Читать онлайн Лабиринт, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лабиринт - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лабиринт - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лабиринт - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Лабиринт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

– Что вам угодно? – сухо осведомился Дуглас, глядя на Диллона Сэвича. Неохотно отложив в сторону бумаги, которые перед этим читал, он медленно встал, опираясь пальцами о крышку стола. – Все в порядке, Мардж, впусти его. Он из ФБР. А, ты тоже здесь, Лейси. Зачем ты привела сюда этого человека? Ты ведь знаешь, что он мне не нравится. Он подчинил тебя своему влиянию, из-за него ты стала другой.
– Он мой руководитель, так что ничего удивительного, что мы пришли вместе.
– Сэвич, – представился Диллон, едва заметно кивнув. Дуглас, не отвечая, опустился на стул и скрестил руки на груди.
– Как твои дела, Дуглас? – спросила Лейси.
– В данный момент я очень сердит, но тебя ведь это не волнует. Так почему ты пришла сюда с ним?
Сэвич присел на один из стульев для посетителей с велюровой обивкой, стоявший напротив стола Дугласа Мэдигана. В соответствии с последней модой стол был сделан из стекла и хромированного металла.
– Похоже, что у Белинды был роман с Марлином Джоунсом, – непринужденно сказал Диллон. – Вы об этом знали?
– Нет. Мне не нравятся ваши шутки, агент Сэвич.
– Это не шутка, адвокат Мэдиган. Насколько нам известно, вполне возможно, что семь лет назад Белинда переспала с Марлином Джоунсом.
Лейси внимательно наблюдала за лицом Дугласа, но не заметила никаких признаков эмоций – ни боли, ни гнева, ни страдания, вызванного воспоминанием об измене супруги. Абсолютно ничего. А ведь Марлину было даже известно, где на теле Белинды находилось родимое пятно. Лейси не хотелось думать об этом, но это было так, тут она ничего не могла поделать.
– Вы хотите сказать, что знаете, почему он ее убил? – спросил Дуглас.
– Нет, мы хотим сказать не это. Извини, Дуглас, – сказала Лейси и, тоже присев на стул, наклонилась вперед и легонько прикоснулась к его руке. – Похоже, в жизни Белинды было нечто такое, о чем не знал никто из нас. Мы только что побывали у нас дома, в Сан-Франциско. Когда моя мать увидела фото Марлина Джоунса, она упала в обморок. Придя в себя, она заявила, что видела, как изображенный на фото человек целовал Белинду. По крайней мере так она сказала. Но ты ведь знаешь мою маму – никогда не угадаешь, насколько можно верить ее словам.
– Скорее всего эта старая леди, выжившая из ума, в данном случае права. Белинда была та еще сучка.
Головы всех присутствующих повернулись на голос. На пороге стояла Кэндис Аддамс-Мэдиган, а из-за ее спины выглядывала взволнованная, размахивающая руками Мардж.
– Все в порядке, – улыбнулся Дуглас секретарше. – Если заявится кто-нибудь еще, можешь впускать. Привет, Кэндис.
Его супруга, одетая в великолепный бледно-голубой костюм и подобранный в тон французский шарфик, прошла в кабинет, высоко подняв голову.
– Она была настоящая сука и наверняка тебе изменяла.
– Но изменяла ли она мне с Марлином Джоунсом? Сомневаюсь. Где она могла с ним познакомиться?
Кэндис бросила на мужа презрительный взгляд.
– У Белинды был очень дурной вкус. Я слышала, что она шаталась по всяким притонам с самой отвратительной репутацией. Именно там она и могла познакомиться с человеком, который позже ее убил. Я готова поспорить, что она спала с ним. Она спала со всеми подряд. Почему бы тебе не спросить об этом ее? – Кэндис повернулась в сторону Лейси и одарила ее злобным взглядом. – Да-да, вот эту маленькую принцессу. Небось шлялась по притонам вместе с сестрицей. Черт побери, да ведь она тоже могла спать с этим типом!
Кровь бросилась Лейси в голову. Сердце бешено заколотилось. Она почувствовала, что готова убить Кэндис на месте. Сэвич стиснул ее запястье.
– Не обращай внимания, – шепнул он так тихо, что его слова могла слышать только Лейси. – Она так жалка в своей ревности. Пусть говорит что хочет, а мы будем слушать. Представь, что мы зрители и смотрим в театре плохую пьесу, а наша главная цель – угадать, о чем она.
Лейси отчаянно пыталась вырваться – слова Кэндис задели ее за живое. Чувствуя, что она не успокаивается, Сэвич сказал:
– Вот что, агент Шерлок, слушайте приказ руководства: оставаться на месте и сохранять спокойствие.
Лейси попыталась совладать с собой, но это было непросто.
– Приказ – это, конечно, другое дело, – с трудом выговорила она, – но мне все-таки хочется заехать ей по физиономии.
– Знаю, но с этим можно подождать. Давай послушаем.
– О чем это вы там беседуете? – подозрительно спросила Кэндис.
– Я просто говорил Шерлок, что вы, как мне кажется, беременны, – с улыбкой ответил Сэвич. – Она же утверждает, что это не так и что для беременной женщины вы слишком стройны. Мне, однако, все же кажется, что живот у вас немного выпирает. Кто из нас прав?
Кэндис тут же втянула живот и попятилась. Лишь отступив от Сэвича на пару шагов, она с опозданием сообразила, что угодила в ловушку. Выпрямившись во весь рост, она бросила взгляд на мужа. Тот в ответ улыбнулся.
– Давай, Кэндис, не сдерживай себя, – сказал он. – В конце концов, следующий мой клиент появится только через двадцать минут, так что можешь говорить о чем угодно.
Кэндис Мэдиган подошла к супругу, поцеловала его в губы, а затем, повернувшись к Лейси, заявила:
– Я пока не беременна, но скоро обязательно забеременею. Держись подальше от моего мужа, слышишь? Иначе я тебе такое устрою, что и в страшном сне не приснится.
– Да, я слышу, – ответила Лейси и улыбнулась. – Значит, вы с Дугласом собираетесь завести ребенка?
– Скоро соберемся. И вообще, это не твое дело. Ты такая же штучка, как твоя сестрица. Повторяю: держись подальше от Дугласа.
– Так она и поступит, можете быть уверены, – заметил Сэвич. – А теперь скажите, Кэндис, откуда вы так много знаете о Белинде? Ее убили семь лет назад. Вы ведь не были вхожи в ее дом.
– Я репортер и специализируюсь на журналистских расследованиях. Поговорив с людьми, которые знали Белинду, я выяснила, что она изменяла Дугласу направо и налево. Могла ли она изменять ему с таким типом, как Марлин Джоунс? А почему бы и нет? Она вполне могла познакомиться с ним в одной из забегаловок, которые имела обыкновение посещать.
Сэвич вынул маленький черный блокнот и шариковую ручку.
– Не могли бы вы назвать кого-то из тех людей, с кем вы беседовали? – попросил он.
– Я сделала это в прошлом году, – хладнокровно ответила Кэндис. – И сейчас уже выбросила их из головы.
– Назови мистеру Сэвичу хотя бы пару имен, Кэндис, только пару, – подал голос Дуглас.
– Хорошо. Лансинг Каррутерс и Дорти Мак-Дауэлл. Обе они богатые бездельницы и все про всех знают. Они живут здесь, в Сан-Франциско.
– Спасибо, – сказал Сэвич, делая пометку в блокноте. – Я был бы очень вам признателен, если бы вы назвали даже одно имя. Ваша любезность произвела на меня большое впечатление.
– На меня тоже, – заметил Дуглас.
– О ней они тоже все знают. – Кэндис кивнула в сторону Лейси.
– Похоже, они обладают массой интересной информации, – сказал Сэвич, не выпуская из пальцев руку Лейси. – Видите ли, я надеюсь, что Лейси согласится выйти за меня замуж, если я хорошенько попрошу ее об этом и сделаю это в подходящий момент. – Тут Диллон замолчал и сделал озабоченное лицо. – Надеюсь, дорогая, – заговорил он после паузы, – эти дамы не скажут мне ничего такого, что отбило бы у меня охоту делать тебе предложение. Ты что, была трудным подростком, Лейси? Ты не окажешь на меня дурного влияния, если я на тебе женюсь?
– Не знаю. Интересно, а Билли Уэлман уже женился?
– А кто такой Билли Уэлман? – спросил Дуглас.
Сэвич в ответ лишь тряхнул головой, давая понять, что это не важно.
– О Лейси никто не скажет ничего плохого, – снова заговорил Дуглас. – Кэндис, ей было всего девятнадцать лет, когда Белинда погибла. Она была, я бы сказал, даже чересчур замкнутой для своего возраста. Лейси практически ничем не занималась, кроме игры на фортепьяно. Мне кажется, она вообще никого не замечала вокруг себя. Ее не интересовало ничего, кроме музыки. Лейси, я надеюсь, что все, что тут говорилось о возможности твоего вступления в брак с мистером Сэвичем, было шуткой?
– Все зависит от того, сумеет ли он хорошо попросить меня об этом в подходящий момент.
– Нет! – воскликнул Дуглас низким, хриплым голосом, вскочив на ноги. – Послушай меня, Лейси. Я очень давно тебя знаю, и я убежден, что тебе не следует выходить замуж за этого человека. Ты не можешь этого сделать. Это было бы с твоей стороны ужасной глупостью.
– Почему, Дуглас?
– Да, Дуглас, почему? – подхватила Кэндис.
– Я знаю таких людей. Ему наплевать на тебя, Лейси. Ты для него – всего лишь очередной трофей в его коллекции.
Тут Сэвич неожиданно принялся насвистывать. Головы всех присутствующих повернулись в его сторону. Лейси душил смех, но она изо всех сил старалась не расхохотаться.
– Шерлок-Сэвич, – смакуя, произнес Диллон, глядя в потолок. – Неплохо звучит, а?
– Черт побери, Лейси, ты не можешь выйти за него замуж, просто не можешь. Ты только посмотри на него! Он один из тех тупых культуристов, которых полно в каждом гимнастическом зале и которые только тем и заняты, что любуются на себя в зеркало. Бицепсы у них накачанные, но мозги размером с лесной орешек.
– Дуглас, ты не прав, – мягко возразила Лейси.
– Ну хорошо, хорошо. Он умеет проделывать всякие фокусы на компьютере, но все это чепуха. Перед тобой тупица с ловкими руками. Ты не можешь стать его женой.
– За кого она действительно не может выйти замуж, так это за тебя, Дуглас, потому что ты уже женат на мне, – вставила Кэндис и направилась было к Лейси, но тут же остановилась, увидев выражение лица Сэвича. – Поздравляю, – бросила она, обращаясь к Лейси. – В самом деле поздравляю. Тащи его под венец, не ошибешься.
– Мы порядком отвлеклись, – сказал Сэвич. – Видите ли, Кэндис, мы с Шерлок пришли сюда, чтобы поговорить с. Дугласом о Белинде. Вы останетесь или предпочитаете уйти?
– С какой это стати? Белинду уже семь лет как похоронили. Ее убийца находится в бостонской тюрьме. Я дала вам имена двух женщин, которые знают, что за человек была Белинда. С какой же тогда радости вам приспичило говорить о ней с Дугласом? Он ничего не знает.
– В деле об убийстве Белинды осталось очень много вопросов, мэм, – пояснил Сэвич. – Знаете что, мы, пожалуй, сейчас уйдем, а вернемся попозже. А вы тем временем сможете выяснить отношения со своим супругом или отправиться вместе с ним на ленч – да мало ли какие у вас могут появиться желания! Диллон встал и протянул Лейси руку. Взглянув на эту руку, такую большую и сильную, она невольно улыбнулась. Настроение у нее явно улучшилось, хотя ей все еще хотелось залепить хорошую оплеуху Кэндис.
– Нет, погодите! – воскликнул Дуглас, но Сэвич лишь отрицательно покачал головой и сделал рукой прощальный жест.
– И что мы теперь будем делать? – поинтересовалась Лейси, когда они с Диллоном вышли из офиса Дугласа.
– Свернем за угол и постоим минутку. Дверь кабинета Дугласа все еще открыта, а секретарши на ее рабочем месте нет. Кто знает? Может, мы услышим что-нибудь такое, что не предназначено для наших ушей.
Приблизившись, насколько это было возможно, к двери кабинета, они прижались спиной к стене и прислушались.
– Неужели ты все еще ее хочешь, Дуглас? – донесся до них голос Кэндис. – Да ты хоть видел, что на ней надето? Господи Боже, она все еще грызет ногти!
Лейси взглянула на свои руки. В самом деле, ноготь на большом пальце был обкусан. Когда это она успела его обгрызть?
– Довольно, Кэндис. – В голосе Дугласа звучала страшная усталость. – В самом деле, довольно. Она не должна выходить за него замуж. Мне надо как следует подумать и выписать на бумажку все аргументы, доказывающие, что из этого ничего хорошего не выйдет. Нет, это не должно произойти.
– В чем я действительно уверена на все сто процентов, так это в том, что тебе давно пора прекратить пускать слюни, глядя на нее. Ты что, слепой? Что ты в ней нашел? Купи очки и покончи с этим, Дуглас.
Похоже, Дуглас либо не слышал слов супруги, либо просто не обратил на них внимания, ответив просто:
– Они приехали сюда из-за Белинды. Должно быть, с делом Марлина Джоунса что-то не ладится. Сэвич сказал, будто возникли какие-то вопросы, но я не верю этому сукину сыну. Бог его знает, что там может быть. Миссис Шерлок утверждает, что видела, как Белинда целовалась с Марлином Джоунсом на подъездной аллее. Ты считаешь вполне возможным, что Mapлин спал с Белиндой, но это в тебе просто ревность говорит, Кэндис. Ты не знала Белинду. Черт, от всего этого и свихнуться недолго. Пока я ничего не могу понять, но, похоже, фэбээровцы сомневаются, что Белинду убил именно Марлин Джоунс. Не исключено, что они подозревают в этом меня, и именно поэтому заявились сюда.
– Но это же чушь, Дуглас. Им ведь неизвестен ключ к разгадке, они просто шарят вслепую. Главное, держи рот на замке. А теперь отвези меня куда-нибудь на ленч. Мне нужно вернуться на станцию к двум часам.
– Так, пора сматываться, – шепнул Сэвич. Уже через минуту они с Лейси были в лифте, который уносил их вниз с двадцатого этажа Малкольм-билдинг.
* * *
Обед прошел спокойно. Все присутствующие почти все время молчали, к немалому облегчению Сэвича. Эвелин Шерлок с присущим ей изяществом совершала ритуал поглощения пищи, время от времени бросая на Диллона неодобрительные взгляды, но высказалась в его адрес лишь однажды – это была очередная сентенция о том, что он чересчур красив, а красивым мужчинам не следует доверять. К мужу она за все время обеда не обратилась ни разу. Только когда подали десерт, миссис Шерлок, глядя не на супруга, а на свою порцию пирога, процедила:
– Звонил один из твоих служащих, Дэнни Элбрайт. Он сказал, что ему нужно с тобой поговорить, но я ответила, что ты уехал на заправку, и спросила, не могу ли я ему помочь. Он заявил, что нет, не могу, что вопрос сугубо конфиденциальный – настолько, что даже мне, твоей жене, не следует ничего об этом знать.
– Вероятно, это касается текущего дела, – сказал судья Шерлок, подцепив на вилку еще кусочек пирога и, положив его в рот, на несколько секунд прикрыл глаза от удовольствия. – Пожалуй, мне следует еще прибавить жалованье Изабелле.
– Ну нет, она уже и так слишком много зарабатывает, – возразила Эвелин Шерлок. – Я уверена, она купила этот пирог.
Она появляется только тогда, когда знает, что ты дома. И вообще она мне не нравится, Корман, и никогда не нравилась.
– А как твоя сиделка, мама? – спросила Лейси. – Кажется, ее зовут миссис Арч, не так ли?
– С ней все в порядке. Она никогда ничего не говорит, только кивает или качает головой. Эта женщина страшно занудна, но безвредна. Она моложе меня, а выглядит так, как выглядела бы моя мать, если бы была жива. По крайней мере, она не пытается соблазнить твоего отца – и на том спасибо.
– Миссис Арч, – заговорил судья Шерлок, – ничуть не моложе тебя, Эвелин. Ей по меньшей мере шестьдесят пять лет. Она красит волосы в голубой цвет и к тому же толста, как выставочная хавронья. Поверь мне, твоя мать никогда не выглядела так, как миссис Арч.
– Ну и что? Миссис Арч ведь еще живая, а тебе больше ничего и не надо. Ты спал с женщинами самого разного возраста и самого разного сложения – и с худыми, и с толстыми. Думаешь, мне об этом неизвестно? У меня прекрасная память, нужно только, чтобы мне напоминали о том, что я должна вспомнить.
– Да, дорогая.
Часом позже, сидя в библиотеке судьи Шерлока, Сэвич задал вопрос, который уже давно вертелся у него на языке:
– Лейси лишь недавно вспомнила, что у Белинды был выкидыш. Почему об этом никто ничего не знал?
Судья в этот момент раскуривал трубку, и вся комната наполнилась густым и терпким запахом великолепного табака, который Сэвич, к сожалению, не мог оценить по достоинству, поскольку не выносил запаха любого табака, независимо от сорта и стоимости. Вопрос Диллона оставался без ответа до тех пор, пока хозяин не сделал три или четыре затяжки, выпуская изо рта ароматные синеватые клубы, от чего Сэвич едва не раскашлялся.
– Мне не хотелось пересудов, – заговорил наконец судья Шерлок. – Стань это достоянием гласности, что бы это дало? Ничего. А что вы имели в виду, когда сказали, что Лейси только недавно вспомнила об этом?
– Судя по всему, она по каким-то одной ей только известным причинам как бы блокировала это воспоминание. Всплыло же оно во время сеанса гипноза. Вы не знаете, почему она не хотела об этом вспоминать?
– Нет. И, откровенно говоря, не вижу для этого никаких причин. Впрочем, теперь все это уже совершенно не важно – с тех пор прошло семь лет, – сказал судья и пыхнул трубкой, выпустив новый клуб ароматного дыма.
Сэвич отхлебнул еще глоток кофе, который по своему качеству вполне мог соперничать с табаком, который курил отец Лейси.
– А отцом неродившегося ребенка был Дуглас? – спросила Лейси, предварительно глубоко вздохнув, чтобы набраться храбрости.
– Послушайте, что я вам скажу – тебе, Лейси, и вам, мистер Сэвич. Во-первых, Белинде не следовало беременеть. Я ведь говорил тебе, Лейси, Дуглас был убежден, что им с Белиндой нельзя заводить детей из-за плохой наследственности. Мать Белинды – наглядный тому пример. С ее отцом дело обстоит еще хуже. Я, кстати, слежу за тем, как у него идут дела. На днях его должны выпустить, несмотря на все мои усилия, направленные на то, чтобы этому воспрепятствовать. Мне не хочется, чтобы этот ненормальный заявился сюда.
– Но Белинда все же забеременела.
– Да, очевидно, что так, хотя беременность ее продолжалась недолго, не более шести-семи недель. Так сказал врач. Разумеется, после вскрытия ct/ало ясно, что у Белинды совсем недавно случился выкидыш, но, поскольку с точки зрения расследования убийства это не имело никакого значения, это не разглашалось. Слава Богу, что не пронюхали газетчики. Уж они бы подняли вой. А что проку? Только лишняя боль.
– Подобная новость вызвала бы еще большее возмущение и ярость общественности, – заметила Лейси.
– Вовсе нет – при условии, что были бы даны четкие объяснения. А связи выкидыша с убийством в самом деле не было.
Лейси, однако, отнюдь не была в этом уверена. Чуть позже, провожая Диллона в отведенную ему гостевую комнату, она сказала:
– В этом деле и правда много вопросов, оставшихся без ответа. Их гораздо больше, чем я думала.
Она вздохнула и посмотрела на свои синие туфли-лодочки. Кэндис права: и одета она немодно, и выглядит совершенно непривлекательно. Впрочем, почему же тогда Кэндис назвала ее шлюхой?
Сэвич привлек Лейси к себе, нежно прижав ее лицо к своему плечу.
– Я знаю, что ты хочешь сказать, – шепнул он. – Все, что говорит твоя мать, омерзительно и ничего, кроме бешенства, вызвать не может. С каких пор она ведет себя таким образом?
– Сколько я себя помню. Хотя сейчас, кажется, все стало еще хуже, чем раньше. Но я с ней теперь нечасто общаюсь.
– Ты не думаешь, что в какой-то мере это вызвано ее желанием привлечь к себе внимание твоего отца?
– Да, конечно. Но мне трудно понять, где болезнь, а где игра.
– Мне тоже. Но вот уж кто точно играет, так это Дуглас и Кэндис, эта парочка – какие-то дрянные комедианты.
– А мой отец?
– Не знаю, – задумчиво проговорил Диллон и поцеловал Лейси в левое ухо. – Не знаю. Он очень непрост. Но как бы там ни было, он мне нравится.
– Мне тоже. – Лейси посмотрела Сэвичу в глаза. – Скажи, тебе не расхотелось жениться на мне после того, как ты познакомился с моими родителями?
– Вопрос некорректный. Я ведь еще не познакомил тебя со своими родственниками. У меня их много, и они те еще типы. Правда, они скорее всего так обрадуются, что ты готова взять на себя все заботы обо мне, что будут изо всех сил стараться в твоем присутствии вести себя как нормальные люди – по крайней мере до свадьбы. После свадьбы я тебе ничего не гарантирую. Кстати, Лейси, мы сейчас с тобой одни в коридоре, так что момент вполне подходящий. Ты будешь моей женой?
– Да, буду.
Он поцеловал ее в мягкие, теплые губы, стараясь не давать воли своему просыпающемуся желанию. Однако Лейси сама толкнула его к стене и крепко прижалась к нему всем телом.
– Мне так нравится к тебе прикасаться, – прошептала она ему на ухо. – А на вкус ты еще лучше, чем на ощупь. Диллон, ты уверен, что хочешь жениться на мне? Мы так недавно знаем друг друга. И потом, вся история нашего знакомства – это какая-то череда стрессов и экстремальных ситуаций.
– Что правда, то правда. Тебе здорово досталось от меня в Хоганз-Эллей и в тренажерном зале. Нормальное дело. Макаронами собственного приготовления я тебя накормил, пиццей в ресторанчике угостил. В моем доме ты переночевала. Чего же еще? Заниматься с тобой сексом мне тоже понравилось, хотя это было так давно, что я уже почти ничего не помню.
Лейси поцеловала Диллона в подбородок, потом в щеку, потом в мочку уха.
– Не понимаю, как это за пять лет тебя никому не удалось заарканить, – сказала она.
– Я быстро бегаю. А вообще-то я, наверное, просто ждал тебя. Не кого-нибудь, а именно тебя. А вот то, что тебя до сих пор никто не подцепил, в самом деле, странно.
– Я была слишком зациклена на прошлом и на том, что случилось с Белиндой. Ну и что же мы будем делать?
– У меня такое ощущение, – заговорил Диллон, осторожно трогая пальцами пуговки блузки Лейси, – что главной фигурой в деле об убийстве Белинды является, сама Белинда. Не Марлин, не Дуглас и не кто-либо еще, а именно Белинда. Боюсь, никто на самом деле не знал, что она за человек. Мне бы хотелось взглянуть на ее фотографии, сделанные незадолго до убийства, если, конечно, в доме есть такие. У вас имеется какой-нибудь альбом с семейными фотографиями?
– Да. Надеюсь, мама не выбросила. Хочешь посмотреть прямо сейчас?
– Нет. Мы ведь на западном побережье, между Вашингтоном и Сан-Франциско разница в три часа. Я бы немного поспал. Вообще-то мне хотелось бы спать с тобой в одной комнате, но в доме твоих родителей это было бы неприлично. Кроме того, твою маму, так волнует, не спим ли мы в одной постели, что она вполне способна ночью пойти и проверить, где находится каждый из нас. Лейси рассмеялась:
– Да, с мамой нелегко. Никогда не знаешь, что она скажет в следующий момент. Но в последнее время она стала заметно перегибать палку. Не исключено, что тут больше напускного. Кто знает? К сожалению, все это не имеет никакого значения. Она уже не переменится. Но она сказала одну вещь, от которой мне стало страшно, потому что я чувствую, что это в самом деле могло случиться. Как ты думаешь, отец действительно пытался ее сбить «БМВ»?
– Да Бог его знает. Если даже он действительно пытался ее убить, ничего подобного больше не произойдет. Твой отец не дурак, он наверняка понимает, что его жена рассказала нам обо всем, что случилось.
– Я не желаю своей матери смерти, Диллон.
В ответ Сэвич лишь крепче прижал Лейси к себе.
– С ней ничего не случится. Все будет хорошо. Я даже поговорю с твоим отцом, чтобы он точно знал, что твоя мать нам все рассказала.
Уже лежа в кровати, перед тем как заснуть, Лейси вдруг подумала: «Что же ты была за человек, Белинда?»






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лабиринт - Коултер Кэтрин



мммммммммммм
Лабиринт - Коултер Кэтринира
25.11.2010, 16.56





фигня несусветная(((
Лабиринт - Коултер Кэтринiri
20.02.2012, 16.41





что-то мои мысли в разброде как и роман, вроде и интересно особенно поначалу, а конец какой-то ???
Лабиринт - Коултер Кэтринарина
8.05.2012, 21.58





mne uzhasno ponravilos. bespodobnye geroi, otlichnye dialogi. vysshiy ball!!!
Лабиринт - Коултер Кэтринnemochka
7.10.2012, 0.11





Может быть и не плохо)))) не хватает любви. Начало- вау!!!!. Потом , листала(((( 5 баллов! Это мое мнение. Чуть больше любви и балл бы был больше!5 из 10.
Лабиринт - Коултер КэтринКоко
2.12.2013, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100