Читать онлайн Импульс, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Импульс - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 141)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Импульс - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Импульс - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Импульс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Остров Джованни
Март, 1990 год


Рафаэлла съела еще один кислый ломтик грейпфрута. Губы сразу свело, и она одним глотком допила остатки кофе.
Ее усадили завтракать на одной из четырех открытых веранд, верх которой был увит тропическими лианами с ярко-красными и пурпурными цветами, которые защищали сидящих от палящего солнца. Взгляду Рафаэллы открывался один из бассейнов, по форме напоминающий Апеннинский полуостров.
Не больше пяти-шести гостей завтракали на воздухе — было всего восемь тридцать утра. В этот час термометр, как обычно, показывал примерно сорок градусов жары, на небе не было ни единого облачка, несмотря на то что каждое утро около одиннадцати часов на остров обрушивался сильнейший ливень и длился примерно двадцать пять минут. После снова начинало ослепительно сиять солнце, и жизнь текла своим чередом, как будто дождя и в помине не было.
Рафаэлла не спеша ела и одновременно рассматривала отдыхающих. Эти красивые люди, как ей казалось, отличались ото всех остальных представителей человечества. Они выглядели более худыми, более подтянутыми, на них как-то ровнее лежал загар, и, что самое поразительное, даже у тех, кому было и сорок и пятьдесят, она не заметила на лице ни единой морщинки от солнца. И ни капли жира на бедрах у женщин. Как же им это удавалось?
Мужчины выглядели божественно в белых теннисных шортах и вязаных рубашках, а на длинноногих женщинах красовались шелковые накидки ручной работы от Лагерфельда, брюки от Армани, шелковые платки от Валентине и сандалии от Тантри: по крайней мере работы этих модельеров Рафаэлла могла распознать после пройденного ею трехдневного ускоренного курса на тему последних новостей в мире моды.
Отдыхающие выглядели изнеженными и безупречно красивыми. Она случайно подслушала разговор за соседним столиком между мужчиной лет пятидесяти и девушкой, на вид не старше Рафаэллы. Поначалу она приняла их за отца и дочь.
Боже, до чего же она была наивна. Они оказались любовниками, и молодая девушка, совершенно не стесняясь, положила руку на колено мужчине и запустила пальцы ему между ног. Рафаэлла изумленно уставилась на них.
— Еще кофе?
Рафаэлла так и подпрыгнула на месте. Рядом с ней стояла официантка, в глазах ее промелькнуло любопытство.
— О да, большое спасибо.
— Они выглядят намного слаще, чем есть на самом деле, не так ли?
— Что? Кто?
— Ваши грейпфруты, — произнесла официантка.
— Ой, разумеется. Я такая глупая.
— Я была такой же, когда впервые попала сюда. Это похоже на театр. Не думайте, что здесь самое чувственное место на земле, это не так. Вы увидите совсем зрелых женщин с такими красавцами, что глазам не верится. Надеюсь, что вам здесь понравится. Должно понравиться. Это прекрасное место.
— Я тоже надеюсь, — ответила Рафаэлла.
С такой внешностью официантка вполне могла сделать блестящую карьеру манекенщицы. К слову говоря, сегодня Рафаэлла надеялась наконец встретиться с Коко Вивро, французской любовницей Доминика Джованни, в прошлом превосходной моделью.
Рафаэлла покинула веранду и устремилась в буйные пестрые заросли. Легкие, казалось, не могли вдохнуть разом столько ароматов. Все было разноцветное: столько листвы и столько цветов. Рафаэлла насчитала двадцать одного садовника. Они как будто сливались с зеленью и работали абсолютно бесшумно. Акры и акры прекрасных садов, и ни один из них не казался строго выстриженным, как английский газон Чарльза Ратледжа.
Поле для гольфа, теннисные корты, три бассейна и, разумеется, великолепное Карибское море, омывающее пляжи с белоснежным песком. Остров протяженностью не больше трех квадратных миль по форме напоминал верхнюю северо-западную часть Сан-Франциско. Антигва находилась на востоке, и кое-кто из гостей время от времени летал на Сент-Джонс. Курорт занимал восточную часть, резиденция Джо-ванни — западную. Это был рай, предназначенный для отдыха исключительно богатых людей — и для ее отца.
Рафаэлла надеялась, что достаточно хорошо вписывается в это общество. Все-таки ее отчим был одним из самых состоятельных людей на восточном побережье, да и она сама неплохо научилась распознавать платья от Живанши.
Рафаэлла вернулась на свою небольшую, типично средиземноморскую виллу с выбеленными стенами, изогнутыми сводами и красной черепичной крышей. Вокруг росли тропические кустарники, усыпанные желтыми и розовыми цветами. Вилла стояла в полном уединении. Внутренняя обстановка была выдержана в стиле позднего барокко: разнообразные завитушки в стиле Людовика Шестнадцатого и деревянные полы, устланные коврами из шелка и козьей шерсти.
«Слишком уж роскошно», — подумала Рафаэлла, поворачивая позолоченный кран умывальника — он был фарфоровый, ручной росписи, из Испании.
Рафаэлла позволила себе потратить еще час на декадентские восторги, затем привела себя в порядок и отправилась в тренажерный зал.
«Отличный зал», — подумала Рафаэлла, обратив внимание на самое последнее оборудование от фирмы «Наутилус». Она переоделась в фирменный спортивный костюм, выданный приветливой девушкой с розовыми волосами, сквозь которые проступала желтая прядь. Девушка сказала, обратившись к Рафаэлле:
— Привет, зови меня Оторва. Я все тебе здесь покажу. Хотя, кажется, тебе не очень-то нужна моя помощь. Ты все и так знаешь. Но будут вопросы — только позови.
Костюм плотно облегал тело Рафаэллы и был бледно-голубого цвета. Гетры ей были не нужны, она всегда считала их слишком претенциозными, особенно когда находишься в таком шикарном месте. Рафаэлла уже задавалась вопросом: где же местные жители, есть ли они вообще в этих частных владениях? Наконец она увидела трех или четырех местных темнокожих женщин — они следили за раздевалками для гостей. Симпатичные женщины, молчаливые и почтительные, и Рафаэлле стало интересно, что они думают об этом невероятном месте.
Расположившись на лежащем на полу мягчайшем кожаном мате, Рафаэлла начала тренировку. Растянувшись во всю длину, она внимательно оглядывала всех присутствующих — мужчин и женщин. Лица их казались приветливыми, особенно у мужчин.
Рафаэлла делала махи ногами, когда снова увидела его.
Это был тот самый мужчина, который утешал ее сегодня утром на пляже. Он поболтал с Оторвой, потом немного размял плечо и отправился в мужскую раздевалку.
Когда мужчина снова вошел в зал, на нем были шорты, кроссовки и белая футболка. Под мягкой белой материей Рафаэлла заметила эластичную повязку вокруг груди и на плече. Утром она не видела на нем бинтов.
Он был отлично сложен. Ему было чуть за тридцать, как подумала Рафаэлла. Черные как смоль волосы, синие глаза, да и фигура просто замечательная: мускулистые бедра, как раз в ее вкусе. Мужчина, для которого подтянутость всегда имела и будет иметь большое значение. У него было волевое, жесткое лицо, обещающее и твердый характер, и душевные тайны. Это был мужчина, которого нельзя не заметить и не запомнить.
Он огляделся по сторонам и заметил Рафаэллу. Она приветливо кивнула.
Маркус направился к ней.
— Доброе утро, — поздоровался он и протянул руку. — Сегодня утром я забыл представиться. Мое имя Маркус Девлин.
«А у него приятная улыбка».
— Меня зовут Рафаэлла Холланд.
— Вы недавно приехали?
— Да, вчера днем. Из Бостона. Даже не представляла себе, что это так приятно: скинуть с себя одежду и при этом не замерзнуть. Дома погода просто…
— Да, знаю. Я был в Бостоне в прошлом месяце. Продрог до костей.
Рафаэлла улыбнулась:
— Вы ирландец.
— В беседе я обычно говорю, что только наполовину ирландец, а вторая половина моих корней из Южного Чикаго.
— Мне казалось, что в Южном Чикаго население в основном черное.
— Так и есть. А в душе я больше католик, чем папа римский.
— Тогда, ради всего святого, что вы делаете здесь?
— Вам это не нравится? Возможность делать то, что заблагорассудится? А мне казалось, что красивая девушка должна от всей души наслаждаться подобной свободой.
— Если бы моя мама знала, где я нахожусь, она, наверно, обратилась бы в католичество и молилась бы день и ночь о моей заблудшей душе. Вы не поверите, что я видела сегодня утром за завтраком…
Маркус удивленно приподнял черные брови. Он явно был заинтригован и ждал продолжения, но его не последовало.
— А дальше? Вы не договорили.
— Просто одна парочка наслаждалась свободой. Занятная формулировка, не так ли? Только один из них годился другой в отцы. Простите, должно быть, я говорю, как старая дева викторианской эпохи. На самом деле я не такая. А теперь извините, я должна сделать еще двадцать упражнений.
Маркус сразу понял, что она хочет отделаться от него, и это его удивило, поскольку редко кто стремился так быстро избавиться от его общества, особенно женщины. Не говоря уже о богатых молодых девушках, привыкших сразу получать то, что захотят. Внезапная вспышка самолюбия рассмешила Маркуса, и он удовольствовался тем, что отошел от Рафаэллы, лишь небрежно кивнув ей через плечо.
«Интересно, с чего я так разошлась? — удивилась Рафаэлла. — Втянула его в долгий разговор, не имея ни малейшего понятия, кто он и чем занимается. Мне просто повезет, если он окажется всего лишь одним из местных кавалеров».
— Кто этот мужчина? — поинтересовалась Рафаэлла у Оторвы, когда та подошла помочь ей настроить тренажер.
— Кто? А, Маркус. Красавчик, правда? Ну что за человек! Я же просила его не переутомляться, а он опять за свое!
— Ты хочешь сказать… Я заметила повязку у него под майкой. Что с ним?
— Я точно не знаю. Доктор Хэймс — курортный врач — говорил, что Маркус поранился, работая с какими-то машинами на территории резиденции. А теперь Маркус, кажется, собрался за неделю вернуться в прежнюю форму. Извините, пойду вправлю ему мозги.
Рафаэлла с неожиданным интересом наблюдала, как Оторва подошла к мужчине и потянула его за руку.
Резиденция. Должно быть, это резиденция Доминика Джованни.
Неужели этот человек — мошенник? Один из «людей» ее отца?
— Я чем-то еще могу вам помочь?
Оторва опять стояла рядом, обращаясь к Рафаэлле, но одновременно не сводя глаз с мужчин, выполнявших свои упражнения с разной степенью прилежности.
— Кажется, этот Маркус очень милый человек.
Эти слова привлекли внимание Оторвы, и она внимательно оглядела Рафаэллу.
— Мне очень неприятно говорить это вам, душечка, но вы не в его вкусе. Не имеет также значения, сколько у вас денег. Маркус не позволяет себе слишком шалить — он разборчив, но если все-таки позволяет себе кое-что, то предпочитает миниатюрных брюнеток. Я даже думала, что, может быть, у него когда-то была темноволосая маленькая жена, и она бросила его, или умерла, или что-то еще…
— Трагическое?
Оторва рассмеялась и пожала плечами:
— В этом роде. Знаете, даже я однажды закинула удочку, но Маркус не клюнул. Сказал, что парень никогда не должен макать свое перо в общую чернильницу. И что я слишком молода для него. Он, видите ли, относится ко мне, как к племяннице. Маркус работает до седьмого пота. Жаль, я уверена, что смогла бы сделать его счастливым. Взгляните лучше сюда — у этого парня из Аргентины такой милый акцент, и я слышала, он знает, откуда ноги растут. Келли — секретарша Маркуса — рассказывала мне, что у него такие великолепные пальцы и… — Оторва даже вздрогнула.
Рафаэлла хотела было ответить, но решила промолчать. Оторва — настоящий кладезь информации и скорее всего быстро закончит свои разглагольствования на тему секса.
К сожалению, надежды Рафаэллы не оправдались, и ей пришлось любезно кивать головой еще минут пять, выслушивая рассказы о победах аргентинца. Наконец какая-то другая женщина позвала Оторву, и та ушла.
Тренировка Рафаэллы внезапно прервалась, когда женщина средних лет — невероятная красавица с пепельно-белокурыми волосами до плеч — вошла в зал. Завидев Маркуса, она поспешно устремилась к нему и, подойдя, быстро стала что-то говорить.
Маркус сразу прекратил тренироваться, внимательно слушая женщину. Он даже пару раз коснулся успокаивающим жестом ее руки. Затем обернулся, что-то быстро сказал Оторве и исчез в мужской раздевалке.
Блондинке было не больше тридцати пяти, и природа потрудилась на славу, создавая ее, — высокие резкие скулы придавали красивому лицу что-то татарское, у нее был большой рот и изогнутые брови над самыми зелеными глазами в природе. Рафаэлла взглянула повнимательнее, и сердце ее учащенно забилось.
Это была Коко Вивро, любовница Доминика Джованни. В жизни она выглядела еще привлекательнее, чем на фотографиях, что было странно: обычно манекенщицы делали карьеру благодаря своей фотогеничности, а не прекрасным внешним данным. Рафаэлла не могла поверить своему счастью. Не торопясь, судорожно обдумывая первую фразу, она направилась к тому месту, где стояла женщина, нетерпеливо постукивая очень длинными ногтями по спинке велотренажера.
— Простите. Мне очень неловко вас беспокоить, но ваше имя случайно не Коко?
Коко слегка кивнула, невольно оторвавшись от своих мыслей и мечтая, чтобы эта взмокшая от пота девушка в спортивном костюме оставила ее в покое.
— Я всегда восхищалась вами. Вы — самая красивая женщина в мире.
Коко тут же поняла, что от этой девушки будет не так-то легко отделаться. Все же она показалась ей вполне приятной.
— Мне очень лестно слышать это, мисс…
— Холланд. Рафаэлла Холланд.
Она протянула руку, и Коко после секундного раздумья пожала ее.
— Не могу поверить своему счастью: видеть вас так близко. Вы тоже отдыхаете здесь, Коко?
— Нет, я живу здесь, на западной части острова. А вы гостья?
Рафаэлла приняла решение и покачала головой:
— И да и нет. На самом деле я приехала сюда, чтобы…
— Кто это, Коко?
К ним подошел Маркус Девлин. Сейчас его голос звучал уже не так приветливо: в тоне сквозили подозрительные нотки.
— Это мисс Холланд, Маркус. Одна из твоих отдыхающих.
Маркус медленно оглядел ее. Он уже и так понял, что девушка — одна из гостей. И вот теперь она прицепилась к Коко. Что ей нужно?
— Кстати, мы с ней уже виделись сегодня на рассвете и еще раз — несколько минут назад во время упражнений, — сказал Маркус.
— Я люблю пробежки, как и мистер Девлин.
«Что может связывать эту парочку?» — задавалась вопросом Рафаэлла. Она решила первой пойти в атаку на Девлина, поскольку читала в его глазах откровенное недоверие. Рафаэлла по опыту знала, что если положить мужчину на лопатки с самого начала, очень скоро станет понятно, каков он на самом деле. А ей ужасно хотелось это узнать.
— Вы, наверное, профессиональный теннисист? Или профессиональный игрок в гольф? Или просто профессионал?
В голосе ее звучали вызов и презрение. Маркус сразу понял, что девушка приняла его за одного из курортных жиголо, которые всегда крутятся в подобных местах для того, чтобы за приличные деньги доставлять женщинам неземные наслаждения. Она-то могла заполучить всех мужчин, каких пожелает, и абсолютно бесплатно. Но к чему эта атака? Он же не провоцировал ее. Маркус улыбнулся и решил пока промолчать.
Коко, удивленная, уже открыла рот, чтобы вмешаться, но Маркус опередил ее, небрежно ответив:
— Да, я профессионал, как вы, наверное, уже догадались, мисс Холланд. Или в довершение к тому, что вы не носите лифчика, вас еще надо величать «госпожа»?
Теперь настала очередь Рафаэллы парировать оскорбление. Маркус, по-видимому, значительно превосходил ее в этом искусстве, и, желая выиграть время, она высоко подняла подбородок. До чего неприятный человек. Однако они затеяли неплохую словесную баталию, это и поможет Рафаэлле что-нибудь о нем разузнать.
Она слегка одернула на себе трико.
— Да, называйте меня госпожа, а ходить без лифчика мне действительно очень удобно.
— И я того же мнения. А сейчас, если вы позволите, госпожа Холланд…
Маркус хотел отделаться от нее. Спору нет, она заслужила подобное обращение, но Рафаэлла совсем не к этому стремилась. Теперь слово было за ней, и этот Маркус узнает о ее намерениях. Рафаэлла поспешно проговорила:
— Было очень приятно встретиться с вами, Коко. Может, пообедаем вместе? Завтра, на «Цветочной веранде». Мне на самом деле будет очень приятно. У меня к вам есть один важный разговор.
Коко не знала, как поступить. Она пожала плечами, затем улыбнулась:
— До завтра, мисс Холланд. Желаю вам приятно провести день…
— Да, с профессионалом на ваш вкус. Учитывая ваш возраст и внешние данные, это будет стоить вам не слишком дорого.
— Вы глубоко заблуждаетесь. Это не будет стоить мне ни гроша.
«Так и есть», — подумал Маркус. Он кивнул госпоже Холланд и, взяв Коко за руку, вышел с ней из зала.
— Ты вел себя вызывающе, Маркус.
Но он не был расположен обсуждать госпожу Холланд и резко проговорил:
— Она всего лишь эгоистичная богатая… Тебе же знаком этот тип, Коко. И ты, и я встречали таких раньше.
— Возможно, ты и прав, но тем не менее она — гостья. Первый раз на моей памяти ты был таким категоричным и раздражительным с женщиной, отдыхающей на курорте. Хотела бы я знать, что ей нужно.
— Я тоже. Мне не нравится, когда люди тебя вот так узнают. Такое впечатление, что она ждала твоего появления. — Маркус пожал плечами. — Может, она просто собирательница автографов.
— Не похоже. Ох, Маркус, мне почему-то страшно. Ты должен что-нибудь предпринять.
— Не волнуйся, Коко. Пойдем ко мне в кабинет. Келли сидела за письменным столом и вскочила, когда Маркус вошел в комнату.
— У меня для тебя куча сообщений, Маркус, и…
— Через несколько минут, Келли, — остановил он ее, подняв руку. — Мисс Вивро и я будем в моем кабинете. Я прошу нас не беспокоить. И ни с кем меня не соединяй.
Келли не любила Коко, но ей удавалось хорошо скрывать свои чувства. Она сразу задалась вопросом, не собирается ли эта бесстыжая манекенщица соблазнить ее шефа прямо на письменном столе. Келли не исключала подобной возможности. Родившись в Сиук-Сити, штат Айова, за два года самостоятельной жизни Келли стала крайне искушенной. Ее последний любовник, сеньор Альварес из Мадрида, рассказал ей о курорте и, по просьбе Келли, подыскал для нее работу на острове. Келли она нравилась. И теперь девушка молча наблюдала, как Маркус бесшумно закрывает за собой дверь кабинета.
Он не любил антиквариат, по крайней мере те французские безделушки трехвековой давности, каких было полно на виллах. Офис Маркуса выглядел ультрасовременно — все стеклянное, хромированное, белоснежное ковровое покрытие на полу и темно-коричневая кожаная мебель.
— Хочешь чего-нибудь выпить, Коко? Она покачала головой:
— Нет, ничего не хочу. Меня беспокоит Доминик. Что-то происходит, и ты это знаешь. После того как голландцы отравились… Я даже не уверена, что они сами отравились. А ты?
Маркус посмотрел на нее, не отвечая. Он тоже сомневался в этом, но тогда дело теряло всякий смысл. Может, это Доминик приказал отравить голландцев? Получил нужную информацию, а потом отдал приказ разделаться с ними? Чтобы это выглядело как самоубийство? И чтобы кто-то остался в неведении? Но кто? Он? Или Коко? Кто из них? Перед Маркусом оказалась самая сложная загадка, над которой ему когда-либо приходилось биться.
— Почему ты так думаешь? — спросил Маркус небрежно, наливая себе чашку крепкого черного ямайского кофе.
— Я слышала, как он говорил по своему личному телефону — ты знаешь, о чем я: тот синий аппарат в запертом ящике стола.
— Да, я знаю.
— Я… ну, я слышала, как Доминик говорил кому-то: «Ладно, ты, кретин, можешь присылать кого угодно, чтобы убить меня, — у тебя ничего не получится. Посмотри, что случилось с голландцами и этой чертовой бабой». Это все. Подошел Линк, и мне не хотелось давать ему повод думать, что я подслушиваю.
— Значит, на остров приехали какие-то другие голландцы. Сделка еще в силе?
— Что за сделка?
— Перестань, Коко. Сделка о продаже оружия. Голландцы должны были приехать на остров для завершения сделки, они выступали посредниками.
— Доминик не говорит со мной о делах, и тебе это известно, Маркус. Он не любитель постельных бесед. Доминик просто засыпает!
— Значит, у кого-то еще не получилось убить его. Покушение выглядит заранее спланированным, это была просто первая попытка. Я думаю, что…
Из верхнего ящика стола донесся негромкий жужжащий звук. Маркус поспешно произнес:
— Это мой чертов датчик. Дай мне время обдумать твои слова, Коко.
Он взял ее за руку и проводил до дверей кабинета.
— Постарайся не волноваться. Я поговорю с Домиником и, конечно, защищу тебя.
Закрыв за Коко дверь, Маркус повернул ключ в замке и поспешно вернулся к столу. Он отпер ящик и быстро нажал две кнопки подряд. Затем снял трубку.
— Девлин слушает. Кто это?
— Это я, Маркус, Сэвэдж. Как будто это может быть кто-то еще. Слава Богу, что ты на месте.
— Что случилось? Я не ждал твоего звонка раньше конца недели. С мамой все в порядке? Она?..
— Все по порядку. С Молли все хорошо, она шлет тебе привет и спрашивает, когда ты приедешь в Чикаго навестить ее. В компании тоже все хорошо, в настоящий момент нет никаких нерешаемых проблем. А теперь о том, что произошло. Вчера ночью мне позвонил Харли. Он был страшно обеспокоен и даже решил, что тебя уже нет в живых. Прошел слух, что кто-то пытался убить Джованни.
— Да, это так. Доминика ранило в руку, но он жив и здоров. Я получил пулю в спину, но сейчас уже почти пришел в норму. Не волнуйтесь. Да, покушение было, но я до сих пор не знаю, кто за ним стоит. Доминик еще не доверяет мне настолько, чтобы рассказывать абсолютно все. Я пытался еще кое-что выяснить, перед тем как звонить тебе. Вся эта сделка с оружием… Передай Харли, что голландцы были только приманкой, а руководила ими женщина, убийца. Зовут ее, предположительно, Тюльп. Крупная женщина лет тридцати пяти, темноволосая, с большой грудью, прекрасно владела автоматическим пистолетом девятого калибра. Профессионалка в полном смысле слова. Может, Харли сумеет опознать ее. Голландцы были те же, их я тебе уже описывал. Когда на горизонте замаячит настоящая сделка, я свяжусь с тобой, Сэвэдж, а ты позвонишь Харли. Сейчас я должен идти работать, мне предстоит поломать голову еще над одной загадкой. У тебя все?
На другом конце раздался глубокий вздох.
— Да, все. Будь осторожней, ладно, приятель? Мы пережили этот последний год во Вьетнаме. Черт возьми, мы даже пережили колледж и подняли с нуля этот военный бизнес. — Сэвэдж невесело засмеялся. — Мы ведь честные ребята и не снимаем с властей по шестнадцать тысяч долларов за одну отвертку. И вот теперь ты пытаешься поймать на крючок этого мошенника Джованни. О черт! Не испорть все сейчас. О'Салливэн, тебя так много ждет впереди. Ах да, чуть не забыл, Молли нашла для тебя прелестную маленькую ирландскую крошку. Я позвоню тебе в пятницу. Надеюсь, к тому времени уже будет известно что-нибудь о личности женщины.
Сэвэдж дал отбой.
Маркус, в свою очередь, аккуратно положил трубку на рычаг, затем задвинул ящик и запер его на ключ. В дверь кабинета негромко постучали.
— Маркус? Мистер Линдейл на третьей линии. Там какая-то проблема с отгрузкой белужьей икры, и…
— Минутку, Келли.
* * *
Рафаэлле совершенно не хотелось играть, но казино было любимым развлечением гостей по вечерам — казино и секс. Так что ей надо было изобразить страсть к «двадцати одному» и рулетке. В Бостоне Рафаэлла прошлась по магазинам — ей было так грустно, что нельзя позвонить матери и попросить ее помочь выбрать подходящие для поездки наряды. В результате она забрела в маленький изысканный магазинчик возле площади Луисбург. Оставив там шесть тысяч долларов, она оделась просто сногсшибательно, по крайней мере ей хотелось на это надеяться. Этим вечером на Рафаэлле было изысканное черное, обтягивающее платье без рукавов, застегивавшееся на поясе с помощью единственной пуговицы, украшенной большим красным шелковым цветком. К платью, под которым не было ничего, кроме черных бикини, она подобрала черные плетеные сандалии. Плавный застенчивый вырез доходил почти до талии, обнажая округлость ее груди.
— Это платье от Кэролайн Роэм — отличная реклама, — говорила ей продавщица. — Мужчины просто сходят с ума от желания запустить под него руки, вы так не думаете? Оно такое скромное и в то же время вызывающее.
Из драгоценностей Рафаэлла надела только большие круглые золотые сережки.
— И ничего больше, — советовала продавщица. — Это строгий романтический стиль, его нельзя нарушать.
В новом платье Рафаэлла ощущала себя слегка непривычно. Но первый же мужчина, встретившийся ей на пути, одарил Рафаэллу таким страстным и восторженным взглядом, что она тут же почувствовала себя намного увереннее. Кажется, она была на высоте.
Рафаэлле удалось уложить непослушные волосы, собрав их на макушке, и ниспадавшие локоны обрамляли ее лицо. «Интересно, утонченный ли у меня вид? — задавалась вопросом Рафаэлла. — Хорошо ли я вписываюсь в это общество?»
Она почти сразу заметила Маркуса Девлина. В безупречном черном вечернем костюме, легко рассуждающий о прекрасных материях, он без труда мог покорять женские сердца. Маркус был занят тем, что очаровывал двух женщин средних лет, которые ловили каждое сказанное им слово. Рафаэлла в конце концов выяснила, что Маркус управляет курортом Порто-Бьянко. Разумеется, он знал и Доминика Джованни. Интересно, он тоже преступник? И работает с ее отцом? Она собиралась выяснить это. Маркус и Коко — ее лучшие ниточки.
В этот момент Маркус посмотрел по сторонам и увидел Рафаэллу Холланд. Девушка вполне годилась для того, чтобы ее съесть или чтобы заняться с ней любовью до полного изнеможения. Собственная реакция удивила Маркуса. Это платье выглядело сногсшибательно — по крайней мере на ней. Первые встречи с этой женщиной не приносили Маркусу удовольствия подобного рода. Он вспомнил, как она сидела на камне, — колени прижаты к груди, рубашка и повязка на лбу насквозь промокли от пота, лицо без косметики залито слезами. Сложно сопоставить этих двух женщин. Сейчас перед ним стояла острая на язык женщина из тренажерного зала, прицепившаяся к Коко, от такой непросто было отделаться. Интересно, кто она? Завтра утром Маркус это выяснит. Может, просто какая-нибудь богачка, преследующая знаменитостей.
Почему-то она напомнила ему Кэтлин, первую жену, маленькую ирландскую девочку, в девятнадцать лет обвиненную в терроризме в ИРА и убитую в 1982 году под Белфастом, после того как она сбежала от молодого занудного американца-мужа, Маркуса О'Салливэна.
Маркус повернул голову и улыбнулся миссис Оскар Дэлмартин, греческой богатой наследнице, вышедшей замуж за нефтяника из Техаса. Ей было двадцать восемь, а ее новоиспеченному мужу — за восемьдесят. Она тут же принялась расписывать, как довольна тем, что на ее яхте работают португальцы-моряки. Маркус почти не слышал ее слов — на него нахлынули воспоминания. Воспоминания, сожаление и легкое чувство вины так и не покинули его окончательно, подступая время от времени. Если бы они с Сэвэджем не занимались по двадцать часов в сутки новой компанией, если бы он чуть больше времени уделял Кэтлин, интересовался ее учебой и слушал, по-настоящему слушал… Но Маркус не делал этого. Он был слишком занят — бизнес, занятия в университете.
Каждое утро Маркус целовал ее на прощание, почти каждую ночь они занимались любовью, хотя иногда для этого ему приходилось будить ее. А потом она сбежала… Как давно это было. И Кэтлин умерла, погибла от бомбы, заложенной террористами в автобус в Белфасте.
Тогда ему позвонили. Маркус никогда подробно не рассказывал матери о том, что произошло, просто объяснил, что Кэтлин оставила его, чтобы вернуться в Ирландию, и погибла там от несчастного случая. Правда и полуправда. Жизнь состоит из них. Наверное, госпожа Рафаэлла Холланд, как и остальные, полна полуправд. Молодая девушка, но на редкость целеустремленная, и глаза ее кажутся старше, чем она сама. Создавалось впечатление, что ей необходимо сосредоточиться на чем-то, что имеет для нее огромное значение. И тут Маркус решил заговорить с ней. Завоевать ее доверие. Он переспит с госпожой Холланд. Принятое решение удивило Маркуса.
Вспоминая собственный опыт, он сказал себе: «Это потому, что стоит от души позаниматься любовью с женщиной, и она становится более открытой, более непосредственной, больше раскрывает свою душу». У Маркуса не было ни малейшего представления о том, что должна рассказать ему Рафаэлла Холланд, насладившись тем, что он умел лучше всего, — но ему очень хотелось это выяснить. Маркус не узнавал себя: раньше он никогда не предавался таким холодным рассуждениям, перед тем как переспать с женщиной. Нет, тут же возразил Маркус самому себе. Это не был холодный расчет. Он даже испугался — ведь это может ослабить его внимание. Нет, он ни за что не даст этой женщине отвлечь его, даже за то удовольствие, которое она, несомненно, доставит ему в постели. Маркус не мог этого допустить. Он будет последним идиотом, если позволит подобному случиться. Потеряй Маркус бдительность, потеряй душевное равновесие — и он погиб. Нет, надо держаться на расстоянии… и это в его силах.
— Хотите бокал специального шампанского?
Рафаэлла очень медленно обернулась, и взгляд ее уперся в белоснежную сорочку на груди Маркуса. Она, не произнося ни слова, не спеша подняла глаза, пока они не остановились на лице Маркуса.
— А что такого «специального» в вашем шампанском?
— Оно из Калифорнии. Рафаэлла прыснула.
— Оно также наиболее деше… скорее даже наименее дорогое из тех сортов шампанского, которые встречаются в Порто-Бьянко. Хозяину оно нравится — мы только поэтому его покупаем.
— А кто хозяин?
— Некий Доминик Джованни.
Произнося эти слова, Маркус, беззаботно улыбаясь, наблюдал за выражением лица Рафаэллы. Оно не изменилось — вежливый интерес, и только, но ее глаза… Какая-то тень промелькнула в них. Ладно, теперь он знал, что ему делать. И еще Маркус радовался и испытывал огромное облегчение, ведь она не отказалась разговаривать с ним. Сделав знак официантке, он спросил:
— Вы знаете мистера Джованни?
— Судя по его имени, он итальянец — все, что я могу сказать.
— На самом деле он из Сан-Франциско. Родился и воспитывался в Америке.
— Неужели? А почему он купил этот остров?
— Вы задаете много вопросов сразу, вам не кажется? Вот выпьете со мной шампанского — может, я и расскажу вам.
Рафаэлла пожала плечами.
— Почему бы и нет?
— Правда, почему бы и нет. Маркус протянул к ней руку.
«Красивая грудь, — подумал Маркус, — очень даже красивая. И никакого лифчика. Можно просунуть пальцы под платье и потрогать…»
Маркус был недоволен собой. Мозг его работал не слишком четко. Он мысленно отодвинул девушку от себя. Маркус не доверял ей. И хотел услышать из ее уст, что она просто гоняется за знаменитостями, что только этим и объясняется ее интерес к Коко. Но он не верил этому. Нет, в те несколько минут, проведенные с Коко, она выглядела слишком напряженной. Как будто для нее было жизненно важно сделать Коко своей сообщницей. Скоро Маркус все о ней узнает. Но больше всего ему сейчас хотелось понять, что заставило Рафаэллу бегать на рассвете, а потом плакать так, как будто сердце ее разрывалось на части.
Рафаэлла была довольна собой. Маркус Девлин сам подошел к ней, и она знала, что может легко справиться с ним. Рафаэлла не очень понимала, почему он так переменился к ней, но испытывала облегчение. Ей больше не придется ломать голову над тем, как отбиться от Маркуса — от него и от его недоверия к ней. Рафаэлла прекрасно видела, что даже в новом красивом наряде она не могла соперничать со всеми по-настоящему шикарными дамами, присутствовавшими в казино, но тем не менее Маркус предпочел им всем ее, Рафаэллу. Она вспомнила слова Оторвы и удивилась еще больше. Так значит, ему нравятся исключительно брюнетки?
Маркус провел ее за маленький столик, расположенный на веранде у выхода из казино. Оттуда открывался великолепный вид на море. В небе висела луна, невероятно красивая и абсолютно белая. Всего в каких-то пятидесяти ярдах от них, на пляже, шипели волны, разбиваясь о песок и камни. Казино располагалось на небольшом мысе, рядом росли деревья франджипани, и их сладкий аромат наполнял воздух вокруг.
— Здесь так чудно, — произнесла Рафаэлла, присаживаясь.
— Да, — согласился Маркус и кивнул официанту, красавцу мужчине с каштановыми волосами почти такого же оттенка, как у Рафаэллы; тот принес шампанское в хрустальных бокалах на серебряном подносе.
Калифорнийское шампанское оказалось немного кислее того, которое привыкла пить Рафаэлла, но оно было шипучее, холодное, и она улыбнулась, сделав первый глоток.
И сразу одернула себя. Расскажи мне о себе, Маркус. Боже, если бы она произнесла что-нибудь подобное вслух, он, наверное, просто встал бы и ушел.
— Как давно вы здесь, на курорте? — спросила вместо этого Рафаэлла.
— С момента его открытия весной 1987 года — или, точнее, с тех пор как мистер Джованни купил его и открыл для туристов. На самом деле, достаточно давно. Я много путешествую. Мне это нужно как воздух. Остров есть остров, какой бы он ни был красивый, если сидеть здесь слишком долго, можно сойти с ума.
Рафаэлла сделала паузу, переваривая услышанное.
— А как получилось, что вы стали управляющим курортом? Вы что, занимались этим и раньше, в Штатах?
Маркус только пожал плечами.
— Если я сейчас отвечу на двадцать ваших вопросов, о чем мы будем разговаривать после?
— Простите, просто мне стало любопытно.
Как было бы любопытно любому репортеру? Да, это хороший ход.
— Теперь моя очередь. Не желаете рассказать мне, чем занимаетесь? Или, может быть, вы хотите танцевать? Или поужинать? Или поиграть в рулетку? Или позаниматься со мной любовью?
Рафаэлла взглянула прямо в темно-синие глаза Маркуса и ответила:
— Думаю, мне подошло бы все перечисленное. Нужны только время и силы, я так считаю.
Маркус лениво улыбнулся, и Рафаэлла осознала, что только что приняла решение. Поразительно, но отступать ей не хотелось. Она недооценивала возможности этого человека. На самом деле он был скользким, гладким, а также опасным. Сама мысль о том, чтобы пытаться играть Маркусом, контролировать его, была смешна. Если бы у Рафаэллы нашлась хоть капля рассудка, она в ту же минуту исчезла бы из его поля зрения. Ей совсем не нравились эти романы на одну ночь: за всю жизнь такое произошло с ней лишь однажды — это был преподаватель журналистики в Колумбийском университете, человек старше ее, которого она боготворила. Рафаэлла видела в профессоре идеал мужчины, образец для подражания. Она считала его интеллектуалом и отличным любовником. Но в постели он оказался посредственностью.
Маркус не окажется посредственностью в постели. Он не такой, как некоторые красивые мужчины, которые воображают, что женщины должны делать все, что они пожелают, только ради удовольствия находиться рядом с ними. Рафаэлла напомнила себе, что могла бы отступить, могла бы передумать, пока еще ее окончательно не покинула способность здраво рассуждать. Еще можно было сказать нет.
Маркус внезапно встал и улыбнулся ей.
— В том порядке, который я назвал, или, может быть, вы желаете начать с последнего? Или с середины?
— А я-то считала, что вы спите только с маленькими брюнетками.
Маркус удивленно приподнял бровь.
— Я думал, Оторва успела сообщить вам, что, как правило, я ни с кем не сплю, госпожа Холланд, особенно это касается гостей Порто-Бьянко.
— Значит, вы надеялись, что я скажу нет? И выплесну вам в лицо «специальное» шампанское?
— Просто я не вступаю в связь со своими гостьями.
— Значит, вы голубой? Маркус рассмеялся:
— Ладно, сдаюсь. Вы бросили вызов моим мужским способностям, поставив крест на мне как на мужчине, задушили мое самолюбие и нанесли мне удар ниже пояса.
— Неужели я сделала все это? Даже не предполагала, что способна на такое.
— Мы еще посмотрим, на что вы способны, госпожа Холланд. По дороге к моей вилле, может, расскажете мне, чем зарабатываете на жизнь? Или вы богаты и ведете праздную жизнь?
Маркус на миг замолчал, заглядевшись на ее профиль. До чего же высокомерно она держит голову. Он вспомнил трогательную девушку, рыдавшую утром на пляже.
— Нет, праздную жизнь вы, пожалуй, не вели никогда, ведь так? Осторожно, смотрите под ноги.
— Да, это так.
— В каком университете вы учились?
— В Колумбийском.
Маркус остановился у входа на свою виллу. Она стояла очень уединенно, окруженная деревьями и цветущими тропическим растениями. Маркус медленно развернул Рафаэллу лицом к себе. Кончиками пальцев он приподнял ее подбородок и наклонил голову. Их губы встретились.
Губы Рафаэллы оказались нежными, но холодными и равнодушными, как он и ожидал. В лучшем случае она просто сомневается, стоит ли ложиться с ним в постель или нет. Но почему она все-таки согласилась? И согласилась ли? И почему он чертовски хочет ее? Маркус решил подтолкнуть ее.
С ледяным спокойствием он скользнул пальцами под шелковый цветок, расстегнул пуговицу, соединявшую половинки платья, и, не дожидаясь возражений, стащил бретельки с плеч и стянул платье до пояса, где оно держалось лишь на одном красном шелковом цветке. Ее белая грудь обнажилась, освещенная лунным светом.
— Красиво, — произнес Маркус, немного отклонил Рафаэллу назад, поддерживая рукой за талию, и обхватил губами сосок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Импульс - Коултер Кэтрин



Очень классный.
Импульс - Коултер КэтринЛюся
27.06.2012, 14.38





Прочитала с огромным удовольствием! ЧИТАЙТЕ, не пожалеете.Да, очень захватывающее, интересно и эротично!!!
Импульс - Коултер Кэтринюлия
6.10.2012, 19.42





Роман не плохой. Раздражает, что героиню хотят все особи мужского пола. А она даже не красавица. Причем, в числе жаждующих родной отец и брат(они об этом не знали), но все равно одержимость всех героев одной бабой комична и смешна. Основная люб линия сильна и интересна. Если хватит терпения....
Импульс - Коултер КэтринЕкатерина
6.12.2012, 19.17





Очень хороший роман!!! Увлекательно и интересно!!!
Импульс - Коултер КэтринMarina
16.01.2013, 12.43





мне роман не понравился. первые пять глав "завязкка" сюжета. читаю дальше,когда же начнется интересно?) так и не началось. дальше 9 главы читать не стала. поймала себя на мысли,что заставляю себя читать. много каких-то неинтересных подробностей.
Импульс - Коултер Кэтринелена
7.02.2013, 22.17





Мне очень понравился роман. 10 баллов!!!!! Читайте!
Импульс - Коултер КэтринКоко
21.06.2013, 14.47





Мне не очень понравился, читала и получше, слишком все растянуто, а в конце хотелось бы наоборот добавки.
Импульс - Коултер КэтринТуся
4.07.2013, 13.43





Книга супер. Советую!!!
Импульс - Коултер КэтринДарья
3.09.2014, 22.21





Средней паршивости.Советую роман "Волны экстаза".Автора не помню
Импульс - Коултер КэтринЕвгения
10.05.2015, 14.04





Это просто крутоо! Захватывающий сюжет!!! Роман СУПЕР!!!!!Еще вернусь к нему. Побольше бы вот таких книг и таких авторов!!!! 100+
Импульс - Коултер КэтринМиа
22.09.2015, 14.57





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100