Читать онлайн Лабиринт, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лабиринт - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лабиринт - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лабиринт - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Лабиринт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Лейси пришла в себя от тупой пульсирующей боли за левым ухом. До этого ее ни разу в жизни не били по голове, поэтому она лишь теоретически представляла себе, какими ощущениями это должно сопровождаться. На деле все оказалось не так уж и страшно. Марлин знал, что делает, он вовсе не хотел разом вывести ее из строя. Наоборот, ему нужно было, чтобы она вскоре после удара пришла в себя, чтобы почувствовала панический ужас и умоляла отпустить ее. Ему было вовсе ни к чему бить так, чтобы потом она, ничего не соображая, долго ползала в темноте по полу, борясь с приступами тошноты и головокружения.
Она лежала неподвижно до тех пор, пока не прошла боль за ухом. На этот раз Лейси сразу же почувствовала, что лежит на полу, дощатом полу, пахнущем гнилым деревом и грязью, за десятки лет глубоко въевшейся в доски. Было темно, но откуда-то просачивался свет, позволявший ей видеть окружающие предметы на расстоянии примерно фута вокруг себя. Она знала, как все будет, и тем не менее почувствовала такой страх, что пересохло в горле и какое-то время она была не в состоянии даже крикнуть. Коротко мелькнула мысль о других женщинах, в том числе о Белинде, – все они приходили в себя от пульсирующей боли в голове, с колотящимся от страха сердцем и с пониманием того, что происходит что-то ужасное. Им было гораздо хуже, чем ей, – ведь они не знали, не могли знать, что случится дальше.
Она ощутила страстное желание убить Марлина Джоунса. Он прятался где-то там, в темноте, внимательно наблюдая за каждым ее движением, возможно, для удобства он использовал инфракрасные очки.
Она медленно поднялась на ноги, потирая затылок. Все еще побаливала голова, но боль была вполне терпимой. Да, Марлин знал свое дело. Интересно, долго еще он будет молча следить за ней?
– Есть здесь кто-нибудь?! – крикнула она. Голос ее дрожал весьма убедительно, как у человека, впавшего в панику. – Где я? Чего вы от меня хотите?
Затем, словно в подтверждение того, что от страха у нее начинается истерика, в голосе ее появились пронзительные, визгливые нотки:
– Кто здесь? Ну, выходи, покажись, трусливый маленький ублюдок!
Ответа не последовало. В полной тишине слышалось лишь ее тяжелое дыхание. Она опустила взгляд вниз, на бечевку, которая лежала как раз там, где только что была ее рука. Бечевка уходила куда-то в темноту. Наклонившись, Лейси подняла ее с пола. Она была тонкая, но прочная, и вела в глубь лабиринта, явно привязанная к чему-то вдалеке.
Перебирая руками бечевку, Лейси медленно пошла вперед. По мере продвижения слабое, рассеянное свечение позади нее окончательно погасло, зато впереди забрезжил тонкий желтоватый лучик. Внезапно она едва не ослепла от обрушившегося на нее света. Разомкнув через несколько секунд веки, она увидела прямо перед собой женщину с широко открытым ртом, бледную как смерть, с всклокоченными волосами. Она невольно закричала от ужаса и только потом сообразила, что перед ней не что иное, как ее собственное отражение в зеркале.
Лейси медленно попятилась, сначала сделала один маленький шажок назад, потом другой. Она успела разглядеть, что вокруг были стены, вернее, перегородки, одни были соединены между собой петлями, другие скобами. Они выглядели совсем не так, как те, что она сделала сама, сразу было видно, что перегородки, изготовленные Марлином, вышли из-под руки мастера.
Свет погас так же внезапно, как и загорелся, и Лейси снова оказалась в темноте, сквозь которую с трудом пробивался узенький слабый лучик. Как раз в этот момент она услышала где-то совсем рядом, справа от себя, чье-то тихое, ровное дыхание.
– Кто здесь?! – вскрикнула она, волчком крутанувшись на месте.
Никакого ответа, только по-прежнему чье-то дыхание чуть ли не у самого локтя. Вероятно, усилитель звука, подумала Лейси и испуганно вскрикнула – раз, другой, чтобы подыграть маньяку. Затем, держась за бечевку, двинулась дальше. Внезапно бечевка кончилась, и она оказалась перед узким проходом без двери. Заглянув туда, не увидела ничего, кроме густой, непроницаемой тьмы.
– Привет, Марти. Проходи, я жду тебя, – послышался голос Марлина Джоунса.
– О Боже, Марлин, это вы? Как я здесь оказалась? Вы пришли, чтобы помочь мне выбраться отсюда?
– Не совсем так, Марти. Это я притащил тебя сюда. Я сделал это, чтобы устроить себе небольшое развлечение.
Лейси почувствовала, как кровь закипела в ее жилах. Она представила себе стоящую в темноте, напуганную до смерти, ничего не понимающую Белинду и маньяка, говорящего с ней ровным, невозмутимым голосом проповедника.
– Говори, что тебе надо, вонючий ублюдок! – крикнула она.
Наступила пауза. Лейси явно застала Марлина врасплох своим вопросом, поскольку он ожидал от нее совсем другого – мольбы о пощаде, слез.
– Чего молчишь, подонок долбаный? – снова заорала Лейси. – Давай, выкладывай, что тебе нужно. Или ты так испугался, что не решаешься даже поговорить со мной?
Она услышала, как Марлин с шумом втянул в себя воздух. Затем он заговорил, не так невозмутимо, как до этого, но все же достаточно спокойно:
– Ты быстро сюда добралась. Я думал, будешь тыкаться в разные стороны, искать выход, но ты не стала этого делать. Ты посмотрела вниз, увидела бечевку и пошла прямо по ней.
– А зачем она нужна, эта чертова бечевка? Это что, просто глупая шутка? Или единственная глупая шутка природы в этом дурацком месте – ты, Марлин?
Дыхание его участилось, она отчетливо слышала это. В том, как он вдыхал и выдыхал воздух, чувствовалась злость, и это обрадовало ее. Лейси сознательно дразнила и подхлестывала Джоунса. Пусть Сэвич потом отругает ее, пусть все потом ругают ее как хотят, не важно. Она должна была довести его до белого каления, одержать над ним верх, а потом уничтожить.
– Ну так что, грязный маленький извращенец? Зачем тебе весь этот спектакль? Чтобы подхлестнуть твое гнусное воображение, пощекотать твои долбаные нервишки?
– Вот что, Марти, тебе не следует оскорблять меня. Я вообще терпеть не могу, когда женщина сквернословит. Когда ты подошла ко мне в первый раз, ты показалась мне такой милой и беспомощной. А потом ты раскрыла рот, и оттуда полезла всякая мерзость. Мне жаль твоего мужа. Неудивительно, что он пьет – для него это отдушина, в которой он хоть на какое-то время может скрыться от своей мерзко сквернословящей женушки. А ты еще и чернишь его перед всем миром, рассказываешь всем, какой он ужасный человек. А вина его только в том, что он имел неосторожность жениться на тебе.
– Может, у меня и вылетают иной раз грязные словечки, да только это лучше, чем быть долбаным психопатом вроде тебя. Чего тебе надо, Марлин? К чему эта чертова бечевка? В ответ Марлин заговорил, монотонно, напевно, словно всеведущий, всевидящий бог, желающий наставить заблудшее дитя на путь истинный:
– Я все расскажу тебе, когда ты отыщешь центр лабиринта, Марти. Так же как и ты, я построил перегородки, только у меня это получается лучше, потому что у меня в этом деле большой опыт. Я хочу, чтобы ты вошла в лабиринт, Марти. Если ты доберешься до центра, это будет означать, что ты выиграла. Даже несмотря на то что ты много сквернословишь, победа останется за тобой, если ты дойдешь до центра. А я буду следить за временем, Марти. Время – очень важная штука, не забывай об этом. Ну а теперь давай, входи, или мне придется наказать тебя прямо сейчас. Советую тебе постараться отыскать центр лабиринта, Марти, иначе я сотворю с тобой кое-что такое, что тебе совсем не понравится.
– За какое время я должна добраться до центра лабиринта, чтобы ты не наказывал меня?
– Ты задаешь слишком много вопросов, Марти. – В мягком, монотонном голосе Марлина послышались нотки раздражения.
– Я найду центр, если ты скажешь мне, зачем тебе понадобилось оставлять здесь эту бечевку.
– А как еще я мог заставить тебя прийти сюда? Рисовать стрелки мне не хотелось – в этом случае все было бы слишком просто. «Идите по стрелкам». Нет, это чересчур примитивно. Бечевка – это потоньше. Она как бы дает надежду. Ну ладно, мое терпение кончается, Марти. Входи в лабиринт. Эй, Марти, что ты делаешь? – В последних словах Марлина явственно прозвучала, холодная злоба.
– Кроссовка расшнуровалась. Я просто завязывала шнурок. У меня нет желания наступить на него и упасть.
– Что-то непохоже было, что ты завязываешь шнурки. Начинай сейчас же, или мне придется сделать нечто такое, что тебе придется совсем не по вкусу.
– Хорошо, я иду.
Лейси прошла через узкий вход в тесный коридор, образованный листами фанеры, окрашенными зеленой краской, – видимо, для того, чтобы имитировать кустарник. Продвинувшись вперед, она оказалась на перепутье – ей следовало выбрать какое-то одно направление из четырех возможных. Она свернула в левое ответвление, однако оно завело ее в тупик.
– Неверный выбор, Марти. – Марлин захохотал. – Может, если бы ты поменьше сквернословила, Всевышний подсказал бы тебе дорогу. Возможно, если бы ты получше относилась к своему мужу, Бог не допустил бы, чтобы ты попала ко мне в руки. Попробуй еще раз. И учти, мое терпение кончается.
Однако именно после этой его фразы Лейси поняла, что никакого особого нетерпения Марлин не испытывает. Наоборот, он наслаждается каждой секундой устроенного им представления. Ей стало ясно, что чем дольше она будет идти к центру, тем больше удовольствия получит маньяк.
– Ты идешь слишком медленно, Марти. Советую тебе поторопиться. Не забывай о времени, я ведь сказал тебе, что время имеет очень большое значение в этой игре.
Теперь в голосе его слышалось нескрываемое радостное возбуждение, от которого ее чуть не затошнило. Скорее бы увидеть его, подумала она.
Вернувшись на пересечение коридоров, она двинулась в другом направлении, однако в итоге снова уперлась в стену. Только с третьей попытки ей удалось найти проход. Идя по нему, она вскоре снова оказалась на перепутье и через некоторое время, опять ошибившись в выборе коридора, в очередной раз обнаружила, что попала в тупик. Дыхание Марлина участилось, у него едва хватало сил сдерживать охватившую его радость. Откуда-то по-прежнему просачивался тоненький лучик света, слегка рассеивающий тьму и позволяющий Лейси видеть лишь то, что было от нее на расстоянии вытянутой руки. Судя по всему, она находилась уже неподалеку от центра лабиринта.
– А зачем нужен этот лабиринт, Марлин?! – выкрикнула она, остановившись. – Зачем тебе так нужно, чтобы я дошла до центра? – Разыскивая выход к центру лабиринта, ты как бы ищешь путь к своей собственной душе, Марти. – Голос маньяка дрожал от сдерживаемого ликования, никто прежде не задавал ему таких вопросов, и ему страшно хотелось ввести очередную жертву в курс своего замысла. – В лабиринте очень много ходов, ведущих в никуда, много тупиков, но если ты как следует постараешься, ты в конце концов найдешь путь к своей душе и узнаешь правду о том, кто ты и что ты есть.
– Для полоумного психопата это очень поэтично, Марлин. Кто выпустил тебя из психушки?
– Мне придется наказать тебя за это, Марти. Я не твой муж. Ты не имеешь права оскорблять меня.
– А почему бы и нет, жалкий, вонючий, тщедушный ублюдок?! – заорала Лейси.
– Прекрати кричать! Ну вот, так-то лучше. Ну что же, Марти, я жду тебя. Твое время заканчивается, так что тебе, я думаю, следовало бы прекратить говорить мне дерзости и поторопиться.
Лейси последовала его совету. Она больше ни разу не ошиблась в выборе направления и теперь двигалась к центру кратчайшим и единственно возможным путем. Добравшись до цели, она увидела, что Марлин уже поджидает ее. Как она и предполагала, на нем были инфракрасные очки. Он нажал кнопку выключателя, и все вокруг залил ярчайший свет. Марлин был одет в камуфляжный военный комбинезон и обут в черные, тщательно зашнурованные до самого верха высокие армейские ботинки. Когда он снял очки, Лейси обратила внимание, что в ярком свете лицо его, в котором не было ни кровинки, похоже на маску. На этот раз он действительно выглядел заморышем.
– Ты умеешь ходить быстро, когда захочешь, Марти, – сказал он, и физиономию его перекосила кривая улыбка. – Видно, я здорово тебя напугал, и ты поняла наконец, что, если не поторопишься, тебе придется плохо.
– Напугал? Меня? Кретин ты безмозглый, да ты даже только что вылупившегося цыпленка не в состоянии напугать. Ну что, я уложилась в твой лимит времени, ты, дерьмо вонючее?
Улыбка разом исчезла с лица Марлина, уступив место странной гримасе, скорее сконфуженной, чем злобной.
– Почему ты не боишься? Почему ты не умоляешь меня, тобы я тебя отпустил? Ты же знаешь, я просто с ума схожу, согда слышу, как ты ругаешься, как…
– Козел ты вонючий, да ты и так уже давно свихнулся.
– Заткнись! Я ненавижу, когда женщины сквернословят, ненавижу, ненавижу, ненавижу! Ты просрочила время, Марти, так что теперь мне придется тебя наказать.
– Ну и как же ты собираешься это сделать, недоносок?
– Заткнись, гадина! – Он достал из ножен на поясе охотничий нож, и клинок длиной в добрый фут холодно блеснул в свете лампы.
– Так зачем все-таки тебе потребовалось устраивать этот лабиринт, Марлин? Объясни мне это, прежде чем ты начнешь наказывать меня.
– Посмотри на эту штуковину, Марти. Это для тебя. – Марлин поигрывал ножом, осторожно поглаживая лезвие кончиком большого пальца. – Он очень острый, Марти, по-настоящему острый.
– Конечно, острый – это же нож, придурок. Ты не только жалкий болван, ты еще и лжец. Ты лжешь, когда говоришь, что построил этот лабиринт именно для меня. Эта твоя игра неоригинальна. Ты вообще не способен придумать что-либо новое и оригинальное и потому повторяешь раз за разом одно и то же. Все женщины, которых ты убил, должны были искать проход к центру лабиринта. Так почему именно лабиринт, Марлин? Или ты боишься об этом сказать?
Он сделал шаг вперед и снова остановился.
– Откуда ты знаешь про других женщин?
– Я медиум, тварь. Я вижу насквозь все, что творится в твоем жалком умишке, мне это ничего не стоит. Я медиум, а ты – психопат. Вот такие дела. Так почему лабиринт, Марлин? Ты ведь боишься мне сказать, верно? Я так и знала, что ты жалкий трус.
– Черт побери, заткни свою поганую пасть! Хорошо, я расскажу тебе, но потом я отрежу твой грязный язык и заставлю тебя сожрать его, а затем искромсаю тебя на мелкие кусочки, как корень сельдерея. – Марлин тяжело дышал, словно только что пробежал добрую сотню ярдов. – Мой отец обожал лабиринты. Он говорил, что хорошо сделанный лабиринт – это произведение искусства. И он научил меня строить лабиринты. Мы жили в пустынной местности неподалеку от Юмы. Там не растет зеленый густой кустарник, мы сами его сажали, а потом его стало столько, что мы устроили из этих зарослей лабиринт. – Он покачал головой и, взглянув на Лейси, нахмурился. – Ты меня отвлекла. Из-за тебя я отошел от своего сценария. Такого никогда раньше не было. Мне придется наказать тебя за это, Марти.
– От души надеюсь, что твой родитель уже отдал концы. Похоже, он был такой же ненормальный, как и ты. Ты сказал, что другие женщины не заставляли тебя отклоняться от сценария. За что ты расправлялся с ними, Марлин? Что они тебе сделали?
– Заткнись, я сказал! Не смей так говорить о моем отце! Ничего я тебе не буду рассказывать!
– Неубедительно, Марлин. Актер ты неважный. Ты убивал женщин за то, что они сквернословили? Или за то, что они плохо говорили о своих мужьях?
– Заткнись, сука! Лейси покачала головой:
– Я просто не верю своим ушам, Марлин. Мне тоже не нравятся грязные выражения. Они просто сводят меня с ума. Разве я тебе об этом не говорила? Пожалуй, мне тоже придется тебя наказать. Ну, кто первый?
Марлин с ревом бросился на нее, занеся над головой нож.
– Ложись! – послышался откуда-то голос Сэвича.
В ту же секунду свет вспыхнул еще ярче, он был такой силы, что Марлин, разом ослепнув, замер на месте. Лейси на какой-то миг тоже потеряла способность что-либо видеть, но она знала, что ей следует делать. Бросившись на пол, она откатилась в сторону и, достав из кобуры, прикрепленной к лодыжке, свой облегченный «кольт», осталась лежать, опираясь на локти и направив ствол револьвера туда, где находился Марлин.
Марлин Джоунс с отчаянными воплями вслепую размахивал ножом, рассекая клинком воздух. Потом зрение вернулось к нему, и он увидел лежащую Лейси и уставившийся прямо на него пустой зрачок револьверного ствола.
Откуда-то издалека, из темноты, послышался голос капитана Дафтери:
– Полиция, Марлин. Брось нож и отойди от нее! Немедленно, или ты труп!
– НЕТ!
– Я хочу прикончить тебя, Марлин, – прошептала Лейси, целясь маньяку в живот, – но если ты бросишь нож, я этого не сделаю.
Палец ее лежал на спусковом крючке. Ей до того хотелось выстрелить, что к горлу подкатила тошнота.
– Кто ты такая? – изумленно спросил Марлин, глядя сверху низ на нее и направленное на него оружие.
– Я расскажу тебе об этом в суде, Марлин, а может, отправлю тебе об этом сообщение в ад. Сколько раз ты вонзал нож в битых тобой женщин? Ты каждый раз наносил своей очередной жертве одинаковое количество ран? Ты всегда повторял одни те же действия? Да, ты всегда делал одно и то же. Ты наносил гм удары ножом, а потом вырезал у них язык. Так сколько раз ты вонзал в них нож, Марлин? Сколько? Двадцать, как в Хилари Рэмсгейт? Ну иди же сюда, Марлин, если хочешь получить пулю в брюхо. Я мечтаю прикончить тебя, но не стану этого делать, если ты меня к этому не вынудишь.
Марлин, судорожно двигая челюстью, сделал шаг назад, затем другой, потом резким неуловимым движением метнул нож Лейси. Она услышала крик Сэвича и рванулась вправо. В ту же секунду клинок вонзился ей в плечо, к счастью, не задев кость.
– Спасибо, Марлин, – сказала она и нажала на спусковой крючок. Удар пули отбросил маньяка назад. Он схватился руками за живот.
– Не стрелять! Не стрелять! Он уже ранен! – раздался откуда-то голос Сэвича.
Команда, однако, запоздала. Загремели выстрелы по меньшей мере из дюжины стволов, в темноте за пределами светового круга засверкали бледные вспышки.
– Прекратить огонь! – снова заорал Сэвич.
Стрельба смолкла. Каким-то чудом пули, изрешетившие все вокруг, не попали в Марлина Джоунса, лишь одна из них слегка задела его ботинок. В помещении склада наступила напряженная тишина.
– Шерлок, черт бы вас побрал, я дам вам такого пинка под зад, что вы долетите отсюда до Буффало.
Лежа на спине, Лейси посмотрела в лицо нависшему над ней Сэвичу и ухмыльнулась. Он опустился рядом с ней на колени, отрывая рукав от своей рубашки. Нож продолжал торчать у нее из плеча – зрелище было жуткое.
– А теперь лежи спокойно и не шевелись. Не исключено, что будет немножко больно, – сказал Сэвич и резким движением выдернул клинок из тела Лейси. Она вскрикнула только после того, как увидела нож у него в руке и кровь, ее кровь, на тускло сверкающем лезвии.
– Не хнычь, тебя едва задело. Полежи спокойно. – Рукавом рубашки Сэвич умело перевязал ей руку. – Я просто не могу поверить, что ты это сделала. Я подожду, пока ты поправишься, а потом убью тебя. Но перед этим я раз тридцать швырну тебя на маты и устрою такую тренировочку, что неделю руками пошевелить не сможешь. Ну а уж потом я тебя прикончу.
– Он мертв, Диллон?
Сэвич, обернувшись, посмотрел на Ральфа, склонившегося над лежащим Марлином.
– Пока нет, но ему, похоже, уже недолго осталось, – ответил Сэвич. – Пуля Шерлок угодила ему в живот.
– Машины «скорой помощи» сейчас прибудут. Вы все здорово сделали, Шерлок, но я согласен с Сэвичем. Вы едва не погибли. После всего того, что с вами проделает Сэвич, я, пожалуй, посажу вас в свою лодку, выйду в океан и выброшу за борт.
– Надеюсь, эта тварь не выживет, – сказала Лейси, с улыбкой глядя на Сэвича. – Если он не умрет, он докажет, что у него не все дома, а это так и есть, а если ему попадутся либеральный судья и покладистые психиатры, он вполне может убедить всех, что выздоровел. Потом выйдет из психушки и через семь лет опять возьмется за свое… Знаешь, у меня в самом деле болит рука. Господи, ты только взгляни, сколько крови.
Взгляд Лейси потух, все тело ее разом обмякло.
– Проклятие, – прошептал Сэвич и попробовал затянуть повязку потуже.
– Пропустите! «Скорая помощь»! Пропустите! – донеслись голоса.
Сэвич вынул «кольт» из ослабевших пальцев Лейси, посмотрел на револьвер, такой маленький, покачал головой и сунул его в карман. К окровавленному ножу он больше и не притронулся.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лабиринт - Коултер Кэтрин



мммммммммммм
Лабиринт - Коултер Кэтринира
25.11.2010, 16.56





фигня несусветная(((
Лабиринт - Коултер Кэтринiri
20.02.2012, 16.41





что-то мои мысли в разброде как и роман, вроде и интересно особенно поначалу, а конец какой-то ???
Лабиринт - Коултер Кэтринарина
8.05.2012, 21.58





mne uzhasno ponravilos. bespodobnye geroi, otlichnye dialogi. vysshiy ball!!!
Лабиринт - Коултер Кэтринnemochka
7.10.2012, 0.11





Может быть и не плохо)))) не хватает любви. Начало- вау!!!!. Потом , листала(((( 5 баллов! Это мое мнение. Чуть больше любви и балл бы был больше!5 из 10.
Лабиринт - Коултер КэтринКоко
2.12.2013, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100