Читать онлайн Как принцесса из сказки, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как принцесса из сказки - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как принцесса из сказки - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как принцесса из сказки - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Как принцесса из сказки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Рали Бизлер, совладелец галереи Бизлера — Уэкслера, с отделениями в Джорджтауне, Нью-Йорке и Риме, одарил Лили измученно-скорбным взглядом, из тех, какими ее до сих пор пронзал исключительно мистер Монк, и, обведя рукой картины, поцеловал кончики пальцев.
— Ах, миссис Фрейзер, они просто невероятны! Уникальны! Нет-нет, не говорите! Ваш брат уже сообщил мне, что они не могут здесь остаться. Да, я сознаю это и рыдаю. Они должны перекочевать в музей, чтобы народные массы в лице неумытых представителей в измятых шортах могли беспрепятственно на них пялиться. Одна мысль об этом вызывает у меня слезы. Просто горло перехватывает, знаете ли.
— Понимаю, мистер Бизлер, — кивнула Лили, гладя его! по руке. — Но я искренне считаю, что им место в музее.
Услышав знакомый голос, что-то говоривший Дирла-не, ослепительной двадцатидвухлетней сотруднице галереи, нанятой, как объяснил Рали, специально чтобы помогать богатым клиентам легче расставаться с деньгами, Савич обернулся и окликнул:
— Эй, Саймон, давай сюда!
Лили выглянула из открытой двери хранилища и увидела, как Саймон Руссо несколькими прыжками перекрыл разделявшее их расстояние. Перескочив порог, он задохнулся и замер при виде восьми картин Сары Эллиот, любовно размещенных на легких подрамниках и оттененных черным бархатом.
— Бог мой, — пробормотал он, медленно переходя от картины к картине, время от времени останавливаясь, чтобы присмотреться ближе. — Знаешь, Диллон, — выговорил он наконец, — твоя бабушка подарила мне «Последний обряд» к окончанию института. И тогда, и сейчас эта работа была и остается моей любимой. Но вот «Путешествие девушки»… Великолепная картина. Я впервые ее вижу. Эта игра света на воде, кружево теней… как темные вуали. Только Сара Эллиот могла достичь такого эффекта.
— А меня больше всего поражают лица людей, — вмешалась Лили. — Я всегда любила смотреть на их выражения — такие разные, такие красноречивые. Сразу понимаешь, кто из персонажей владелец корабля. А его мать? Как она гордится достижениями сына, как любит его и корабль, который он построил!
— Да, но сила Эллиот в том, как она распределяет светотень. Именно это делает ее на голову выше остальных современных художников.
— Нет, я с вами не согласна. Главное — люди, их лица. Их читаешь как раскрытую книгу. Чувствуешь себя так, словно давно их знаешь. Понимаешь, каковы их жизненные цели.
Заметив, что он вот-вот начнет возражать, Лили быстро переменила тему.
— Вот это моя любимая, — призналась она, легонько коснувшись рамы. — Просто дурно делается при мысли о том, что и ее придется отдать в музей.
— Тогда оставь ее себе, — посоветовал Савич. — Держу же я дома «Военный патруль». Страховка и сигнализация стоят кучу денег, но очень немногие знают о том, что она у меня. Попробуй поступить так же. Держи ее дома и никому не говори.
Саймон оторвался от изучения очередной картины.
— Я повесил «Последний обряд» в галерее своего друга, неподалеку от дома, и вижу ее почти каждый день.
— Превосходная идея, — объявил Рали, с надеждой глядя на Лили. — Знаете ли вы, миссис Фрейзер, что всего в двух кварталах от моей прекрасной, надежной, оборудованной по последнему слову безопасности галереи есть превосходный дом, недавно выставленный на продажу? Что скажете, если я позвоню маклеру и вы с ним все осмотрите? Насколько я понимаю, вы карикатурист? Там есть одна комната, буквально залитая светом. Словно специально предназначенная для вас.
Ну и ловкач! Таким можно только восхищаться!
— И я оставлю несколько картин здесь, в вашей галерее, на постоянной экспозиции?
— Чудесная идея!
— Я бы хотела посмотреть дом, но не знаю, как будет с ценой. Денег у меня не слишком много. Возможно, мы с вами сумеем прийти к взаимовыгодному финансовому соглашению. Вы платите мне определенную сумму за право выставить картины, и это справедливо, если учесть, что дом находится в самом центре Джорджтауна и требуется целое состояние, чтобы его содержать. Что скажете?
Рали едва удерживался, чтобы не подпрыгнуть от радости. Темные глаза загорелись: наконец-то появилась возможность поторговаться!
Саймон откашлялся и, дойдя до последней картины, медленно обернулся.
— Неплохая идея, мисс Савич. К сожалению, у вас возникла огромная проблема.
— В чем же проблема? — нахмурилась Лили. — Мистер Бизлер готов платить достаточно денег, чтобы хватило на выплаты по кредиту, пока я не получу очередной чек за «Несгибаемого Римуса», а может, и продам идею…
Но Саймон грустно покачал головой.
— Простите, но это невозможно.
Савич слишком хорошо знал Саймона, чтобы не встревожиться.
— Ладно, выкладывай, — велел он, беря сестру за руку. — Ты с самого начала не мог дождаться, чтобы увидеть картины. Вот и увидел. Так что стряслось?
— Мне нелегко говорить об этом… о черт… но четыре картины, включая «Лебединую песню», — подделки. Превосходные, правда, но копии.
— Нет! — вскинулась Лили. — Нет, я знала бы, будь это так! Вы ошибаетесь, мистер Руссо. Просто ошибаетесь.
— Мне очень жаль, мисс Савич, но я уверен в своей правоте. Как я уже сказал, все дело в светотени. Никто, кроме Сары Эллиот, не обладал такой техникой, и ни одному человеку не удалось в точности скопировать эти приемы и в точности передать атмосферу ее работ. За последние годы я стал настоящим экспертом по творчеству Сары Эллиот. Все же, если бы до меня не дошли ходившие по Нью-Йорку слухи о том, что кому-то из серьезных коллекционеров за последние полгода удалось приобрести несколько работ Сары, я не ринулся бы сюда так поспешно.
— Прости, Лили, но я верю Саймону, — кивнул Савич. — Если он считает, что это копии, значит, так оно и есть.
— Кроме того, — добавил Саймон, — я не слышал, чтобы кто-то продавал работы Эллиот. И когда я узнал, что одна из картин — это «Лебединая песня», то сразу понял: дело неладно. И немедленно велел своим агентам добыть как можно больше сведений об этой сделке. Если повезет, мы скоро все узнаем. К сожалению, о судьбе четвертой картины совсем ничего не известно. Диллон говорил мне, что, переехав в Гемлок-Бей, вы, мисс Савич, переправили картины в Юрику. Я не хотел верить в происходящее: в мире искусств вечно ходят самые дикие сплетни, измышления и даже наветы. Поэтому пришлось дождаться, когда они прибудут сюда. Повторяю, мне очень жаль.
— Дьявол! — прошипела Шерлок, обозленная до такой степени, что ее лицо стало одного цвета с волосами. — Что за дерьмо!
Савич во все глаза уставился на жену.
— Неужели ты выругалась? Да ведь ты не ругалась, даже когда схватки начались!
— Прошу прощения, но меня просто трясет от ярости. Такого я даже представить не могла. Так бы и убила этих подонков! Подлые твари! Ну вот, кажется, я выпустила пар. Извини, Диллон, но это уже слишком. К счастью, [мы примерно знаем, кого винить.
— Теннисон и его папаша, — процедила Лили.
— И мистер Монк, директор музея в Юрике. Он наверняка с ними заодно. Неудивительно, что он лил крокодиловы слезы, узнав о твоем решении забрать картины. Знала кошка, чье мясо съела! Он наверняка понял, что вашингтонские эксперты осмотрят картины и сразу заметят подделку!
— Как и Теннисон со своим отцом. Возможно, вся семейка в этом замешана! — выпалила Лили. — Только они не могли знать, что мы так скоро спохватимся. О, мистер Руссо, я просто вне себя! Спасибо за то, что взяли на себя труд приехать и разоблачить эту шайку.
— В этом деле есть только один положительный момент, — заметил Саймон. — У Теннисона Фрейзера не хватило времени подделать все восемь картин. Теперь я смогу выяснить имя того, кто писал копии. Это будет несложно. Видите ли, в мире есть только три или четыре человека, у которых достанет умения уловить определенные нюансы творчества Сары Эллиот и одурачить всех, кроме экспертов, всегда готовых к подобной возможности.
— А вы бы распознали подделку, если бы не слышали о том, что какой-то собиратель приобрел картины? — полюбопытствовала Лили.
— Может, с первого взгляда и нет, а вот со второго или третьего наверняка понял бы, что тут дело не чисто. Когда я узнаю, кто за этим кроется, непременно навещу художника.
— Не забывай, Саймон, нам нужны доказательства, — наставлял Савич, — которыми можно было бы прижать к стенке Теннисона, его родителей и мистера Монка.
— Неудивительно, что тот парень в автобусе пытался тебя убить, — заметила Шерлок, — Они знали, что нужно действовать быстро. Как это у тебя хватило мужества его отделать? Диллон, мне не терпится посадить их всех в кутузку, но сначала избить. Лучше всего ногами.
Саймон, изучавший «Путешествие девушки», поднял глаза.
— То есть как «отделала»? Кто-то напал на вас? Но вы только что вышли из больницы!
— Прости, забыл упомянуть, — спохватился Савич.
— Собственно, не было подходящего случая вам рассказать, — объяснила Лили. — Да, я вышла из больницы дней пять назад и благодаря одному психиатру, который… впрочем, не важно… чувствовала себя прекрасно. Но в пустом автобусе ко мне подсел парень и вынул нож. Правда, потом едва ноги унес.
И Лили одарила его широкой улыбкой — первой, адресованной Саймону. Тот улыбнулся в ответ.
— Молодец. Это вас брат научил?
— Да, после Джека… но это вам не интересно.
— А что, если интересно? Вы все время обрываете себя на полуслове.
— Вам придется к этому привыкнуть.
Однако он на всякий случай запомнил имя «Джек».
— Что же до четвертой картины, «Изображение», сначала мне показалось, что с ней все в порядке, но потом я распознал руку того же подделывателя, что писал первые три копии. Пока что я ничего не знаю, но вскоре мы отыщем следы. Возможно, она ушла к тому же коллекционеру.
Потрясенный мистер Бизлер вытер лоб красивым батистовым платком и пробормотал:
— Это же катастрофа для музея! Все равно что сунуть в багажник моего «мерседеса» пластиковую бомбу! Но насколько я понял, мистер Руссо, в ваших силах вернуть оригиналы владельцу?
— Разумеется, — кивнул Саймон. — Готовьте место, мистер Бизлер.
— Я поговорю с парнями в секторе подделки картин. Посмотрим, какие рекомендации они дадут. В ФБР сейчас нет узких специалистов по розыску украденных предметов искусства, так что лучше всего предоставить Саймону узнать, кто приобрел картины.
— Прежде всего я попрошу своих информаторов найти художника и допросить, а также справиться о личности покупателя. Как только последний узнает, что я копаю это дело, — а он узнает довольно быстро, — последует реакция. Он либо спрячет картины, либо ляжет на дно, либо придумает что-то еще, но это уже не важно.
— То есть как это «что-то еще»? — спросила Лили. Савич предостерегающе нахмурился, и Саймон, пожав плечами, поспешно ответил:
— В общем, ничего. Но поскольку я намерен разворошить муравейник, придется не поворачиваться к врагам спиной. Кстати, Савич, я рад, что ты не воспользовался услугами той фирмы по перевозке, что рекомендовал мистер Монк.
— Да, я обратился к Брайерсону, — кивнул Диллон. — Я их знаю и доверяю им. Ни мистер Монк, ни Теннисон, ни остальные члены шайки ни в коем случае не должны знать, куда привезли картины. Однако я позвоню Тедди Брайерсону. Пусть сообщит, если кто-то заинтересуется именно этим заказом. Саймон, как по-твоему, кто-то распознает подделку, если выставить картины на всеобщее обозрение?
— Рано или поздно кто-нибудь непременно заметит, и начнутся расспросы.
— Но, мистер Бизлер, я не могу позволить музею выставлять подделки, — возразила Лили. — Может, вы согласитесь вывесить здесь все восемь картин? И посмотрим, что будет?
— Да, и с большим удовольствием, — кивнул Рали.
— Саймон, — продолжала Лили, — вы в самом деле считаете, что сумеете вернуть картины?
Саймон задумчиво потер подбородок. Глаза его азартно блестели, как у мальчишки, получившего в подарок железную дорогу.
— Еще бы!
Она представила его в черном, с закрытым маской лицом, болтающегося на свисающей с чердака веревке.
— Еще одно, Саймон, — заговорил Савич. — Когда пронюхаешь, кто за этим стоит, возьми меня с собой.
Шерлок потрясение захлопала глазами.
— Хочешь сказать, что ты, специальный агент ФБР, начальник подразделения, собираешься украсть четыре картины?
— Не украсть, а вернуть, — поправил Савич, целуя жену в полуоткрытый рот. — Принести домой. Вернуть законному владельцу.
— Я буду работать с мистером Руссо, чтобы найти того, кто подделал картины, и узнать имя коллекционера, купившего оригиналы, — вызвалась Лили. — И мы раздобудем достаточно доказательств, чтобы прижать Теннисона.
— О нет, — покачал головой Савич. — Я с тебя глаз не спущу.
— Верно, — поддержала Шерлок. — И я тоже. Да и Шон нуждается в тетке. Можешь ты хоть немного посидеть с ним?
Но Саймон Руссо взглянул на Лили и медленно опустил голову. Он сразу понял, что эта женщина приняла решение и ничто на свете не заставит ее сойти с избранного пути.
— Ладно, вы можете работать со мной. Но сначала вы должны окончательно поправиться. В таком состоянии вы мне много пользы не принесете.
— Я буду готова к понедельнику, — пообещала Лили и повелительно подняла руку, прежде чем брат успел возразить.
— Ребята, вам и без меня есть о чем волноваться. Эта самая Тамми Таттл очень опасна. Ты должен сосредоточиться на ее поимке. По сравнению с этой проблемой моя — ничто. Подумаешь, всего лишь расследование. Ну, еще разговор с художниками. Знаю я художников и умею с ними говорить. Я еще мистера Руссо могу поучить.
— Возможно, — вздохнул Саймон.
Шерлок рассеянно дергала рыжий локон — жест, означавший, как знал Савич, что она либо расстроена, либо встревожена.
— Она права, Диллон, но это еще не означает, что я согласна. Мне все это не нравится. И дело не только в Тамми. Ну ладно, так и быть, сейчас все выложу. Сегодня утром, как раз перед нашим уходом, звонил Олли.
— Олли? — Савич стремительно повернулся к жене. — И ты не сочла нужным упомянуть об этом?
— Сегодня утро пятницы. Габриелла была у дантиста и опаздывала к нам. Габриелла — это наша няня, — пояснила Шерлок Саймону. — Кроме того, ты уже сказал Олли и Джимми Мейтленду, что будешь дома только во второй половине дня. Я собиралась рассказать тебе на обратном пути.
— Честно говоря, даже слушать не хочется, но все равно, Шерлок, выкладывай. Давай.
— Помимо истории с Тамми, произошло тройное убийство в маленьком городке Флауэрс, штат Техас. Губернатор обратился в ФБР и потребовал, чтобы мы тоже приехали. Дело ведут местная полиция и мы. Какая-то секта, которая там завелась, ответственна за убийство местного шерифа и двух его помощников. Бедняги решили проверить, что там творится. Их тела найдены в овраге недалеко от города.
— Безумие какое-то, — удивился Саймон.
— Именно, — кивнула Шерлок. — Кстати, Рали, не хотите немного пообщаться с Дирланой? Все это секретные сведения.
У Рали разочарованно вытянулась физиономия. Но, поняв, что спорить бесполезно, он послушно направился к двери.
— А как насчет вашей сестры и мистера Руссо? — обиженно бормотал он. — Они тоже штатские.
— Да, но их я всегда могу прижать, — пояснил Савич. — А с вами что поделать? Побить? Это запрещено законом.
— Дирлана! — смеясь, окликнул Рали. — Где мой травяной чай?
— Беда в том, — продолжала Шерлок, — что члены секты разделились на несколько групп и вырвались из города в разных направлениях. Никто не знает, где главарь. Арестовали несколько рядовых членов, но те только головами качают и клянутся, что им ничего не известно. Повезло еще, что у нас есть своего рода свидетельница. Похоже, одна из женщин, Лорин, беременная от гуру, очень рассердилась, узнав, что тот соблазнил еще одну послушницу — вернее, не одну, а трех или четырех. Она ускользнула и все рассказала мэру городка.
— Свидетельница? — переспросил Савич. — И она опознала гуру как человека, заказавшего убийства?
— Пока еще нет. Думает. Боится, что исказит карму младенца, если обличит его отца как убийцу.
— Потрясающе, — вздохнул Савич. — Как сказал Олли, в жизни ничего не дается легко. А как зовут этого типа в миру?
— Уилбур Райт, — доложила Шерлок. — Лорин опасается произнести его имя вслух, но, поскольку он проболтался в округе пару месяцев, все горожане знают его.
— Спасибо и на этом, — буркнул Савич и, схватив жену за руку, вышел из хранилища. — Значит, все улажено. Лили, отдыхай и поправляйся. Саймон, можешь жить у нас. Мне так спокойнее. Мы с Шерлок позвоним попозже. Кстати, не смейте баловать Шона. Габриелла и так уже без ума от него, нечего им потакать. Саймон, если захочешь, чтобы «Макс» нарыл для тебя информацию, только крикни.
— Будет сделано.
— Да, и еще одно, — вспомнила Шерлок, когда вместе с мужем отошла на достаточное расстояние от Лили и Саймона.
Савич молча уставился на жену, отчетливо сознавая, что не хочет ничего слышать. Но все же кивнул.
— Гуру. Он велел вырезать у трупов сердца.
— Так вот почему губернатор Техаса обратился к нам! Этот тип, вероятно, проделывал нечто подобное и в других Штатах. Ах, Шерлок, я так и знал, что все не так просто, как ты представила. Видимо, отдел поведенческих наук тоже участвует?
— Да, но я не хотела, чтобы Лили слышала.
— Ты права. Ладно, любимая. Значит, предстоит охот; за Тамми Таттл и Уилбуром Райтом.


Лили и Саймон долго стояли в опустевшем хранилище Никому не хотелось говорить. Наконец она подошла к oодной из оставшихся картин — «Полуночным теням».
— Интересно, почему ему так нужна моя смерть? Он усуспел продать четыре картины. Почему именно сейчас?
Вчера, после того как бледная, измученная Лили отправилась спать, Савич рассказал Саймону почти все, что произошло в Гемлок-Бей. Все, кроме покушения в Юрике. Трагическая и одновременно гнусная история. Как можно издеваться над человеком, недавно потерявшим ребенка?!
Но картины они, вполне возможно, сумеют вернуть. Саймону очень этого хотелось.
— Хороший вопрос. Не знаю, зачем они перерезали, тормозные шланги. Думаю, что-то их обеспокоило и заставило действовать в спешке.
— Но почему просто не покончить со мной? Теннисону куда легче унаследовать картины, стать их владельцем, чем искать художника, ежеминутно рисковать разоблачением, а потом еще и связываться с коллекционером, который хотел бы купить картины.
— Думаю, в этом ему помог мистер Монк. Бьюсь об заклад, репутация у него отнюдь не кристально чистая. Во всяком случае, это я проверю, и немедленно.
— Да, — продолжала Лили, задумчиво склонив голову набок. — Он мог бы сразу убить меня и заполучить картины. Ну а тогда продать их открыто, и все было бы вполне законно. Никто не сказал бы ни слова. Никто не мог бы изобличить его. Да и на аукционах наверняка дали бы больше денег.
— Но тогда Савич вцепился бы в них, как бульдог в грабителя, и вся сила ФБР обрушилась бы на их головы. Не стоит недооценивать решимость и ярость вашего брата, случись что-то недоброе с вами. Кроме того, собиратели, замешанные в незаконных сделках, платят огромные, немыслимые суммы, потому что хотят получить нечто поистине уникальное, такое, чего нет ни у кого на свете. Чем сильнее одержимость, тем больше они платят. Да, идти таким путем куда более рискованно, но результат стоит того, даже если учесть цену копии. А вот попытка убить вас… это уже переходит все границы. Как я сказал, должно было случиться нечто экстраординарное. Они почувствовали явную угрозу. Не знаю, какую именно, но мы скоро это выясним. А теперь приглашаю вас пообедать, а потом отвезу домой, в постель.
Лили едва держалась на ногах и, казалось, была готова тут же, на месте, лечь и заснуть, но все же немного встряхнулась и с улыбкой ответила;
— Обожаю мексиканскую кухню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как принцесса из сказки - Коултер Кэтрин



Очень даже неплохо!
Как принцесса из сказки - Коултер КэтринЛюдмила
14.09.2012, 20.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100