Читать онлайн Лабиринт, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лабиринт - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лабиринт - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лабиринт - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Лабиринт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Когда Сэвич и Лейси прибыли в клинику «Бостон мемориал», капитан Дафтери и Ральф Баднак стояли у дверей палаты № 423.
– Вы не так уж и плохо выглядите, – сказал Баднак, окинув Лейси пристальным взглядом. – А вот Сэвич выглядит не слишком хорошо. Надеюсь, вы не очень его доставали?
Лейси закатила глаза:
– И почему это мужчины вечно защищают друг друга? Кажется, это я ранена, а не Сэвич.
– Да, но Сэвичу пришлось следить за тем, чтобы вы не отдали концы. Так что он вполне заслужил надбавку за работу в экстремальных условиях.
– Я все время спала и при этом не стонала, не хныкала и вообще не делала ничего такого, что могло бы потревожить их высочество. Единственное, что ему пришлось сделать, – это заказать еду в номер. Ну а как там Марлин Джоунс? Мы уже можем на него взглянуть?
– Не больше трех человек за раз, – произнес подошедший сзади доктор Рэймонд Остертон, на рукавах его халата виднелись пятна крови. – Его состояние все еще нестабильно. Это вы всадили в него пулю? – спросил он, взглянув на Шерлок, и, получив в ответ утвердительный кивок, сказал:
– Ну что ж, вы проделали порядочную дыру в его животе. Тот факт, что он остался живым, говорит либо о том, что вы неважно стреляете, либо о том, что вы не хотели его убивать.
– Я действительно не хотела его убивать. Во всяком случае, пока.
– Если это так, постарайтесь сейчас не слишком его утомлять, ладно?
Лицо Марлина Джоунса было смертельно бледным, губы имели синеватый оттенок. Он лежал на кровати с закрытыми глазами. Лейси отчетливо видела красноватые прожилки сосудов у него под глазами. Из носа торчала трубка, к обеим рукам подсоединены капельницы, стоящий рядом с кроватью монитор показывал, как работает сердце. Рядом с Джоунсом сидел на стуле офицер полиции. Еще один полицейский устроился на стуле за дверью палаты.
Марлин Джоунс не спал, Лейси заметила, как слегка вздрагивают его длинные темные ресницы.
Капитан Дафтери посмотрел на Лейси, на мгновение нахмурился, а затем тихим, спокойным голосом сказал:
– Вы непосредственно участвовали в его поимке, так что вполне справедливо будет, если вы первая с ним побеседуете. Мы разъяснили ему его права. Он сказал, что адвокат ему пока не нужен. Я даже записал его слова по поводу адвоката на магнитофонную пленку. Так что все вроде бы в полном порядке.
Лейси взглянула на Сэвича. Тот ответил ей ничего не выражающим взглядом, затем медленно кивнул.
Чувствуя, как сердце ее колотится от сдерживаемого ликования, Лейси наклонилась к кровати и сказала:
– Привет, Марлин. Это я, Марти Брамфорт. Раненый преступник застонал.
– Да ладно, Марлин, перестань праздновать труса. Открой глаза и посмотри на меня. Тебе будет приятно увидеть, что моя левая рука висит на перевязи. Это ведь ты постарался. Разве тебе не хочется взглянуть на свою работу?
Марлин разлепил веки и уставился на повязку Лейси.
– Я научился метать нож еще мальчишкой. Он должен был попасть тебе в сердце. Но ты, похоже, очень быстро двигаешься.
– Да.
– Но тебе тоже не удалось меня убить.
– Я не хотела этого. Мне хотелось всадить тебе пулю в живот, чтобы ты подольше помучился. Тебе больно, Марлин?
– Да, еще как. Ты нехорошая женщина, Марти.
– Может, ты и прав. Но и ты нехороший человек. Скажи, если бы тебе удалось расправиться со мной, ты бы убил еще пятерых женщин?
– Я не знаю, о чем ты говоришь, – сказал Джоунс и сморгнул.
– Ты убил Хилари Рэмсгейт. Ты бы и меня убил, если бы я не работала в ФБР. Так как, после меня ты убил бы еще пятерых, чтобы было ровно семь?
Глаза Джоунса помутнели. Он уставился в пространство таким взглядом, словно видел нечто, чего не могли разглядеть остальные. Когда он заговорил, в голосе его звучали нотки торжества:
– Кто знает? В Бостоне очень много женщин, которые заслуживают наказания. Я знал это еще до того, как приехал сюда. Мужчины распустили их – позволяли им ругаться, унижать и оскорблять своих мужей. Не знаю, возможно, что я бы никогда не остановился.
– Но в Сан-Франциско ты прекратил убивать, расправившись с седьмой жертвой.
– Правда? Я не помню. Мне не нравится, что ты стоишь, а я лежу. Мне нравится, когда женщины стоят на коленях и умоляют меня пощадить их или когда они лежат на спине и наблюдают за тем, как нож поднимается и опускается, вонзаясь в их тело. Жаль, что я тебя не убил.
К изумлению Лейси, Марлин Джоунс попытался плюнуть в нее, но у него не хватило сил для того, чтобы хотя бы приподняться. Закрыв глаза, он уронил голову набок, отвернувшись от нее.
– Дай ему отдохнуть, Шерлок, – сказал Сэвич, осторожно прикоснувшись к руке Лейси. – Ты сможешь поговорить с ним позже. Да, да, я разрешу тебе побеседовать с ним еще раз. Уверен, что и капитан Дафтери не будет возражать, хотя думаю, что он, как и я, будет настаивать, чтобы во время этой беседы за тобой наблюдали самым тщательным образом.
Лейси Шерлок не хотелось уходить, не выведав у преступника все до последней детали, но она лишь кивнула и вышла вместе со всеми из палаты. Не исключено, подумала она, что негодяй прикидывается и на самом деле чувствует себя совсем не так плохо, как это кажется.
Услышав, как затворилась дверь, Марлин Джоунс открыл глаза. Кто эта женщина и откуда ей так много известно? Сотрудник полиции? Агент ФБР? Нет, он в это не верил. Вернее, он был убежден, что дело не только в этом. Тут явно таилось что-то еще. Резкая боль снова пронзила живот. Марлин отчаянно жалел, что у него нет ножа, что он совершенно обессилел из-за ранения, что рядом с его кроватью сидит полицейский. Если бы не все это, с каким наслаждением он всадил бы острый как бритва клинок в эту самую Марти Брамфорт! Он решил, что ему необходимо как следует подумать и как можно лучше подготовиться к следующему разговору с ней. В том, что она придет опять, он не сомневался.
– Для первой беседы неплохо, Шерлок.
– Спасибо, капитан Дафтери. Но у меня было слишком мало времени. Этот Марлин Джоунс просто прикинулся, что ему плохо.
– Думаю, что вы правы, но это не имеет значения.
– Совершенно верно, – согласился Сэвич. – Это не важно. Мы вернемся сюда позже, Шерлок. Мне бы хотелось улететь обратно в Вашингтон сегодня, но я просто боюсь оставлять вас здесь одну. Вы улыбнетесь разок капитану, подмигнете Ральфу, поговорите с ними своим убедительным фэбээровским голосом – и, глядишь, они сделают все, что вы попросите.
– Это не правда, – сказал Ральф Баднак. – Я самый крутой полицейский в Бостоне. Кто бы мне ни подмигнул, ему это не поможет.
Лейси от души расхохоталась и хлопнула Баднака по плечу.
– Обещаю, что даже не буду пытаться это сделать, – сказала она. – Что же касается вас, сэр, то вам нет никакой необходимости оставаться здесь, если только вы сами этого не хотите.
– Прекратите, Шерлок. Мы оба отправимся завтра восвояси. А сейчас я хочу еще раз проанализировать все рапорты и попробовать с помощью МАКСа выяснить, слышал ли кто-нибудь из свидетелей когда-либо бранные слова от убитых женщин или нелестные отзывы о своих мужьях при посторонних.
– Я же говорила вам, что таких фактов быть не может. Развe вы не знаете, что о мертвых плохо не говорят? У преступника просто не могло быть никаких других причин для того, чтобы вырезать у своих жертв языки.
– Да, я помню, что вы это говорили. Но неужели никто ни разу ни о чем таком не упомянул?
– Когда речь идет об информации, Сэвич хоть в задницу залезет, а то, что ему нужно, добудет, – сказал Ральф, и Лейси снова захохотала.
– Ну и выражения у вас, Ральф, – заметил капитан Дафтери. – Кстати, Шерлок, вы здорово поймали этого типа на крючок своим сквернословием. Мои люди говорят, когда вы во время первой же встречи с ним принялись посылать всех и вся вдоль по матушке, это произвело на подонка сильное впечатление. А Сэвич так вообще был настолько шокирован, что едва не лишился чувств. Я, конечно, утрирую, но, честное слово, у вас это неплохо получилось.
– Наверное, мне следует поблагодарить вас за комплимент.
– Я очень рад, что мы не ошиблись, когда решили, что именно сквернословие первым делом привлекает внимание Марлина Джоунса к его будущим жертвам. И еще всякие нехорошие слова о мужьях. Думаю, мы в большом долгу перед составителями психологических портретов.
При этих словах глаза Лейси внезапно вспыхнули, и Сэвич понял, что она и без того точно знала, как Марлин Джоунс выбирает себе жертву. Но вот откуда ей это было известно? Видно, семь лет назад произошло что-то еще, о чем он не знал. Сэвич дорого бы дал за то, чтобы узнать, что это было.
* * *
Когда Лейси дозвонилась до адвокатского офиса Дугласа Мэдигана, в Сан-Франциско только что закончилось время ленча.
– Лейси, это в самом деле ты? С тобой все в порядке? Тут во всех теленовостях передавали про то, как поймали этого типа. Ты ведь участвовала в этом, верно?
– Да, участвовала. Со мной все в порядке, Дуглас. Мы действительно его поймали. Я уже один раз с ним разговаривала. Я все из него вытащу, Дуглас, все.
– Я не понял, что еще ты хочешь из него вытащить? Ведь и так уже все известно.
– Я хочу узнать, почему он убил Белинду. Ты ведь знаешь, она никогда не злоупотребляла бранными словами. И ты сам говорил мне, что она обожала тебя, а значит, не стала бы плохо отзываться о тебе в присутствии малознакомых людей.
– Верно, ну и что из этого? Лейси перевела дыхание.
– Все дело в том, что пойманный нами преступник выбирал себе в жертвы именно тех женщин, которые бранились или же плохо говорили о своих мужьях или приятелях. Если в случае с Белиндой все было иначе, это означает, что у убийцы существовал и какой-то еще критерий. Вот я и хочу это выяснить, Дуглас. Я должна это знать.
– Ты что, выступала в роли приманки?
– Да, но только, пожалуйста, не надо всем об этом рассказывать. Просто я лучше всех подходила на эту роль. Я знаю этого типа лучше, чем кто бы то ни было.
– О Боже, это же было просто безумие, Лейси.
– Я хочу позвонить отцу.
– Нет, лучше это сделаю я. Хотя готов побиться об заклад, что он уже обо всем знает, в том числе и о том, что ты непосредственно участвовала в операции. Он испытает облегчение, узнав, что ты не ранена.
Рука Лейси неприятно заныла, и она вспомнила, что пора принимать обезболивающее.
– Да-да, я в полном порядке, – пробормотала она в трубку. – Что ты предпринял по поводу Кэндис Аддамс?
– В прошлый уик-энд я на ней женился. Самое смешное, что наша первая брачная ночь пришлась на ее критические дни.
– Что, она не была беременна?
– Она сказала, что у нее все эти дела начались за два дня до свадьбы и что она так любит меня, что побоялась мне об этом сказать. Ей казалось, что, если бы не ребенок, я бы на ней не женился.
– А ты бы женился?
– Нет, конечно. Ты ведь знаешь, я не люблю ее.
– Ну и дела, Дуглас, – протянула Лейси, радуясь, что их в этот момент разделяют три тысячи миль. – И что же ты собираешься делать?
– Я еще не решил.
– Ты думаешь, она в самом деле любит тебя?
– Не знаю. Она утверждает, что да. Жаль, что тебя здесь нет. Мне бы очень хотелось видеть тебя, прикоснуться к тебе, поцеловать тебя. Я скучаю по тебе, Лейси. И твои отец с матерью тоже по тебе скучают. Ты знаешь, они оба надеялись, что мы с тобой поженимся.
– Нет, я об этом не знала. Никто никогда не говорил мне об этом. Ты был мужем моей сестры, и все.
– Может быть, так, а может, и нет. – Дуглас вздохнул. – Ну вот, оказывается, моя любимая жена стоит в дверях моего офиса. И как долго ты там стоишь, Кэндис?
Лейси услышала в трубке женский голос, но не смогла разобрать ни одного слова. Единственное, что ей удалось уловить, – голос был пронзительный и злобный.
– Я очень сожалею, Лейси, – снова заговорил в трубку Дуглас. – Мне надо идти. Скажи, теперь, когда ты избавилась от преследовавшего тебя кошмара, ты вернешься домой?
– Я не знаю, Дуглас. Действительно не знаю.
Она медленно положила трубку и, подняв глаза, увидела Сэвича, стоявшего неподалеку от нее с двумя чашками чая в руках. Сколько времени он простоял так? Вероятно, почти столько же, сколько Кэндис Аддамс простояла на пороге офиса Дугласа.
– Выпейте чаю, – сказал Сэвич, протягивая Лейси чашку. – А потом мы сможем снова отправиться в больницу. Я хочу покончить со всем этим, Шерлок.
– Да, сэр.
– Либо вы наконец начнете называть меня по имени, либо я попрошу Чико придушить вас поясом от вашего же кимоно.
– Да, Диллон.
– Ваша задача состояла в том, чтобы поймать Убийцу с бечевкой – с этим вы уже справились, – и избавиться от того неприятного багажа, который остался в вашем сознании после гибели сестры. Ваш зять – тоже часть этого багажа?
Лейси отпила чаю и решила, что ей необходимо принять еще одну обезболивающую таблетку.
– Он просто Дуглас, – сказала она наконец, пожав плечами. – Я не догадывалась о его чувствах ко мне до тех пор, пока мы не встретились с ним в Вашингтоне пару недель назад. Но теперь он уже снова женат.
– Считайте, что вам повезло. По-моему, он не из тех людей, которые легко отказываются от поставленной цели.
– Откуда вы знаете?
– Я все знаю. Как-никак я специальный агент ФБР.
Пожалуй, Сэвич прав, подумала Лейси и отправила в рот таблетку.
* * *
По окну больничной палаты хлестали струи дождя. Офицер сидел на стуле у кровати раненого преступника, сложив руки на коленях.
– Привет, Марлин, – сказала Лейси, глядя на лежащего на постели маньяка. – Помнишь меня? Я та самая женщина, которую ты оглушил ударом по голове и затащил в свою комнату ужасов. Но я выиграла в той игре, а вот ты проиграл.
– Как тебя зовут?
– Лейси Шерлок.
– Таких имен не бывает. Глупость какая-то. Это имя из какой-то дурацкой детективной истории. Как тебя зовут на самом деле?
– Моя фамилия действительно Шерлок, Марлин. Разве это не я тебя отследила? Разве не с моей помощью тебя взяли? По-твоему, я не заслуживаю того, чтобы носить это имя?
– Ты мне не нравишься, Марти.
– Меня зовут Лейси.
– В таком случае ты мне нравишься еще меньше.
– Марлин, ты не возражаешь, если я включу магнитофон?
– Валяй, включай, ничего не имею против. Мне нравится слушать собственный голос. Я здорово умею говорить. Мистер Кейн, владелец «Эплтри хоум саплайз энд милл ярд», умолял меня стать помощником менеджера на его фирме. Он знал, что я могу продать что угодно кому угодно и что я прекрасно разбираюсь во всем, что касается строительства и стройматериалов.
– Да, ты в самом деле просто молодец, Марлин. Но я хочу задать тебе один вопрос. Скажи, почему ты отказался разговаривать с полицейскими?
– Просто я хочу поговорить с тобой, Марти. Как-нибудь на днях я убью тебя и поэтому хочу узнать тебя получше.
– Что ж, если от этой мысли ты чувствуешь себя лучше, наслаждайся ею, Марлин. Так тебе хочется поговорить? Тогда скажи мне, почему ты убил Хилари Рэмсгейт. Ведь она была не замужем. Все остальные твои жертвы были замужними женщинами.
– Я знал ее приятеля – ну, вернее, не знал, а видел пару раз. Он сказал своим знакомым, что эта баба – настоящая сука, | и потому, женившись на ней, он обязательно как следует ее проучит.
– Где это было, Марлин?
– В баре под названием «Глэд рэгз», в Ньютон-сентер. Тот парень частенько туда захаживал. Он спал с ней, выслушивал от нее всякие мерзости, а потом приходил в бар и всем про это рассказывал. Я как-то сказал ему, что он должен наказать ее.
– Ты часто ходил в «Глэд рэгз»?
– Да, часто. Мне хотелось посмотреть на эту сучку Хилари. Однажды вечером тот парень ее привел. Они здорово поругались. Она даже выплеснула ему в лицо пиво, а уж обкладывала беднягу при всех так, что просто уши вяли. Ну а приятели того бедолаги только ржали, как жеребцы. Что до меня, то я-то, конечно, не смеялся. Я знал, что эту женщину необходимо наказать и что этот парень, ее приятель, никогда не сможет проучить ее так, как надо, в лучшем случае он был способен слегка накостылять ей, не больше. Да он и сам ржал, когда она его прикладывала, как будто это она не его грязью поливала. Я бы на его месте изрезал ее на куски прямо там, в баре.
– Возможно, приятеля Хилари устраивали такие отношения. Тебе это никогда не приходило в голову?
– Нет, это невозможно. Она была плохой женщиной. А он был просто слаб и глуп.
– Ты частенько захаживал в разные бары, а, Марлин?
– Что да, то да. Я люблю бывать в барах. Там можно сидеть где-нибудь в укромном уголке, где тебя никто не беспокоит, и наблюдать за людьми. В барах я повидал много женщин, которые заслуживали наказания.
– И в сколько же баров ты имел обыкновение заходить? Джоунс пожал плечами, потом скорчил болезненную гримасу и осторожно прикоснулся к животу кончиками пальцев.
– Примерно в полдюжины. В Сан-Франциско у меня было гораздо больше любимых точек. Тебя тоже следовало бы изрезать на куски, Марти. Но ты ведь не ругаешься, верно? Наверняка не ругаешься. И к тому же я готов спорить, что ты не замужем. Ты просто работаешь в полиции и говорила все эти нехорошие слова, чтобы заманить меня в ловушку.
– Я не заманивала тебя в ловушку, Марлин. Я просто сыграла золь женщины, которую ты выбрал себе в качестве жертвы – ни больше, ни меньше.
– Я не должен был попасться на твою удочку. Слишком уж все просто получилось: ты прямо-таки свалилась на меня, как подарок с рождественской елки. Я вижу, рука у тебя все еще на перевязи. Это меня радует.
– Да, но зато я не лежу пластом с дырой в животе.
Джоунс попытался привстать. В ту же секунду полицейский, сидевший рядом с кроватью, вскочил и положил руку на рукоятку пистолета. Лейси улыбнулась ему и отрицательно покачала головой.
– Не беспокойтесь, офицер Рэмблинг. В данный момент Марлина нет ножа, а без него он все равно что немощный старик.
– Мне в самом деле очень хотелось бы прикончить тебя, – сказал Марлин и снова откинулся на подушку, тяжело дыша.
– Только не в этой жизни, Марлин. Послушай, я вижу, ты в самом деле здорово говоришь и тебе самому очень нравится болтать. Так почему бы тебе не рассказать мне о женщинах, которых ты убил в Сан-Франциско? Я знаю, что все они были замужем. Ты что, слышал, как все они поносили своих мужей?
– С какой стати я буду рассказывать. Ты же меня терпеть не можешь. Всадила пулю в живот, и рана до сих пор чертовски болит. Пожалуй, в такой ситуации мне может понадобиться адвокат.
– Замечательно. У тебя есть деньги, чтобы оплатить его услуги?
– Я могу нанять самого лучшего адвоката, и ты это знаешь. Этим парням плевать, есть у меня деньги или нет, главное, чтобы их лица мелькали в газетах и теленовостях. Принеси мне телефонный справочник, и я выберу самого дорогого.
– Ну ладно, хватит. Меня зовут агент Шерлок. Я работаю в ФБР, Ты в самом деле хочешь, чтобы я сейчас же вызвала тебе адвоката, Марлин? Или сначала ответишь еще на несколько моих вопросов?
– Ладно, адвоката я могу вызвать и попозже. Само собой, я могу ответить на любой твой вопрос, я ведь имею право в любой момент отказаться от своих слов. Я прочитал все, что было опубликовано про Тостера. Его отпустят, потому что он ненормальный. Так что он выйдет сухим из воды. И я тоже выйду сухим из воды, вот увидишь. А потом я приду посчитаться с тобой, Марти.
Лейси ощутила, как ее захлестнула волна гнева – гнева, но не страха. Ей следовало убить его там, на складе, только так она могла наверняка обеспечить торжество справедливости. Глупо было с ее стороны надеяться на то, что Джоунс ответит на ее вопросы. Помимо того, что он мог отказаться отвечать, он ведь вполне мог и солгать ей. От злости лицо Лейси залилось краской. И в тот момент, когда злость ее готова уже была прорваться наружу, она вдруг услышала голос Диллона Сэвича, тихонько мурлыкавшего какую-то ковбойскую песенку.
Резко обернувшись, Лейси уставилась на него. Лицо Сэвича было совершенно непроницаемым. Не говоря ни слова, он продолжал тихонько напевать, затем подмигнул ей. Эта весьма простая терапия подействовала. Губы Лейси против ее воли растянулись в улыбку. Вероятно, поклонники Моцарта возмутились бы, узнав, что она способна улыбаться, слыша любительское исполнение песенки в стиле кантри. Однако Сэвич своего добился – гнев Лейси куда-то разом улетучился, и она мгновенно успокоилась.
– Ну, это мы еще посмотрим, – сказала она, снова поворачиваясь к Джоунсу. – Эй, да ты, похоже, притомился, Марлин. Наверняка тебе скоро захочется вздремнуть. Почему бы тебе не сказать мне, почему в Сан-Франциско ты убил именно семь женщин, не больше и не меньше, а после этого лег на дно?
– Семь? – переспросил Марлин и надолго замолчал. Лейси заметила, что он загибает пальцы, считая количество своих жертв. Это наверняка был спектакль – она готова была побиться об заклад, что маньяк помнил каждую жертву по имени и в лицо. В эту секунду Лейси снова ощутила страстное желание всадить подонку пулю между глаз.
– Нет, – сказал Марлин. – В Сан-Франциско я убил не семерых женщин.
Итак, выходило, что число семь действительно не имело для маньяка никакого скрытого значения. Оставалось лишь радоваться тому, что Сэвич благодаря своему уму и опыту с самого начала допускал такую возможность. Но сколько же еще несчастных погубило чудовище по имени Марлин Джоунс?
– И скольких же женщин ты убил тогда в Сан-Франциско?
– Шестерых. Всех их давно пора было наказать. А потом я устал. Помню, я проспал трое суток подряд, а потом мне велели отправиться в Лас-Вегас.
– Велели? Кто велел?
– Как кто – голоса, конечно. Иногда мне отдает приказы сам дьявол, иногда его дружки. А иногда и черный кот – если попадется мне где-нибудь на дороге.
– Брось придуриваться. Ты просто хочешь, чтобы тебя признали невменяемым.
– Ага. Здорово у меня получается, верно? Но я в самом деле сумасшедший, Марти, настоящий сумасшедший.
– Значит, только шестерых? Ты уверен? Не семерых, это точно?
– Если я сумасшедший, это не означает, что я полный придурок, – огрызнулся Марлин и снова принялся загибать пальцы, на этот раз бормоча себе под нос имена; – Лорен О'Шэй, Патрисия Мулленс, Даниэль Поте, Энн Патрини, Донна Габриэль.
Закончив, он взглянул на Лейси и ухмыльнулся.
Лейси застыла, словно соляной столб. Итак, маньяк не назвал имени Белинды. Но почему? Скорее всего, он просто по каким-то причинам решил опустить его, а убийств на самом деле было все же семь. Ну конечно, преступник просто лгал.
Увидев ярость, вспыхнувшую в глазах Лейси Шерлок, Джоунс боязливо сжался под одеялом.
– Ты тупица, Марлин, – заговорила она. – Ты не в состоянии даже сосчитать до семи. Либо ты тупица, либо лжец. Да, скорее всего ты просто лжец, Марлин. Я настолько уверена в этом, что готова поставить на это все свои деньги.
Поскуливая от страха, Марлин вжался в изголовье больничной койки.
– Ты что, хочешь убить меня, Марти?
– О да, Марлин. Я бы с удовольствием поджарила тебя на медленном огне, но всему свое время.
– «Отвези меня назад к моей старой матушке, она любит меня больше, чем яблочный пирог», – тихонько пропел Сэвич. Лейси почувствовала, как его рука легла на ее здоровую руку. – Пойдемте, Шерлок, – сказал он. – Так и быть, я разрешу вам поговорить с ним завтра еще раз, но теперь уже последний. Договорились?
– Да, договорились. Спасибо. До завтра, Марлин. Смотри не подавись супом, ладно?
– Завтра здесь будет мой адвокат, Марти. Мы с ним решим, что ему следует сказать полицейским тупицам вроде тебя. Слушай, мне нравится парень, который пришел вместе с тобой. У него очень приятный голос. А вы, часом, не знаете песню, где есть такие слова: «Спой мне еще раз о доме, прежде чем я умру»?






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лабиринт - Коултер Кэтрин



мммммммммммм
Лабиринт - Коултер Кэтринира
25.11.2010, 16.56





фигня несусветная(((
Лабиринт - Коултер Кэтринiri
20.02.2012, 16.41





что-то мои мысли в разброде как и роман, вроде и интересно особенно поначалу, а конец какой-то ???
Лабиринт - Коултер Кэтринарина
8.05.2012, 21.58





mne uzhasno ponravilos. bespodobnye geroi, otlichnye dialogi. vysshiy ball!!!
Лабиринт - Коултер Кэтринnemochka
7.10.2012, 0.11





Может быть и не плохо)))) не хватает любви. Начало- вау!!!!. Потом , листала(((( 5 баллов! Это мое мнение. Чуть больше любви и балл бы был больше!5 из 10.
Лабиринт - Коултер КэтринКоко
2.12.2013, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100