Читать онлайн Импульс, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Импульс - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 140)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Импульс - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Импульс - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Импульс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Марсель, Франция
Март, 1990 год


Ручка медленно поворачивалась.
Маркус немного приподнялся, ругая про себя старые пружины, заскрипевшие под его весом.
В комнате было почти темно, только полоска лунного света проникала в узкое оконце, но этого оказалось вполне достаточно. Маркус ни на секунду не сводил глаз с двери, которая находилась слева от него.
Затаив дыхание, он наблюдал, как дверь медленно открывается.
Маркус тут же соскочил с кровати и присел на корточки, держа пистолет в правой руке. Он увидел пальцы на ручке двери и заметил, что чья-то рука продолжает толкать дверь дальше.
Неожиданно Маркус бросился вперед и схватил кого-то за запястье, с силой дернув на себя.
Он тут же определил, что запястье женское, и услышал, как женщина вскрикнула от боли.
— Monsieur, поп! С' est moi, Blanchette!
type="note" l:href="#note_9">[9]
Маркус взглянул на бледное лицо девушки. Губы ее дрожали. Она явно была напугана.
— Что вам здесь нужно? Вы врываетесь в мою комнату среди… — Маркус запнулся, затем перешел на французский. — Qu-est-ce que vous faites ici? Vous venez comme une voleuse!
type="note" l:href="#note_10">[10]
Маркус встряхнул ее; не сильно, но она все же напугала его, и теперь он разозлился.
— Отвечайте мне! Repondez-moi!
Девушка заговорила тоненьким голоском, почти шепотом, и Маркус понял, что сейчас она напугана не меньше, чем он. Он послал ее сюда, ее любовник, он приказал ей прийти сюда и доставить удовольствие Девлину, да, да, тот человек из бара, сеньор Бертран, ее любовник, мужчина, с которым разговаривал Девлин.
— С' est tout, monsieur, je vous assure!
type="note" l:href="#note_11">[11]
Маркус взглянул в ее бледное личико: оно казалось мертвенно-белым от толстого слоя пудры, глаза ничего не выражали и все еще были широко раскрыты после пережитого ужаса. Что же ему делать?
Маркус взвешивал в уме возможные варианты, когда почувствовал рядом — совсем близко — опасность, и это напомнило ему его сон — холодный, тяжелый и неотступный. Маркус повернулся на месте, увидел блеснувший металл и тень от поднятой в воздух руки, готовой совершить бросок. Он мгновенно швырнул девушку на пол, прыгнул на нее сверху, стараясь закрыть ее своим телом, и пригнулся вниз. В тот же миг Маркус почувствовал, как нож просвистел мимо уха, разрезая воздух, и, чуть приподняв голову, увидел, как он, проткнув дерево, вонзился в изголовье кровати.
Раздалось приглушенное ругательство, и Маркус увидел, как тень от руки снова поднялась в воздух и серебряное лезвие сверкнуло в бледном лунном свете, льющемся из окна. Неторопливо и спокойно Маркус поднял револьвер, скатился с перепуганной девушки и поднялся на ноги, оказавшись лицом к лицу с Жаком Бертраном.
— Ты, ублюдок! Ты должен лежать сейчас в постели и трахать там во все дыры эту маленькую шлюшку!
Бертран плавным движением замахнулся ножом и нацелил его в горло Маркусу. Все происходило настолько медленно, что напоминало сон, и Маркус увидел себя самого, на этот раз быстрого и стремительного, и сон стал ускоряться сумасшедшими рывками: он вскинул револьвер, четко и хладнокровно прицелился и выстрелил. Пуля со звоном ударилась о лезвие ножа и рикошетом отлетела назад, пройдя через горло Бертрана. Из раны сразу полилась венозная кровь, очень много крови; она не била струей, а просто текла. Бертран уставился на Маркуса, потом перевел взгляд на девушку, которая не отрываясь смотрела на него, скорчившись на полу.
Бертран схватился за горло, и кровь ручьем заструилась по его пальцам. В следующую секунду Бертран тяжело рухнул на пол. Маркус встал перед ним на колени и приподнял ему голову.
— Почему? Почему, черт тебя дери?
— Ты дурак, Девлин, — прошептал Бертран, голос его был таким же тягучим, как и кровь. — Не сидел бы как сыч на этом острове… знал бы, что король мертв… или почти мертв. Оливер примет… его дела. Я от начала и до конца… должен был помогать Оливеру; мне было поручено… убить тебя. Когда обнаружили бы твое тело… все решили бы, что это дело рук… «Вирсавии».
Маркус молча смотрел на Бертрана.
— Я считал, что ты у меня на крючке. Но я ошибся… ошибся…
Раздался негромкий свистящий звук, и голова Бертрана завалилась набок. Залитые кровью пальцы соскользнули с горла.
Вся комната была залита кровью. Маркус услышал позади себя длинные всхлипы Бланшет и повернулся: та сидела, закрыв лицо руками, длинные черные волосы скрывали ее профиль.
— Тише, — сказал машинально Маркус. Мозг его бешено работал. Пуля не наделала шума. Но кто знает… Меньше всего он хотел бы связываться с французской полицией.
Скорее всего его засадят в тюрьму, и он там сгниет. Слава Богу, место, где все произошло, как нарочно было создано для убийств — здесь обитали бродяги и мелкие мошенники, но помимо этого тут было полно пустых складов.
Маркус поспешно затащил тело Жака в комнату и как можно тише прикрыл дверь. На всякий случай он повернул ключ в замке, хотя знал, что это вряд ли остановит того, кто захочет войти сюда. Маркус представил себе, как эта старая карга лезет наверх по лестнице, желая знать, что творится в ее благопристойном пансионе.
Маркус присел на корточки рядом с Бланшет. Он тряхнул ее за плечи и, призвав на помощь все свое знание французского, заговорил мягко, но убедительно. Маркус приказал Бланшет быстро вылезти из окна и отправиться домой vite, vite!
type="note" l:href="#note_12">[12]
) И лучше держать язык за зубами, а не то у нее будут серьезные неприятности с полицией. Он позаботится обо всем. А она должна доверять ему. И теперь ей надо быстро уходить.
— Ne parlez pas aux gendarmes! — повторял он ей снова и снова, — Vous comprenez?
type="note" l:href="#note_13">[13]
Бланшет уставилась на Маркуса, открыв рот: глаза ее были совсем пустыми. Может, она потеряла рассудок?
— Vous comprenez, Blanchette? Repondez-moi!
type="note" l:href="#note_14">[14]
Наконец девушка кивнула, но дар речи еще не вернулся к ней. Маркус помог ей подняться на ноги и вылезти из окна. Она ни разу не взглянула на тело своего любовника, распластавшееся на постели.
Маркус не двигался до тех пор, пока Бланшет не исчезла в проеме окна. Тогда он быстро подошел к окну и проследил, как она слезла по пожарной лестнице и растворилась в промозглом тумане.
Маркус повернулся к Жаку Бертрану.
— Мне очень жаль, — произнес он и принялся за работу.


Остров Джованни
Март, 1990 год


Рафаэлла не доверяла ему. Это был не страх, нет, она не боялась, но знала, что, попытайся он соблазнить ее, на всем можно ставить крест, как любила говорить ее мать. Когда раздался телефонный звонок, Рафаэлла почувствовала облегчение и быстро устремилась в спальню. Звонил Маркус.
Может, он попал в беду? Рафаэлле не хотелось думать об этом мужчине, но она ничего не могла с собой поделать. Не хотелось беспокоиться о нем, но и с этим она тоже ничего не могла сделать. Этот человек был коварным, и в моменты слабости Рафаэлла не могла не признаться самой себе, что он находился в ее мыслях постоянно. Мог ли он попасть в беду? Ей не хотелось, чтобы кто-то еще причинял ему боль, кроме нее, да и то лишь тогда, когда он заслуживал этого. Хотя, признаться, так происходило довольно часто.
Рафаэлла отказалась от мысли поплавать в бассейне. Вокруг шаталось слишком много охранников, а она не хотела, чтобы на нее глазели. К тому же ей будет не по себе, если Доминик увидит ее в бикини. Рафаэлла быстро переоделась, натянув поверх купальника шорты и свободную майку. Она взяла с камина несколько книг, включая один из дневников матери, и устремилась на пляж.
День стоял ясный и теплый, и легкий бриз, дувший с Карибского моря, приносил свежесть. Прекрасный Эдем, да и только, но Рафаэлла уже немного устала от этого совершенства. Небольшой бостонский дождик совсем не помешал бы. Хотя затяжной бостонский дождь — это уже другое дело.
Рафаэлла кивнула Меркелу, сообщила ему, куда собирается, и пошла своей дорогой. Она увидела Фрэнка Лэйси — тот выглядел таким же изможденным, как и прошлым вечером, — помахала ему, а затем попыталась не обращать внимания на вооруженных мужчин, разгуливавших по владениям. Со стороны их движения казались произвольными, а маршруты — незапланированными, но Рафаэлла понимала, что на деле это совсем не так. Все они отлично выполняли свою работу, и Рафаэлла, хоть и достаточно разбиралась в разных видах борьбы, не хотела бы встретиться ни с кем из них один на один.
Она стала продираться через буйные джунгли, отделявшие резиденцию от пляжа. Воздух казался тяжелым от раскинувшейся почти на пятьдесят ярдов густой растительности, еще влажной от недавно прошедшего тридцатиминутного дождя. Несмотря на идеальную чистоту тропинки, Рафаэлле внезапно показалось, что джунгли надвигаются на нее со всех сторон. Теперь она понимала, почему эту ползущую отовсюду растительность необходимо подстригать каждый божий день в году.
Нет, с Маркусом ничего не могло случиться. Но почему он звонил? «Прекрати это, Раф!» — приказала она себе. Может, звонок был вовсе и не от Маркуса, а если даже от него, то он наверняка просто хотел доложить Доминику, что все в порядке. Она молилась изо всех сил, чтобы так оно и было.
Рафаэлла добралась до прекрасного пляжа с белым песком и выбрала место в тени под пальмой. Воздух был настолько чист и прозрачен, что душные джунгли показались ей просто ночным кошмаром.
Рафаэлла скинула майку и шорты, бросилась в воду и поплыла, покачиваясь на гребнях волн.
Линк, скрываясь в джунглях, наблюдал за девушкой. Мистер Джованни приказал ему не спускать с нее глаз всякий раз, когда она будет уходить из дома. Ей захотелось поплавать? Так кому, черт побери, до этого дело?
Линк наблюдал за Рафаэллой минут десять; в конце концов ему надоело, он присел и закурил сигарету. Через несколько минут девушка вышла из воды, и Линк увидел, как она направилась к расстеленному на песке полотенцу и села на него. Она сразу же натянула просторную майку, прислонилась к пальме и достала из сумки яблоко.
«По крайней мере на нее приятно смотреть», — подумал Линк и пожалел, что у него нет с собой яблока.
Через некоторое время Рафаэлла достала из сумки какую-то книгу, раскрыла ее и принялась читать. Тогда Линк решил поспать. Да и что, черт побери, она может сделать с этой несчастной книгой?
Рафаэлла обратилась к записи, сделанной в июле 1986 года.
* * *
Он завел себе новую любовницу. Это необычайно красивая французская манекенщица по имени Коко Вивро. Мне удалось выяснить, что он познакомился с ней во Франции, и их «связь сразу же стала событием», как любят выражаться голливудские газетенки. Я закрываю глаза и вижу их вдвоем: они лежат в постели, обнаженные, его руки ласкают ее прекрасное тело, его губы впиваются в ее; я даже слышу, как она вскрикивает, когда он входит в нее. Боже, я не вынесу этого!
Мне пришлось на несколько дней забросить журнал. У меня не было сил писать, но я знаю, что должна смириться с тем, что она появилась в жизни Доминика. У меня просто нет иного выбора, и, кроме того, он ведь даже не помнит, кто я такая. Возможно, я никогда для него и не существовала. Я пыталась найти ему оправдание за тот день в Мадриде в 1978 году, когда он смотрел прямо сквозь меня. Все-таки, уверяла я себя бесчисленное количество раз за все эти годы, когда мне было двадцать, я была гораздо худее. Теперь я немного пополнела, превратилась в даму, и мои волосы потемнели. Да, когда мне было двадцать, у меня были белокурые волосы, говорила я себе. И темные очки — я почти уверена, что в тот день в Мадриде на мне были темные очки, да еще такие, которые закрывают пол-лица. Ведь правда в Испании очень яркое и сильное солнце? И все ходят в темных очках? Моя родная дочь — и та не узнала бы меня. Так, Рафаэлла, говорила я себе снова и снова, пока не возненавидела себя и собственную слабость.
Ходили слухи, что новой любовнице Доминика около тридцати; это возраст, когда уже не так просто удерживать пальму первенства в мире моделей. Поэтому она почти без колебаний приняла предложение Доминика. И он взял ее с собой на этот паршивый остров в Карибском море, купленный им не так давно.
Я должна поехать туда! Должна увидеть все своими глазами. Знаю, что это глупо и похоже на навязчивую идею, но я ничего не могу с собой поделать.
Моя ненависть к Доминику усилилась, когда он взял с собой Коко. За эти годы у него было много женщин, но я знаю, я просто уверена, что роман с Коко продлится долго. Забавно, но она совсем не похожа на порочную женщину или на алчную содержанку. Я пытаюсь выяснить о ней все, насколько это возможно. Но весь ужас заключается в том, что она, судя по всему, довольно приятная женщина.
Я должна перестать думать о нем. На какое-то время мне это удалось: когда ты окончила Колумбийский университет, и мы с Чарльзом приехали на выпускной вечер, и Чарльз закатил в твою честь отличную вечеринку в «Плазе». Ты вела себя так мило, Рафаэлла, даже когда Чарльз хотел позвонить в эту газету в Уоллингфорде, в штате Делавэр. Чарльз, разумеется, рвал и метал. Он-то надеялся, что по меньшей мере достанет тебе луну с неба. Я угрожала Чарльзу, говорила, что перестану заниматься с ним любовью, если он хотя бы заикнется тебе о какой-то протекции, и этот благородный человек заставил себя проглотить обиду.
На вечеринке ты сказала мне, что беспокоишься насчет Бенджи. Да, я тоже о нем беспокоюсь. Бенджи неплохой парень, но он без тени сомнения принимает все, что предлагает ему отец. Хотя все это скорее нужно Сьюзан, чем ему, а она в самом деле очень умна. И Чарльз совсем не против того, чтобы плясать под ее дудку. Или мне так кажется. И маленькую Дженнифер она тоже учит приспосабливаться и использовать людей. Бедняжка Бенджи, ему никогда не добиться того успеха, которого ждет от него Сьюзан. И никогда не стать таким, каким хотел бы видеть его Чарльз. Акварели Бенджи становятся все профессиональнее и красивее. Он влюблен в корабли, в океан: постоянно пишет их на своих картинах. Я всегда покупаю несколько его акварелей и дарю на Рождество своим друзьям. Что я могу еще сделать!
Мне надо увидеть этот остров. Увидеть, где он живет с ней, с этой проклятой манекенщицей.
* * *
Рафаэлла захлопнула дневник. Мама в конце концов увидела остров, изучила его вдоль и поперек, сознательно причиняя себе боль. Подумать только, ведь Рафаэлла даже не могла себе представить, что мать переживает такие страдания, что на протяжении всей жизни ее снедают мучительные воспоминания и она своими руками создает их снова и снова с каждым росчерком пера в дневнике, с каждой новой газетной или журнальной статьей, которые она вырезает и очень аккуратно складывает внутри дневников. Рафаэлла очень жалела, что мать все-таки побывала на острове. До этого она по крайней мере физически была далека от этого человека.
Когда же это кончится? Может быть, после публикации биографии, которую Рафаэлла напишет о Доминике, крайне неромантичном нелегальном торговце оружием, поставщике смерти?
Рафаэлла пожалела, что находится так далеко от матери. Ее захлестнуло чувство вины, хотя в глубине души она понимала, что дежурства у материнской постели тут совсем ни при чем. Это ничего бы не изменило. Рафаэлла опустила голову и уткнула ее в колени. Она молилась. Последний раз она так горячо занималась этим в шестнадцать лет, но тогда это была эгоистичная молитва, и желание Рафаэллы исполнилось, хотя она и не заслуживала этого: «О Боже, пожалуйста, ниспошли мне ко дню рождения кабриолет, пожалуйста, Боже…»
И вот он перед ней, даже лучше, чем тот, который просила Рафаэлла. Красный роскошный «Мерседес-450», с белым кожаным салоном, стоит на усыпанной гравием дорожке перед домом, а Чарльз и мама протягивают ей ключи и улыбаются, улыбаются…
Глупая эгоистичная девчонка. Но это было много лет тому назад, с тех пор она выросла и изменилась. А мать осталась такой же, ее одержимость Джованни не угасла, ненависть к этому мужчине не покинула ее.
Линк наблюдал за Рафаэллой, гадая, что у той на уме. Вне всякого сомнения, девушка была расстроена. Он надеялся, что она все же не будет плакать. Бабушка Линка, воспитавшая его, плакала только тогда, когда он сильно расстраивал ее, и тогда она просто захлебывалась от рыданий. Став взрослым, Линк не мог выносить женских слез. Он почувствовал облегчение, когда Рафаэлла очнулась, собрала вещи и поднялась. «Хорошенькая, спору нет, — подумал Линк, — особенно глаза, этот голубой цвет, который темнеет в моменты переживаний, прямо как сейчас. Эти глаза…» Линк покачал головой. Надо убираться с этого паршивого острова, а то можно окончательно помешаться. Он поспешно спрятался за пальмой, когда Рафаэлла прошла мимо него. Линк следил, как Рафаэлла идет по джунглям, до тех пор пока она не исчезла из виду, и задавался вопросом, то ли он защищает ее тем, что неотступно следует за ней, то ли оберегает мистера Джованни от нового покушения.
Линк направился назад в сторону резиденции, держась на почтительном расстоянии от Рафаэллы. Пока новых покушений на жизнь Джованни не предпринималось. Разумеется, эта первая попытка завершилась полнейшим фиаско, а остров являлся крепостью сам по себе, что тоже было немаловажным сдерживающим фактором. Эти охранники, всполошившиеся после первого покушения и сгоравшие от стыда, что не смогли должным образом уберечь мистера Джованни от нападения, теперь успокоились, на них опять навалилась скука, сделав их абсолютно беззаботными. Конечно, этого нельзя сказать, глядя на них со стороны, нет, они профессионалы, и в случае внезапного нападения их рефлексы срабатывают четко. Линк решил, что обсудит это с Лэйси, тот, возможно, уже разобрался в проблеме. Если и состоится второе покушение на мистера Джованни — когда оно состоится, — Лэйси и эти ребята будут начеку.
Странно, продолжал размышлять Линк, что эти голландцы отравились до того, как мистер Джованни сумел допросить их. И вообще непонятно, почему они вздумали отравиться. Может, эта «Вирсавия» воспитывает своих людей в таком фанатичном духе?
Линк вздохнул. Все это казалось ему довольно странным. Ведь он своими руками обыскивал голландцев перед тем, как запереть их в сарае. Должно быть, они приклеили ампулы с ядом между пальцами на ногах.
Линк продолжал размышлять, когда до него донесся крик Рафаэллы, высокий и тонкий, исполненный ужаса и изумления. Он побежал вперед и, сворачивая направо, услышал еще один крик, на этот раз сдавленный от боли. От страха Линк помчался еще быстрее и нагнал Рафаэллу Холланд — она стояла у самого края тропинки, и тело ее медленно обвивал единственный на всем чертовом острове удав — десятиметровый боа; темно-коричневые полоски переливались на его теле, которое скользило по талии Рафаэллы, сдавливая ее все сильнее и сильнее.
Рафаэлла увидела Линка — в ее глазах затеплилась надежда.
— Черт, — выругался тот и бросился к ней, вынимая на ходу нож.
Рафаэлла заставила себя стоять неподвижно, хотя ей не терпелось продолжить свою борьбу со змеей. Ее тошнило, хотелось кричать что есть мочи, но на лице ее не дрогнул ни один мускул.
Туша была тяжелой, очень тяжелой, и Рафаэлла согнулась под ее тяжестью, но тут подоспел Линк. Она машинально зажмурила глаза, когда он четким движением вонзил нож в тело удава на уровне головы. Рафаэлла не услышала никаких звуков, только тяжелый удар, когда голова этой твари упала на землю. Может, она ожидала, что змея закричит от боли? Теперь, когда тяжелые кольца змеи на ее теле ослабели, Рафаэллу стало трясти от пережитого шока. Она принялась судорожно глотать воздух, ребра, освободившись от давящей боли, расправились. Рафаэлла почувствовала, как Линк снимает с нее тело удава, поняла, что он разматывает кольца, и ей с трудом удалось сдержать рвотный порыв. Открыв глаза, девушка увидела кровь, кровь повсюду — на своих руках, на майке, на Линке, на лезвии ножа. Обезглавленный удав лежал у ее ног, его тело все еще дергалось в конвульсиях, отчего кольца выгибались вверх, и Рафаэлла поспешно отскочила, отбежала прочь и упала на колени: ее начало рвать. Желудок был почти пустой, но Рафаэлле казалось, что она никогда не сможет унять спазмы. Ее выворачивало наизнанку до тех пор, пока она окончательно не обессилела. Девушку била дрожь, и она вот-вот была готова рухнуть на землю, но взяла себя в руки — мертвый удав лежал совсем близко.
Рафаэлла почувствовала, как рука Линка легла ей на плечо.
— Он мертв, мисс Холланд. Пойдемте отсюда, вам надо вернуться в резиденцию и привести себя в порядок.
Рафаэлла взглянула на него и покачала головой.
— Я не могу, Линк, просто не могу. — Девушка поднялась, обошла стороной мертвую змею и побрела назад к пляжу.
Линк не стал останавливать ее. Он быстро намотал безжизненные кольца на руку и оттащил останки в заросли джунглей, подальше от людских глаз. Там тушу обглодают другие животные. И мисс Холланд не придется больше видеть это страшилище.
Линк подождал немного, затем направился к пляжу. Он остановился у самой границы джунглей и взглянул в сторону моря. Рафаэлла стояла по колено в воде, отчаянно поливая себя водой. Ее волосы были откинуты назад, и Линк почти физически ощущал, как мороз бежит у нее по коже от отвращения, когда она смывает с одежды кровь убитой змеи.
«Возьми себя в руки», — снова и снова повторяла себе Рафаэлла, в то время как пальцы ее с безумным усердием оттирали с шортов розовые пятна. Вдруг пальцы замерли, руки повисли вдоль тела. Безумие кончилось. Рафаэлла застыла, не двигаясь, чувствуя бесконечную усталость; теплая морская вода ласкала ее бедра, и теперь она твердо знала, что находится в безопасности, что она жива и кошмар постепенно рассеивается. Рафаэлла посмотрела по сторонам, глубоко вдохнув воздух, и увидела Линка — тот терпеливо стоял у самой границы белого пляжа, наблюдая за ней. Она махнула ему рукой, и ей показалось, что он даже улыбнулся, поднимая руку и жестом подзывая ее к себе.
— Спасибо тебе, Линк, — поблагодарила его Рафаэлла, подойдя ближе. — Ты спас мне жизнь, и, по-моему, это не такой уж плохой подарок.
— Все в порядке, — проговорил Линк, улыбаясь Рафаэлле, его улыбка была милой и застенчивой, и Рафаэлла чуть не прослезилась. Ей хотелось заплакать, но она заметила испуг на его лице и только судорожно глотнула воздух. Ей даже удалось выдавить из себя подобие улыбки. Линк все понял и неловко похлопал ее по спине.
— Второго такого чудовища здесь нет, — произнес он поспешно. — А от этого, как говорится, осталось одно мокрое место. Моя бабушка любила так говорить, когда я был мальчиком… «Еще раз так сделаешь, Эверетт, и от тебя мокрого места не останется…» Можете больше не беспокоиться, мисс Холланд.
Рафаэлла взглянула на Линка, шмыгнув носом.
— Эверетт? Твое имя — Эверетт?
«Ладно, сам виноват», — подумал про себя Линк.
— Да, мэм. Будет лучше, если это останется между нами. Меркел задразнит меня, если узнает. А старик Лэйси просто может улететь с острова от смеха.
— Ты можешь положиться на меня, Линк. Но, по-моему, это очень хорошее имя.
— Вот и моя мама тоже так считала, — произнес Линк. История со змеей пересказывалась снова и снова, пока Рафаэлла не стала думать, что это просто небылица, не что иное, как сказка про змею, выдуманная ею с Линком для того, чтобы поиграть на нервах у слушателей. Коко, открыв рот, несколько раз восклицала: «О бедняжка Рафаэлла!» — и, прижимая ее к груди, гладила по спине.
Доминик никак не выразил своего отношения к случившемуся. Он внимательно рассматривал взъерошенную девушку, гадая, откуда могла взяться эта несчастная змея. Удавы, даже имея свободу передвижения, редко покидал свою территорию, а этот не должен был этого делать, та как чувствовал себя вполне уютно и привольно в частном зоопарке Доминика. Зоопарк находился на центральной гряде, но тем не менее удав умудрился каким-то образом выйти из своего загона и заранее спуститься вниз, а там, у тропинки, дождался Рафаэллу Холланд и напугал ее до полусмерти. Это не укладывалось у него в голове; в этот момент взгляд его случайно скользнул по Линку, и Доминик понял, что тот находится в не меньшей растерянности. Уже почти смеркалось, когда один из охранников нашел в джунглях большую деревянную клетку. И тогда все прояснилось. Кто-то принес туда удава и выпустил его на тропинке, ведущей к пляжу. Но такой точный расчет? Кто же был предполагаемой жертвой? Ведь Рафаэлла по чистой случайности оказалась на тропинке. Если только, подумал Доминик, если только кто-то специально не дождался возвращения Рафаэллы с пляжа, чтобы открыть клетку и выпустить удава.
Все это Доминик изложил Коко, пока они одевались к ужину, но она не успела ответить: в дверях появился запыхавшийся Меркел и сообщил Доминику, что Маркус опять на линии и что его пытался убить Жак Бертран, а вместо этого Маркус прикончил его самого.
Доминик еле заметно кивнул Коко и вышел из комнаты вслед за Меркелом. Позволив тому остаться, он сел за стол и поднял трубку.
— Маркус, это Доминик. Расскажи, что произошло.
Доминик слушал добрых минут пять, ничего не говоря. Наконец он произнес:
— Я рад, что ты жив. Ну что ж, ничего не поделаешь. Возвращайся домой. Мы вместе подумаем, что предпринять дальше.
Доминик снова замолчал и принялся внимательно слушать.
— Разумеется, ты прав. Мы займемся этим, когда ты вернешься. Да, кстати, мой мальчик, у нашей дорогой Рафаэллы только что тоже произошли неприятности.
Даже Меркел услышал, как заорал Маркус:
— Эта ненормальная! Во что она вляпалась на этот раз?
Доминик усмехнулся, однако Меркел, знавший назубок любые гримасы босса, в совершенстве понимавший язык его жестов, заметил, что усмешка на этот раз означает совсем не то, чем кажется на самом деле.
— На этот раз она вступила в схватку с удавом, Маркус. Линк был с ней, естественно, без ее ведома, он и убил змею. Бедняжка Рафаэлла немного разнервничалась, как ты можешь себе представить. — Доминик замолчал, слушая ответ Маркуса. — Да, я скажу Линку, чтобы он все время был с ней. Не волнуйся. Возвращайся домой.
Доминик аккуратно положил трубку на рычаг. Затем произнес, не поднимая глаз:
— Бертран не собирался ничего платить, и не было никакого оружия. Все это было подстроено. Ему просто нужен был предлог, чтобы убить Маркуса и заставить меня выглядеть беспомощным дураком, шутом и слабаком. «Король мертв, или почти мертв» — это были последние слова Бертрана перед смертью. Но по крайней мере теперь у нас есть ниточка, ведущая к «Вирсавии» — группе, организации, человеку или черт его знает чему еще.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Импульс - Коултер Кэтрин



Очень классный.
Импульс - Коултер КэтринЛюся
27.06.2012, 14.38





Прочитала с огромным удовольствием! ЧИТАЙТЕ, не пожалеете.Да, очень захватывающее, интересно и эротично!!!
Импульс - Коултер Кэтринюлия
6.10.2012, 19.42





Роман не плохой. Раздражает, что героиню хотят все особи мужского пола. А она даже не красавица. Причем, в числе жаждующих родной отец и брат(они об этом не знали), но все равно одержимость всех героев одной бабой комична и смешна. Основная люб линия сильна и интересна. Если хватит терпения....
Импульс - Коултер КэтринЕкатерина
6.12.2012, 19.17





Очень хороший роман!!! Увлекательно и интересно!!!
Импульс - Коултер КэтринMarina
16.01.2013, 12.43





мне роман не понравился. первые пять глав "завязкка" сюжета. читаю дальше,когда же начнется интересно?) так и не началось. дальше 9 главы читать не стала. поймала себя на мысли,что заставляю себя читать. много каких-то неинтересных подробностей.
Импульс - Коултер Кэтринелена
7.02.2013, 22.17





Мне очень понравился роман. 10 баллов!!!!! Читайте!
Импульс - Коултер КэтринКоко
21.06.2013, 14.47





Мне не очень понравился, читала и получше, слишком все растянуто, а в конце хотелось бы наоборот добавки.
Импульс - Коултер КэтринТуся
4.07.2013, 13.43





Книга супер. Советую!!!
Импульс - Коултер КэтринДарья
3.09.2014, 22.21





Средней паршивости.Советую роман "Волны экстаза".Автора не помню
Импульс - Коултер КэтринЕвгения
10.05.2015, 14.04





Это просто крутоо! Захватывающий сюжет!!! Роман СУПЕР!!!!!Еще вернусь к нему. Побольше бы вот таких книг и таких авторов!!!! 100+
Импульс - Коултер КэтринМиа
22.09.2015, 14.57





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42





Я думаю, что именно такая и есть жизнь ОЧЕНЬ богатых людей, поэтому не удивляйтесь почему все хотят главную героиню)
Импульс - Коултер КэтринДаша
10.09.2016, 19.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100