Читать онлайн Хозяин вороньего мыса, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 321)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Хозяин вороньего мыса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Меррик молча опустился на длинную скамью, согнулся, обхватил ладонями чашу с медом. Его брат Эрик сел рядом с ним, помолчал немного и наконец произнес:
– Они умерли очень быстро. Они совсем не хворали. Все произошло почти мгновенно, я даже не сумею рассказать тебе, как это вышло. Смерть шла сюда, мы все чуяли ее приближение, воздух был просто наполнен смертью, и мы ничего не могли поделать, только сидели и смотрели, как умирают те, кого мы любили. – Эрик покачал головой и стих. – Сарла тоже заболела, но все-таки выздоровела. Я уверен, это она передала хворь нашей матери, ведь мама все время ухаживала за ней. Потом чума поразила и отца, потому что он ни на минуту не отходил от мамы. Так-то вот! А Сарла осталась жить.
Меррик хотел заставить брата замолчать, напомнить ему, что Сарла ни в чем тут не виновата, но язык не повиновался ему. Меррик еще ниже опустил голову и сделал большой глоток, боясь утратить власть над собой. Секунду спустя Эрик продолжил свой рассказ:
– Старики страдали сильнее, и почти все они умерли. Наши родители первыми, а за ними – еще десять человек из усадьбы и восемь рабов. Плохое выпало время. Жаль, что тебя не было с нами, но, впрочем, может, оно и к лучшему – не хотел бы я потерять еще и тебя.
– На другие мызы тоже пришла чума?
– Ты говоришь о нашем двоюродном брате Эгиле? Нет, и он, и его семья – все живы. Чума пришла к нам и осталась здесь, а потом исчезла, словно призрак, который тает в лучах дня. Она миновала всех в долине Гравак, кроме нас.
Сарла вынырнула откуда-то из-за плеча Меррика и тихо заговорила с ним:
– Ты, пожалуйста, ешь. Я приготовила жаркое из оленя. Ты ведь любишь это блюдо, так говорила мне твоя Мама. Я не владею ее искусством, но все же есть можно.
Меррик улыбнулся этой тихоне, запуганной жене своего брата. Тоненькая, с приятным лицом, держалась она так скромно, что никто почти не замечал ее. Сарла стояла с распущенными густыми волосами цвета спелой пшеницы, глаза ее казались скорее серыми, нежели синими, кожа сияла чистотой и белизной. Она, как и все здесь, трепетала перед Эриком. Меррик порадовался, что Сарла осталась жива.
– Спасибо, Сарла, я не голоден. Позаботься о моих людях, – тут он спохватился, что ничего не сказал про Ларен и Таби. – Сарла, присмотри, пожалуйста, за женщиной и ребенком, которых я привез с собой. Этого человека зовут Клив. Они будут спать в доме вместе с нами.
Сарла кивнула, коснулась руки Меррика и спросила, не хочет ли он еще меду. Прежде чем Меррик успел ответить, вмешался его брат – голос Эрика оледенел от ярости:
– Если Меррик захочет, чтобы ты прыгала вокруг него, он тебя позовет. Займись своим делом, женщина.
Сарла ничего не ответила, опустила голову и отошла от них. Эрик вновь заговорил с братом:
– Эллер сказал мне, ты купил рабов в Киеве.
– Я купил малыша. Женщина и мужчина достались мне даром. – Он улыбнулся брату, позабыв на миг о своем горе. – Честно говоря, нам пришлось удирать из Киева, пока швед не заметил, что среди ночи лишился и раба и мальчишки.
– Какого мальчишки? Это же девчонка, всякому сразу видно.
– Это так, но тогда она была мальчишкой, тощим, словно сухая палка, в рваных штанах и грязной рубахе. Я и не подозревал, кто она, пока не увидел ее попку – мне пришлось лечить девчонку, потому что хозяин, Траско, жестоко избил ее.
– Стало быть, она – рабыня, – подвел итог Эрик. Судя по голосу, это его устраивало.
Меррик не ответил, он даже не расслышал последних слов брата, вновь погрузившись в воспоминания о своих родителях.
– Она все еще очень тощая, – заметил Эрик. Меррик поднял голову и увидел, что брат не сводит глаз с Ларен, усевшейся возле очага. Рядом с девушкой стояла Сарла.
– Но, похоже, вполне здорова.
– Теперь да. Видел бы ты ее в тот вечер, когда нам удалось бежать. Одни кости и кожа на спине лоскутьями. Малыш тоже был совсем тощенький, просто плакать хотелось, глядя на него.
– Малыш? – Эрик бросил взгляд на Таби, возившегося с кожаным мячом. – Толку от него, разумеется, никакого. Девушка упросила тебя выкупить его? Обещала стать твоей наложницей, сели ты спасешь братца? Неужели это имеет для тебя хоть какое-то значение? Мужчина может сделать с женщиной все, что угодно, тем более если она – рабыня. Ради богов, для чего ты купил ребенка?
– Не знаю, – с трудом ответил Меррик. – Я увидел его и понял, что должен забрать с собой. Не из-за Ларен – к тому времени ее уже продали. А я купил Таби, – Меррик беспомощно пожал плечами. – Теперь он принадлежит мне. Ларен же я украл потому, что она сестра Таби.
– А! – только и сказал на это Эрик. Переждав, он спросил:
– Откуда эта ссадина у нее на щеке? Она почти зажила, но все же заметна. Она плохо слушалась, и тебе пришлось ударить ее?
Меррику надоело отвечать на вопросы брата. Он хотел остаться наедине со своим горем, не отвлекаться больше от скорби.
– Нет, – произнес он, поднимаясь на ноги, – я не бил ее. Я выйду ненадолго из дома, Эрик. Мне хочется побыть одному. Думаю, именно это мне сейчас и нужно.
Эрик задумчиво следил, как брат выходит из широких дубовых дверей большого дома и направляется во двор.
Затем его взгляд обратился к рабыне, которую Меррик привез с собой из Киева. Она негромко смеялась, прислушиваясь к болтовне малыша. Лицо девушки светилось счастьем, она крепко прижимала брата к себе. Потом Ларен поднялась на ноги и бросила Таби мячик.
Эрик встал, вышел в просторную комнату ближе к дверям, где поднималось над очагом мягкое голубое облако дыма. Тоненькая ниточка дыма стремилась вверх, исчезая в небольшом круглом отверстии в крыше дома. Ребенком Эрик любил смотреть на эту тонкую голубую ниточку, казавшуюся призрачной, такой она была ясной, ровной, вечной. Иные вещи остаются навсегда, меняются только люди, чьи глаза смотрят на них, – при этой мысли слезы вновь защипали глаза Эрика, но его печаль уже не просилась наружу.
Большая комната хорошо прогрелась, отовсюду раздавались голоса, порой звучал смех, но он тут же обрывался, раздавалась и сердитая брань, матери отчитывали детей – все, как обычно, все, как всегда. Эрик глядел, как привычная жизнь течет рядом с ним, пусть и не затрагивая его самого, – все же это казалось надежным и утешительным. Он хорошо различал голоса людей, прибывших с Мерриком, в них еще слышалось горе, недавнее, глубокое, искреннее горе, у этих людей закипали на глазах слезы. Эрик устало вздохнул. Он разделял скорбь брата, но прошел уже целый месяц, и сам он уже смирился с утратой отца и матери. К тому же, в отличие от Меррика, он постоянно жил с ними под одной крышей, не отлучаясь в торговые походы, – ведь он, Эрик, был старшим сыном. С тех пор как он вошел в возраст, ему пришлось много ссориться с родителями, а они упрямо, бессмысленно запрещали ему жить так, как ему хочется. Память о тяжелых раздорах, криках, неистовом гневе, который порой вспыхивал в нем против матери и отца, несколько умеряли горе Эрика. Родители сердились, что у Эрика есть наложницы, Кейлис и Мегот, хотя с Кенной, сыном, рожденным ему Кейлис, они обращались довольно ласково. Всякий раз, когда Эрик терял терпение и бил Сарлу, отец с матерью брали ее под свое крыло. Да уж, у него было меньше причин сожалеть об их смерти, чем у Меррика, младшего сына, любимчика, которому к тому же не надо было безвылазно сидеть в Мальверне.
Теперь Мальверн полностью принадлежал Эрику. Больше не придется спорить с отцом из-за всякой малости, которую ему вздумается совершить, он здесь господин и повелитель, только его слова имеют вес. Никто не может перечить ему.
Эрик посмотрел на свою жену Сарлу, считая, что ему следует от нее избавиться, иначе у него не будет наследника. Впрочем, можно оставить Сарлу при себе и узаконить кого-нибудь из внебрачных сыновей, например Кенну, рожденного от Кейлис, крепкого восьмилетнего мальчика, удивительно похожего на самого Эрика в том же возрасте. Разумеется, Сарла никогда не скажет и не сделает ничего такого, что бы дало Эрику повод отослать ее к родителям. Сарла давно уже превратилась в тень, в кроткого послушного ребенка, чье тело все еще тешило Эрика, хотя и не слишком, потому что она лежала точно мертвая, застывшая, тихая, позволяя мужу проделывать с ней все, что ему вздумается. Эрик частенько намеренно причинял Сарле боль, надеясь услышать от нее крик – пусть это будет хотя бы крик боли, если не наслаждения.
Запах оленины показался ему чересчур сильным. Эрик поморщился. Когда мама готовила жаркое из оленины, над очагом поднимался божественный аромат, мясо не заглушало запахи кореньев, трав. Что тут поделаешь? Сарла никогда не научится готовить так, как мама.
* * *
Сарла выдала Ларен два одеяла и, как всегда тихо, велела ей лечь поближе к очагу, поскольку ночь ожидалась холодная, а в очаге дотлевали угольки, и рядом с ним она не будет мерзнуть. Что касается Клива, то ему Сарла просто вручила одеяла и сказала:
– Где захочешь спать, там и ложись, – и она улыбнулась ему.
Клив изумленно оглядел хрупкую женщину, стоявшую перед ним. Она что, не заметила шрам, пересекавший его лицо? Почему она так приветливо улыбается? Может быть, плохо видит? Клив молча кивнул в ответ, принимая из ее рук одеяло.
– Сарла!
Сарла быстро подняла голову и увидела рядом мужа – он стоял подбоченившись, его красивое лицо выражало нетерпение. Вот так всегда – ничем она не может ему угодить. Впрочем, Сарла не упрекала мужа, знала, что не умеет вести хозяйство так, как это делала его мать. Правда, Тора никогда не ругала ее, обращалась с ней по-доброму, не то что Эрик. Сарла тяжело вздохнула и вся съежилась. Эрик хотел, чтобы жена шла в постель к нему, а она вовсе этого не хотела. Часто он оставлял ее в покое, уходил к своим женщинам. Этому Сарла тоже не радовалась, и все же, думала она, лучше спать одной, нежели лежать на спине, чувствуя, как он протискивается внутрь нее, потея от напряжения и издавая омерзительное урчание. Сарла опустила голову, боясь встретиться с кем-нибудь взглядом, понимая, что все мужчины догадываются, зачем муж зовет ее. Сарле было нестерпимо стыдно.
– Сарла! – еще раз позвал ее Эрик, в голосе его уже звучала угроза. – Немедленно приходи в мою спальню.
Теперь это была его спальня, а не “их”. Все изменилось в Мальверне. С тех пор как умер его отец, Мальверн принадлежал Эрику, и Эрик с радостью называл себя хозяином, ему нравилось ощущать на языке вкус этого слова. Теперь и спальня родителей досталась ему. Наверное, Меррик будет спать в прежней комнате своего старшего брата?! Он еще ничего не говорил об этом. Похоже, Меррик пока и не думал, как устроиться, – он слишком поглощен своим горем. А сама Сарла? Она и живет здесь только потому, что замужем за Эриком. Скорее всего, он не станет отсылать ее. Чего ради? Перед мысленным взором женщины предстала мыза ее родителей, находящаяся немного к северу от Вестфольда. Сарла содрогнулась, словно вновь увидев, как отец наматывает на широкую ладонь свой кожаный ремень, как мать наклоняется, обнажив спину, как ремень раз за разом опускается на белую кожу, и наконец мать падает и остается лежать. Тогда отец оборачивается к дочери, и на лице его хищный оскал. Сарла задрожала всем телом. Нет, уж лучше Эрик. Даже хорошо, что у него есть другие женщины, зато он меньше пристает к ней и почти не бьет.
Сарла медленно подошла к мужу, остановилась перед ним, по-прежнему не поднимая головы.
Пальцы Эрика сомкнулись на ее руке повыше локтя:
– Сегодня ночью я хочу тебя, – произнес он. Ларен, нахмурившись, наблюдала за этой парой. Таби сказал ей:
– Папа и мама Меррика умерли, как и наши папа и мама. Он очень грустит, правда, Ларен?
– Да, очень. Он так надеялся увидеться с ними, – Ларен припомнила, что Меррик рассказывал ей об охватившем его недобром предчувствии, и подивилась, что оно было не напрасно.
Ларен принялась раскатывать одеяла, готовя постель на гладко утоптанном земляном полу. Подняв голову, она обнаружила, что Таби нет рядом. Девушка успела только заметить, как он миновал большие дубовые двери дома. Ларен хотела окликнуть брата, но, зная, что многие из обитателей Мальверна уже улеглись спать на скамьях или на полу, закутавшись с головой в одеяла, не стала шуметь. Она просто поднялась и пошла искать брата.
Таби нашел Меррика у ограды – он стоял там тихо, замерев, погрузившись в себя. Закинув голову, Меррик глядел вверх, на алмазную россыпь небесных звезд. Весь мир вокруг затих. Широкая гладь вод, почти вплотную подходивших к дому, покрытые лесом горы по ту сторону фьорда – все притаилось и казалось зловещим.
– Мне так жаль, что они умерли, – произнес Таби, обращаясь к широкой спине человека, которому он теперь верил больше, чем всем, кого знал в своей недолгой еще жизни, всем, кроме Ларен.
Меррик обернулся и посмотрел на малыша. Слова застревали у него в горле, он чувствовал, как быстро становятся влажными его щеки, но не устыдился слез. Скорбь Меррика была глубока, и горе казалось еще непривычным.
– А я не помню ни папу ни маму, – подумав, добавил Таби. – Я был маленьким, когда они умерли, но Ларен рассказывает мне о них. Ларен хорошо рассказывает, правда?
– Правда.
– Иногда Ларен тоже плачет, как и ты. Я спрашивал ее, отчего, а она говорит, потому что помнит маму и папу и любит их так сильно, будто они живы и она может до них дотронуться, и от этого ей и хорошо, и больно. Я не знаю, как это получается.
Меррик теперь знал, как это получается. Он молча нагнулся и поднял Таби на руки, унес его к старому дубу, столь же древнему, как и скалы, в которые врезался фьорд. Здесь Меррик сел, прислонившись к дереву, по-прежнему прижимая мальчика к груди и легонько поглаживая Таби по спине, словно утешая.
Меррик заговорил негромко, каждое слово давалось ему с трудом:
– Мне посчастливилось, я прожил с родителями много лет, но оттого их смерть еще тяжелей для меня, ибо они были для меня не только родителями, но и лучшими друзьями, которым я мог доверить все самое дорогое в жизни. Отец мой был очень горд, но любил своих детей и берег жену и никогда не поступал жестоко, никого не обижал только ради того, чтобы"" выплеснуть свой гнев.
– Значит, он похож на тебя, – пробормотал Таби, опуская голову на плечо Меррика.
Меррик улыбнулся, легонько целуя пушистую макушку.
– Я мог бы гордиться собой, если б стал похожим на отца, – ответил он, – и моя мама тебе тоже понравилась бы, Таби. Все дети льнули к ней, всех она поровну оделяла своей любовью и заботой. Она была сильной, горячей женщиной, и отец никогда не пытался превратить ее в слабое подчиненное существо.
– Совсем как Ларен. Меррик нахмурился:
– Нет. Моя мама другая. Не такая гордая, надменная, заносчивая, как Ларен. – Тут Меррик поморщился, вспомнив, как сам же рассказывал Ларен, что его мать порой становилась грозной, словно викинг, а в иные минуты казалась ласковым ребенком.
– Я не понимаю, – возразил Таби, – Ларен – моя сестра. Чтобы спасти меня, она может убить. Она может и умереть, чтобы помочь мне.
– Это правда, – согласился Меррик и умолк. Меррик не хотел вести разговор о Ларен. Она – сестра Таби, и только. Он не хотел думать о Ларен как-нибудь иначе, но в памяти Меррика вновь всплыла та минута на берегу Копанга, когда Ларен бросилась ему на шею, узнав, что он купил одежду для Таби и Клива. Меррик ощутил прикосновение девушки, горячее дыхание на своем лице и сказал поспешно:
– Скоро я должен буду покинуть Мальверн, ведь теперь дом принадлежит моему брату, у него и у Сарлы, конечно же, будут дети, и здесь не останется места для нас обоих. Я уже размышлял об этом и знал, что нужно будет скоро уйти из дома, завести свое хозяйство, возделывать землю. Другой мой брат, Рорик, нашел целый остров недалеко от восточного берега Англии, который называется теперь Соколиная гора. Красивое место, и принадлежит ему одному. Мне придется теперь найти свою землю. А ты что скажешь, Таби?
Таби уже уснул. Ларен неслышно выступила из темноты и заговорила с Мерриком:
– Человек должен быть хозяином самому себе, ступать по земле, которая принадлежит только ему, возделывать землю, в которую ляжет его зерно, и снимать с нее урожай.
Меррик на миг растерялся. Ларен застала его врасплох, и ему это не понравилось: подкралась точно тень, притаилась и подслушивала! Меррик еще и потому рассердился, что он недавно думал о Ларен и боялся, что она сумеет как-то разгадать его мысли. Обращаясь к Таби, Меррик словно разговаривал с самим собой, ведь малыш еще не мог понять взрослых. И вот, пожалуйста, Ларен подбирается к нему, будто привидение, и неведомо для него проникает в тайны его души.
– Почему ты спряталась и слушала то, что было сказано не для твоих ушей? И все же каждое мое слово правда, и я готов повторить: твоя гордыня чересчур велика. Ты держишься уверенно, словно викинг в, бою, просто смешно. Ты слишком много о себе мнишь, а ведь ты всего-навсего женщина.
Ларен пожала плечами:
– Я не слыхала, что ты говорил обо мне. Очень жаль, что ты так низко ценишь женщин.
Меррик вздохнул – лучше бы он промолчал.
– Нога еще болит?
– Почти нет Мазь и вправду творит чудеса.
– Некому больше готовить это снадобье, мама умерла Может быть, она успела научить Сарлу. Надо спросить – Меррик слепо уставился в темноту мимо Ларен, думая: сперва девчонке пришлось голодать, потом ее жестоко избили, а теперь саднит недавний ожог Гнев улетучился Если бы не самонадеянность Ларен, если бы не ее гордыня, она бы давно уже погибла Да, в этом она и вправду похожа на мать Меррика, или, вернее, на Мирану, жену Рорика Первое время Меррик ненавидел жену брата и боялся ее, да и родители тоже не доверяли ей, поскольку в жилах Мираны текла кровь убийцы. Но Мирана оказалась сильной, верной и столь же упрямой, как и се муж Рорик.
Вздохнув, Меррик вновь обратился к Ларен:
– Смерть приходит слишком быстро – и навсегда уносит жизнь Погибнуть в бою почетно для мужчины, он готов к этому, по крайней мере, душой, если не разумом, ведь ему известно, что отправиться в Вальхаллу – значит остаться там навечно. Но когда болезнь подбирается к тебе исподтишка, и ты не можешь ей противостоять, не можешь сражаться с ней – это ужасно Ни отвага, ни честь здесь не помогут Ларен решительно сжала губы, и голос ее прозвучал жестко"
– Такова жизнь Чтобы умереть, не нужны ни отвага, ни честь Когда человека разрубают на куски, он погибает Но разве такая смерть лучше, чем смерть от чумы или ножа убийцы?! Жизнь пронизана смертью, их невозможно разделить. Смерть всегда стоит у нас за плечами, всегда, для всех, один конец – был человек и нет его.
– Ты рассуждаешь слишком грубо, не понимаешь, как важно человеку самому выбрать последнюю битву, показать свою доблесть и силу. Чума – совсем не тот жизненный итог, какого хотел бы мой отец.
– А твоя мать? Женщины ведь не участвуют в сражениях, верно? Значит, для них кончина лишена и красоты и славы?
– Не знаю, не думал. Но женщины – это же совсем другое дело.
– Ну да, – негромко произнесла Ларен, – конечно. – Она хотела что-то добавить к своим словам, но передумала и только головой покачала:
– Мужчинам повезло, что они сильнее нас.
Меррик снова подумал о ее обожженной ноге и похвалил Ларен:
– Ты смогла выжить.
Она рассмеялась, но смех прозвучал невесело:
– Если бы не ты, нам бы уже не долго оставалось жить. Думаю, на Траско все бы и завершилось. Скоро он распознал бы, что я вовсе не мальчишка, и тогда – либо я стала бы наложницей, либо сразу погибла. Я потеряла Таби, не сумела удержать его при себе, позаботиться о нем, и мне было уже все равно.
– Ты бы покончила с собой?
Ларен замолчала, она долго стояла неподвижно, почти вплотную к Меррику, спиной к луне, и Меррик не мог разглядеть ее лицо, он видел только серебряное сияние над головой девушки.
– Не знаю, – сказала она наконец, – тогда я не успела ничего решить. Я хотела найти Таби. Потом пришел ты. Меррик, мне так жаль, что тебе не довелось увидеть своих родителей. Я сочувствую твоему горю, Меррик.
Он ничего не ответил, только откинулся назад, прислоняясь спиной к шероховатой коре дуба, и прикрыл глаза.
– Оставь мне Таби, – попросил он, не открывая глаз. – Скоро я вернусь домой и тогда принесу его.
– Делай как хочешь. Что тебе нужно теперь, Меррик?
– Остров, как у моего брата Рорика. Она расхохоталась. На этот раз смех был открытым, веселым, звонким, никогда прежде Меррик не слышал настоящего смеха Ларен, откровенного, несдержанного, искреннего. И чему она радуется? Меррик даже глаза приоткрыл:
– Ты смеешься надо мной?
– Где же ты найдешь целый остров?
– Не знаю, я просто думал вслух и не хочу отвечать на твои докучливые расспросы.
Ларен застыла, но Меррик даже не посмотрел в се сторону. Она вполне заслужила упрек. Отвернувшись, Ларен побрела прочь, а Меррик умиротворенно прикрыл глаза, крепче прижимая к себе малыша. Он чувствовал, как бьется его сердце под ладошкой Таби.
* * *
Чтобы отпраздновать возвращение Меррика, полагалось устроить пир – только все вышло совсем не так, как год или два тому назад. Конечно, выставили вдоволь меда и браги, сыра, капусты, лука, бобов, дымилось жаркое из дикого кабана, нежное, темно-розовое, хорошо прокоптившееся мясо лосося украшало стол, хватало и черного хлеба и белого, сладких и кислых яблок. Сарла расстелила на широком деревянном столе красивую белую скатерть из льна, и Ларен, поглядев на убранство, неожиданно для самой себя смахнула с ресниц слезы.
До той страшной ночи жизнь Ларен проходила в роскоши: дорогая мебель, покрытая нарядной тканью, высокие потолки, огромные залы, не то что здешние темные, продымленные комнатенки. Ларен припомнила, как журчал и переливался смех ее матери, когда Нирея доставала парадную белую скатерть, шутливо жалуясь, что мужчинам и дела нет до этой красы, зато ей самой это очень важно. Как давно Ларен не думала о матери, даже странно. Нирея, сладкое, нежное имя, звучавшее словно музыка…
– Чем помочь? – спросила Ларен.
– Ешь побольше и набирайся сил.
– Она рабыня, – напомнил Эрик, внезапно возникая у нее за спиной. – Ты должна дать ей работу, Сарла. Ты здесь теперь хозяйка, и тебе следует вести себя как госпоже.
Сарла спокойно и уверенно приказала:
– Там, в горшке на полке, стоят ложки. Разложи их на столе.
Эрик сердито фыркнул и отошел. Ларен почувствовала, как в ней закипает гнев. Эрик слишком похож на Фромма, мужа Хельги. Домашний тиран, притесняющий жену, а гордиться ему, кроме знатного рода, вовсе нечем. Такой человек может быть опасен, если некому будет удержать его. Интересно, удавалось ли Эрику обуздывать свою злобу и страсть повелевать, пока в Мальверне жил и владел всем его отец?
С точки зрения Меррика, праздник удался. Он медленно прихлебывал сладкий мед, на славу сваренный Сарлой. Меррик знал, что всему остальному Сарлу учила мать, но этот рецепт она принесла из собственного дома. Меррик искренне похвалил ее – Слишком приторно, на мой вкус, – проворчал Эрик.
– Да нет же, отличный мед, – возразил Меррик. – А ты что скажешь, Олег?
– Выпью еще дюжину кубков, тогда и решим. Послышался смешок, потом другой, пора уже было отрешиться от мрачных мыслей. Эрик сказал:
– После ужина Деглин расскажет нам новую историю, наверное, он поведает об отважных подвигах моего младшего брата в Киеве.
Воцарилось молчание, холодное, непроницаемое молчание, мужчины обменивались сердитыми взглядами, бормотали что-то, дожидаясь слов Меррика. Эрик приподнял русую бровь, уставился сперва на Меррика, затем, через стол, на Деглина.
Меррик негромко произнес:
– Деглин больше не рассказывает нам истории, он решил, что ему наскучило ремесло скальда.
– Да, – поспешно подхватил Эллер, – зато он обучил своему ремеслу скальда вон ту девчонку Теперь она развлекает нас по вечерам.
– Что за чушь? – возмутился Эрик. – Девчонка! Что она знает?
– Сперва послушай се, а потом говори Эрик насупился так, словно готов был ударить брата, но промолчал, остался сидеть в кресле, которое еще недавно принадлежало отцу. Лицо Эрика стало ярко-красным, глаза сузились. Теперь он в упор глядел на Ларен, пристроившуюся рядом со старым Фирреном:
– Воображаешь себя сказительницей, а, девка? Ларен выдержала его взгляд, осмотрела викинга с ног до головы так, будто он вовсе не интересовал ее, и пожала плечами, чем окончательно взбесила Эрика:
– Я ничего не воображаю. Это ты скажешь мне, кто я.
Сарла затаила дыхание. Она сидела рядом с мужем и чувствовала, как пульсирует ярость в его жилах. Сарла заговорила поспешно, слишком громко, в голосе ее слышался испуг, она сама понимала это, но ничего не могла поделать с собой:
– Хочешь селедки, мой господин? Роран Черноглазый поймал ее нынче утром.
Эрик с трудом отвел глаза от рабыни;
– Рорану везет на рыбу, – пробормотал он, осушая очередную чашу с медом.
Так и вышло, что в конце долгого пира Ларен велели выступить вперед и рассказать историю Грунлига Датчанина с самого начала. Она заметила, как Деглин потихоньку выскользнул из залы, и обрадовалась, потому что при одном взгляде на бывшего скальда ожог снова начинал причинять боль. Ларен видела, что Деглин сильно прихрамывает, и была убеждена, что во всем он винит только ее.
Ларен надеялась и на этот раз получить серебряные монетки, поэтому она отважно отхлебнула пива, улыбнулась собравшимся и начала:
– Жил некогда храбрый воин по имени Грунлиг Датчанин…
Она старалась всячески приукрасить начало повествования, так что вскоре мужчины придвинулись к ней поближе, все разговоры затихли, люди боялись пропустить хоть одно слово:
– И вот, когда Парма наклонился, чтобы схватить Селину, и руки его коснулись ее плеч, произошло нечто очень странное…
Ларен намеренно выдержала паузу, оглядывая мужчин, женщин и тех детей, которые еще не уснули. В глазах Ларен мерцали искры, она наклонилась к своим слушателям, словно собираясь поведать им секрет, быстро проводя кончиком языка по нижней губе.
Первым не выдержал Олег:
– Хватит, малышка! Валяй дальше, не то я отниму у тебя пиво, и ты не сможешь утолить жажду до будущего лета.
Дружный смех послышался в ответ, и Эллер крикнул, перекрывая все голоса:
– Не мешайте! Я чую – нас ждет чудесная история!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрин



нормальный роман
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринГалина
14.12.2010, 11.32





нормальний роман точніше перші 2 ст.
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринkakashka
17.04.2011, 18.59





Сюжет немного затянут, кому понравилось, прочитайте лучше "В объятиях дьявола"
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринКсения
17.04.2011, 19.38





Бред!Саксы значит все плохо пахнут... Киевляне все гомики... В Чернигове- одни дикари... А вот норвежци просто "божие одуванчики" нежные и воспитанные, ни разу не насильники, не грабители и не варвары.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринИрина
16.05.2011, 20.44





Слава Богу, эти времена миновали много веков тому назад! Книга чудесная! Мне нравится вся серия - "сезон солнца", "хозяин вороньего мыса", "хозяин соколиного гребня" и "Хозяин ястребиного острова". Рекомендую!
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринТатьяна
27.03.2012, 10.26





и не стыдно этой домохозяйке такую чушь писать! Что-то не припоминаю, чтобы в древнем Киеве существовали невольничьи рынки. да ведь Русь и от католичества отказалась, так как оно поощряло работорговлю, в том числе и христианами!
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринсветлана читающая
8.06.2012, 15.04





Немного скучноват к концу
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринВика
28.08.2012, 10.43





разочарована. обычно читаю взахлеб. скорее всего автор исписала тему.нет динамики розвития сюжета.А вообще обожаю читать Макнот.
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтриннадежда
9.09.2012, 18.04





роман по своему интересен,прочитать можно.но не из тех которые можно перечитать несколько раз.немного воды....начало шикарное,задумка неплохая,серидина тоже,а конец как то не очень интересен...но все равно советую прочитать.приемлемо.
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрининна
5.11.2012, 22.09





Роман интересный, оказывается таки был под Киевом невольничий рынок только назывался немного по другому, а вот имя владыки Киева именно того года о котором идет речь в книге правильное. Короче ждала большого, но читать было интересно.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЛилия
19.02.2013, 14.49





Первая любовный роман, который прочитала. тогда впечатлило. вот только историки говорят, что под Киевом невольничьих рынков не было никогда. rnНу это отдельная тема, как историки читают исторические любовные романы, и критикуют на каждой странице, там "за попытку заняться оральным сексом в средние века её бы сожгли на костре" ;)
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринМася
31.03.2013, 23.36





Мне не очень понравилось. Герои не плохие, но много криминала.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринКэт
2.05.2013, 11.33





Роман неплохой но я предпочитаю Ханну Хауэлл читать у нее более захватывющие романы
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринлюбовь
15.08.2013, 22.34





Роман понравился.Очень.Читайте обязательно.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринНаталья 66
6.11.2013, 16.57





Роман хороший, читать можно и с удовольствием,но очень много сказок. Это утомляет. Сюжет замечательный.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЛюбовь
7.11.2013, 19.48





Не понятно, то ли перевод неудачный, то ли книга.не ясно по какой причине вообще случилась вспышка страсти. Это первая книга, которую я не стала дочитывать, а у меня их было ооооочень много! ) не хотелось бы оскорблять, но в общем очень пусто, а от этого мрачно, непонятно, скучно.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринАнни
26.02.2014, 22.01





Сама идея - хороша. Сказки - выше всяких похвал.rnА вот нестыковок - не просто море, роман нашпигован ими.rnДля начала - героиню продали в рабство как девушку. А потом - она два года (!) притворялась мальчиком и сохранила девственность?rnЭто как - рабовладелец купил девочку (девственницу! За неё могли заплатить золотом по её весу!) а потом недосчитался девочки, зато прибавился мальчик?rnДа не смешите.rnТак что - не очень. Ожидала большего. rnЯ уж не говорю об исторических несоответствиях - но что взять с автора любовного романа?
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринАнна. Привередливая читательница.
8.04.2014, 23.51





Дело автора сочинять,фантазировать! И это не плохо получилось..Так что наслаждайтесь!!
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринmadi
21.04.2014, 9.46





Романы про викингов, пиратов, да и про любовь, почти сказка. Если фантазия у автора хорошая, то и сказка(роман) интересная. Роман прочесть один раз можно. Советую прочесть "Лебединая дорога" Марии Семеновой. Намного интересней!!!
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.06.2014, 21.16





Я в сотый, в тысячный раз умоляю зарубежных авторов-не пишите про Россию, предварительно не изучив хотя бы ее историю и обычаи. В противном случае получается подобный бред-какая-то работорговля в Киеве, которой там отродясь не было, княгини,покупающие себе любовников, купцы , имеющие гаремы... Просто перечислять противно. Да даже имена не русские-Траско, Каган-Рус, Эфта. И викинги, покупающие! себе рабов. Да они бы их просто наворовали женщин и мужчин, совершал очередные набеги. Автор-законченная дура. Почему не написать то же самое, но про какую-нибудь восточную страну-там бы это было как раз в тему. А так-только смех вызывает.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринМаша
7.09.2014, 12.54





Я книгу не читала, но Маше хочу сказать- Авторы многие не узнают историю, религию, образ жизни тех стран, про которые пишут. В частности, про мусульманские страны 99 % того, что пишут не соответствует действительности, так что лично я даже не удивляюсь если про Россию тоже написали бредятину
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринева
17.09.2014, 16.22





Да и вы тоже не совсем точны:называете Древнюю Русь Россией.Сейчас это особенно актуально))))
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЛена
18.10.2014, 0.15





мне больше всего понравилась фраза высокие стройные блондинки из Самарканда,такая прелесть!
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЕлена
29.03.2015, 10.52





Полностью согласна с предыдущим отзывом от Елены.Блондинки и рыжеволосые поставлялись из Самарканда...я рыдаю...Всем известно что,там проживали ...и проживают тюркоязычные народы,монголоидной расы...современные узбеки.Правда таджиков там тоже много,но блондинов и среди них нет
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринФАЙРА
12.06.2016, 16.39





"не пишите про россию". россии на тот момент еще и в планах не было. была русь- это другое.rn"работорговли не было". очень даже была. и ваояги занимались работорговлей нехило так.rnучите историю по книгам, а не по сюжетам нтв или что там у вас
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЕлена
9.09.2016, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100