Читать онлайн Импульс, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Импульс - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 141)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Импульс - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Импульс - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Импульс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Остров Джованни
Март, 1990 год


Маркус тренировался без передышки, пока Мелисса Кей Роанок, по прозвищу Оторва, помощница заведующего тренажерным залом, не схватила его за руку и не приказала:
— Довольно, супермен.
Он взглянул на ее детское лицо, обрамленное облаком розовых кудряшек, и болезненно улыбнулся. Оторве было всего двадцать три года — высокая, хорошо сложенная девица с пышной грудью, а также с черным поясом по карате.
— Мне надо добиться, чтобы плечо снова вращалось легко, Оторва. Когда ты успела сделать эту желтую прядь? — Маркус разглядывал полоску шириной в сантиметр, тянувшуюся от правого глаза и доходившую до последних кудряшек на шее.
— Тебе не следует тренироваться еще с неделю. Отдыхай. Так сказал доктор Хэймс. Он предупреждал, что ты скорее всего станешь хорохориться. А что произошло? Тебе воткнули нож в спину? Я попросила Сисси добавить желтую прядь. Она сказала, что это будет некрасиво.
— Это и правда некрасиво. Так что сказал тебе Хэймс?
Оторва пожала плечами, стрельнув глазами в сторону богатого тридцатилетнего банкира из Чикаго, который растянулся на спине и делал упражнения на пресс. Он был в неплохой форме.
— Сказал, что ты поранился, работая с какими-то аппаратами на территории резиденции мистера Джованни, и попытаешься добить себя, стремясь как можно скорее вернуться в прежнюю форму. Так что прекрати это. А я пойду лучше поухаживаю за мистером Скэнленом. Он не настолько великолепен, как ты, босс, но мне подойдет. Как ты думаешь, у него все вращается легко?
— Все, что тебе нужно, — заверил ее Маркус и проводил взглядом удалявшуюся Оторву: гладкое тело, обтянутое черным трико, стройные ноги в ярко-малиновых гетрах и такая аппетитная попка, что даже Маркус время от времени чувствовал искушение. У банкира не было ни одного шанса, несмотря даже на желтую прядь, если только он не был женат. А скорее всего он не был, иначе Оторва не стала бы высказывать свои намерения так явно. Парня ждал прекрасный отдых. Поскольку Оторва не любит играть, молодой банкир неплохо сэкономит, не вылезая из постели и держась подальше от казино.
Маркус вздохнул и медленно подвигал плечом. Немного лучше, но Оторва права, сегодня он перетрудился. Маркус принял душ и переоделся в одежду управляющего: белые брюки и светлую рубашку от Армани; ее покрой подчеркивал телосложение Маркуса, а расстегнутый ворот открывал покрытую темными волосами грудь. Два с половиной года назад Доминик приказал ему выглядеть дорого, вести себя любезно и быть исполнительным.
— Ты должен выглядеть так, чтобы каждая женщина мечтала о тебе в своих тайных фантазиях, быть запанибрата с мужчинами и управлять курортом и казино, как будто это единственное место на всей планете, где райское наслаждение уживается с адскими страстями. Тогда пять процентов будут у тебя в кармане.
Так и было на самом деле.
Маркус покинул тренажерный зал через заднюю дверь, шагнув в буйные заросли гибискуса, цветущих тропических кустарников и орхидей, в изобилии растущих по обеим сторонам дорожки. Разнообразные сладкие запахи витали в тяжелом воздухе. Хотя каждую чертову травинку, произрастающую на территории курорта, подстригали по расписанию — оно претворялось в жизнь четырьмя десятками садовников, — все равно создавалось впечатление, что потеряй ты бдительность, и какая-нибудь толстая зеленая ветка обязательно хлестнет тебя по лицу.
Маркус устал. С момента его возвращения из резиденции Доминика прошло всего три дня; за время его отсутствия скопилась куча дел, у всех были проблемы, его секретарша Келли сидела надутая по причине, которую он так и не смог разгадать, а миссис Мэйнард из Атланты, штат Джорджия, должна была вот-вот прилететь на своей «сессне» и просила Маркуса лично поприветствовать ее. Миссис Сесили Мэйнард уже пыталась забраться к нему в штаны во время своего последнего приезда полгода назад. Маркус искренне молился, чтобы это больше не повторилось. Он подумал о Хэнке, охраннике из казино. Хэнк только обрадуется возможности срубить пару лишних сотен.
Маркус согласился управлять курортом Порто-Бьянко исключительно для того, чтобы быть поближе к Доминику, стать частью его организации. На это ушло почти два с половиной года жизни. Как близко к Доминику находится он сейчас? Маркус знал, что среди мировых торговцев оружием Доминик считается одним из самых могущественных. Знали об этом и таможенные службы США. Пока еще он не нашел достаточно веских доказательств, чтобы убедить Верховный суд в его виновности, но их не нашли и агенты американских таможенных служб. Несколько раз Маркус был совсем близок к тому, чтобы припереть Джованни к стенке, а таможенные службы ни разу. И вот теперь он спас ему жизнь. Маркус сделал это намеренно, понимая, что цель сделки, заключенной им с Харли и федералами, состояла в сборе информации о Джованни, в поиске неопровержимых доказательств, с помощью которых они собирались упрятать этого человека за решетку до конца его подлой жизни. Федералы хотели видеть Джованни в тюрьме, а не застреленным рукой неизвестного убийцы. Маркусу хотелось, чтобы справедливость восторжествовала. Весь ужас заключался в том, что если погибнет Доминик, то организация выживет и у руля встанет Делорио. Во всяком случае, такой исход казался самым возможным.
Странно, что двое голландцев отравились. И еще более странно, что Доминик все время избегал разговоров о последствиях случившегося. Он так и не сказал ни слова Маркусу, и тот в конце концов ушел — расстроенный, обессиленный, раздраженный. Он узнал не больше, чем ему было известно до покушения. Что такое «Вирсавия»? Название организации? Женщина из Библии? Маркус ушел сразу же после завтрака, во время которого Паула тихонько гладила его пальцами по бедру и, рассказывая какой-то анекдот, продолжала ласкать его. В это время ее муж, Делорио, сидел рядом за столом..
— Маркус! Поторопись, миссис Мэйнард уже на посадочной полосе!
— Хорошо, — поспешно ответил он. — Уже иду, Келли! — Маркус возьмет за жабры Хэнка, который пока что поправляется после постельного марафона с Гленн, крайне голодной леди из Сан-Антонио.
Шесть часов спустя, в десять вечера, Маркус рухнул в постель. Пускай женщины обзовут его подлецом за то, что он покинул их общество, а мужчины посчитают слабаком, потому что Маркус не остался смотреть по гигантскому телеэкрану бой боксеров-тяжеловесов, передаваемый из Лас-Вегаса. Он был настолько изможден, что с трудом передвигал ноги. Что касается Хэнка… Маркус мог себе представить, что тому сейчас не до сна. Сесили он пришелся по вкусу.
Но сон Маркуса не был спокойным. Одно и то же видение преследовало его вот уже двадцать лет, то пропадая, то возникая вновь. Оно стало являться Маркусу чаще, когда он служил во Вьетнаме, вместе с другим пушечным мясом для Вьетконга. Маркус пытался проанализировать этот сон, воспроизведя его в памяти, и пришел к выводу, что причина видения кроется в следующем: с кровью, смертью и беспомощностью столкнулся уже мужчина, а не маленький мальчик. Ха… мужчина. В тот последний год перед падением Сайгона, в 1975-м, ему было восемнадцать лет.
Все еще мальчик, неумелый юнец, несмотря на все уличные трюки, которые он освоил и принес с собой в армию.
Наивный чудак.
Однако с течением лет видение изменилось. Оно оставалось мальчишеским, но теперь несло на себе отпечаток мужского опыта. События во сне разворачивались как в фильме: легкое приятное начало, и сцены как наяву, похожие на мягкие акварели, плывут у него перед глазами, создавая нужную атмосферу. Маркус снова оказывается в Чикаго, в старом квартале, и переживает то далекое лето 1967 года. Мальчик — худой, долговязый, доверчивый, компанейский, — он верил абсолютно всем. Хорошего ребенка, вот кого видел Маркус на этих акварелях. Единственный сын любящих родителей, получает хорошие отметки, занимается спортом — типичный американский ребенок. Наивный чудак.
Затем фильм набирал скорость, события неслись, как в сумасшедшей гонке, становились запутанными, беспорядочными, но при этом оставались яркими, значительными и страшными.
Его отец, Райан Неудержимый О'Салливэн, газетчик, был субтильным интеллектуалом, фанатично преданным правде. Вот он у Маркуса перед глазами: поправляет очки, которые вечно соскальзывали с узкого носа, а мать Маркуса, Молли, крупная, высокая, намного сильнее отца, смеется и склоняется над мужем, чтобы поправить ему очки и укусить за кончик носа белоснежными зубами. Отца прозвали Неудержимый, потому что он никогда никому ни в чем не уступал.
Если Неудержимый шел по следу, он начинал рыть вокруг, как какой-то хорек или бульдог, никогда не расслабляясь ни на мгновение. Если бы ему пришлось взять интервью у самого дьявола, он сделал бы это, чтобы докопаться до правды, а потом ее напечатать.
Одиннадцатилетний Маркус был нетерпимым по отношению к отцу. Тот даже не умел нормально подать мяч. Отец мог помочь с примерами, но обычно был слишком занят. Молли же терялась при виде иксов и игреков. Но Маркус любил папу: ведь он знал биографию каждого профессионального баскетболиста в мире.
Еще картины, теперь более яркие: кровь, такая красная и густая, растекается, заливает все вокруг, кровь в глазах, она попадает в нос, в рот, душит его, все красное, так много, и это кровь его отца…
Маркус застонал, затем закричал, вскочив в кровати, захлебываясь и прерывисто дыша. Пот лился у него по спине, струился под мышками. Боже, неужели эти видения никогда не исчезнут? Маркусу было трудно дышать. Плечо саднило. Тело сковал страх. В комнате было прохладно: кондиционер стоял на максимуме.
Маркус задрожал от холода и натянул на себя одеяло, накрывшись с головой.
Неужели это никогда не кончится?
Маркус хорошо знал ответ, да, хорошо знал. Ему удалось немного замедлить дыхание, твердя себе снова и снова, что он уже давно перестал быть перепуганным одиннадцатилетним мальчишкой. Он взрослый человек, и, слава Богу, ему посчастливилось проснуться до того, как сон закончился.
Но Маркус боялся засыпать снова. Он взглянул на электронные часы на ночном столике. Пять утра. Без долгих раздумий он встал и направился в ванную. Маркус стоял под струей горячего душа до тех пор, пока окончательно не проснулся.
Потом он отправился на пробежку.
Только что забрезжил рассвет. Бледные сероватые разводы прорезали утреннее небо, смешиваясь с синевой Карибского моря, отражаясь от белоснежного песка на пляже. Это было прекрасное зрелище. В абсолютной тишине он мог слышать удары собственного сердца. Маркус бежал твердо, ровно вдыхая и выдыхая чистый сладковатый воздух. Интересно, как выглядел остров пару сотен лет назад, с горами и вершинами, покрытыми полями сахарного тростника, спускающимися от самых высоких точек прямо до моря, и черными рабами, которых завезли португальцы. Маркус представил, как рабы нагибались к стеблям, ухаживая за ними, обливаясь потом под знойным карибским солнцем. Поля исчезли уже в конце прошлого века: четверо или пятеро владельцев продали свои земли и уехали — нашелся один зажиточный торговец, американец, который хотел продемонстрировать размеры своего богатства жене, французской аристократке, и купил весь остров. Большая часть малочисленного коренного населения, родившегося на острове, уехала — аборигены поселились на других островах, таких, как Антигва и остров Святого Киттса. Местная культура почти вымерла, исчезнув давным-давно, не осталось ни письменности, ни обрядов. Но нищеты не было, только не на острове Джованни. Все коренные жители, оставшиеся здесь, имели работу, получали неплохие деньги и жили в домах.
* * *
Маркус держался рукой за локоть, чтобы не напрягать больное плечо. Взглянув впереди себя, он увидел женщину, ее шаг казался твердым и плавным. Маркус нахмурился. Ему так хотелось хоть раз побыть одному, хоть раз избежать пустых разговоров с гостями. Он немного замедлил ход. У женщины были длинные ноги, Маркус дал ей возможность оторваться и уйти далеко вперед. Через сотню ярдов дорожка поворачивала — женщина пропала из виду.
Пробежав поворот, Маркус машинально огляделся. Женщины он не увидел. Может, она ускорила шаг и сейчас уже бежит по проложенным в джунглях дорожкам назад, к своей вилле?
«Хорошо бы», — подумал Маркус. Он продолжал бежать, дыхание было размеренным, сердце билось ровно, хотя волосы повлажнели от пота. И все равно он продолжал искать ее глазами. Может, что-то случилось? Она же не так быстро бежала. И тут он остановился.
Женщина сидела у берега между огромными валунами, прижав колени к груди и закрыв лицо руками. На камне перед ней лежала какая-то книга. Ее рыжие волосы — нет, на самом деле скорее русые, с примесью каштанового и светлого — были стянуты сзади в хвост, на лбу алела резиновая повязка. На ней были красные шорты и мешковатая хлопчатобумажная майка.
Женщина плакала. Тихие, глубокие всхлипы шли как будто изнутри, словно она не могла держать их в себе. Горькие всхлипы, или душевные всхлипы, как сказала бы Молли, его мать.
О черт! Она не услышала его шагов. Маркус решил оставить ее в покое. Потом понял, что не может. Он остановился, потом тихо приблизился к ней и опустился на корточки.
— С вами все в порядке?
Незнакомка подняла глаза и с удивлением уставилась на Маркуса.
— Извините, что напугал вас. Не бойтесь.
— А я и не боюсь, — ответила она, и он понял, что это правда. Глаза ее были бледно-голубого цвета и при раннем утреннем свете имели еле заметный серый оттенок.
— Простите за беспокойство, но я заметил вас. С вами все в порядке? Может, я чем-то могу помочь?
Девушке было лет двадцать пять, не больше, как определил Маркус. От слез ее лицо покрылось пятнами. Она была очень хороша собой, несмотря на хлюпающий нос, красные и опухшие глаза, влажные от пота волосы и лицо без косметики.
— Со мной все в порядке, спасибо. Здесь так красиво. Мне казалось, что ни один нормальный человек не встает здесь в такую рань. Но ведь никогда не угадаешь, правда?
— Верно, никогда. Я тоже очень удивился, увидев вас. Девушка слегка отодвинулась, затем встала на ноги.
Она оказалась совсем не такой высокой, доставала Маркусу всего лишь до подбородка.
— Простите, что потревожил вас, — извинился Маркус, ломая голову, что же с ней стряслось. Наверное, парень. Обычная история. На ее левой руке кольца не было. Да, страдает из-за парня, несомненно.
Он кивнул и побежал дальше.


Журнал Маргарет
Бостон, Массачусетс
Март, 1979 год


Я встретила мужчину, и он не ничтожество. И не лжец. На этот раз я уверена. И он тебе нравится, моя дорогая девочка. Его имя Чарльз Уинстон Ратледж Третий. Ничего себе имечко?
Он очень богат — денег у него даже больше, чем у моих родителей, — очень добр и к тому же, кажется, любит меня по-настоящему.
Чарльзу сорок пять лет и у него двое детей. Девочка уже вышла замуж, а сын, Бенджамин, учится в Гарварде. Чарльз вдовец. Его жена, бедняжка, умерла от рака четыре года назад. У Чарльза много собственных газет, правда, я до сих пор не знаю, сколько их, и он ненавидит империи типа Ремингтон-Кауфер, которые скупают газеты и делают их одинаковыми. Я дразню его, спрашивая, чем же отличаются его газеты. Не он ли воздействует на политику? Неужели у него нет личных политических пристрастий, которые влияют на содержание статей? Ох, как он распаляется! Все это происходит после того, как ты ложишься спать, Рафаэлла.
Мы уже целовались, и он так хорош! Мне тридцать пять лет, сказала я ему, самый расцвет. И я беспокоюсь, продолжила я, что он слишком стар для меня и уже потерял интерес к физической близости. Но, Рафаэлла, это оказалось так прекрасно!
Мы впервые встретились на пляже в Монток-Пойнт. Я приехала туда просто так — мне рассказывали, что там очень интересно и что это самая крайняя точка Лонг-Айленда. Помнишь эти выходные? Мы поехали в гости к Стрейгерам в Сатсберри. В общем, Чарльз совершал пробежку и натолкнулся на меня. В прямом смысле слова — сбил с ног. А когда протянул мне руку, чтобы поднять с земли, что-то на меня нашло — что-то сумасшедшее. Я засмеялась, схватила Чарльза за руку и дернула вниз. Он потерял равновесие и упал. Он был так удивлен, что минимум на минуту лишился дара речи. А я просто лежала, хихикая, как дурочка.
И тут вдруг Чарльз улыбнулся, наклонился надо мной и поцеловал.
Это случилось три недели назад. Чарльз попросил меня стать его женой, и я ответила, что скорее всего стану, потому что он умеет жарить отличный стейк, занимается со мной любовью почти каждую ночь и не очень храпит. Сегодня вечером я посоветуюсь с тобой. Знаю, что ты будешь рада за меня — на этот раз.
Я на время прерву эти любовные излияния. Я добралась до него, Рафаэлла, я наконец добралась до Гейба Тетвейлера. Наняла нужного детектива, какое-то убожество по имени Клэнси, и он разыскал Гейба в Шревпорте, штат Луизиана. Он все еще работал застройщиком, что-то в этом духе, но у него откуда-то появилось много денег. Клэнси выяснил, что Гейб «заработал» их внезапно: живя в Новом Орлеане, шантажировал замужних женщин. В общем, Гейб неплохо развлекался с одной местной жительницей, но не столько с ней, сколько с ее одиннадцатилетней дочерью. Клэнси повел себя отлично. Он не стал вмешиваться, просто сделал кучу фотографий о том, как Гейб совращал маленькую девочку. Потом он отправился к матери, а затем они оба пошли в полицию Шревпорта. Гейб за решеткой, впереди суд.
Я так хорошо себя чувствую, как будто раз в жизни сделала что-то стоящее. Надеюсь, ты забыла тот горький опыт. Ты так умна и жизнерадостна, несмотря даже на подростковые гормоны, опустошающие твое тело.


Апрель 1979 года


Я видела его сегодня в пригороде Мадрида, он выходил из магазина под руку с красивой женщиной: у нее оливковая кожа и темно-синие глаза. Я приехала сюда провести медовый месяц и вынуждена видеть Доминика. Какая несправедливость!
Я ничего не стала рассказывать о Доминике Чарльзу. Он считает, что мой первый муж Ричард Дорсетт, герой Вьетнама, был убит в бою. Чарльз поверил и в историю о том, что я сменила свою и твою фамилию обратно на мою девичью — Холланд.
И тут я встретила Доминика. Он, смеясь, брал сумку с покупками из рук женщины и неожиданно поднял глаза и взглянул прямо на меня. Глаза его скользнули по моей фигуре — такой небрежный мужской оценивающий взгляд; затем он повернулся к своей спутнице — той было не больше двадцати двух лет. Доминик не узнал меня. Я была для него незнакомкой.
Я стояла под палящим испанским солнцем, глядя ему вслед, не двигаясь, и слезы катились по моему лицу, и тут рядом оказался Чарльз, он перепугался, думая, что со мной что-то стряслось.
Я стала лгуньей, и, кстати, очень хорошей лгуньей. Я сказала Чарльзу, что у меня внезапно свело судорогой левую икру и что больно ужасно. Тогда он поднял меня на руки, усадил на стул в придорожном кафе и тер мне икру до тех пор, пока я не сказала ему, что боль отступила.
Что со мной происходит? Я ненавижу этого человека, клянусь тебе. И мне страшно оттого, что моя ненависть к нему сильней, чем моя любовь к Чарльзу. Но не сильнее, чем любовь к тебе, Рафаэлла.
Надо заканчивать с этим! Черт побери, ведь Доминик столько лет не появлялся в моей жизни. Должна признать, что выглядит он прекрасно. Ему сейчас не больше сорока пяти, они с Чарльзом почти ровесники, но годы не изменили его облика. Внешность Доминика можно назвать аристократической: длинноватый тонкий нос, длинное стройное тело, узкие руки с гладко отполированными ногтями, изысканная одежда, волосы такие же темные, как много лет назад, только немного побелели виски, но это только добавило ему притягательности. И эти голубые глаза. Твои голубые глаза, Рафаэлла, с легким серым оттенком, если посмотреть повнимательнее.
Доминик не вспомнил, кто я такая. Он смотрел сквозь меня.


Остров Джованни
Март, 1990 год


Рафаэлла проводила взглядом мужчину, бежавшего по пляжу. Еще кому-то из отдыхающих не спится на рассвете. Ладно, по крайней мере он оказался достаточно вежливым и очень быстро оставил ее в покое.
И еще остановился, когда увидел, что она плачет, — тоже очень любезно с его стороны.
Рафаэлла выпустила свободную рубашку из шортов и. потерла глаза. Вдобавок ко всем остальным глупостям она еще и плакала. Плакала из-за материнской боли, которая теперь стала ее болью. Но к этому примешивалось и что-то другое — мысли о ее отце, о человеке, чья кровь текла в ней. Почему же ей так больно?
Все эти годы мама оберегала ее. Мама, которая все еще лежала на больничной кровати с этими ужасными трубками, торчащими из тела, теперь оказалась беспомощной. Зато она, Рафаэлла, беспомощной не была.
Рафаэлла вскочила на ноги. Она начала замечать окружавшую ее красоту. Утро уже наступило, засияло солнце, воздух был мягкий, как ее пуховка, с моря дул солоноватый легкий бриз. Рафаэлла глубоко вдохнула воздух, подняла с камня четвертую тетрадь дневников матери и побежала назад, в сторону курорта.
Место было просто фантастическое. Взлетно-посадочная полоса не годилась для реактивных самолетов, и Рафаэлла, прилетев на Антигву вчера днем, наняла вертолет, доставивший ее на остров Джованни, известный также по названию курорта — Порто-Бьянко. В Антигве она заметила, что большинство туристов, направляющихся на остров, имеют личные самолеты. Рафаэлла размеренно бежала, вспоминая, как она заскочила к своему знакомому агенту из бюро путешествий, чтобы забронировать билеты на остров. Когда Рафаэлла сказала Крисси, что хочет отдохнуть на Порто-Бьянко, та разинула рот от изумления.
— Порто-Бьянко? Ты хочешь поехать туда? А ты знаешь, сколько это стоит? И к тому же лист ожидания, наверное, с милю длиной… Боже мой, Рафаэлла, ты что, получила наследство? Ага, я просто забыла о твоем трастовом фонде. Ладно, в любом случае это закрытый клуб, только для своих членов.
И Крисси стала рассказывать ей о позолоченных кранах в ванных комнатах и прочем великолепии. На курорте так много охранников, что богатые дамы могут везде разбрасывать свои бриллианты и рубины, не боясь за их сохранность. И местное казино выглядит намного элегантнее, чем многочисленные казино в Монако. Порто-Бьянко считается самым изысканным, самым дорогим курортом в Карибском море. Знает ли Рафаэлла, что он был построен в тридцатые годы одним из голливудских магнатов? Крисси полагала, что это был Луис Майер или, может быть, Сэм Голдвин, она не знала точно. Зато слышала, что магнат выкупил остров у одного американского торговца, который был женат на француженке-аристократке — она впоследствии сбежала от него к рыбаку с Антигвы.
Рафаэлла слушала ее болтовню; не было нужды рассказывать Крисси, что в 1986 году Доминик Джованни купил целый остров, а вместе с ним и курорт. Она спросила, нет ли в агентстве каких-нибудь фотографий курорта, и получила отрицательный ответ. Это место не нуждалось в рекламе. Его репутация передавалась из поколения в поколение вместе с давно нажитыми капиталами. Изысканное, уединенное место, исключительно для членов клуба и их гостей.
— Ой, — воскликнула Крисси, и голос ее сразу понизился до шепота, — я поняла, в чем дело! Хочешь найти себе симпатичного кавалера?
— Не совсем. Я только что порвала с Логаном.
— Забудь о Логане — он со странностями, правда? Наверное, оказался подлецом, ведь так? Я слышала, что в Порто-Бьянко отдыхают потрясающие мужчины и женщины. Понимаешь, о чем я?
Звучало очень соблазнительно. Гигантский дворец удовольствий, и в нем изобилие партнеров мужского и женского пола.
— А тебе известно еще что-нибудь об этом месте, например, как можно попасть туда? — Легкий и беззаботный тон давался ей нелегко.
Но Крисси только отрицательно покачала головой.
— Если только ты знакома с кем-то из членов клуба. Это единственный выход. То, что я тебе рассказала, — просто сплетни, услышанные мною в других бюро путешествий. Извини, Рафаэлла, но у меня нет ни малейшего представления, как ты можешь попасть туда, не будучи членом клуба. Теперь я вспоминаю, что в семидесятых остров снова перешел в другие руки — курорт тогда находился в упадке. А потом кто-то купил его еще раз всего несколько лет назад — то ли какой-то богатый араб, то ли японец, что-то в этом духе, вложил в него миллионы и вернул к былой роскоши. Я бы отдала свое годовое жалованье или даже свою девственность, чтобы попасть туда хотя бы на неделю!
— Но ты же не девственница, Крисси.
— Опять ты подслушивала в мужском туалете, Рафаэлла!
Но все в результате оказалось очень просто.
Эл Холбин отнюдь не был болваном. Он обнаружил, что Рафаэлла имела доступ к их информационным службам и проштудировала всю библиотеку «Трибюн». И поскольку все темы касались либо частных торговцев оружием, либо Доминика Джованни, либо Порто-Бьянко, ему не пришлось слишком много раздумывать, чтобы найти объяснение ее поступкам. Эл как раз решил, что надо бы поподробнее расспросить Рафаэллу о ее намерениях, когда она собственной персоной появилась на пороге его кабинета.
— В чем дело, Раф? Не можешь справиться со страстями, бушующими в редакции? Тебе придется привыкнуть к зависти. В скором времени сама можешь начать завидовать.
— Не в этом дело.
— Логан или как его там? Из офиса окружного прокурора? Он над тобой издевается?
— Логан уже в прошлом. Нет, это не связано ни с работой, ни с мужчинами. Я решила, что мне надо больше, чем просто отпуск. Я хочу попросить отпуск за свой счет, Эл.
Тот уставился на нее, озадаченный:
— Я что-то не понял.
Рафаэлла изо всех сил старалась держать себя в руках. Что сказать?
— Это из-за матери? Ты хочешь быть рядом с ней?
Рафаэлла начала было врать — ведь он дал ей для этого такую прекрасную возможность. Но потом опустила глаза и покачала головой.
— Это как то связано с Порто-Бьянко?
— Значит, ты знаешь.
— Только о твоем расследовании. Почему тебя интересует этот остров? И торговля оружием? И Доминик Джованни?
Рафаэлла глубоко вдохнула воздух.
— Ты можешь помочь мне попасть на Порто-Бьянко? В качестве гостя?
Теперь пришла очередь Эла пристально посмотреть на Рафаэллу Холланд. Она могла попросить отчима, Чарльза. Стоило ему щелкнуть пальцами — и Рафаэлла ближайшим рейсом уже летела бы на Карибское море. Но она попросила его, Эла. Помедлив с минуту, он кивнул:
— Да, я могу тебе помочь. Сенатор Монро — член клуба, и он у меня в долгу.
Рафаэлла встала:
— Для меня в жизни сейчас нет ничего важнее, чем попасть туда.
* * *
Рафаэлла остановилась. Она стояла на узкой, извилистой тропинке — одной из целой дюжины тропинок, тянувшихся от курорта к пляжу и обратно. Рафаэлла перешла на шаг, направляясь к главной дороге, ведущей к ее маленькой вилле. Помимо роскошного главного здания, на курорте было еще сорок вилл, и Элу удалось поселить ее в одну из них.
Вот она наконец здесь, так близко к Доминику, и это только начало. У Рафаэллы был план: она тщательно обдумала, потом изучила его, потом снова немного обдумала. Он сработает. Просто она должна сосредоточиться, сохранять равновесие и ни на что не отвлекаться. Рафаэлла ощутила знакомую смесь из страха и волнения, отчего сердце ее забилось сильнее и дыхание стало чаще.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Импульс - Коултер Кэтрин



Очень классный.
Импульс - Коултер КэтринЛюся
27.06.2012, 14.38





Прочитала с огромным удовольствием! ЧИТАЙТЕ, не пожалеете.Да, очень захватывающее, интересно и эротично!!!
Импульс - Коултер Кэтринюлия
6.10.2012, 19.42





Роман не плохой. Раздражает, что героиню хотят все особи мужского пола. А она даже не красавица. Причем, в числе жаждующих родной отец и брат(они об этом не знали), но все равно одержимость всех героев одной бабой комична и смешна. Основная люб линия сильна и интересна. Если хватит терпения....
Импульс - Коултер КэтринЕкатерина
6.12.2012, 19.17





Очень хороший роман!!! Увлекательно и интересно!!!
Импульс - Коултер КэтринMarina
16.01.2013, 12.43





мне роман не понравился. первые пять глав "завязкка" сюжета. читаю дальше,когда же начнется интересно?) так и не началось. дальше 9 главы читать не стала. поймала себя на мысли,что заставляю себя читать. много каких-то неинтересных подробностей.
Импульс - Коултер Кэтринелена
7.02.2013, 22.17





Мне очень понравился роман. 10 баллов!!!!! Читайте!
Импульс - Коултер КэтринКоко
21.06.2013, 14.47





Мне не очень понравился, читала и получше, слишком все растянуто, а в конце хотелось бы наоборот добавки.
Импульс - Коултер КэтринТуся
4.07.2013, 13.43





Книга супер. Советую!!!
Импульс - Коултер КэтринДарья
3.09.2014, 22.21





Средней паршивости.Советую роман "Волны экстаза".Автора не помню
Импульс - Коултер КэтринЕвгения
10.05.2015, 14.04





Это просто крутоо! Захватывающий сюжет!!! Роман СУПЕР!!!!!Еще вернусь к нему. Побольше бы вот таких книг и таких авторов!!!! 100+
Импульс - Коултер КэтринМиа
22.09.2015, 14.57





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100