Читать онлайн Импульс, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Импульс - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 141)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Импульс - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Импульс - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Импульс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Остров Джованни
Апрель, 1990 год


Они изучающе смотрели друг на друга. Наконец Доминик сказал:
— Добро пожаловать в мои владения, мистер Ратледж. Я много о вас слышал, особенно, разумеется, от вашей очаровательной падчерицы. Присаживайтесь, сэр, прошу вас. Позвольте полюбопытствовать: сколько вам лет?
— Пятьдесят шесть, — машинально ответил Чарльз, разглядывая того, кто предал Маргарет, убил свою жену и испоганил его жизнь. Маргарет так никогда и не принадлежала ему без остатка, и он видел, вернее, чувствовал это еще до того, как обнаружил и прочитал ее дневники; он знал, что в ее жизни есть кто-то еще, некий постоянно тревожащий ее призрак. Этот роковой человек — Доминик Джованни — то и дело мелькал в лабиринтах ее сознания, вытесняя его, Чарльза. Ему хотелось задушить Джованни голыми руками.
— А мне пятьдесят семь.
Джованни говорил о сущей чепухе, но Чарльзу стало немного легче.
— Зачем вы притащили меня сюда, мистер Джованни? Да еще таким нелепым образом? — спросил он, покосившись в сторону Фрэнка Лэйси.
— Я уверен, что вы знаете ответ на этот вопрос, мистер Ратледж. Но если уж вам угодно начать партию со столь неосмотрительного хода, извольте — я принимаю вашу игру. — Доминик выдержал многозначительную паузу и, глядя Чарльзу Уинстону Ратледжу Третьему прямо в глаза, отчеканил: — Прежде всего я должен задать вам вопрос: почему вы выбрали это имя — «Вирсавия»?
— Не понимаю, о чем это вы говорите?
— Изображать невинность в вашем положении недостойно и глупо, мистер Ратледж. Вы же видите, что игра проиграна. Вам шах и мат. Я — победитель. Теперь вами займется Меркел. Следуйте за ним.
Меркел недоумевал. Неужели этот человек действительно стоял за всеми изощренными покушениями — этот рафинированный хлыщ с изысканными манерами, немногословный и надменный? Но почему? Все это было более чем странно.
Почему этот человек так жаждет смерти мистера Джованни? За что он его так возненавидел? Может быть, мистер Джованни перехитрил его, увел у него из-под носа приглянувшуюся ему картину? Не проронив ни слова, Меркел провел Чарльза в комнату для гостей и выдал ему комплект чистого белья и верхней одежды, умолчав о том, что одежда принадлежала Джованни. Она будет ему впору, разве что брюки коротковаты — Ратледж был чуть выше ростом. Меркел оставил его и вернулся в библиотеку, чтобы доложить хозяину, но застыл на пороге, услышав голос Делорио.
— Неужели это он организовал покушения? Он и есть «Вирсавия»? Этот старикашка? Но почему? Что ты ему сделал?
— Между прочим, Делорио, мы с ним почти ровесники. Никакой он не старикашка. Это Чарльз Ратледж — богатейший предприниматель, газетный магнат, а почему он возненавидел меня и жаждет моей крови, я сам до сих пор не знаю. Но очень скоро это выяснится.
Наступила пауза, и Меркел уже собрался было постучаться, когда снова услышал тихий, издевательский голос Делорио:
— И нечего тебе притворяться, что дед оставил мне добрые пожелания и пару старинных китайских ваз. Он завещал мне миллионы, много миллионов. Он все завещал мне, и ты бессилен что-либо изменить. Я звонил в Чикаго, Гольдштейну. Ага, я нашел его номер в твоей записной книжке. Он мне все рассказал. И это ты приказал убить мать, разве не так? Ты мне лгал!
Ровным, безапелляционным тоном Доминик парировал:
— Послушай, сынок, твоя мать погибла в результате несчастного случая. Я тут абсолютно ни при чем.
— Я тебе не верю!
— Я твой отец, я спас тебя от нее. И между прочим, мне известно о той девчонке, которую ты покалечил в Нью-Йорке.
Меркел заметил, что Делорио побелел. Его голос внезапно сорвался на визгливый, испуганный фальцет. Спесь новоиспеченного миллионера мигом слетела с него.
— Она не умерла, я ничего такого ей не сделал. Она жива и здорова, в отличие от моей мамы…
— Ничего, говоришь? Ты избил и изнасиловал ее; по-твоему, это невинная шалость, Делорио?
Голос Делорио стал еще тоньше.
— Мать обещала, она клялась мне, что никому и никогда не расскажет. Она взяла это на себя, обещала, что все уладит, — а она никогда меня не обманывала! — и я знаю: она заплатила отцу той девчонки, и по сей день платит… то есть платила, ведь ты убил ее.
— Нет, Делорио, я уже говорил, но повторю еще раз: это был несчастный случай.
Меркел попятился, не желая все это слушать, потом повернулся, чтобы окончательно уйти, и наткнулся на стоявшего чуть поодаль Линка. По выражению его лица Меркел понял, что тот все слышал.
— К черту все это! — прошипел Меркел и устремился прочь. Он не удивился, что мистер Джованни знал о девчонке, которую обработал юный Делорио в Нью-Йорке. Кто-кто, а мистер Джованни всегда разузнает все, что захочет. Вычислил же он этого Ратледжа…
Линку не повезло — дверь библиотеки с грохотом распахнулась, и с выпученными глазами в коридор вылетел обезумевший Делорио. Он оттолкнул Линка в сторону, едва не сбив его с ног, и бросился вверх по лестнице. «Бедная Паула, — подумал Линк. — Вот уж кому не поздоровится, если она попадется сейчас ему под руку. Совсем озверел».
— Заходи, Линк, заходи, — приказал Доминик.
Линк хотел улизнуть вслед за Меркелом, убраться куда-нибудь подальше от дома. Но — увы — он был всего-навсего рядовым, командир у него один — хозяин. Он кивнул и вошел в библиотеку, плотно прикрыв за собой дверь.
— Похоже, — задумчиво произнес Доминик, наморщив лоб, — что наша несравненная покойница покрывала его много лет. Ты знал об этом инциденте в Нью-Йорке?
Линк покачал головой. Он привык ко всему, и удивить его было невозможно. Линк был абсолютно уверен, что Фрэнк Лэйси отправил Сильвию на тот свет по приказу Джованни, хотя сам Фрэнк, естественно, не проронил об этом ни слова. Но Фрэнк всегда молчит как рыба. Он-то точно не сморгнет, глядя Делорио в глаза и убеждая парня, что его мать стала жертвой несчастного случая. Да что греха таить — Линк и сам был готов подтвердить это, не раздумывая.
— Вероятно, я недооценил Сильвию, по крайней мере в данном случае, — сказал Джованни.
Линка едва не стошнило. Разумеется, он промолчал.
— Я не могу допустить, чтобы парнишка заполучил все эти деньги, — продолжал Доминик. — Я просто не представляю, что он станет с ними делать, как он использует ту опасную власть, которую обретет вместе с миллионами. Как отец, я призван опекать его, следить за ним и направлять его шаги. Он все еще незрел и нуждается в моих советах. Он понятия не имеет, как надо действовать в нашем бизнесе, как правильно распоряжаться людьми… Этот молокосос тут же свяжется с наркобизнесом; к тому же он не привык рассчитывать свои действия и задумываться о том, чем закончатся его очередные любовные загулы.
Линк прекрасно понимал, что первым делом Делорио займется именно наркотиками. Наркобизнес неудержимо манил его перспективой моментальной выгоды, легких и больших денег. Насчет этого мистер Джованни прав. А что касается секса, то у этого парня аппетиты молодого быка-производителя.
Как и Меркел, Линк рвался покинуть остров, смыться куда-нибудь подальше, но вместо этого он застыл навытяжку перед хозяином, покорно ожидая приказаний.
— Чарльз Ратледж, — будто смакуя, медленно произнес Доминик, потирая при этом руки. — Фрэнк отменно сработал, доставив его сюда. Он напуган до смерти, я уверен. Считает себя этаким аристократом до кончиков ногтей — полюбуйтесь, мол, на мое хладнокровие, на мое самообладание, — но он очень скоро у нас заговорит, расколется в самое ближайшее время.
— У него есть все основания бояться, — сказал Линк.
— Он мне расскажет все. Не могу дождаться момента, когда он встретится тут со своей падчерицей. Ох уж эта Рафаэлла! — Лицо Доминика исказилось злобой. — Она предала меня. Неужели мне суждено всегда быть окруженным предателями? А Маркус?! Ведь я дал ему все — кредит доверия, деньги, полнейшую свободу действий… Но он разочаровал меня, подвел, предал, наконец.
— Вы пока не можете утверждать это со всей достоверностью, мистер Джованни. Может статься, мисс Холланд ничего не знала о «Вирсавии», да и Маркус тоже.
— Не могу утверждать, Линк? Он ведь взял Рафаэллу с собой в Лондон, верно? Он спал с ней, он соблазнил ее, не успела она появиться на горизонте. Он был рядом с ней и в Париже, когда луврский Рембрандт оказался подделкой. Рафаэлла и он — заодно, иначе и быть не может.
— Это действительно так, сэр, они были все время вместе. Только я не могу понять, зачем он и мисс Холланд заварили всю эту кашу. Допустим, они каким-то образом связаны с этой «Вирсавией», тогда зачем же им трубить об этом на весь мир. Почему мисс Холланд вдруг решила поведать всему свету, что за «Вирсавией» скрывается ее отчим? Зачем было Маркусу спасать вам жизнь? Все это странно, нелепо…
Доминик нахмурился, покачал головой. Слишком много событий, слишком много деталей, чтобы он сразу смог разложить все по полочкам, ответить четко на все вопросы, особенно на последний — вот уж действительно загадка!
— Возможно, она ввела его в курс дела после того, как он переспал с ней. Они скоро должны появиться, тогда я у них сам спрошу.
Коко тихонько постучалась в дверь и вошла в библиотеку. Она улыбнулась Линку и, обращаясь к Доминику, сказала:
— Делорио куда-то выскочил из дома вместе с Паулой. Она выглядела сильно напуганной, а Делорио — так и вовсе невменяемым, будто с цепи сорвался. На их обычные игры не похоже. Боюсь, он ее изувечит.
— Плевать! Так ей и надо, этой дряни, этой…
— Его нужно остановить, иначе он ее покалечит, может, даже убьет. Что тут произошло? Что ты ему сказал?
— Ровным счетом ничего. Линк, попроси Фрэнка привести их обоих назад. Пусть Лэйси проследит за тем, чтобы Делорио не обидел свою жену.
Линк кивнул и вышел из библиотеки. Когда он передал Лэйси распоряжение Джованни, тот буркнул себе под нос, что, пока он будет их искать, Делорио успеет отправить жену к праотцам.
— Итак, Коко, ты уже видела нашего гостя, мистера Чарльза Уинстона Ратледжа Третьего?
— Нет.
— Не вижу радости на твоем лице, Коко. Ведь он и есть «Вирсавия». Теперь он мой. Фрэнк сцапал его без труда, а ведь можно было предположить, что уж такой-то хитрец куда более предусмотрителен. Он, видно, считал меня болваном, думал, что я не в состоянии выяснить, кто приобрел настоящего Рембрандта. Фрэнк устроил засаду у дома его любовницы. Изображает из себя «голубую кровь», этакого святошу, живущего по законам высшего света, а сам-то, мерзавец, ничем не лучше прочих — так же шляется по девкам.
Доминик встал из-за стола, подошел к бару и налил себе бренди из хрустального графина.
— Он пока ни в чем не признается, но это не страшно. Очень скоро он выложит все. А мне есть о чем его расспросить. Как ты думаешь, Рафаэлла замешана в покушениях? Троянская кобыла, так сказать?
Коко пожала плечами.
— Во-первых, ты не на сто процентов уверен, что мистер Ратледж стоит за «Вирсавией»; во-вторых, из этого не следует, что падчерица помогает ему. И что Маркус помогает ей. Тут есть слишком много вопросов, Доминик.
— И совпадений, дорогая Коко! Неужели все эти частности и детали всего лишь совпадения? Чистые случайности? Может быть, нам не стоит ломать себе голову и воображать, что все они в конце концов соединятся в некую совершенную комбинацию?
— Ну нет, мы не должны отбрасывать ни одну из гипотез. Дождись появления Рафаэллы и Маркуса — и спроси у них.
— Я подожду. А где Джиггс? Хочу лимонаду. Чтобы скоротать время, я бы послушал его рассказы о прежней жизни островитян.
* * *
Было уже восемь вечера. В прозрачном, без единого облачка небе сверкали алмазные россыпи звезд; воздух был напоен ароматами тропических цветов и солоноватым запахом моря. Вертолет, в который они пересели на Сент-Джонсе, на мгновение завис, а затем приземлился на лужайке перед домом. Четыре охранника с автоматами в руках немедленно окружили его. На пороге дома появился Доминик, за ним вышла Коко.
— Браво, Марта! Браво! — восторженно выкрикнул он.
«Марта, — подумал Маркус, — итак, эту женщину зовут Марта. Марта-садистка». Тверже кремня, сильнее портового грузчика, подлее Клэнси, задиры-кота его матери. Маркус подхватил Рафаэллу на руки и спустился на землю. Она выглядела усталой, но не изможденной и больной, как еще совсем недавно. Маркус выпрямился и с вызовом поглядел на Доминика.
— Зачем вам все это понадобилось? — спросил он. — И где, черт возьми, вы раздобыли ее?
Доминик приблизился к нему вплотную и прошипел:
— Ты предатель. Я приказал доставить тебя сюда, чтобы казнить как грязного предателя.
Доминик кивнул Марте, и та встала рядом с четырьмя охранниками. Затем он добавил:
— Ты ренегат, Маркус. Жаль, конечно, тебя расстреливать, но что поделаешь. Выбора у меня нет.
— Без суда и следствия? Ни обвинения, ни доказательств?
Доминик только усмехнулся.
— Там будет видно, Маркус. — Он повернулся к Рафаэлле. — Привет, моя дорогая. Ты меня тоже ужасно разочаровала. И Коко. Ее ты тоже разочаровала.
— А еще кого? Может быть, еще сынка? Кстати, меня тоже собираетесь казнить?
— Возможно. Пошли в дом. — Доминик повернулся к Марте и ее подручным. — Спасибо, Марта. Отличная работа. Передай мою признательность Оливеру. Я ему обязан, а долги свои я не забываю.
Маркус уставился на Доминика. Оливер! Неужели он натравил на них Доминика только потому, что Маркус отказался уступить ему Рафаэллу? Или они давние приятели и Оливер помогает Джованни постоянно? Маркус осторожно покосился на Марту. Оливер! Хотя, с другой стороны, чему тут удивляться.
Меркел стоял у парадной двери. Он кивнул Маркусу молча. Маркус приподнял бровь, но Меркел отвел глаза и тихо сказал:
— Пожалуйте в библиотеку, Маркус, мисс Холланд. Доминик забежал вперед, распахнул перед ними дверь, издевательски, улыбаясь, отступил в сторону, давая дорогу.
— Пропусти-ка даму вперед, Маркус!
Ничего не подозревающая Рафаэлла вошла в дом и тут же застыла на месте как вкопанная. Перед ней стоял ее отчим, облаченный в белый полотняный костюм Доминика. Чарльз походил на плантатора со старой литографии — брюки были ему коротки и напоминали бриджи. Он не выглядел испуганным, но, когда их взгляды встретились, Рафаэлла заметила в его глазах страдание.
— Боже мой! — потрясение воскликнула она и, всхлипнув, бросилась в объятия отчима. — О Чарльз, что случилось? Он вцепился в тебя, узнав, что я обнаружила подлог! Прости меня, умоляю! У меня и в мыслях не было, что он пронюхает об этом! Это моя вина, Боже мой, что я натворила, идиотка! Я во всем виновата.
Чарльз с любовью обнимал ее. Заметив Маркуса, он нахмурился:
— А вы кто такой?
— Меня зовут Маркус Девлин, сэр, я…
— Может быть, все же Маркус О'Салливэн? — перебил его Доминик. — Ты совершил глупость, назвавшись своим настоящим именем в Париже. Марта — свидетель. О'Салливэн. Стопроцентный ирландец. Я, естественно, навел кое-какие справки, Маркус, и вот-вот должен получить ответ. Тогда твоей легенде конец, а там уж поглядим, что ты за фрукт и на кого работаешь.
Маркус с готовностью признался себе, что сглупил, свалял дурака самым немыслимым образом. Он нарушил важнейшую заповедь конспиратора — недооценил противника, решил, что ничего ему не грозит. Казалось бы, пустяк — назвал свое настоящее имя в регистратуре больницы, чтобы оградить Рафаэллу от стервятников с микрофонами и блокнотами, а что из этого вышло…
— Вас ждет очередное разочарование, Доминик, — спокойно выговорил Маркус. — Ничего таинственного в моей фигуре нет. Я просто солдат, ваш солдат и вдобавок чертовски квалифицированный менеджер по туризму. — Он взял Рафаэллу за руку и поглядел на ее отчима, стоявшего посреди комнаты в костюме с чужого плеча и с нелепым голубеньким платочком в кармане белого пиджака. Хотя брюки едва прикрывали щиколотки, вид у него был надменный и гордый.
— Вы мистер Ратледж?
— Да.
— Может быть, присядем? — предложила Коко, жестом указав на причудливо-роскошные плетеные кресла и диваны.
Доминик недовольно поглядел на любовницу.
— Рафаэлла, ты сядешь тут, рядом со мной.
— Почему она? — запротестовала было Коко. Глаза Доминика впились ей в лицо.
— Потому что я так хочу. Ну-ка, живей, Рафаэлла.
Девушка промолчала, опустившись рядом с ним на плетеную кушетку для двоих. Она почувствовала внезапную слабость — в этот момент она ненавидела собственное тело за предательство — и страх. Да, ей вдруг стало очень страшно. Доминик никого из них не оставит в живых — он уничтожит всех, в том числе и Чарльза, несчастного, ни в чем не повинного Чарльза. Ну и что с того, что он пытался убить Доминика. Рафаэлла не считала это преступлением, напротив — она сожалела, что попытка сорвалась. В эти мгновения Чарльз держался весьма уверенно и выглядел на редкость импозантно.
— Итак, — сказал Доминик, — я вижу, что все в сборе.
— А где же Делорио? — поинтересовался Маркус.
— Мне он тут не нужен. Это лишнее.
— Почему же? — спросила Коко.
На этот раз Доминик посмотрел на сидевшую напротив любовницу с неприкрытой угрозой:
— Что это еще за допрос? Сиди и молчи, не то отправишься прямиком в свою комнату. Ты не имеешь права допрашивать меня, поняла?
Коко выдержала его взгляд и тихо проговорила:
— Нет, я имею на это полное право. Я прожила с тобой три с лишним года — я спала с тобой три с лишним года. Три года я угождала тебе, исполняла все твои капризы. На протяжении трех с лишним лет я выслушивала твои разглагольствования о глупости, себялюбии, распутстве и алчности женщин, о том, что женщина — это никчемное существо, всего лишь не слишком чистый сосуд для мужского семени. Я была верна тебе все эти годы, а когда три года назад я забеременела и врачи сказали, что у меня будет девочка, я сделала аборт, потому что ты хотел только сына.
— Замолчи, Коко!
Коко усмехнулась — холодно, с мрачноватой издевкой.
«Похоже, ее прорвало, и уж теперь-то она выложит ему все», — подумала Рафаэлла. Она ждала, что наконец-то увидит эту женщину без маски.
— Ах да, я забыла, что женщины к тому же ненасытны и эгоцентричны. Ты сделал все, чтобы я никогда больше не забеременела. Ты притворялся, будто ничего не знаешь, но ты прекрасно все знал. Этот мясник, которого ты нанял, рассказал мне правду, когда я его встретила около года назад. Он признался, что ты велел ему стерилизовать меня, чтобы избежать повторения «неприятностей». Заявил, что я, мол, для подобных вещей уже «старовата». Ты, видите ли, не хочешь рисковать — ведь у меня может родиться ребенок с синдромом Дауна. Врач сказал, что ты выглядел человеком, искренне обеспокоенным, любящим и пекущимся прежде всего о моем здоровье…
— Это ложь! Какого черта ты завела сейчас этот разговор?! Убирайся отсюда вон! — взвизгнул Доминик, вскакивая с места. Сейчас ему было уже безразлично, что все наблюдают за перепалкой, что он выглядит не галантным, неизменно учтивым и сдержанным господином Джованни, а свирепым животным с вылезающими из орбит глазами. Коко вызывающе смотрела на него снизу вверх, всем своим видом демонстрируя откровенное презрение и заносчиво скрестив руки на груди. Доминик злобно зашипел:
— Я как раз собирался сказать тебе, что ты можешь убираться ко всем чертям. Да, да, как только Фрэнк сообщил мне об устранении Сильвии, я должен был вышвырнуть тебя вон. Так было решено с самого начала.
— Почему?
Опять это проклятое «почему?»! Доминик вконец рассвирепел, кровь бросилась ему в голову. Он готов был разорвать ее на части, кулаком заткнуть ей рот…
— Почему? — повторила Коко. — Разве ты уже не подобрал мне замену — молоденькую девочку? Нет, скажи мне, почему?
— Хорошо, слушай: да, я намерен жениться на Рафаэлле. Ты слишком стара, чтобы стать матерью моих детей, чтобы родить мне сына — продолжателя моего рода, моей династии. Да и не можешь физически, ты права, я позаботился об этом. Я не желаю больше слушать твое нытье, — да, ты мне осточертела. Ты была лишь подстилкой, больше ничем. Моей ночной посудиной. Твой генетический код слишком примитивен, чтобы ты могла зачать ребенка, который был бы достоин носить мою фамилию.
— Видимо, речь идет о тех генах, что были у Сильвии? О том яйце, из которого вылупился Делорио?
— Заткнись, мерзавка!
— Теперь ты прикажешь Фрэнку убить меня, как велел ему расправиться с Сильвией?
— Убирайся вон!
Коко не шелохнулась. На мгновение в комнате наступила томительная тишина, затем вдруг раздался хохот — резкий, истерический, безобразный. Он был настолько неуместен, что все похолодели от ужаса. Это хохотала Рафаэлла, хохотала все громче и громче, потом откинула голову назад и захрипела, забившись в истерике.
Доминик окончательно потерял над собой контроль и завопил, пытаясь спасти положение:
— Прекрати!
Рафаэлла мгновенно умолкла, посмотрела на него и икнула.
— О Господи, да это же просто умора!
— В чем дело? Что тут смешного?
Вопросы были чисто риторическими, и Доминик не рассчитывал на ответ. Но Рафаэлла уже пришла в себя.
— Сэр, я не буду вашей женой никогда, ни при каких обстоятельствах, это исключено. Замуж за вас? Это же дикий бред!
Доминик был вне себя от ярости. Он отшвырнул в сторону стул и ринулся к ней со словами:
— Послушай меня, Рафаэлла, ты только послушай! Я знаю, что ты спала с Маркусом, но попробуй меня. Я гораздо лучше, вот увидишь, я ведь не то, что этот неуклюжий ирландский сопляк. Тебе понравится, поверь: все женщины, которых я знал, были от меня в восторге…
Рафаэлла инстинктивно почувствовала, что в эту секунду Маркус весь напрягся, готовый броситься на ее обидчика.
— Кажется, я уже от кого-то это слышала, — невозмутимо произнесла она, — ах да, от вашего сыночка. Он хвастался, что Маркус по сравнению с ним — неуклюжее животное, а вот он — лучший любовник в мире и готов подарить мне неземное наслаждение. Все это он успел поведать мне до того, как получил от меня ниже пояса. Тут он мгновенно превратился в жалкого хнычущего щенка. Могу поспорить, что эта склонность к перевоплощениям у вас семейная.
Маркус действительно был готов сорваться с места и задушить Доминика голыми руками. В чем причина столь резкой отповеди? Почему Коко в одночасье так переменилась и накинулась на Доминика со столь неудержимой яростью? Неужели лопнуло терпение? Он вспомнил, какое отвращение вызвал у Рафаэллы их визит к Оливеру, вспомнил ее негодование и чувство бессилия. Неужели Коко в конце концов восстала против Доминика, для которого всегда была лишь собственностью, красивой безделушкой?
Линк и три охранника застыли у двери в библиотеку с бесстрастными лицами. Там же стоял Меркел, но на его лице читались удивление и гадливость. Что мог поделать в этой ситуации Маркус? Не успеет он наброситься на Доминика, как охранники в одно мгновение повалят его. Они сжимали свои автоматы, держа их стволами вниз.
Будто в кошмарном сне — замедленные движения, расплывчатая цветовая гамма, смазанные лица людей — Маркус увидел, как Доминик решительно и властно схватил Рафаэллу за руку. Не в силах больше сдерживать себя, Маркус отчетливо и громко произнес:
— Это инцест. Она ваша дочь.
Время остановилось. Доминик застыл на месте, оторопело глядя сверху вниз в голубые глаза Рафаэллы, которые — в минуты глубоких и сильных переживаний — становились почти серыми.
Маятник качнулся снова, будто по команде «отомри!», действие стремительно возобновилось и сразу же стало неуправляемым, краски внезапно обрели резкость, а контуры — четкость.
— Что?! — взвизгнул Доминик, отпустив руку Рафаэллы и попятившись. — Нет, Маркус, ты лжешь. Какая еще дочь? Это чушь, выдумки!
Чарльз Ратледж спокойно возразил:
— Нет, это правда. К сожалению, она действительно ваша дочь, Доминик. И ее мать — моя жена, прекрасная женщина, которую вы соблазнили и предали много лет назад.
Резко выпрямившись, Доминик шагнул к письменному столу и остановился, повернувшись спиной к остальным. Не оборачиваясь, пробормотал:
— Как зовут твою мать, Рафаэлла?
— Тогда ее звали Маргарет Пеннингтон. Вы познакомились с ней в 1963 году в Нью-Милфорде, штат Коннектикут. Вы обольстили и соблазнили ее. Вы все время лгали ей, а когда она родила от вас, бросили. Помните чек на пять тысяч долларов, который вы швырнули на ее больничную кровать? Вы узнали, что родилась девочка, и ушли, даже не обернувшись. Но тут вы прогадали — ведь моя мать была сказочно богата, единственная наследница огромного состояния. Поэтому она скрыла от вас свое настоящее имя. Слава Богу, она по крайней мере не доверилась вам окончательно. Думаю, она так и не узнала, что, даже если бы у нее родился мальчик, вы все равно не ушли бы от жены. Тогда Карлуччи еще не угрожал вам, но ведь Сильвия тоже была беременна, не так ли? Беременна Делорио, верно? И она была вашей законной женой, а Карлуччи был невероятно богат и всесилен. Бедная мама! Вы одурачили ее, поступили с ней, как последний подлец… Хотите узнать, чем все это кончилось? Сильвия, ваша жена, ваша ныне покойная супруга, по всей видимости, и была тем пьяным водителем, который врезался в машину моей матери. Так что вполне вероятно, именно она повинна в том, что моя мать сейчас лежит в глубокой коме. Вы предали мою мать, а ваша жена убила ее. Вы просто чудовище, Доминик.
Доминик повернулся к Чарльзу. Самообладание вернулось к нему, а голос вновь обрел уверенность и твердость.
— Так вот почему вы пытались убить меня. Вы наняли тех головорезов, что пробрались сюда, на мой остров. Вторая попытка была в Майами. Вы возненавидели меня за то, что я сделал вашей жене. Но все же я не понимаю, почему вы написали на вертолете слово «Вирсавия». Что сие означает?
Чарльз Уинстон Ратледж Третий перевел взгляд с падчерицы на человека, чьей смерти он так страстно желал. Потом он посмотрел на Коко, и та молча кивнула ему, понимающе и спокойно. Медленно, без малейшей патетики Чарльз произнес:
— Я всматривался в это полотно — одно из самых любимых в моей коллекции — и размышлял о Вирсавии, об этой женщине. Какой она была в реальной жизни? Что за человек? Разумеется, она была жертвой обмана, бессильной что-либо изменить, страдающей, рабски покорной. Но в отличие от Маргарет ее не бросили, как ненужную вещь; Давид взял ее в жены, его неудержимо влекло к ней всю жизнь. А вот вы вышвырнули Маргарет и стали ее наваждением, вернее, не вы, а ваш призрак, ваше отражение в зеркале, не человек, а миф, фантом. Для меня в этом заключался некий парадокс, ирония судьбы. Тот, кто уничтожил бы вас, мог отомстить за Маргарет, помог бы ей освободиться от наваждения. Вот что это означает. Чарльз с улыбкой повернулся к Рафаэлле:
— Моя приемная дочь ничего об этом не знала. Я был крайне обеспокоен, узнав, что она очутилась тут. Она прилетела сюда исключительно по собственной инициативе, не сказав мне ни слова. Это был импульс, внезапный порыв. Рафаэлла ни в чем не виновата. — Покачав головой, Чарльз добавил: — Я даже не знал, что она видела картину.
— Я видела ее давно, лишь один раз, мельком, случайно. В той заветной комнате. Потом вдруг вспомнила. Глупо, конечно, что я не подумала о возможных последствиях, потребовав, чтобы ее освидетельствовали искусствоведы. Прости меня, Чарльз. Еще я скрыла от тебя, что пишу его биографию. Я просто не хотела тебя вмешивать, поверь.
Коко иронически посмотрела на своего повелителя.
— Биография! Жизнеописание подлеца. А ведь я предупреждала тебя, Рафаэлла, что ты выбрала весьма неподходящее время для визита.
— Биография? — удивленно переспросил Чарльз.
— Я не хотела, чтобы ты об этом знал, — спокойно повторила Рафаэлла. — Не хотела волновать тебя, каким-либо образом впутывать. Да, я решила написать его биографию… да, Доминик, это действительно так. Я собиралась рассказать о вас всю правду, без прикрас, без всей этой засахаренной дребедени, которой вы меня пичкали, всей этой ерунды насчет вашей филантропии и финансовой поддержки программ перевоспитания наркоманов. Мир должен узнать, кто вы такой на самом деле. Ведь вы — уголовник, поставляющий оружие террористам, бездушная машина, ничем не лучше Родди Оливера.
Доминик, зловеще усмехаясь, посмотрел на Маркуса.
— Другие откровения будут? Кто тут еще меня ненавидит? Ты хотел суда, мой дорогой Маркус, ты требовал разбирательства — пожалуйста. Все уже вывернулись наизнанку, даже наша милая Коко. Хочешь что-нибудь добавить?
— Нет, — сказал Маркус.
— Теперь я вспомнил, — неожиданно продолжил Доминик. — Да, я помню Маргарет. Она была так молода, так беззащитна — ее родители незадолго до нашей встречи погибли. Она была так свежа и невинна, и я действительно желал ее. Внешне она чем-то напоминала Сильвию, забавное совпадение, не так ли? — Он покачал головой и повернулся к окну. — Да, она была удивительно красива, она была готова познать жизнь, любовь, секс, и я стал ее учителем. Я не причинил ей зла, напротив — я подарил ей чудесное лето.
— Но она забеременела!
— Действительно, Рафаэлла, а потом появилась ты. Так что грех тебе на меня обижаться. Правда, потом мне пришлось сказать твоей матери, что я женат. Верно и то, что в это время Сильвия была беременна Делорио. Узел казался мне сложным до тех пор, пока Маргарет не родила тебя, моя дорогая, девочку. Но на какое-то время я и в самом деле увлекся ею. Хотя, вероятно, ты права насчет того, что я все равно не женился бы на ней, роди она мне даже не одного мальчика, а двух. Мой свекор был слишком могуществен, он был невероятно, просто фантастически богат. В моих глазах он был выше закона, выше Бога.
— Как бы мне хотелось, чтобы она увидела вас теперь, увидела, кто вы такой — да, вот именно здесь, сейчас, — в окружении тех, кого вы предали, кого вы использовали в своих грязных целях, в окружении этих бандитов, которым вы платите за то, чтобы они оградили вас от возмездия.
— Рафаэлла. Красивое имя, моя дорогая. Признаться, даже если бы твоя мать носила тогда свою настоящую фамилию — Холланд, я вряд ли запомнил бы ее. Время стирает в памяти лица, особенно женские. — Он промолчал, затем тихо и бесстрастно добавил: — Что ж, слава Богу: я узнал, что ты моя дочь сейчас, а не после того, как переспал с тобой. Я отношусь к инцесту так же категорически отрицательно, как и к наркотикам. Ты очаровательна, Рафаэлла, и меня влечет к тебе — ведь ты так на меня похожа. Теперь это совершенно ясно. Интересно, если бы я все же переспал с тобой… что сделала бы Коко, убила бы тебя?
— Нет, Дом, я не стала бы убивать ее. Я убила бы тебя. Перерезала бы тебе горло.
Доминик не принял вызов. Пропустив сказанное мимо ушей и по-прежнему глядя в окно, сказал:
— Глядите-ка, а вот и Лэйси. И с ним Делорио. Похоже, Фрэнк слегка отделал парня. Жаль, конечно, но Делорио должен научиться владеть собой, держать себя в руках.
— Вам действительно жаль его? — усомнилась Рафаэлла. — Делорио пытается освободиться от вас, но это вам поперек горла. Если кто и похож на вас, Доминик, так это он — дрянной, самоуверенный мальчишка, бандит…
Доминик рванулся к девушке так неожиданно, что Маркус не успел среагировать. Он наотмашь ударил Рафаэллу по лицу с такой силой, что ее голова запрокинулась назад. Маркус бросился на Доминика, схватил обеими руками за горло и начал душить, чувствуя, как дряблая, морщинистая кожа скользит под его железными пальцами, слыша отвратительный булькающий хрип…
— Отпусти его, Маркус! Сейчас же отпусти! — Меркел подскочил сзади, мягко, но твердо уговаривая Маркуса остановиться, прекратить, взять себя в руки. Дуло его пистолета уперлось Маркусу в спину.
Маркус внял уговорам, да и приступ слепой ярости внезапно прошел. Он не собирался погибать просто так, а в подобной ситуации это было неизбежно. Он не спас бы Рафаэллу, а себя погубил бы наверняка. Маркус ослабил хватку, оттолкнул Доминика, и тот навзничь рухнул на стол, схватившись за шею и растирая ладонями помятое горло.
В комнате воцарилась мертвая тишина. Маркус повернулся к Рафаэлле.
— Ты в порядке?
Девушка кивнула. На ее щеке алела ссадина от удара.
Фрэнк Лэйси втолкнул в комнату Делорио. Меркел и Линк стояли наготове, глядя на Доминика, застывшего в нелепой позе. Лицо его было багровым, кадык судорожно дергался.
— Сэр? — устремился к нему Меркел. Доминик жестом остановил его.
— Все нормально, — прохрипел он не своим голосом. Маркус усмехнулся.
Доминик исподлобья взглянул Маркусу в лицо.
— Я симпатизировал тебе, Маркус О'Салливэн, я чуть было не доверился тебе полностью. Ты же оказался подлой ирландской дрянью. За это ты умрешь страшной смертью, можешь мне поверить.
— А где же Паула? — Коко вскочила с места, глядя на Делорио, но вопрос был адресован Фрэнку Лэйси. — Где она?
— Она осмелилась мне перечить, — угрюмо пробормотал Делорио. Он надулся, поджав, как ребенок, губы. — Она не захотела делать то, что я приказал.
— Избита до полусмерти, — сказал Фрэнк. — Я ее привез. Надо позвать врача. Ее отнесли наверх.
— Никаких врачей, — возразил Доминик. — Линк, иди и дай ей морфия. Она успокоится. — Он повернулся к Делорио. — Ты вел себя безобразно, болван. Надо научиться сдерживать эмоции. Без меня ты — пустое место, и будешь нуждаться в моей помощи еще очень долго. Положись на меня, Делорио.
— Подумаешь, какие нежности! Паула — безмозглая девка, жадная, сопливая вонючка.
Коко звонко рассмеялась:
— Как мне знакомы эти речи! Яблоко от яблони, разве не так, Дом?
Маркус, не в силах сдержаться, воскликнул, обращаясь к отцу Рафаэллы:
— Всему этому научили его вы! Полюбуйтесь на свое творение!
Доминик не сказал ни слова, даже не взглянул в его сторону. Он подался вперед и зашипел:
— Это ты настроил его против меня, мерзавец! — Но вместо того чтобы броситься на Маркуса, он что есть мочи ударил Рафаэллу кулаком в лицо. На этот раз это была не просто пощечина, и девушка рухнула на пол. Теряя сознание, она все же успела увидеть, как Маркус прыгнул на отца, и услышала крики. Кто-то из охранников пытался оттащить Маркуса, другие угрожающе вскинули скорострельные автоматы…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Импульс - Коултер Кэтрин



Очень классный.
Импульс - Коултер КэтринЛюся
27.06.2012, 14.38





Прочитала с огромным удовольствием! ЧИТАЙТЕ, не пожалеете.Да, очень захватывающее, интересно и эротично!!!
Импульс - Коултер Кэтринюлия
6.10.2012, 19.42





Роман не плохой. Раздражает, что героиню хотят все особи мужского пола. А она даже не красавица. Причем, в числе жаждующих родной отец и брат(они об этом не знали), но все равно одержимость всех героев одной бабой комична и смешна. Основная люб линия сильна и интересна. Если хватит терпения....
Импульс - Коултер КэтринЕкатерина
6.12.2012, 19.17





Очень хороший роман!!! Увлекательно и интересно!!!
Импульс - Коултер КэтринMarina
16.01.2013, 12.43





мне роман не понравился. первые пять глав "завязкка" сюжета. читаю дальше,когда же начнется интересно?) так и не началось. дальше 9 главы читать не стала. поймала себя на мысли,что заставляю себя читать. много каких-то неинтересных подробностей.
Импульс - Коултер Кэтринелена
7.02.2013, 22.17





Мне очень понравился роман. 10 баллов!!!!! Читайте!
Импульс - Коултер КэтринКоко
21.06.2013, 14.47





Мне не очень понравился, читала и получше, слишком все растянуто, а в конце хотелось бы наоборот добавки.
Импульс - Коултер КэтринТуся
4.07.2013, 13.43





Книга супер. Советую!!!
Импульс - Коултер КэтринДарья
3.09.2014, 22.21





Средней паршивости.Советую роман "Волны экстаза".Автора не помню
Импульс - Коултер КэтринЕвгения
10.05.2015, 14.04





Это просто крутоо! Захватывающий сюжет!!! Роман СУПЕР!!!!!Еще вернусь к нему. Побольше бы вот таких книг и таких авторов!!!! 100+
Импульс - Коултер КэтринМиа
22.09.2015, 14.57





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100