Читать онлайн Лабиринт, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лабиринт - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лабиринт - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лабиринт - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Лабиринт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Через неделю Лейси переехала в Джорджтаун, в уютный домик с двумя спальнями на углу Крэнфорд-стрит и Мэдисон. Все ее имущество состояло из четырех стаканов, двух чашек, кровати, одного комплекта постельного белья, трех полотенец разных цветов и размеров, микроволновой печки и полудюжины вешалок для одежды. Больше Лейси не привезла с собой ничего – все остальные вещи она просто оставила в Сан-Франциско. Сказав Сэвичу, что багажа у нее немного, она вовсе не преувеличивала.
Впрочем, все это было не важно.
Первое, что она сделала, въехав в свое новое жилище, – сменила замки и установила на двери засовы и цепочки. После этого она повесила на плечики два платья, две пары джинсов и две пары брюк спортивного покроя. Хозяйничая, она насвистывала и думала о Мак-Дугале и о том, как ей будет его не хватать. Он работал на пятом этаже здания бюро, в отделе национальной безопасности, занимавшемся борьбой с терроризмом. Мак-Дугал признался ей, что именно эта работа была его целью с тех амых пор, когда его близкий друг погиб во время взрыва на борту самолета авиакомпании «Пан-Америкэн», происшедшего ад Локерби в конце восьмидесятых годов. Только что Мак-Дугал получил первое серьезное задание. Он должен был отправиться в Саудовскую Аравию, где неделей раньше в результате взрыва бомбы, подложенной террористами, погибло по меньшей мере пятнадцать американских солдат.
– Я должен заниматься именно этим, это – мое, – сказал он во время их последней встречи и крепко обнял ее. – Мне дают шанс, такой же, как Сэвич предоставил тебе. Кстати, здорово вы вычислили этого парня в Чикаго.
– Тостера.
– Ага. Ну и кличка у него. Из-за того что газетчики и телевидение обожают демонстрировать свое остроумие, когда сообщают о подобных вещах, люди привыкают к убийствам и начинают смотреть на них как на нечто тривиальное. С тех пор у тебя было какое-нибудь серьезное дело?
– Нет, но ведь прошла всего неделя. Сэвич заставил меня взять трехдневный отпуск, чтобы я могла подыскать себе жилье. Слушай, только ты будь поосторожней и, прежде чем что-то сделать, думай. Не лезь на рожон только потому, что ты теперь агент ФБР, – это не делает тебя неуязвимым.
– То, чем предстоит заняться в ближайшее время, для меня всего лишь что-то вроде тренировки, Шерлок, не более того. Но младшая сестренка из тебя получается что надо.
– Мы с тобой ровесники.
– Ну нет, уж больно у тебя ручонки тонкие. Такие могут быть только у младшей сестренки.
Мак-Дугалу явно не терпелось уйти – он все время переминался с ноги на ногу. Лейси обняла его еще раз и сказала:
– Пришли мне из Саудовской Аравии открытку, только такую, чтобы на ней было много-много песка.
Мак-Дугал попрощался и удалился, насвистывая и крепко и быстро печатая шаг по асфальтовой дорожке перед ее домом. Перед тем как окончательно исчезнуть, он остановился и крикнул:
– Я слышал, Сэвич большой любитель музыки в стиле кантри. Мне говорили, он обожает напевать всякие ковбойские мелодии и знает все слова, от начала до конца, всех песенок, которые когда-либо были написаны.
«О Господи!» – подумала Лейси. Она могла отличить музыку в стиле кантри от любой другой, но на этом ее познания в этой области кончались. Гнусавые ковбойские песенки очень часто передавали по радио, и она, натыкаясь на них, тут же начинала крутить рукоятку настройки, подыскивая что-нибудь более соответствующее ее вкусу. Музыка в стиле кантри никогда не входила в ее репертуар, хотя справедливости ради нельзя было не отметить, что на протяжении последних семи лет он вообще был весьма ограничен. В последний раз она играла на пианино полторы недели назад, в баре отеля. Пьяные посетители были от нее просто в восторге. Она попыталась сыграть что-то из Гершвина, но вскоре сбилась и отошла от инструмента.
Лейси стояла посреди гостиной уперев руки в бока и раздумывала, где ей купить мебель, когда в дверь позвонили.
Отметив про себя, что она никому не давала знать, где поселилась, Лейси замерла и прислушалась, чувствуя, как заколотилось сердце, и ненавидя себя за это. В Куантико она ощущала себя в безопасности, но здесь, в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия, где она жила совершенно одна, для этого не было никаких оснований. Ее облегченный «кольт» был в спальне. Лейси подавила желание немедленно броситься за оружием и глубоко вздохнула. Возможно, это всего лишь почтальон, сказала она себе, или человек, предлагающий подписаться на газеты и журналы.
В Вашингтоне она была знакома только с восемью сотрудниками своего подразделения и с Сэвичем и еще никому не давала домашний адрес. Его знали только в отделе личного состава. Интересно, могли ли они сообщить его кому-нибудь еще?
Снова зазвенел звонок. Лейси подошла к входной двери и встала сбоку от нее – на тот случай, если кому-то вздумается выстрелить, не дожидаясь, пока ему откроют.
– Кто там?
– Лейси, это я, Дуглас, – раздалось из-за двери после небольшой паузы.
Она на мгновение прикрыла глаза. Ну конечно, Дуглас Мэдиган. Она не виделась с ним четыре, точнее, почти пять месяцев. В последний раз они встречались в доме ее отца в Пасифик-Хайтс. Это было вечером перед отъездом в Куантико. Мать Лейси плакала и упрекала ее в неблагодарности. Дуглас держался холодно и отчужденно, почти все время молчал, сидя на красивой кожаной кушетке в библиотеке отца Лейси, и потягивал дорогой бренди из старинного бокала. Это был неприятный эпизод в ее жизни, из тех, о которых она не любила вспоминать.
– Лейси? Ты дома, дорогая?
За день до этого она звонила отцу – должно быть, Дуглас узнал ее адрес у него. Лейси сняла две цепочки, медленно отодвинула засов и открыла дверь.
– У меня есть бутылка шампанского, – сказал Дуглас и помахал бутылкой у нее перед носом.
– У меня нет столового серебра.
– Это не важно. И потом, я не имею привычки пить шампанское из ложки. Ты что, нервничаешь из-за моего приезда, дорогая? Не нужно, милая. Надеюсь, один-два стакана у тебя найдутся?
– Извини, я какая-то рассеянная. Не ждала тебя, Дуглас. Да, несколько дешевых стаканов у меня есть. Входи.
Дуглас прошел следом за Лейси в пустую кухню. Она достала из буфета посуду.
– Я читал о тебе в «Кроникл», – сказал он, ловко открывая бутылку с шампанским. – Надо же, только окончила академию – И уже разоблачила серийного убийцу.
Лейси подумала о Расселе Бенте, убившем двенадцать человек, и о том, что было бы хорошо, если бы его прикончили сами заключенные. От его рук погибло шестеро детей, а Лейси знала, что заключенные ненавидят тех, кто попал в тюрьму за убийство или изнасилование ребенка.
– Я была всего лишь сбоку припека, Дуглас, – сказала она и пожала плечами. – Все сделал мой босс, Диллон Сэвич. Он вычислил преступника еще до того, как мы отправились на место. Просто удивительно, как ему это удалось – и ведь никому ничего не сказал. Ему хотелось, чтобы местные полицейские поняли, какую работу он проделал, и лишь после этого ознакомил их с конечным результатом. Он говорит, что, когда действуешь таким образом, получается такая реклама для нашего подразделения, что лучше и не придумаешь. Честно говоря, я вообще удивляюсь, с какой стати в газете упомянули мое имя.
Лейси улыбнулась, вспомнив, как на следующий день после их возвращения заместитель директора ФБР Джимми Мэйтланд пришел в их отдел с поздравлениями. Вечеринка получилась что надо.
– Сэвич сказал мне, что я появилась как раз вовремя, чтобы снять сливки. Всю черную, подготовительную работу проделали другие. Человек, непосредственно занимавшийся розыском Тостера, не смог поехать в Чикаго, потому что у его жены начались роды и он должен был быть с ней в больнице. Поэтому вместо него поехала я. Так что Сэвич прав: я и пальцем не пошевелила, только наблюдала и слушала. Никогда мне не приходилось видеть одновременно столько счастливых людей.
– По телевидению от имени чикагской полиции выступил капитан Брэди. Он поблагодарил ФБР за оказанную ценную помощь и упомянул вас обоих – и Сэвича, и тебя.
– О Боже, я уверена, что Сэвича это не очень-то обрадовало. Мне кажется, он просил капитана Брэди ничего не говорить. Ну да, я понимаю – для ФБР это, конечно, хорошая реклама. Теперь все знают о существовании нашего подразделения.
– А почему бы, черт побери, и не рассказать о вас широкой публике? Страна должна знать своих героев. Как-никак Сэвич сумел отловить опаснейшего серийного убийцу.
– Ты не понимаешь. ФБР – это организация, здесь люди действуют слаженно, а не поодиночке. Нужно думать прежде всего об интересах Бюро, а не об отдельных его сотрудниках.
– Я вижу, тебе уже промыли мозги. Ну ладно, за тебя, Лейси! Пусть все будет так, как ты хочешь.
Дуглас поднял свой стакан и слегка звякнул им о стакан Шерлок. Она кивнула в ответ и отхлебнула глоток. Вино оказалось великолепным.
– Спасибо за шампанское.
– Не за что.
– Его жена родила где-то около полуночи.
– Чья жена? Ах да, того агента, который проделал всю подготовительную работу.
– Ну да. Я думала, он будет переживать, что ему не довелось участвовать в заключительной части операции, но он к этому отнесся нормально. Как ты здесь оказался, Дуглас? Ведь я только вчера позвонила отцу и сообщила ему свой новый адрес.
Дуглас плеснул себе в стакан еще шампанского, отхлебнул немного, потом пожал плечами и с улыбкой сказал;
– Просто так совпало. Я приехал в Вашингтон, чтобы повидаться с клиентом, вот и решил заодно навестить и тебя. Мне нравится твоя гостиная. Просторная, и к тому же днем в ней наверняка бывает много солнца. Почему у тебя совсем нет мебели?
– Не стоило везти мой старый хлам через всю страну. Куплю что-нибудь новое.
Они стояли в гостиной, внимательно разглядывая друг друга. Дуглас Мэдиган, проглотив остатки шампанского, поставил стакан на дубовый пол, потом, взяв ее стакан, тоже поставил его на пол, рядом со своим.
– Лейси, – сказал он, положив руки ей на плечи, – я скучал по тебе. Мне очень хотелось, чтобы ты приехала домой повидаться, но ты этого не сделала. Ты не звонила мне и не писала. Без тебя в моей жизни образовалась какая-то пустота. Знаешь, ты очень красивая. Я готов поспорить, что все парни вокруг постоянно твердят тебе об этом или просто глазеют на тебя. Ты действительно красивая – даже с этими твоими кудряшками, даже в мешковатых джинсах и этой странной рубашке. Кстати, что это у тебя написано на спине? «Пицца Диззи Дэна»? Это еще что такое, черт побери?
– Ничего особенного, Дуглас, просто название одной местной закусочной. Должна тебе сказать, что пока что-то никто больше не заметил моей неземной красоты, но в любом случае спасибо на добром слове.
Вообще-то и в академии, и здесь, в Вашингтоне, Лейси старалась одеваться очень консервативно, порой даже, может быть, чересчур строго. Волосы она обычно зачесывала назад и закалывала на затылке. Но была суббота, и она действительно оделась в джинсы и спортивную рубашку, а волосы ее в самом деле растрепались. Что же касается кудряшек, то Дуглас просто не знал, что при большой влажности воздуха волосы Лейси вьются, как у барашка.
– Ты очень хорошо выглядишь, Дуглас. Если и изменился, то только в лучшую сторону, – сказала она, и это было правдой; шести футов роста, с сухим и стройным телом бегуна, удлиненным лицом и выразительными карими глазами, Дуглас всегда пользовался успехом у женщин. Он без труда очаровывал их и с такой же легкостью подчинял себе. Даже мать Лейси ни разу не сказала о нем ни одного дурного слова.
– Спасибо. – Дуглас дотронулся до ее волос, осторожно пропустил их между пальцами. – На удивление красиво. Они у тебя золотисто-рыжие, но не только. У них есть какой-то особый оттенок, как на полотнах Тициана. Не знаю, как это получается, но твои волосы кажутся одновременно и светлыми, и каштановыми. Знаешь, мне очень не хотелось, чтобы ты поступала на работу в ФБР. По-моему, это глупость. Зачем тебе это нужно? Зачем ты бросила меня и сделала это?
– Бросила тебя? – переспросила Лейси тихим спокойным голосом, который она специально вырабатывала в академии на занятиях по искусству ведения допроса. – Я всегда хотела работать в правоохранительных органах, и ты это знаешь. ФБР – элита правоохранительной системы, ее ядро.
– Ядро? Сомневаюсь. Что же касается того, что ты якобы всегда стремилась работать в правоохранительных органах, то я что-то этого не помню. Сначала ты мечтала о музыкальной карьере. Ты прекрасно играла на фортепьяно. Уже в одиннадцать лет исполняла сонаты Бетховена. Собиралась поступать в консерваторию. Я помню, как ты отказалась от участия в конкурсе Флетчера – мне всегда казалось, что ты не от мира сего. Мы думали, что ты живешь только музыкой. Конечно, все мы изменились после того, что случилось с Белиндой. Но с тех пор прошло уже много времени – семь долгих лет. Твой отец не мог оценить твой талант, он просто не понимал его, поскольку сам не обладает никакими талантами, но для всех остальных твоя одаренность была очевидной. Все были очень удивлены и огорчены, когда ты продала свой «Стейнвей» и перестала играть даже на вечеринках. Черт возьми, ты и на вечеринки-то ходить перестала.
– Все это действительно было очень давно, Дуглас. Сейчас папа, похоже, не считает, что я не оправдала его надежд. Он всегда хотел, чтобы я в конце концов занялась чем-нибудь стоящим, полезным, Он был со мной холоден потому, что я не попросила его помощи и совета, принимая жизненно важное решение. Ему так хотелось мне помочь, а я не дала ему такой возможности.
Вообще-то, если называть вещи своими именами, Лейси в свое время добилась согласия отца шантажом. Когда агенты Бюро сообщили ему о решении дочери поступить в академию ФБР, он ничего не сказал им о том, что произошло с Белиндой, и о том, как изменилась Лейси после несчастья, поскольку дочь напрямик заявила: если он это сделает, она перестанет с ним разговаривать. По всей видимости, в той беседе ему удалось обойти болезненную тему. Так или иначе, Лейси поступила в академию и стала агентом Федерального бюро расследований. Правда, в ней еще не угасло желание сесть за рояль, но это желание было так глубоко погребено в ее душе, что она редко позволяла себе вспоминать о нем.
– Да, я продала инструмент, потому что музыка перестала быть столь важной для меня, как прежде, – сказала Лейси. Правда, временами, слушая музыку, она ловила себя на том, что пальцы ее постукивают по подлокотнику кресла, словно нащупывая клавиши. Она вспомнила, что как-то раз, когда ей было девятнадцать, она «играла» таким образом на руке молодого человека, с которым тогда встречалась.
– Честно говоря, у меня в памяти мало что сохранилось из событий того времени, – сказал Дуглас. – Для меня все это теперь лишь далекие, смутные воспоминания, и я рад, что это так.
– Да, – сказала Лейси, но при этом невольно подумала, что та ужасная ночь и все, что было после, оставили глубокий, незаживающий след в ее душе.
Дуглас приблизился к ней. Он явно собирался поцеловать ее, но она не была уверена, что ей этого хочется. Дуглас долго, очень долго нравился ей – целых семь лет. Однако ей почему-то показалось, что сейчас его поцелуй будет неуместен.
Все же он поцеловал ее, но это было всего лишь мимолетное прикосновение к ее губам, напоминание о прошлом. Его губы были твердыми и сухими, а поцелуй таким коротким, что она ничего не почувствовала, кроме вкуса и запаха шампанского. Дуглас сразу же опустил руки, обнимавшие ее плечи, и сделал шаг назад.
– Я скучал по тебе. Твой отец то и дело принимался кричать и ругаться из-за того, что ты решила заняться судебной медициной. «Отпечатки пальцев, Бог ты мой, – говорил он мне. – Ты только представь себе, что она, при ее способностях, будет снимать отпечатки пальцев какого-то подонка с чьего-нибудь мертвого тела!»
– Вообще-то специалисты в области судебной медицины занимаются не только этим, – вставила Лейси. – В этой науке добрая дюжина специальностей.
– Да, я знаю. Он, конечно, хотел, чтобы ты пошла учиться на юриста. Он не терял – или делал вид, что не теряет – надежды на это даже после того, как ты получила степень магистра криминальной психологии – дескать, тебе это может пригодиться в случаях, когда нужно припереть к стенке какую-нибудь мразь. Кого он хотел обмануть? Твой папаша-судья вечно забывает, что я сам адвокат и кое-что понимаю в этих вещах.
– Я просто передумала, вот и все.
– Именно так я и сказал фэбээровцу, который явился, чтобы навести о тебе справки. Я подумал, что, если ты решила пойти на работу в Бюро, не стоит вставлять тебе палки в колеса.
Интересно, что он хочет этим сказать, подумала Лейси. Намекает, будто мог сказать представителю Бюро, что у нее неровный, непредсказуемый характер, что семь лет назад у нее было что-то вроде нервного срыва? Да, он мог это сделать. Интересно, знают ли об этом в ФБР? Нет, вряд ли. Иначе ее бы скорее всего не приняли.
– Я знаю, что, когда агенты из Бюро пришли с ним побеседовать, отец не был настроен помешать мне.
– Да. Он говорил, что ты не оставила ему выбора. Я тогда заметил, что ты поступила правильно, потому что это, в конце концов, твоя жизнь, а если он скажет что-нибудь такое, что может тебе напортить, он, скорее всего, никогда тебя больше не увидит. После этого он дулся на меня целый месяц.
– Спасибо, что заступился за меня, Дуглас, – сказала Лейси. Когда-то ей представлялось, что люди, наводившие о ней справки, делали это как бы не всерьез, а просто выполняли какую-то скучную инструкцию. В итоге, однако, оказалось, что это не так – они копали достаточно глубоко и задавали много вопросов. – Я об этом и знать ничего не знала, но в любом случае благодарю. Они не нашли в моем прошлом никаких изъянов. Кстати, ты действительно совсем не изменился и выглядишь в самом деле здорово.
Дугласу уже исполнилось тридцать восемь, однако в его черной шевелюре виднелось всего несколько тонких седых прядей. Сейчас, пожалуй, он выглядел даже более привлекательно, чем семь лет назад. Белинда любила его больше, чем кого бы то ни было. Вспомнив о Белинде, Лейси почувствовала уже знакомую глухую боль и, чтобы отвлечься, взяла бутылку с шампанским и налила еще понемногу себе и Дугласу.
– А ты изменилась, – сказал он. – Ты стала женщиной, Лейси. Ты больше не молчаливый ребенок. Правда, на двери у тебя по-прежнему дюжина замков, но ведь ты как-никак живешь в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия. Если бы я жил здесь, то, пожалуй, держал бы где-нибудь поблизости от входной двери автомат. Какие автоматы используют фэбээровцы?
– М-5, «хеклер-и-кох». Это мощное и надежное оружие.
– Мне трудно представить тебя даже рядом с такой штуковиной, а уж о том, чтобы ты держала ее в руках и стреляла, и говорить не приходится – это прямо-таки в голове не укладывается. Что же касается меня, то внешне я, может, и не очень изменился, но жизнь меняет всех, не так ли?
– О да, – сказала Лейси, думая о том, что она сама отличный пример того, что жизнь может сделать с человеком.
– Ты что-то похудела. Они что, замучили тебя в академии всякими тренировками?
– Да, но больше всех мне доставалось от моего напарника Мак-Дугала. Он поклялся, что заставит меня нарастить кое-какие мышцы на моих костлявых ручонках.
– Дай-ка взглянуть, – сказал Дуглас и взял ее за руку повыше локтя. – Ну-ка, согни.
Лейси повиновалась.
– Неплохо.
– Мой босс регулярно подкачивается. Нет, не думай, он не какой-нибудь обросший мышцами культурист без шеи, но он очень сильный и мускулистый и, кроме того, владеет карате, и очень здорово. В академии я убедилась в этом на собственной шкуре. А на днях я заметила, что он меня пристально разглядывает. Боюсь, отправит меня в тренажерный зал.
– Босс, говоришь? Ты имеешь в виду этого самого Сэвича?
Занятная личность.
– Я полагаю, каждый из нас занятная личность – в своем роде. Сэвич – настоящий гений во всем, что касается компьютеров. Благодаря одной из его программ удалось изловить Рассела Бента. Сэвич возглавляет подразделение, в котором я сейчас работаю. Мне очень повезло, что он взял меня к себе.
– Давай-ка я приглашу тебя на ленч, чтобы отпраздновать твое первое и к тому же успешно завершенное дело.
Лейси кивнула:
– Как долго ты здесь пробудешь, Дуглас?
– Точно не знаю. Может быть, с неделю. Ты скучала по мне?
– Да. И еще я очень скучаю по папе. Как он себя чувствует?
– Ты пишешь ему каждую неделю, и я знаю, что он аккуратно тебе отвечает. Он сказал, ты не любишь общаться по телефону, вот ему и приходится кропать письма. Короче, ты прекрасно знаешь, что у него все в порядке.
Разумеется, Дугласу отлично было известно, почему Лейси терпеть не может телефоны – именно по телефону она узнала о том, что произошло с Белиндой.
– Не исключено, что скоро я полностью перейду на общение с помощью электронной почты. Мой босс предпочитает именно ее, да и все другие сотрудники нашего подразделения тоже. Вообще говоря, когда пользуешься электронной почтой, чувствуешь себя немного странно, потому что телефоны почти не звонят.
– Перед отъездом я оставлю тебе мой электронный адрес.
Ну ладно, пошли поедим, Лейси.
– Ты выглядишь как принц, а я рядом с тобой – как Золушка. Дай мне переодеться. Это займет всего минуту. Да, кстати, все называют меня Шерлок.
– Мне это не нравится. Я никогда тебя так не называл. Твоя фамилия тебе не подходит – она слишком мужская, и, кроме того, каждый считает своим долгом отпустить по этому поводу какое-нибудь дурацкое замечание. Неужели главная цель, которую ставит перед собой ФБР, – это превратить тебя в мужчину?
– Надеюсь, что нет. Если бы они стремились к этому, меня бы давно отсеяли по причине недостаточной мышечной массы.
Переодеваясь в спальне, Лейси подумала о том, что вообще-то ей нравится, когда ее называют Шерлок, просто Шерлок. Это как бы еще на шаг увеличивало дистанцию между ней и той девушкой, которой она была семь лет назад.
За ленчем Дуглас рассказал Лейси о женщине, утверждающей, будто она от него забеременела.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лабиринт - Коултер Кэтрин



мммммммммммм
Лабиринт - Коултер Кэтринира
25.11.2010, 16.56





фигня несусветная(((
Лабиринт - Коултер Кэтринiri
20.02.2012, 16.41





что-то мои мысли в разброде как и роман, вроде и интересно особенно поначалу, а конец какой-то ???
Лабиринт - Коултер Кэтринарина
8.05.2012, 21.58





mne uzhasno ponravilos. bespodobnye geroi, otlichnye dialogi. vysshiy ball!!!
Лабиринт - Коултер Кэтринnemochka
7.10.2012, 0.11





Может быть и не плохо)))) не хватает любви. Начало- вау!!!!. Потом , листала(((( 5 баллов! Это мое мнение. Чуть больше любви и балл бы был больше!5 из 10.
Лабиринт - Коултер КэтринКоко
2.12.2013, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100