно упоминал в своем рассказе о Леоне Эштоне, — не выдержав затянувшейся паузы, отрывисто проговорил Рафаэль. — Так вот, я отвезу вас к его двоюродной тетке леди Люсии. Сам я ни разу не видел эту уважаемую даму, но Леон мне очень много о ней рассказывал.
— А если она не пожелает меня принять? — перебила Виктория.
— Я очарую ее, — улыбнулся Рафаэль. — Как вы считаете, если я очень постараюсь, сможет ли женщина, я подчеркиваю, любая женщина, мне отказать в такой незначительной просьбе?
— Я бы точно не смогла, — откровенно призналась Виктория, — но на меня не стоит ориентироваться. Боже мой, а вдруг я ей не понравлюсь?
— Думаю, вам не стоит волноваться раньше времени, — как можно более убедительно сообщил Рафаэль и приготовился встать, но неожиданный вопрос заставил его застыть на месте.
— Почему вы с Дамьеном не любите друг друга?
— У вас странная привычка, — немного придя в себя, заметил он, — задаете вопросы без всякой связи с предыдущими. Как на это реагируют ваши собеседники?
— Не могу сказать, — последовало еще одно откровенное признание. — Я ни с кем не общалась, кроме Дамарис.
— А кто это?
Теперь настала очередь Виктории разинуть рот от удивления.
— Ваша племянница. Ей уже три года. Это единственное существо на всем белом свете, которое меня по-настоящему любит. Я ужасно по ней соскучилась.
— А я даже не знал о ее существовании, — признался Рафаэль. — Впрочем, это и неудивительно, мы с Дамьеном не виделись уже больше пяти лет.
— А почему?
— Виктория, по-моему, вы слишком любопытны, — вяло возмутился Рафаэль, — настоящая леди должна уметь держать язык за зубами и не задавать неуместных вопросов.
Девушка поудобнее устроилась на стуле и, насмешливо поглядывая на своего собеседника, заявила:
— А вот Дэвид никогда не делал мне подобных замечаний, и на любой вопрос, пусть даже самый неожиданный и странный, я всегда получала немедленный ответ.
— А кто такой Дэвид?
— Дэвид Эстербридж, сын сквайра Эстербриджа.
— О, я его помню, — обрадовался Рафаэль, — ничтожный слюнтяй и хлюпик, он еще всегда хныкал, если у него что-то не получалось. А при чем здесь он?
Виктории вовсе не хотелось рассказывать посторонним людям о бесславном конце их так и не начавшегося романа. Но при всем том она сочла необходимым дать хотя бы самые общие пояснения:
— Я собиралась выйти за него замуж, чтобы таким образом избавиться от Дамьена и уехать подальше от Драго-Холла. Но этого не получилось. Он.., я.., мы решили, что это не лучший выход.
Припомнив, как ей было больно от совершенно незаслуженной обиды и как потом боль уступила место гневу, Виктория добавила:
— Скорее всего он никогда по-настоящему не хотел жениться на мне. Впрочем, как и я стать его женой.
Лицо Рафаэля поочередно выражало то удивление, то недоверие. Он молчал, и Виктория поспешила заполнить затянувшуюся паузу.
— Все получилось так странно… Если верить Дэвиду, больше всего в их доме хотел видеть меня его отец. Но зачем? Может, до него дошли слухи, что я вовсе не так уж бедна, и он стремился заполучить мои деньги?
— Это маловероятно, — не задумываясь ответил Рафаэль. — Дамьен, каковы бы ни были его намерения по отношению к вам, никогда бы не допустил распространения информации, имеющей столь личный характер. Так что можете не сомневаться: о ваших деньгах не знала ни одна живая душа.
— В любом случае, — вздохнула Виктория, — это к лучшему. Я никогда не любила Дэвида и едва ли сумела бы стать ему хорошей женой. Все равно из этого брака ничего бы не получилось.
Рафаэль рассмеялся:
— Слушая вас, я начинаю верить, что женщины все же могут обладать некоторой долей здравого смысла, по крайней мере некоторые из них. Уверен, вы не должны ни одной минуты сожалеть о случившемся.
Эстербридж — слабый и безвольный слизняк. Он недостоин вас.
— Не знаю, кто из нас кого недостоин, но должна признаться, я чувствовала себя очень неловко, собираясь выйти замуж без какого-либо намека на любовь и страсть.
— Называйте вещи своими именами! — громогласно заявил Рафаэль. — Вы бы сделали его несчастным, превратив его жизнь в сплошное ежеминутное мучение!
Возмущенная до глубины души Виктория в первый момент не могла вымолвить ни слова.
— Кем же вы меня считаете?! — с трудом обретя дар речи, воскликнула она. — Фурией? Ведьмой? Мегерой? Может быть…
— Нет, нет, успокойтесь, ради Бога. Я вовсе не это имел в виду. Я только хотел сказать, что вы слишком решительная и волевая женщина для такого бесхребетного субъекта. И он бы это довольно быстро понял.
Мгновенно успокоившись, Виктория застенчиво улыбнулась.
— Приходится быть сильной и мужественной, когда остаешься совершенно одна на свете. — При этом в ее голосе не было ни капли сожаления, ни малейшего сочувствия к самой себе, так свойственного женщинам.
Мысленно Рафаэль подивился спокойной решительности этого одинокого, слабого, но в то же время такого сильного существа. Он с удивлением смотрел на нее, словно впервые открывая для себя стройную и изящную фигуру, длинную шею, правильные и тонкие черты лица, большие выразительные глаза, нежную и гладкую, тронутую едва заметным румянцем кожу, свежий алый ротик с безукоризненно ровными и сверкающими белизной зубами. С огромным трудом Рафаэль сумел справиться с собой и придать своим мыслям другое, более безопасное направление. Он резко отодвинул стул и встал.
— Уже поздно, завтра рано вставать. Пойдемте, я провожу вас в вашу комнату.
Виктория молча последовала за ним, искренне недоумевая, что могло его так рассердить. У дверей комнаты Рафаэль учтиво и необыкновенно церемонно поклонился ей и, пожелав спокойной ночи, очень быстро, почти бегом удалился.
Этой ночью, лежа без сна, Виктория впервые поняла, что нельзя ко всем мужчинам подходить с одной-единственной меркой. Возможно, отдельные представители подлого мужского племени могут и не быть такими негодяями, как Дамьен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Магия Луны - Коултер Кэтрин



Как приятно встретиться с любимыми героями прежде прочитанных книг! ЕЩЕ!!!
Магия Луны - Коултер КэтринТатьяна
27.03.2012, 19.27





Впечатляет шайка педофилов. насилующих девочек. Муж сестры героини - один из них. Редкостный мерзавец, распутник и подлец. За все отделался легким испугом. Такого мало убить.Советую .
Магия Луны - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 13.27





Прочла с удовольствием. Динамичный сюжет, приятно. Только я в конце не поняла, там в Рафаэля стреляли, но начиная со следующего абзаца о его раненом плече больше не упоминается. Мистика!
Магия Луны - Коултер КэтринАнна
28.10.2012, 0.03





Роман оказался очень увлекательным. Тайное всегда становится явным. На протяжении всего романа разгадка только подразумевается, но в итоге справедливость восторжествовала. Герои показали себя с лучшей стороны и нашли понимание, доверие друг к другу. Советую почитать.
Магия Луны - Коултер КэтринЮлия
11.12.2012, 17.22





Роман оказался очень увлекательным. Тайное всегда становится явным. На протяжении всего романа разгадка только подразумевается, но в итоге справедливость восторжествовала. Герои показали себя с лучшей стороны и нашли понимание, доверие друг к другу. Советую почитать.
Магия Луны - Коултер КэтринЮлия
11.12.2012, 17.22





Роман оказался очень увлекательным. Тайное всегда становится явным. На протяжении всего романа разгадка только подразумевается, но в итоге справедливость восторжествовала. Герои показали себя с лучшей стороны и нашли понимание, доверие друг к другу. Советую почитать.
Магия Луны - Коултер КэтринЮлия
11.12.2012, 17.22





Мне очень нравятся книги Кэтрин Коултер.Легкие в чтении,интересные,веселые.Книги серии "магия" тоже заслуживают прочтения,а со временем и повторного перепрочтения.Читаешь--отдыхаешь!Но лучшая этой серии книга-это "Магия лета"--на мой взгляд!!!
Магия Луны - Коултер КэтринТатьяна
23.04.2013, 21.38





моя самая любимая книга!10
Магия Луны - Коултер Кэтринтори
27.04.2013, 15.43





Можно почитать, хотя две первые книги понравились больше.
Магия Луны - Коултер КэтринКэт
29.04.2013, 19.43





не очень впечатлило...
Магия Луны - Коултер КэтринНИКА*
9.11.2013, 18.25





Отличный роман , прочитала с большим наслаждением:-) :-) :-)
Магия Луны - Коултер КэтринОля-ля
8.06.2014, 12.16





Дуже хороша книга....очей не відірвати
Магия Луны - Коултер КэтринТаня
24.08.2014, 19.29





дура полная лучше буду шлюхой, но не скажу что нога поранена.А он кренин трогал её целовал, а шрам не нащюпал хотя читала с удовольствием
Магия Луны - Коултер Кэтринwantey69
27.11.2014, 23.00





Роман хороший для чтения и сюжет хороший, только как то и правда барон легко отделался, он барон занимался таким безбожеством и ему да и другим ничего не было,хотя барон - мерзость.А эпилог меня расстроил если в первых двух книгах о магии говорится что у Хока и Фрэнсис сын и дочь, то здесь пишется два сорванца, два мальчтка, писателю писать надо повнимательной, но в общем серия удалась,читайте.
Магия Луны - Коултер КэтринАнна.Г
23.04.2015, 12.53





Можно констатировать одно - Ггне очень, сказочно повезло с Главным героем. Ей попался и вправду благородный человек, чего не скажешь о других героях в серии "Магия...". А насчёт - легко отделались, не будь среди невезучих девушек дочки человека голубых кровей их бы вообще никак почти и не наказали. Денег дали и замяли. В Англии тех времён всё было так же как и везде - жизнь черни много не стоила, как и честь её дочерей. Достаточно почитать историческую литературу, чтобы понимать, что автор в романе реалии не исказила. Хотя думаю, Глав герой подвизался к расследованию и без поручения, если бы оказался в тех местах - там человек благородной души, а не только крови уже по его готовности спасти от контрабандистов героиню и дальнейшему его с ней обращению это ясно, но большинство господ отреагировало бы именно как Дамьен за ужином.
Магия Луны - Коултер КэтринЛеся
21.09.2016, 14.49





Можно констатировать одно - Ггне очень, сказочно повезло с Главным героем. Ей попался и вправду благородный человек, чего не скажешь о других героях в серии "Магия...". А насчёт - легко отделались, не будь среди невезучих девушек дочки человека голубых кровей их бы вообще никак почти и не наказали. Денег дали и замяли. В Англии тех времён всё было так же как и везде - жизнь черни много не стоила, как и честь её дочерей. Достаточно почитать историческую литературу, чтобы понимать, что автор в романе реалии не исказила. Хотя думаю, Глав герой подвизался к расследованию и без поручения, если бы оказался в тех местах - там человек благородной души, а не только крови уже по его готовности спасти от контрабандистов героиню и дальнейшему его с ней обращению это ясно, но большинство господ отреагировало бы именно как Дамьен за ужином.
Магия Луны - Коултер КэтринЛеся
21.09.2016, 14.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100