Читать онлайн Как принцесса из сказки, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как принцесса из сказки - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как принцесса из сказки - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как принцесса из сказки - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Как принцесса из сказки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Музей искусств Юрики занимал целый квартал на Уэст-Клейтон-стрит. Великолепное здание викторианской эпохи стояло в окружении древних дубов, ронявших последние листья на холодном утреннем ветерке. Поскольку муниципальный бюджет урезали до минимума, горы листьев никто не убирал и толстое красно-желто-золотистое одеяло укрыло тротуары и двор музея.
Лили заплатила таксисту пять долларов, включая чаевые, потому что манжеты рубашки у парня были обтрепанными, а сам он, похоже, давно не ел досыта. Оставалось надеяться, что у нее хватит денег на входной билет.
Старый швейцар уведомил ее, что вход бесплатный, но любое пожертвование будет великодушно принято.
— Не от души?
— Как угодно. — Он расплылся в улыбке.
Ей не оставалось ничего, кроме как ответить такой же широкой улыбкой и попросить, чтобы он доложил мистеру Монку о ее приходе.
До сих пор она видела здесь картины только однажды, во время короткого визита, когда им еще не отвели специальное помещение, но прямо после свадьбы с Теннисоном. Тогда же она познакомилась с директором, мистером Мон-ком, поразившим ее напряженно-голодным взглядом необыкновенно красивых черных глаз, и двумя его сотрудниками, имевшими степень доктора философии. Когда она удивилась, они только плечами пожали и объяснили, что в престижных музеях нет мест, так что пришлось перебраться сюда. Но по крайней мере картины Эллиот придают этому заведению стиль и респектабельность.
Несмотря на то что музей был невелик, картинам Сары выделили отдельную комнату и все устроили по высшему разряду: белые стены, идеальное освещение, натертый дубовый паркет, мягкие скамьи в центре комнаты.
Лили долго стояла, медленно переводя взгляд от картины к картине. Она даже коснулась каждой, провела пальцем по раме. Эти шедевры занимали особое место в ее душе, тем более что бабушка позаботилась оставить Лили именно те, которые она больше всех любила. Особенно «Лебединую песню» — мягкие бледные переливы цветов, слегка приглушавших трагедию умирания. Лежавший со сложенными на груди руками посреди аккуратно прибранной постели старик, почти лысый и такой исхудавший, что кожа туго обтянула скулы, а под кожей чуть краснели кровеносные сосуды, блаженно улыбался и что-то пел молодой девушке, тоненькой, почти прозрачной, стоявшей подле кровати со склоненной набок головой.
При одном взгляде на эту сцену у Лили мурашки пошли по коже, а глаза предательски повлажнели.
Боже, как она любила эту картину! Да, разумеется, ей место в музее, но она принадлежит Лили, и только Лили.
В этот момент Лили решила, что хочет видеть картину каждый день, до самой последней минуты, чтобы она напоминала о бесконечной пульсации жизни с ее грустными завершениями, радостными начинаниями и счастливыми соединениями. Эта картина останется с ней, если только это возможно. Стоимость работ Сары до сих пор ошеломляла.
Она вытерла глаза.
— Это вы, миссис Фрейзер? О Боже, мы слышали об аварии. Говорили даже, что вы попали в больницу в тяжелом состоянии. Уже поправились? Так быстро? Выглядите немного бледной. Может, вам лучше сесть? Хотите стакан воды?
Неспешно повернувшись, она увидела мистера Монка, стоявшего в дверях маленькой комнаты с картинами Сары. Ей снова показалось, что он выглядит чересчур напряженным. Как слишком туго натянутая тетива: вот-вот лопнет. Впрочем, он неплохо смотрится в этом костюме цвета маренго и белой рубашке с темно-синим галстуком.
— Мистер Монк, рада видеть вас, — вежливо улыбнулась она. — Собственно говоря, слухи о моем состоянии немного преувеличены. Я совершенно здорова и прошу вас об услуге.
— Счастлив это слышать. А доктор Фрейзер тоже здесь? Возникли проблемы?
— Нет, мистер Монк, никаких. Последние месяцы выдались довольно трудными. Но сейчас все в порядке. Кстати, какая из этих картин ваша любимая?
— «Решение», — не колеблясь, ответил мистер Монк.
— Она мне тоже очень нравится, — кивнула Лили, — но не находите, что ее атмосфера немного угнетает?
— Угнетает? Ничуть. Я не страдаю депрессией, миссис Фрейзер.
— Помню, как я сказала бабушке, что люблю эту картину, когда только что потеряла кучу денег на результатах матча между «Гигантами» и «Далласом». Тогда, в шестнадцать, я была вне себя от отчаяния, — призналась Лили. — Бабушка засмеялась и одолжила мне десять долларов. Никогда этого не забуду. Правда, я отдала долг на следующей неделе, когда целая куча идиотов поставила на то, что Новый Орлеан побьет Сан-Франциско с перевесом в двенадцать очков.
— Вы говорите о каких-то спортивных событиях, миссис Фрейзер?
— В общем, да. О футболе, — сообщила Лили. — Но перейдем к делу. Я пришла сказать вам, что уезжаю из этих мест, обратно в Вашингтон, и беру картины Сары Эллиот с собой.
Он уставился на нее как на сумасшедшую и стал лихорадочно отмахиваться, словно пытаясь отогнать призрак.
— Но, миссис Фрейзер, ведь вы были довольны экспозицией, и мы так о них заботились, реставрационные работы самые минимальные, мы вас не затрудняли…
Лили осторожно погладила его рукав.
— Мистер Монк, вы проделали великолепную работу. Дело в том, что я переезжаю, а картины отправятся вместе со мной. Это не подлежит обсуждению.
— Но Вашингтон не нуждается в шедеврах! Там их и без того много. Немало прекрасных вещей пылятся в запасниках, и никто их не видит! Им ни к чему новые поступления!
— Мне очень жаль, мистер Монк.
Поразительно красивые черные глаза зловеще блеснули.
— Прекрасно, миссис Фрейзер, но, насколько я понял, вы не обсуждали это с доктором Фрейзером. Простите, но я не могу отдать вам картины. Он их администратор.
— Что это значит? Вы прекрасно знаете, что картины мои!
— Да, верно, но решения принимает доктор Фрейзер. Он же заботится о всех деталях. Видите ли, миссис Фрейзер, всем известно, что вы нездоровы…
— Лили, что ты здесь делаешь? И почему не в постели? За спиной доктора Монка появились Диллон и Шерлок.
Оба недовольно хмурились.
Лили учтиво улыбнулась директору.
— Я пришла объяснить мистеру Монку, что картины уезжают вместе со мной, а именно в Вашингтон. К сожалению, он ответил, что все знают о моем безумии и только доктор Фрейзер имеет право распоряжаться картинами, поэтому мистер Монк отказался отдавать их мне.
— Но, миссис Фрейзер, я не совсем это имел в виду…
Савич легонько хлопнул его по плечу и, когда мистер Монк, совершенно сбитый с толку, повернулся, переспросил:
— Так картины не могут быть отданы моей сестре? Не потрудитесь ли объяснить все это нам, мистер Монк? Я Диллон Савич, брат миссис Фрейзер, а это моя жена. Итак, в чем дело?
Мистер Монк отчаянно озирался, но, не видя помощи, поспешно отступил.
— Вы не понимаете. У миссис Фрейзер душевное расстройство, по крайней мере мне так сказали, и поэтому управление всеми делами, связанными с картинами, взял на себя доктор Фрейзер, поскольку он ее муж. Когда мы услышали об аварии, причиной которой стала она сама, многие посчитали, что она умирает и, следовательно, доктор Фрейзер унаследует картины, которые никогда больше не покинут музея.
— Как видите, я не умерла, мистер Монк.
— Да, миссис Фрейзер, но нельзя отрицать того факта, что вы нездоровы и, следовательно, не можете распоряжаться такими дорогими и уникальными произведениями искусства.
— Заверяю, что миссис Фрейзер в полном рассудке и по закону может делать со своим имуществом все, что ей заблагорассудится, — вмешался Савич. — Впрочем, возможно, у вас имеется распоряжение суда, которое опровергает сказанное мной?
Мистер Монк, на мгновение растерявшийся, быстро пришел в себя.
— Распоряжение суда! Да, это именно то, что требуется.
— Зачем? — осведомился Савич.
— Видите ли, суд может решать, способна ли она принимать столь важные решения.
Шерлок покровительственно похлопала директора по плечу.
— Хм-м, симпатичный костюмчик. Сожалею, мистер Монк, но, как это ни обидно, Лили вовсе не обязана подчиняться вашим приказам. Вы, разумеется, можете обратиться в суд с иском о признании ее недееспособной, но наверняка проиграете, и, кроме того, подобный скандал вызовет немало шума в местных газетах.
— О нет, я никогда бы на это не пошел. Вероятно, вы правы и все в порядке, но, сами понимаете, я должен позвонить доктору Фрейзеру. До сих пор я имел дело только с ним. За все те месяцы, что картины висели здесь, я ни разу не говорил с миссис Фрейзер.
Савич молча вытащил бумажник, показал удостоверение личности, жетон сотрудника ФБР и мило осведомился:
— Почему бы нам не позвонить из вашего кабинета?
Мистер Монк поперхнулся, пронзил Лили убийственным взглядом и пролепетал:
— Да, разумеется.
— Вот и прекрасно. Заодно обсудим также детали отправки картин: страховку, упаковку, охрану — словом, все ничтожные, мелочные детали, с которыми доктору Фрейзеру больше не придется иметь дела. Кстати, мистер Монк, я знаю, что делаю, потому что сам получил по завещанию Сары Эллиот восемь ее картин.
— Что ж, мистер Савич, прошу ко мне.
Савич кивнул и, выходя из комнаты, бросил через плечо:
— Шерлок, останешься с Лили, присмотришь, чтобы она села и отдохнула. А мы с мистером Монком покончим с делами. Вперед, сэр!
— Надеюсь, бедняга не расплачется, — вздохнула Лили. — Они выделили и оборудовали специальное помещение и так заботились о картинах. По-моему, деньги на помещение дали Элкотт и Шарлотта Фрейзер. Какое великодушие, не находишь?
— Да, но знаешь, Лили, немало народа приходило полюбоваться картинами за последний год. Теперь ими смогут полюбоваться и вашингтонцы. Придется подумать, куда ты хочешь поместить картины. Только не торопись, не спеши, позволь людям убедить тебя, что они лучше остальных сумеют приглядеть за картинами. И не стоит терзаться по этому поводу. Подумать только, сколько еще людей не видели именно эти работы Сары Эллиот!
— Говоря по правде, я вздохнула свободно, только увидев, что они все здесь и я не смотрю на пустые стены, потому что кто-то украл картины. Поэтому я и прибежала, Шерлок. Вдруг поняла, что, поскольку Теннисон женился на мне из-за картин, может, они уже исчезли.
Шерлок подвела Лили к скамейке и бережно усадила.
— Мы тоже не хотели ждать, — пояснила она, оглядываясь. — Какая красота! И этот талант у вас в генах, твоих и Диллона. До чего же вы счастливые! Рисуешь комиксы, которые так радуют людей, а Диллон вырезает из дерева изумительные поделки. Представляешь, вырезал из розового дерева фигурку новорожденного Шона! Каждый раз, глядя на нее, я испытываю огромную благодарность за то, что в моей жизни есть Диллон… Ладно, что-то я разнюнила, совершенно размякла. О чем это я? Ах да, талант, унаследованный от Сары… какой драгоценный дар!
— А как насчет твоего таланта, Шерлок? Ты чудесно играешь на пианино и могла бы стать концертирующей пианисткой, если бы не смерть сестры. Поиграешь мне, когда вернемся в Вашингтон?
— Обязательно, — кивнула Шерлок и тут же добавила: — Знаешь, Лили, я тоже боялась, что Теннисон и его папаша украли картины и даже не позаботились известить тебя под предлогом тяжелой болезни.
— Думаю, у них были другие планы. Все случилось так быстро.
— Да, время у них было, но разве не видишь? Если бы картины внезапно пропали, думаю, ни у кого не было бы сомнений, кто их прикарманил, и Синг-Синг гостеприимно открыл бы им ворота. Вряд ли они вышли бы оттуда до конца жизни. Думаю, они выжидали момента их продать. После твоей смерти, когда они перешли бы к Тенни-сону по закону.
— Смерти, — повторила Лили медленно, словно пробуя слово на вкус. — Знаешь, не так легко поверить, что кто-то желает твоей смерти. Из-за какого-то наследства. Мерзость! Просто мерзость!
Шерлок согласно кивнула.
— Я до сих пор не в силах осознать, что Теннисон предал меня, и, вероятно, заодно с отцом. Но не хочу ломать руки и рыдать из-за этого. Уж скорее меня так и подмывает врезать Теннисону в нос или лягнуть в коленку.
Шерлок слегка приобняла ее.
— Согласна. Но как ты себя чувствуешь? Только честно.
— Спокойной. Болит немного, но ничего страшного. Ведь я считала, что люблю его. И хочу провести с ним остаток дней своих. Доверяла ему. Думала, что он станет настоящим отцом Бет.
— Знаю, Лили. Знаю.
Лили взяла себя в руки и постаралась улыбнуться.
— Кстати, мне нужно кое-что тебе рассказать. Сегодня утром Римус так и плясал у меня перед глазами и до того потянуло рисовать, что я вышла и купила карандаши и бумагу. А потом произошло нечто странное. Я села в пустой автобус, чтобы вернуться в пансион. Откуда ни возьмись появился парень, совсем молодой, похожий на панка, и попытался меня убить.
Шерлок от изумления моргнула.
— Ну вот, — рассмеялась Лили, — наконец-то мне удалось удивить тебя настолько, что ты потеряла дар речи.
— Лили, мне это не нравится. Расскажи поточнее, что случилось.
Но в этот момент появился мистер Монк.
— Я свяжусь с нашими адвокатами и попрошу их приготовить бумаги на подпись. Я подробно объяснил мистеру Савичу, как будут упакованы картины. Вам придется уведомить нас, по какому адресу их отсылать. Груз отправят в сопровождении двух охранников. Они сделают все для его сохранности. Я позвоню вам, когда бумаги будут готовы. Как скоро вы собираетесь уезжать?
— Довольно скоро, мистер Монк.
Лили медленно поднялась, стараясь не разбередить швы, и взяла его за руку.
— Простите, но я не могу оставить их здесь.
— Какая жалость! Доктор Фрейзер сказал по телефону, что вы разводитесь с ним и что он больше не имеет никакого отношения к картинам.
— Счастлива, что он не попытался что-то предпринять за моей спиной, — бросила Лили.
Мистер Монк неловко поежился.
— Он прекрасный человек, как, впрочем, и его достопочтенные родители.
— Не сомневаюсь, что таково мнение многих людей. Да, мистер Монк, мы разводимся.
— О, весьма неприятное известие. Вы поженились совсем недавно! И всего несколько месяцев назад потеряли свою малышку. Надеюсь, вы приняли это решение на ясную голову.
— Вы все еще считаете, что мое душевное здоровье под вопросом, мистер Монк?
Мистер Монк, казалось, разом встряхнулся.
— Ну, — пробормотал он, — думаю, вы действовали поспешно, не обдумав все как следует. Разводитесь с бедным доктором Фрейзером, который так вас любит и желает всего самого лучшего. И, миссис Фрейзер, разумеется, все это очень печально для меня и моего музея.
— Что же, всякое бывает, не так ли? И должна сказать, что доктор Фрейзер горячо любит не меня, а мои картины. Я остановилась в Юрике, в пансионе «Мермейдз тейл». Пожалуйста, позвоните, когда потребуется моя подпись.
Уходя, Лили в последний раз оглянулась на сгорбленного, бледного мистера Монка, стоявшего в дверях комнаты Сары Эллиот с таким видом, словно только что проиграл в покер последние деньги. Но музей и до появления картин неплохо существовал и будет существовать и дальше.
Они стали спускаться с крыльца. Савич крепко держал Лили под руку. С другого бока шла Шерлок.
— Я думал, что Теннисон начнет всячески препятствовать увозу картин, — сообщил Савич, не глядя на нее. — Не сомневаюсь, Лили, что, позвони ты сама, так оно и было бы. Но не мог же он спорить с двумя федеральными агентами, один из которых — твой брат! — Он вдруг резко остановился и схватил Лили за плечи. — Я крайне недоволен тобой, сестричка! Тебе следовало позволить мне и Шерлок обо всем позаботиться. Уверен, что ты потянула швы и живот болит так, словно тебя туда лягнули.
— Верно, — поддержала Шерлок. — Диллон прав. У тебя такой вид, словно вот-вот упадешь.
Лили улыбнулась невестке, маленькой, хрупкой, с гривой рыжих курчавых волос и самой доброй на свете улыбкой, которая могла сбить с ног любого парня, в три раза выше и шире ее. А как она играла на фортепьяно! Лили с первого взгляда поняла, что ее любовь к Диллону истинна и глубока. Когда они венчались, маленькая Бет, которой в то время было три года, была так счастлива видеть дядю Диллона и так гордилась своими новыми лаковыми туфельками!
Лили сглотнула слезы и упрекнула себя за слабость.
— А знаешь, что вы с Диллоном угадываете мысли друг друга? Один начинает фразу, другой договаривает? — весело спросила она. — И нечего надо мной кудахтать. Мне в самом деле немного не по себе. Слегка трясет, правда, но продержусь, пока не вернемся в пансион.
Она крепко обняла брата и отступила.
— Кстати, Диллон, не проверишь, что у меня творится с кредитными карточками?
— Что все это значит?
Лили загадочно улыбнулась. Диллон помог ей сесть на заднее сиденье, осторожно положил подушку на живот и застегнул ремень безопасности. Она легко коснулась кончиками пальцев его щеки.
— Я рада, что ты приехал в музей. Вряд ли у меня хватило бы денег на такси.
Савич покачал головой, просунул ладонь под ремень, желая убедиться, что он не врезается в живот, сел за руль и включил зажигание.
— А теперь, Лили, — объявила Шерлок, оборачиваясь, — хватит тянуть. Расскажи обо всем мне и Диллону. Я имею в виду бандита, который напал на тебя в пустом автобусе сегодня утром. Не далее как два часа назад.
Савич едва не въехал в пожарный гидрант.


Они обедали в маленьком мексиканском ресторанчике на Чемберз-стрит, в квартале от пансиона, поскольку Лили решила, что голод сильнее боли.
— Отличный соус, — заметила Лили, окунув подсушенную тортилью в томатный соус и сунув в рот. — Верный знак, что и остальная еда в порядке. Господи, в жизни не была так голодна!
— Говори, — спокойно приказал Савич.
Она рассказала о водителе, объяснившем, что автобус пуст, потому что чуть не весь город собрался на кладбище. О том, что он не вынимал из ушей наушники и увлеченно подпрыгивал на сиденье и поэтому не слышал и не видел, как молодой человек с волосами, стянутыми в хвост, и в черной кожаной куртке едва не вогнал ей в сердце нож с выкидным лезвием.
Савич перевел дыхание и стал рассеянно жевать тортилью.
— Вероятно, до тебя дошло, что он не просто грабитель?
— Он сначала потребовал денег. Впрочем, не знаю." Меня никогда не грабили. Может, я попалась бы на удочку, но он почти сразу вытащил нож. В одном я абсолютно уверена: у него глаза убийцы. И знаешь, я почувствовала, что мне конец. Но тут на меня что-то нашло. Я вцепилась в него, Диллон, припомнив твои уроки. В ушах так и звучали твои слова насчет того, что нужно уйти в сторону и сжаться в комочек. Врезала ему по кадыку, потом дала кулаком в грудь и на закуску хлопнула ладонями по ушам. К несчастью, этого оказалось достаточно только для того, чтобы он отстал от меня и смылся. Но я отделала его, Диллон, здорово отделала!
У нее был такой гордый вид, что Диллону захотелось стиснуть ее изо всех сил. Чтобы она пискнула, Но он был слишком напуган. Подумать только, Лили могли убить! Так легко, так просто!
Он хрипло откашлялся.
— Ты вызвала полицию? Лили покачала головой.
— Честно говоря, мне хотелось одного: поскорее добраться до пансиона. Я уже была у себя, когда вспомнила о картинах, и ринулась в музей. Почему ты считаешь, что это не грабитель?
Савича все еще трясло. Он едва мог говорить связно.
— Мне все это ужасно не нравится. Конечно, никакой он не грабитель. Подумай сама: пустой автобус, парень, который требует у тебя бумажник и тут же выхватывает нож! Тут что-то нечисто.
— Вопрос в том, — вмешалась Шерлок, увлеченно пережевывая тортилью и запивая охлажденным чаем, — кто его нашел и сумел заставить так быстро действовать. Подумайте, ведь ты только вчера сказала Теннисону, что уходишь от него, а сегодня на тебя уже покушались. Что ни говори, а Теннисон и его отец не профессионалы и, однако, в два счета пустили парня по твоему следу. Он, должно быть, следил за пансионом, последовал за тобой в магазин, обогнал и сел в автобус на следующей остановке. Хорошо спланировано и почти идеально выполнено. Растеряйся ты — и все было бы кончено.
— Да, они не знали, кто был моим учителем. — Лили потерла руки, сообразила, что измазалась соусом, и засмеялась. — Не принесете еще тортильи? — попросила она у молодой мексиканочки-официантки. — Диллон, подумать только, я спасла себя и ужасно довольна!
Савич согласно кивнул. Больше он не выпустит Лили из виду! Довольно она была предоставлена себе самой!
— Неплохо бы проверить больницы, — заметил он, похлопав сестру по спине. — Говоришь, ты здорово ему вмазала?
— Может быть. Хорошая идея, я об этом не подумала.
— Ему платят за такие идеи, — пояснила Шерлок, вынимая сотовый. — Так что возможностей у нас предостаточно.
— Знаете, — решил Савич, — вызову-ка я полицию. Только не местную. Лучше обратиться к Кларку Хойту, главе офиса ФБР в Юрике. Если он знает здешних копов и считает, что они могут помочь, тогда пусть займутся этим. Ну а пока ограничимся нашими парнями.
— Верно, Диллон, — кивнула Шерлок, набирая справочную. — До чего я рада, что наши открыли офис именно здесь! Тот, что в Портленде, вряд ли нам чем-то поможет. Кларк немедленно проверит все больницы. А теперь, Лили, объясни подробнее, куда ты ударила этого парня.
— Сейчас. А кроме того, если дадите салфетку, я его нарисую.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как принцесса из сказки - Коултер Кэтрин



Очень даже неплохо!
Как принцесса из сказки - Коултер КэтринЛюдмила
14.09.2012, 20.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100