Читать онлайн Импульс, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Импульс - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 140)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Импульс - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Импульс - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Импульс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Остров Джованни, Карибское море
Февраль, 1990 год


Маркус Девлин, настоящее имя Маркус Райан О'Салливэн, стянул с себя футболку, разложил ее на белоснежном песке и лег на спину. Правой рукой он прикрыл глаза, защищаясь от яркого полуденного солнца. Было страшно жарко, но не настолько, чтобы обливаться потом. На Карибах в любую жару всегда дул прохладный ветерок. Маркус вернулся на остров всего лишь сутки назад — Доминик вызвал его из Бостона из-за голландцев. Они приняли все условия. Больше никаких переговоров. Сегодня они собирались приехать сюда, на остров, чтобы, как водится, поприветствовать друзей и выпить шампанского.
Маркус, почесывая живот, раздумывал о том, как он на самом деле относится к этой сделке с голландцами и что в действительности ощущает теперь, когда переговоры, возможно, идут к завершению. Уж ему-то было хорошо известно, с каким трудом все двигалось к концу. Маркус знал, что должен быть постоянно начеку, вести себя выдержанно, жестко. И это тоже было нелегко. Господи, как ему хотелось убраться отсюда. Когда все будет уже позади, у него вряд ли появится желание в будущем вновь вернуться на Карибы. Если только ему удастся купить себе будущее.
А сейчас он здесь, лежит на спине, как будто окружающий мир нисколько его не волнует. До чего же приятно ощущать горячее солнце после паршивой погоды в Бостоне. Снег, лед, мрачные серые дома давили на него. Хотя в феврале Чикаго мог быть не менее удручающим, в душе этот город все еще оставался домом Маркуса и не покидал его сердца. В Бостоне Маркус как следует подготовился к встрече с Перельманом в маленькой гостинице в Бруклине, но встреча не состоялась, поскольку после звонка Доминика ему пришлось первым же рейсом вылететь в Антигву, а затем на остров. Дело было не в том, что Маркус должен был сказать Перельману, — наоборот, предполагалось, что именно Перельман должен был снабдить его какими-то сведениями.
Разумеется, сделка касалась нелегального ввоза деталей для военных самолетов — возможно, даже навигационных гироскопов и ракет ТОУ, — точно Маркус не знал. Это могли быть и детали самолетов Ф-14 «Томкэт», предназначенные для ввоза в Иран, единственную страну, пользующуюся Ф-14. Или самолеты С-130 для Сирии. Или для какой-нибудь другой страны… например, Ливии? Малайзии? Идущие через Сингапур или Борнео?
Маркус был уверен только в одном: в этих сделках не фигурировало ни лицензий, ни разрешений Госдепартамента США. Все делалось нелегально от начала и до конца. Доминик считался, наверное, одним из самых всемогущих торговцев оружием в мире, поскольку никто так и не сумел выяснить никаких конкретных фактов о мириадах заключенных им сделок. Он был слишком умен, имел отличную «крышу», окружил себя многочисленными посредниками и никому не доверял. Исключения не составлял даже его собственный сын, Делорио. Тот вечно ныл и всех задирал, но отца боялся. Доминик не доверял и Маркусу, хотя к тому времени их уже многое связывало.
И теперь эта сделка с голландцами — посредниками, как сказали Маркусу. Они приедут, будут пить шампанское, и тогда ему станет понятно, что они отправляли и куда. По крайней мере он выяснит, какой пункт назначения указан в сертификате конечного получателя, если такой документ вообще имеется. Маркус почувствовал, как у него забилось сердце и засосало под ложечкой. На этот раз он все выяснит — Маркус не сомневался в этом. Обязательно докопается до правды и после этого будет действовать. Надо найти доказательства. Тогда он обретет свободу. Но несмотря на подобные мысли, Маркусу тут же припоминались многие сделки, заключенные при нем, сделки, о которых он так и не смог собрать достаточное количество необходимых сведений, и знакомое чувство отчаяния охватило его. Прошло уже столько времени, и он так устал от всего этого, устал до смерти оттого, что приходилось все время притворяться, изворачиваться и лгать, чтобы добыть информацию, каждый раз долго раздумывать перед тем, как высказать свое мнение Доминику, и постоянно осознавать, что находишься на волосок от смерти. Маркус хотел, чтобы все это поскорее закончилось. Ему хотелось вернуться домой, к нормальной жизни. Маркусу снова вспомнился телефонный разговор в Бостоне с его двоюродным братом Джоном Сэвэджем. Голос Джона звучал взволнованно:
— Тебе давно пора выйти из игры, Маркус. Ты выполнил свой долг. Потратил на это больше двух лет жизни. Забудь о том, что надо припереть к стенке Джованни, забудь об этих чертовых голландцах — и возвращайся домой. Знаешь ли, время от времени ты нам нужен и здесь.
Но Маркус не позволил себя уговорить. Сэвэдж был одним из самых прямолинейных людей, с которыми ему когда-либо приходилось иметь дело. К счастью Маркуса, он был к тому же его лучшим другом и двоюродным братом. Маркусу не хотелось ссориться с ним. И он произнес мягко, стараясь подавить в себе ощущение поражения, потери чего-то, что безусловно должно было ему принадлежать. Подобные ощущения накапливались у него в душе днями, неделями и месяцами, Боже, сейчас можно было уже сказать, что годами.
— Мы тянули жребий, Джон, и я выиграл, а может, и проиграл, это зависит от моего настроения в конкретный момент. Я вернусь домой только после того, как добуду достаточно доказательств, чтобы отправить Джованни в федеральную тюрьму до конца его жалких дней, и не раньше. Ты же знаешь, что я не могу сейчас все бросить. Подумай о дяде Морти.
Несколько секунд Джон Сэвэдж молчал, и Маркус знал, что он вспоминает секретную операцию, проведенную работниками Таможенной службы США, и как таможенники раскололи дядю Морти — тот спутался с красавицей шпионкой из Союза — и раздули из этого целую историю. Все усилия Маркуса были теперь направлены на то, чтобы спасти дядю Морти от тюрьмы. Это было крайне важно.
Помолчав, Джон произнес:
— Дядя Морти не ожидал от тебя такой жертвы, Маркус. И никто не ожидал.
— Дядя Морти просто наивный идиот, который задницу от руки не отличит. У него все в порядке?
…Маркус вздохнул, растянувшись на спине, чувствуя, как солнце пропекает его до самых костей. Он заключил сделку с федералами и был обязан придерживаться условий соглашения. Другого варианта не существовало. Доминик Джованни за дядю Морти, только так.
Маркус резко сел, заслышав шум приближающегося вертолета. Шум раздавался с этой стороны острова, не со стороны Порто-Бьянко. Следовательно, это не компания богатых туристов, летящих чартерным рейсом на курорт, — эти бездельники, по всей вероятности, оставили бы в казино тысяч по десять каждый. Нет, это были голландцы, их вертолет через несколько мгновений приземлился на специальной площадке на территории резиденции. По расчетам Маркуса выходило, что минут через десять гости вместе с Домиником уже будут пить чай со льдом в главном здании. Деловые переговоры начнутся гораздо позже. Маркус стянул шорты, сделанные из обрезанных джинсов, и зашел в воду. Не надо спешить. Вода смоет страх, досаду и нетерпение. Меньше всего Маркусу хотелось показаться Доминику взволнованным и слишком заинтересованным. Еще, чего доброго, тот замолчит и быстро отошлет Маркуса назад, на курорт.
Он плавал целых десять минут, не жалея сил. И смыл с себя все, кроме чувства поражения, засевшего в нем слишком глубоко.
* * *
Эдди Меркел наблюдал, как Маркус плывет назад среди волн, и думал: «Опасный человек этот Маркус, безжалостный, но совсем не дурак; и он мне нравится». Меркелу понадобилось почти два года, чтобы в конце концов прийти к выводу, что Маркусу можно доверять. Человек-загадка, хитрый, сам себе хозяин, жесткий как кремень, и, несмотря на то что он подчинялся мистеру Джованни, в нем чувствовались силы для принятия самостоятельных решений. Некоторые люди считали Маркуса крепколобым. Черт возьми, достаточно было взглянуть, как он заправляет курортом. Ничто не укрывалось от него, он ничего не упускал из виду. Превратил казино в золотую жилу: все богатые члены клуба и их гости были просто счастливы. Правда, не исключено было, что он прокручивал частные делишки с приезжающими бизнесменами, чтобы потуже набить собственный карман.
Мистер Джованни пока что не доверял ему, по крайней мере на все сто, но, насколько Меркелу было известно, полностью босс не доверял никому. После того как Доминик досконально изучил биографию Маркуса, он поделился с Меркелом, что еще чуть-чуть, и Маркус оказался бы подозрительно хорош: необычайно пестрая и богатая биография слишком хорошо отвечала ожиданиям мистера Джованни. Вьетнам в ранней юности, морская разведка после падения Сайгона, потом служба в ЦРУ, в основном в Европе, — вот вкратце биография Маркуса. Меркел понимал, как подобный опыт превратил Маркуса в человека жесткого и скрытного. Но не мог понять, как такой опыт помог Маркусу стать таким хорошим управляющим курортом. Меркел считал, что мистеру Джованни было грех жаловаться на парня, который помогал ему загребать деньги буквально лопатой.
Меркел наблюдал, как голый Маркус идет по волнам к берегу. Крепкий парень, мощный торс, ни грамма жира, его вечный загар слегка побледнел после поездки в Бостон. Он был настоящим ирландцем, от густых черных волос до синих глаз, но в отличие от тех ирландцев, которых знал Меркел, Маркус никогда не напивался до бесчувствия. Нет, Маркус предпочитал всегда контролировать не только себя, но и окружающих его людей.
Когда Маркус приблизился к нему, Меркел ничего не сказал, только поднял с песка и протянул шорты и майку.
— Мистер Джованни послал меня разыскать тебя, — проговорил Меркел мягким, почти нежным голосом, который звучал нелепо, поскольку им говорил человек без шеи, весивший сто с лишним килограммов.
— Да, я слышал вертолет, — произнес Маркус, стараясь, чтобы его голос звучал безразлично. — Это голландцы?
— На этот раз их трое. Двоих мы знаем — Корбо и Ван Вессел, но женщина нам не знакома. Ее зовут Тюльп…
— Надеюсь, это ее фамилия, — глухо проговорил Маркус через майку, которую натягивал в этот момент.
Меркел кисло улыбнулся:
— Не знаю ее имени, но она жесткая, как камень. Все улыбаются, кивают и выглядят так, как будто сегодня самый счастливый день в их жизни. А Тюльп почти все время молчит. Классные сиськи, — добавил он с отсутствующим взглядом.
Маркус кивнул, застегивая ширинку на шортах.
— Ты белый, как дохлый кит.
— Дай мне позагорать дня три.
— Делорио час назад уехал в Майами. Линк и Лэйси поехали с ним.
Маркус усмехнулся:
— Да, все-таки есть Бог, избавивший нас от этого зануды и драчуна. Я до сих пор никак не могу поверить, что он — сын Доминика. Плоть от плоти, и все такое.
— Мистер Джованни отослал его отсюда. Делорио не хотел уезжать. Паула тоже просилась поехать с ним, но мистер Джованни запретил ей.
— Это плохо. Ну ладно, может быть, Делорио откроет окно в самолете и его туда засосет. А может, станет приставать к Марджи, когда та принесет ему выпить, и она запихает стакан ему в глотку.
Меркел ничего не сказал, ни один мускул не дрогнул на его лице. Но он был согласен с Маркусом: Делорио и его жена действовали на нервы всем. Маркус заметил, что Меркел одет в «свою» форму: белый костюм-тройку и бледно-голубую хлопчатобумажную рубашку с воротничком на пуговицах. На шее был галстук в бело-синюю полоску, на ногах белые итальянские туфли, на мясистом запястье блестел золотой «Ролекс». У Меркела было пять одинаковых белых костюмов и десять одинаковых рубашек.
— Паула попросила одного из ребят отвезти ее на курорт. Она выглядит такой разъяренной, что может, мне кажется, проиграть и обручальное кольцо.
— Так ведь все деньги все равно возвращаются к Доминику, и кольцо вернется.
Меркел произнес, нахмурившись:
— Эта женщина, Тюльп, она мне не понравилась…
— Даже с ее огромными сиськами?
— Есть в ней что-то такое, отчего мороз бежит по коже. Понимаешь, о чем я?
Маркус уже собирался сказать «да», он понимал, что имеет в виду Меркел — у него самого мороз бежал по коже от Фрэнка Лэйси, — когда вдруг со стороны главного здания раздался крик, затем прогремел выстрел.
Меркел, чье сложение благодаря массивной груди и огромным ляжкам подходило футбольному защитнику, помчался, как сорокалетний Джон Риггинз. Маркус последовал за ним, прикрывая лицо рукой, чтобы защититься от хлеставших со всех сторон веток: они бежали по почти непроходимым джунглям.
Маркус бежал так быстро, как никогда раньше не бегал, продираясь сквозь влажные, тяжелые заросли — слуги Доминика ежедневно обрубали их, — и внезапно остановился у самой границы джунглей. Волнение прошло, он стал спокоен. Было слышно, как Эдди Меркел пыхтит где-то позади, быстро догоняя его.
Маркус сосредоточился на том, что открывалось его взору: мозг работал как часы. Прямо перед собой он видел большой дом из выкрашенного в белый цвет кирпича, с ярко-красной черепичной крышей; гибискус, орхидеи и тропические лианы спускались по стенам и обвивали окна — там никто не прятался. Перед домом стоял Доминик Джованни, держась за свою руку. На нем были белая рубашка с открытым воротом и белые брюки, и кровь просачивалась сквозь пальцы и струилась по руке. Яркая белизна сорочки Доминика контрастировала с насыщенным алым цветом крови, и у Маркуса при виде этого зрелища свело желудок.
Голландка, та самая Тюльп, стояла перед Домиником, держа в руке автоматический пистолет девятого калибра. На ней был облегавший фигуру синий костюм, и грудь у нее действительно оказалась пышной. Двое голландцев стояли позади нее. Корбо, маленький лысый человечек, прикрыв глаза ладонью, смотрел вверх в поисках вертолета. Теперь и Маркус услышал, как вертолет приближается: до его появления оставалось несколько минут.
Что же произошло? Где случился прокол? Сделка казалась уже совершенно устроенной: все, насколько он понял, было решено. У Маркуса появился шанс, первый большой шанс за долгое время.
Но что-то произошло. Намеревалась ли женщина убить Доминика? Или просто ранить, что она и сделала? Доминик казался спокойным, бледно-голубые глаза были ясными и неотрывно следили за женщиной. Если раненая рука и причиняла боль, то он не подавал виду.
Маркус прошептал, не оборачиваясь:
— Дай мне автомат, Меркел.
Автомат Калашникова, старый верный товарищ из России, мог уложить дюжину мужчин секунд за десять. Маркус предпочитал его легким ручным пулеметам Калашникова — их Доминик доставал для своих людей у какого-то западного немца, связанного с посредником в России.
— Что ты собираешься делать? — прошептал Меркел, и Маркус почувствовал, как жар, исходящий от Меркела, почти коснулся его спины.
— Будь готов, — произнес он, выжидая. Маркус был напряжен, охвачен страхом, но держал все под контролем. Чертовы ублюдки! Если они все погубят… Нет, он не может этого допустить. От этой мысли Маркусу захотелось завыть. Что же произошло?
Вертолет теперь кружил совсем низко, задевая невысокие кустарники. Корбо принялся отчаянно махать руками. Второй голландец, Ван Вессел, присел на корточки, хотя лопасти вертолета никак не могли задеть его — росту в нем было не больше полутора метров. Голландка так и не шелохнулась. Маркус видел, что она говорит с Домиником, но ничего не мог услышать из-за шума винта вертолета. Маркусу вдруг пришло в голову, что именно она командует и отдает приказы. Двое мужчин совсем растерялись и не скрывали этого. Женщина тоже была напугана, но виду не подавала. Она была их лидером.
Маркус выскользнул из укрытия. Он побежал, низко согнувшись, к дальнему борту вертолета. Вертолет был белый, и сбоку, чуть ниже кабины, яркой зеленой краской было выведено название — «Вирсавия».
Винт крутился с бешеной скоростью, взбивая кусты и растения и, как надеялся Маркус, достаточно отвлекая внимание. Он притаился прямо под кабиной, вне поля зрения пилота. Маркус увидел, как женщина кивнула голландцам, затем, сохраняя спокойствие, обернулась к Доминику и подняла пистолет. Он услышал ее крик: «Ты, поганый ублюдок!». И в тот момент, когда женщина наводила пистолет, чтобы выстрелить, Маркус выскочил из-за вертолета, прицелился и спустил курок. Пуля задела ее правое запястье. На фоне грохота вращавшегося винта звук выстрела был похож на залп из игрушечного ружья. Женщина зашаталась, и Маркус увидел, как кровь хлынула из ее руки, но она не бросила пистолет, нацелив его на Маркуса. Тот крепко сжал челюсти, и спустя мгновение две пули пронзили ей грудь. Она замерла, рот ее чуть приоткрылся, в глазах промелькнуло удивление, затем женщина тяжело осела на землю, скрестив ноги.
Двое голландцев побежали, что-то крича на ходу, но Маркус не стал стрелять по ним. Он увидел, как Меркел сбил с ног обоих, двинув Корбо в челюсть и ударив Ван Вессела в жирное брюхо. Пилот, видя, что дело плохо, оторвал вертолет от земли. Маркус поднял было автомат, тщательно прицелился… но вдруг замер. За его спиной Доминик произнес:
— Сбей его, Маркус.
Но тот покачал головой и медленно опустил винтовку. Он не мог этого сделать: не мог сбить вертолет и убить пилота. В этом не было смысла. Маркус в отличие от Доминика Джованни не был безжалостным хладнокровным убийцей.
Вместо этого Маркус поспешил обратно к Доминику. Тот уже улыбался, но его рука все еще сжимала раненое предплечье. Может, его приказ просто померещился Маркусу?
— Спасибо, Маркус, — произнес Доминик бесстрастным, вежливым тоном. — Я особо не беспокоился, может, только в самом конце. Сучка собиралась прикончить меня, — добавил он, в голосе его звучало изумление. — И я даже не знаю за что. Ты, наверное, думал, что такое она мне сказала, не так ли?
— Что, черт возьми, произошло? — Произнося эти слова, Маркус отвел ладонь Доминика от раненого предплечья, затем разорвал рукав и осмотрел рану. — Пуля, слава Богу, прошла насквозь. Кажется, я могу справиться с этим. Нам не придется вызывать Хэймса.
Доминик кивнул, и Маркус впервые заметил на его лице напряжение. Он видел, что Доминик пытается взять себя в руки.
— Все слуги заперты на чердаке. Коко сидит в купальной кабинке, привязанная к стулу. Наши двенадцать охранников, все до одного, валяются без сознания в столовой. Корбо отравил их газом. Довольно эффективное средство, надо сказать, парни отключились за считанные секунды. Мне знакомо вещество, которым они пользуются. Китайское изобретение. Ребята придут в себя часа через четыре.
— А Паула уже уехала на курорт?
— Да.
— Все подробности вы можете рассказать мне позже. Сейчас идите в дом и ложитесь. Я за всем прослежу. — И он крикнул Меркелу, стоявшему над телами двух голландцев — те были все еще без сознания: — Свяжи этих тварей, мы допросим их чуть позже.
— Правильно! — крикнул Меркел в ответ, поднял мужчин, взяв обоих под мышки, и потащил в направлении так называемого сарая для инструментов, в котором на самом деле частенько запирали людей.
— Маркус! Берегись!
Маркус мгновенно развернулся и увидел, как женщина приподнялась на локте — кровь струилась у нее из груди и изо рта. В ее раненой руке дрожал пистолет, нацеленный на него. Время, казалось, остановилось. Он хотел увернуться, отскочить в сторону, но было слишком поздно.
До Маркуса донесся крик Доминика.
Раздался выстрел, потом еще один.
Ледяная боль сковала плечо. И Маркус подумал: «Это чертовски несправедливо, я не хочу умирать».


Брэммертон, Массачусетс
Февраль, 1990 год


Рафаэлла видела сны о Фредди Пито и вдруг совершенно неожиданно проснулась, широко раскрыла глаза и прислушалась. Стояла гробовая тишина, только в ушах еще звучало эхо от выстрелов, услышанных ею во сне. Рафаэлла собралась вылезать из постели, но внезапно почувствовала боль в левой половине тела. Она потерла плечо и руку. Странная боль — как будто ее очень сильно ударили.
В этом, без сомнения, было что-то сверхъестественное. Наверное, ей нужно взять отпуск. История с Фредди Пито плохо подействовала на нее. Рафаэлла сунула ноги в старые тапочки в виде Микки-Маусов и набросила потрепанный розовый халатик. Пройдя в гостиную, она откинула занавеску. Предрассветная улица за окном казалась тихой, как и обычно, снег, нападавший за ночь, был нетронутым. Рафаэлла не увидела ни машин с мигалками и сиренами, ни разгневанных стариков, орущих друг на друга, ни брюзгливых старух, ворчащих на своих пуделей, — в общем, ничего такого, что можно было принять за крики и выстрелы, так отчетливо услышанные ею.
Рафаэлла прошла на кухню и приготовила кофе. Ожидая, пока он закипит, она терла плечо и руку. Теперь они, казалось, онемели. Очень странно.
Эти ужасные выстрелы. Сны всегда на чем-то основаны: должна быть дырка, какой-нибудь разрез в ткани, а она уверена, что не думала ни о чем таком… Рафаэлла покачала головой. Ну конечно, она ведь размышляла о насилии и просто переделала жуткое убийство, совершенное с помощью топора, в выстрелы, потому что не могла смириться с таким чудовищным преступлением даже на уровне подсознания.
Рафаэлла налила себе чашку свежего кофе «Кона» и присела за маленький деревянный кухонный столик. «Забудь об этом дурацком сне», — приказала она себе. Вместо этого она стала вспоминать о своей вчерашней стычке е лейтенантом Мастерсоном. Без сомнения, лейтенант был большим должником Эла, но даже он считал, что и так уже заплатил свой долг сполна. У Мастерсона было широкое мясистое лицо, большой живот, и он очень сильно потел. Лейтенант остановил Рафаэллу в дверях и спросил:
— Ты что, хочешь увидеться с этим психом еще раз?
— Да, хочу. И я очень ценю вашу помощь, лейтенант.
— Ты уже дважды встречалась с ним. Дважды! Ты что, хочешь, чтобы меня выкинули отсюда? Что ты там делаешь? Пишешь его биографию?
«Интересно, шутит он или говорит серьезно?» — подумала Рафаэлла Она уже писала когда-то биографию бесстрашного лидера французского движения Сопротивления Луи Рамо, правой руки генерала Де Голля.
— Нет, — произнесла она очень тихо, стараясь говорить с уважением. Луи Рамо, кроме всего прочего, был еще и дамским угодником. Это сильно отличало его от Бенни Мастерсона.
— Еще один раз, детка, и на этом хватит. Поняла? Передай Элу, что на этот раз он слишком на меня насел. И держи рот на замке. Никто не должен знать о твоих визитах.
— Я передам ему, лейтенант. И никто ничего не узнает, клянусь. Большое вам спасибо за помощь.
Уже уходя, Бенни обернулся и добавил:
— И еще, детка, если узнаешь что-нибудь, то сразу скажешь мне, поняла?
— Конечно, лейтенант. Я сразу же приду к вам.
Мастерсон взглянул на Рафаэллу с кислым выражением, затем пожал плечами. «Узнавать тут нечего, но на всякий случай, если тебе покажется, что ты что-то откопала, сразу же звони мне, а не то я тебе голову снесу», — написано было у него на лице.
В тот раз Фредди отказался от встречи. Охранник объяснил ей, что час назад его просто вывернуло наизнанку.
— Может быть, из-за еды, — пояснил он, — сосиски и фасоль выглядели довольно неаппетитно.
«Завтра, — подумалось тогда Рафаэлле, — завтра утром все будет позади».
Рафаэлла допила кофе и отправилась в душ. Настал ее день. Было еще совсем рано, но ей было все равно. Сейчас она была слишком взволнованна. Рафаэлла оделась потеплее — термометр показывал минус двадцать — и в восемь с минутами уже вошла в метро. Воспоминания о сне улетучились, хотя левая сторона тела все еще немного побаливала.
Слава Богу, Фредди согласился увидеться с ней. И, слава Богу, Мастерсон не дал приказ охранникам не впускать ее больше.
Сегодня парень выглядел хуже обычного: сидит сгорбившись, глаза красные, в лице ни кровинки.
— Доброе утро, мистер Пито. Надеюсь, сегодня вы чувствуете себя лучше?
Тот кивнул и присел на стул напротив нее, за проволочной сеткой.
— Послушайте меня, мистер Пито… Фредди. Ты не забыл, что разрешил мне называть тебя Фредди? Итак, я разговаривала с миссис Роселли. Это старушка, живущая по соседству с вами. Ты ее знаешь?
Внезапно Фредди очень испугался. Он даже вскочил со стула.
— Сядь, Фредди, — приказала Рафаэлла, изо всех сил стараясь говорить, как добрая, но неумолимая учительница. — Скоро все выяснится, ты же сам знаешь. Сядь.
Он сел.
— Старая сука лжет.
— Возможно, но только не в этом. Где Джо?
Молчание.
— Ты же знаешь, где он прячется, не так ли, Фредди?
— Уходите, мэм. Я не желаю вас больше видеть. Вы такая же, как все остальные.
— Нет, я не уйду. И я не такая, как остальные. Ты не должен сидеть здесь. Миссис Роселли рассказала мне, как ты всегда защищал своего младшего братишку, принимая на себя удары и от отца, и от дяди. В основном от отца. Она вспомнила, как твой отец кричал на мать и обвинял ее в том, что Джо — не его ребенок, что он — паршивый маленький ублюдок. Слышала, как твой отец грозился убить обоих. Говорил, что разрежет их на мелкие кусочки.
— Нет, мэм, это неправда. Неправда!
— Нет, это правда. Отец был прав? Джо его сын или нет?
Лицо юноши еще больше побелело.
— Прошу тебя, Фредди, так не может продолжаться дальше. Ты не сможешь и дальше лгать.
— Джо не хотел этого делать!
Рафаэлла не произнесла ни звука: она ждала. Это было как прорвавшаяся наконец плотина. Фредди закрыл лицо руками и завопил от боли и облегчения. Рафаэлла ждала. Наконец она спросила:
— Отец заставил тебя купить топор, чтобы убить твою мать, не так ли?
— Да, и дядю Киппера тоже.
— Он так и сделал, правильно?
Фредди кивнул. Он выглядел страшно изможденным.
— И Джо увидел, как он это делает. Он пытался остановить отца… пытался защитить мать?
— Да, малыш пытался. Папа треснул Джо по голове, а потом убил их. Потом повернулся к Джо — он собирался его тоже прирезать — но Джо сбежал от него. Он кинул в папу лампой, и когда папа упал, Джо схватил топор и замахнулся на него. Он не собирался его убивать, мэм, совсем не собирался, просто хотел остановить, потому что тот совсем обезумел.
— Я просто уверена, что он сделал это не нарочно. Теперь все позади, Фредди, все позади. Скажи мне, как найти Джо. Нужно, чтобы какие-нибудь добрые люди позаботились о нем, понимаешь. Он, должно быть, страшно напуган. И наверное, очень по тебе скучает.
— Дядя Киппер — его отец, поэтому папа и решил убить маму и своего брата.
— А ты вернулся домой и нашел их. И решил взять вину на себя… и отправил Джо… куда?
— На этот большой склад, что на улице Пьер, сорок один.
— Спасибо, Фредди. Теперь все осталось позади. Обещаю тебе, что никто не обидит Джо.
Лейтенант Мастерсон разрешил ей пойти с ним на поиски мальчика. Ребенок находился в плачевном состоянии. Одежда была в пятнах запекшейся крови, он исхудал, глаза смотрели безжизненно, разум настолько притупился, что Джо даже не испугался их.
Лейтенант Мастерсон сказал Рафаэлле, когда та уже собиралась вернуться в редакцию:
— Не знаю, как тебе это удалось, детка, но мне все это не нравится. Мы сами должны были узнать обо всем от Фредди.
Вы бы не стали слушать. Вы только и делали, что называли его паршивым вруном. Сдержаться было сложно, но Рафаэлла сумела промолчать.
— Просто мне повезло, — наконец проговорила она и поспешно ушла.
Сообщение вышло в вечернем выпуске «Трибюн» с именем Рафаэллы под заголовком, и она получила массу поздравлений, а Джин Мэллори выглядел так, как будто проглотил ерша. Женщина-редактор, ответственная за заголовки, превзошла себя. Буквы размером в пять сантиметров красовались по всей ширине газетной страницы: ЗАЩИЩАЯСЬ ОТ ОТЦА, МАЛЬЧИК ЗАРУБИЛ ЕГО ТОПОРОМ.
Эл только улыбнулся, когда Рафаэлла рассказала ему о миссис Роселли. А когда девушка обвинила его в том, что он не сказал ей всей правды, Эл ответил:
— Знаешь, крошка, я подумал, что ты не любишь, когда тебе что-то падает с неба. Вспомни, ни одна живая душа не знала, что твой отчим — Уинстон Ратледж Третий.
Рафаэлла сообщила ему, что он свинья — она якобы прочитала об этом на стене в женском туалете, — и чмокнула его в щеку.
И той же ночью, в начале первого, в квартире Рафаэллы раздался телефонный звонок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Импульс - Коултер Кэтрин



Очень классный.
Импульс - Коултер КэтринЛюся
27.06.2012, 14.38





Прочитала с огромным удовольствием! ЧИТАЙТЕ, не пожалеете.Да, очень захватывающее, интересно и эротично!!!
Импульс - Коултер Кэтринюлия
6.10.2012, 19.42





Роман не плохой. Раздражает, что героиню хотят все особи мужского пола. А она даже не красавица. Причем, в числе жаждующих родной отец и брат(они об этом не знали), но все равно одержимость всех героев одной бабой комична и смешна. Основная люб линия сильна и интересна. Если хватит терпения....
Импульс - Коултер КэтринЕкатерина
6.12.2012, 19.17





Очень хороший роман!!! Увлекательно и интересно!!!
Импульс - Коултер КэтринMarina
16.01.2013, 12.43





мне роман не понравился. первые пять глав "завязкка" сюжета. читаю дальше,когда же начнется интересно?) так и не началось. дальше 9 главы читать не стала. поймала себя на мысли,что заставляю себя читать. много каких-то неинтересных подробностей.
Импульс - Коултер Кэтринелена
7.02.2013, 22.17





Мне очень понравился роман. 10 баллов!!!!! Читайте!
Импульс - Коултер КэтринКоко
21.06.2013, 14.47





Мне не очень понравился, читала и получше, слишком все растянуто, а в конце хотелось бы наоборот добавки.
Импульс - Коултер КэтринТуся
4.07.2013, 13.43





Книга супер. Советую!!!
Импульс - Коултер КэтринДарья
3.09.2014, 22.21





Средней паршивости.Советую роман "Волны экстаза".Автора не помню
Импульс - Коултер КэтринЕвгения
10.05.2015, 14.04





Это просто крутоо! Захватывающий сюжет!!! Роман СУПЕР!!!!!Еще вернусь к нему. Побольше бы вот таких книг и таких авторов!!!! 100+
Импульс - Коултер КэтринМиа
22.09.2015, 14.57





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100