Читать онлайн Хозяин вороньего мыса, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 321)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Хозяин вороньего мыса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Траско, богатейший из купцов, торговавших в Киеве мехом, одинаково гордился и качеством поставляемого им горностая, и умением точно распределять взятки. Глядя на приобретенного утром мальчика, Траско сумрачно ухмылялся и кивал в такт собственным мыслям. Он перебросил кнут своему рабу. Клив тоже пристально смотрел на узкую, залитую кровью спину, тощее, содрогавшееся в муке тело.
Излишняя дородность не позволяла Траско присесть на корточки, он ограничился тем, что слегка нагнулся (пыхтя даже от этого несложного движения) и произнес:
– А теперь, парень, запомни: малейшее непослушание, малейшее промедление, когда я прикажу тебе что-нибудь сделать, – и я сдеру с твоего аппетитного зада и кожу, и мясо. Ты понял меня?!
Мальчик наконец-то кивнул. Траско успокоился и почувствовал некоторое облегчение: он выложил немалую сумму за мальчика и ему вовсе не хотелось сразу же забить его насмерть, однако должен же он проучить его за тот удар в живот, который раб нанес ему посреди рынка. Теперь мятежный дух сломлен. Траско удовлетворенно выпрямился. Все в порядке. Несколько недель придется откармливать звереныша, но потом он окупится, еще как окупится. Траско поделился своими планами с Кливом:
– Я подарю мальчишку сестре Каган-Руса, старой Эфте. Она любит шустрых мальчишек, этот будет как раз в ее вкусе, когда мы его отмоем и набьем ему брюхо едой. Она сумеет поразвлечься с ним, а если он покажется ей строптивым, что ж, она выколотит из него дерзость и при этом тоже изрядно повеселится.
– Ага, – ответил слуга Траско, поглядывая на кнут. Больше он ничего не прибавил, потому что ему не хотелось самому отведать кнута, а кто может знать, как повернется настроение Траско.
– Я догадываюсь, о чем ты думаешь, – продолжал Траско, по-прежнему внимательно осматривая новую покупку. – Ты думаешь, что этот щенок ни на что не годен и, даже когда его отмоют, так и останется жалким щенком. Но я-то человек опытный, я сразу заметил, что у мальчишки лицо тонкое и сам он очень складный. Только посмотри на его ладони и ступни – какие они узкие, длинные. Да уж, в этих бледных жилах течет благородная кровь, он не от рабов родился. Малый не простой, и я сумею выгодно пристроить этот товар. Присмотри за ним, промой ему спину, смажь тем зельем, которое мать прислала мне из Багдада, – чтобы не образовались рубцы. Нет, пока что брось его, пусть лежит в грязи и в этих лохмотьях. Пусть валяется в грязи за то, что посмел поднять на меня руку, да еще на глазах у всего рынка, – многие смеялись, даже Валаи. Если к утру он научится тебя слушаться, тогда и вымой его.
Клив кивнул. “Бедный малыш”, – пробормотал он про себя.
Траско направился к дверям, рассуждая на ходу:
– Старой Эфте понравится бельчонок. Я говорил тебе, что своим мальчишкам она дает клички по названиям животных? Если мы приучим его откликаться на имя “бельчонок”, ей это, наверное, придется по душе, и она щедрее наградит меня. Я пришлю ему еду – немного похлебки, совсем чуть-чуть, не то он выблюет себе все кишки. Ты накормишь его, Клив, и будешь кормить часто, но помалу.
Клив еще раз кивнул, а когда его хозяин вышел из маленькой комнаты, тотчас обернулся к мальчику. По крайней мере, паренек не будет служить мужским утехам, а это уже кое-что. В юности Клив подвергался насилию почти каждый день в течение двух лет, пока его не перепродали женщине со светлыми, почти белыми волосами, прекрасной, точно христианский ангел, только вовсе не такой доброй. Невольно Клив коснулся пальцами кривого шрама, изуродовавшего его лицо. А потом Клива вновь купил мужчина, но, слава богам, Траско не интересовался мальчиками. Он был жесток, но Клив хотя бы избавился от унижения. Порой хозяин даже проявлял щедрость – прошлой зимой он отдал рабу ветхую бобровую шкуру, защиту от мороза.
Клив опустился на колени и тихо спросил:
– Ты меня слышишь?
– Да.
– Я знаю, тебе очень больно. Траско любит поработать кнутом, хотя его мать запрещает ему бить рабов, так что Траско принимается за дело, только когда старуха уезжает к своей семье в Халифат. Тебе не повезло: сейчас ее нет дома. Траско запретил до утра купать тебя и снимать с тебя эти лохмотья. Я не могу ослушаться его, но по крайней мере я промою тебе спину и принесу мазь, о которой он говорил. Скоро он пришлет тебе еду, чтобы ты начал жиреть.
– Я знаю, о чем он говорил.
– Тогда я не стану повторяться.
– И не надо. Я вовсе не бельчонок. Хозяин твой – просто дурак, жирный урод, вот он кто.
– Звериную кличку тебе даст старая Эфта. Траско только старается подобрать тебе имя прежде, чем это сделает она.
– Оба они старые идиоты. Клив нахмурился: мальчик по-прежнему держался вызывающе, Траско этого не потерпит.
– Ты слышал, что Траско говорил о Каган-Русе?
– Ну да, он хочет подарить меня его сестре. А кто такой Каган-Рус?
– Ты что, совсем ничего не знаешь? Это же владыка Киева. Он очень богат, а старая Эфта еще богаче, поэтому князь ее ненавидит, но она может заставить его поступать так, как она хочет. Когда она им довольна, то говорит ему – ты мой славный бычок, а если решит его поддразнить, зовет жучком болотным. Траско хочет, чтобы меха, и особенно горностай, Эфта покупала только у него, потому что она берет много товара. Она очень толстая женщина, даже толще, чем Траско. Он подарит тебя ей, чтобы поправить свои дела.
– Ты хорошо рассмотрел меня? Голос мальчика звучал необычно, но Клив в ответ сказал только:
– Ну да, выглядишь ты плоховато, но, когда ты раскормишься, станешь куда лучше, по крайней мере, Траско на это рассчитывает. Я надеюсь, когда смоется вся грязь, ты не окажешься уродцем.
– Еще как окажусь. Клив нахмурился сильнее:
– Тебя уже довольно били, а ты разговариваешь со мной так, словно я не могу сделать тебе ничего дурного. Я же раб Траско. Ты глупо ведешь себя.
Мальчик промолчал.
– Вот и хорошо, – похвалил его Клив, – учись держать рот на замке, и я позабочусь о тебе, Траско привык к тому, чтобы все его прихоти тут же исполнялись.
– Скоро он лопнет от обжорства.
– Возможно, только тебе вряд ли доведется это увидеть. А теперь дай-ка мне посмотреть твою спину. Не дергайся. Знаю, что больно, но я хочу отнести тебя на кровать.
– Хорошо бы, правда, я и шелохнуться не могу. Клив протянул руку и осторожно коснулся мальчика, повернул его лицом к себе. Он увидел, что от боли лицо юного раба стало совсем бледным, почти безжизненным, хотя в глазах вместо покорности, которой его учили, по-прежнему жила неукротимая ярость. Клив так же осторожно приподнял мальчика, поставил на ноги и почти что волоком потащил к узкой постели. Там он бережно уложил его на бок и замер, вглядываясь в щуплую фигурку. Очень тихо Клив произнес:
– У тебя грудь…
Девочка не ответила ему, даже не попыталась запахнуть на груди обрывки рубахи. От боли она и вправду не могла пошевелиться.
– Как тебя зовут?
– Ларен.
– Странное имя, и слова ты произносишь не совсем обычно. Объясни мне, зачем ты притворялась мальчиком? В здешних местах мальчиков насилуют так же часто, как и девочек. Ладно, я постараюсь помочь тебе. Конечно, я ничего не скажу Траско, но он и сам скоро обо всем догадается, и тогда мне солоно придется за то, что я скрыл от него, кто ты.
– Да, – подтвердила девочка и до крови закусила губу.
Клив отодрал прилипшие к ее спине ошметки старой вонючей шкуры и начал аккуратно промывать раны, оставленные кнутом.
– Спасибо, – сказала вдруг она.
Клив только фыркнул, полагая, что ведет себя глупее, чем тот, кто вздумал бы нагишом сражаться с морозом, однако душа у раба была добрая, и он вздрагивал, будто от собственной боли, всякий раз, когда судорога пробегала по телу девочки. Вымыв начисто больную спину и покрыв ее густым слоем белой мази, Клив выпрямился и наказал Ларен:
– Лежи тихо. Я принесу тебе поесть. Траско не велел давать тебе много похлебки, чтобы у тебя кишки не лопнули после того, как ты столько дней голодала.
– Знаю, – ответила она, – я слышала, что он говорил.
Больше девочка ничего не сказала, молча выжидая, пока Клив покинет маленькую комнату. Тогда она огляделась. Чистая комната со свежевыбеленными стенами. Она больше привыкла к темным деревянным помещениям, где сидели нарядно одетые люди и пахло благовонными свечами. Это что-то новое, белизна смотрелась здесь очень странно. В комнате стояла только одна кровать, та самая, на которой она лежала, рядом с кроватью – небольшой стол, на столе – свеча. Высокое окно украшала меховая занавесь, днем ее отдергивали, и сейчас в комнату, на радость Ларен, струился ясный солнечный свет. Глядя на веселый луч света, девушка гадала, какая участь постигла Таби, стараясь хоть на минуту забыть о слишком хорошо ей известном ответе на этот вопрос. Боль когтями рвала ее спину, но иная, сильнейшая боль сдавила грудь Ларен: она не сумела спасти Таби. Ларен давно уже не была наивной девочкой и знала, что ждет ребенка, оставшегося в невольничьей яме: он умрет. Она не раз видела, как умирают такие дети. Или же дикие, чуждые привычных ей нравов люди купят его, чтобы позабавиться, пока не прискучит. В любом случае Таби обречен.
Ларен не плакала. Слезы остались в далеком прошлом, в прошлом, которое ей казалось теперь смутным, поблекшим, размытым, даже самые яркие его черты быстро, очень быстро стерлись под гнетом голода, унижений и яростной борьбы за жизнь Таби. “Быть может, пришла пора покончить со всем этим, нет смысла сопротивляться”, – думала Ларен. До сих пор она держалась ради Таби, твердила себе, что обязана беречь свою жизнь, чтобы сохранить жизнь мальчику. Ей приходилось нелегко – ненависть к тем, кто обрек ее на эту жизнь, по-прежнему сжигала все внутри, мысль о мести пылала столь же ярко, как в самом начале, и, казалось, больше никаких чувств в душе Ларен не могло уцелеть. Но с ней оставался Таби, ее маленький братишка, и душа Ларен продолжала жить, и потому ее решимость никогда не слабела. Если бы Таби не было с ней, если бы он не нуждался в защите, если бы Ларен не знала, что ее смерть означает неминуемую гибель Таби, она давно бы сдалась, закрыла глаза и умерла. А теперь кончено – Таби умрет. Однако умрет он еще не сейчас, не сразу. Если Таби сегодня никто не купил, то он ночует в тесной грязной хижине, примыкающей к невольничьему рынку. Мальчик совсем один, голодный, напуганный. Ларен знала, что брат надеется только на нее, но сглупила: при всех ударила Траско, и новый хозяин излупцевал ее кнутом. Теперь она лежит беспомощная, как новорожденный щенок, и даже на спину перевернуться не может. Ладно, щенок и то лучше, чем бельчонок. При этой мысли Ларен покачала головой и начала приподниматься на локтях. Резкая боль пронзила спину, обвилась вокруг груди, Ларен задохнулась, почувствовав, что ей и дышать больно, однако она стерпела эту муку и продолжала подниматься. Просто удивительно, как легко она переносит теперь то, что раньше могло бы сразу убить ее. Неужели это она была когда-то такой нежной, ранимой и слабой?
Страшно хотелось есть. Ларен почуяла аромат крепкой бараньей похлебки еще прежде, чем услышала шаги Клива. Рот ее мгновенно наполнился слюной.
– Лежи как лежишь, я подложу подушку под грудь, чтобы ты могла приподнять голову.
Ложку за ложной Клив скармливал ей горячую похлебку. Ларен ощущала тепло пищи не только во рту и горле, но и в желудке. Голова слегка закружилась от непривычного ощущения сытости, все тело согрелось и словно вновь набралось сил. Однако Ларен понимала, как обманчиво это состояние, она знала, что ее слишком много испытавшее тело подведет при малейшем усилии. Она ела и ела, пока не показалось дно миски, и только тогда подняла взгляд на Клива:
– Еще!
Он покачал головой:
– Нельзя, тебя стошнит. Траско в таких делах разбирается.
– Что он понимает в этом? Выглядит он так, будто всю жизнь ест не переставая. – Она продолжала спорить, хотя знала: Траско прав, но желудок Ларен испытывал такое наслаждение, что она хотела непременно получить добавку, пусть потом ей придется извергнуть все съеденное.
– Теперь поспи, и тебе станет лучше.
– Который час?
– Полдень.
– Ты очень уродлив, Клив. Что случилось с тобой?
На миг он замер, потом рассмеялся резким скрипучим смехом – похоже, этот человек давно отвык веселиться.
– О, это чудесная история, одна из тех, внимая которым женщины плачут, а мужчины сжимают кулаки от зависти. Да, это великолепное приключение, при одной мысли о нем душа моя поет.
– Прости, я обидела тебя. Тебя кто-то ударил по лицу, когда ты был еще мальчиком?
– Вот именно, малышка, ты очень сообразительна. А теперь спи.
– Зато у тебя красивые глаза. Один золотой, другой синий. В наших краях сказали бы, что твой отец – сам дьявол.
Ухмыляясь, он помог ей укрыться:
– Будь дьявол моим отцом, я не служил бы Траско. Я стал бы могучим человеком и правил бы всем Киевом. А так – самая обычная жизнь. По крайней мере, брюхо набито едой и ребра не торчат наружу. Поглядеть на тебя сейчас, так ты куда уродливей, чем я.
– И пахну гораздо хуже.
– Да уж! – Клив задержался еще на минутку, потирая рукой подбородок:
– Тебе очень больно?
– Уже легче. Мазь и вправду волшебная.
– Мать Траско ведьма, ее даже арабы боятся. Она может поехать, куда захочет, и никто не посмеет остановить ее.
– Ты очень добр ко мне. Если бы не шрам, я бы назвала тебя красивым. Волосы у тебя золотые, словно у бога, и сложен ты прекрасно.
– Что ж, малышка, тут ты тоже права. Веди себя смирно. Траско велел мне присматривать за тобой. Ты не похожа на других рабынь. Должно быть, Траско угадал: ты родилась от благородных родителей, верно? В твоих жилах течет иная кровь, чем у меня.
Она поглядела на него и сказала негромко:
– Клив, у меня есть маленький брат.
– У меня когда-то тоже был брат, старше меня, его продали, и я остался один. Теперь я уже не смогу припомнить его лицо.
– Значит, ты понимаешь. Я должна спасти Таби. Клив рассмеялся, словно ему и впрямь было весело:
– Мальчик не пропадет, Киев хорошее место, его продадут арабскому купцу из Миклагарда или куда-нибудь дальше, на юг. Конечно, хозяин попользуется им, что тут скрывать, но это не смертельно. Я вынес это и, как видишь, остался жив.
– Очень жаль, что с тобой так обращались. Я не позволю, чтобы подобное произошло с Таби.
– Ты ничего не можешь сделать. Ты рабыня. Даже если в твоих жилах течет королевская кровь, теперь ты ничто, мелкая монетка в расчетах Траско.
– Для раба ты на редкость красноречив. Клив широко ухмыльнулся ей в ответ:
– Хозяин, который забавлялся со мной, многому меня научил. Ему нравилось беседовать со мной о философии в те минуты, когда он предавался наслаждению. И потом, закончив игру со мной и удовлетворив свои желания, он ложился рядом, перебирал мои волосы и бормотал о древних греках и их причудливых обычаях. Ты должна последить за своим языком, не то тебя скоро забьют до смерти. Поверь мне, малышка, лучше держать рот на замке, иначе никакая мазь не сможет залечить твои раны.
Мысли Ларен неистово метались в поисках выхода, но она решилась на притворство и сонным голосом ответила Кливу:
– Да, ты прав. Я забуду его. Велика важность – одним маленьким мальчиком больше или меньше. Он никому не нужен.
Клив только головой покачал в ответ. Хотя его знакомство с этой девчонкой едва завязалось, он удивился, когда ее хрупкие, тонкие плечики поникли, будто рабыня окончательно признала свое поражение. Однако Клив предпочел промолчать. Поднявшись на ноги, он осмотрел израненную спину:
– Кровь уже не течет. Траско велел мне выкупать тебя поутру и дать чистую одежду. Он сам придет поглядеть на тебя. Постарайся придержать свой язык.
– Чистая одежда – это замечательно, – отозвалась Ларен.
Хмурясь, Клив добавил:
– Он не заставит тебя раздеваться перед ним, мальчики ничуть не интересуют Траско, так что какое-то время ты в безопасности. Боюсь, правда, что, умывшись, ты уже вовсе не будешь похожа на мальчишку.
– Я очень давно притворяюсь мальчиком. До сих пор никто не догадался.
– Значит, хозяева у тебя были дураки. – Клив повернулся, собираясь уходить, несмотря на охватившую его безотчетную тревогу. Он сам не знал, чего он боится. Что ему до этой девчонки? Еще одна рабыня, она достанется старой Эфте, если только Траско не распознает вовремя ее пол и не продаст Ларен в наложницы – а то и забьет насмерть.
– Спасибо, Клив, – слабо прозвучало вслед ему.
Да уж, если Траско поймет, что купил девчонку, он убьет ее – ведь она расстроит все его планы. Сестра Каган-Руса, старая Эфта, в жизни не примет такой подарок: все ее служанки древнее, чем гнилое болото к западу от Днепра. О чем же тут тревожиться Кливу, рабу? Будь что будет. Девчонка, конечно, молодец, но и дура – нечего показывать всем свою" храбрость. Только поглядеть, до чего ее довело упрямство! Лежит теперь на брюхе с исполосованной спиной. Почему же ему так тревожно при мысли, что девочку ждет либо смерть, либо что-нибудь похуже смерти? А что может быть хуже смерти? Клив не мог уже припомнить даже лица своей покойной матери. Нет уж, как бы плохо ни пришлось человеку, умирать он не захочет.
* * *
Наконец-то стемнело. Снаружи, за узким окошком ее каморки, повисла непроглядная темень. Луна не взошла, звезды скрывались за огромными черными тучами. Слава богам, выдалась очень темная ночь. Ларен прикончила еще одну миску похлебки, почти не разговаривая с Кливом. Она попросила только, чтобы он оставил ей корзину мягкого хлеба. Он послушался – вот дурак! Оторвав край простыни. Ларен завернула хлеб. Жаль, что нечем укрыться. Подумав, Ларен завернулась в разорванную простыню, поверх нее натянула свои лохмотья. Она вновь казалась мальчишкой – никто ничего не заподозрит. Тело у нее худое, груди маленькие, да она еще приплюснула их, туго перетянув простыней, короткие волосы торчат во все стороны. И к тому же Ларен так перемазалась, так скверно пахла, что никто даже не заинтересуется, какого она пола. От рези в спине Ларен пошатнулась и чуть не упала, но заставила свое сознание отключиться от боли, которая все никак не унималась и стиснула зубы, подавляя рвавшийся из груди стон.
Ларен убедилась, что дверь не заперта, в противном случае ей пришлось бы протискиваться в маленькое оконце. Словно призрачная тень, Ларен скользнула в узкий темный коридор. Ноги ее ступали по грубому деревянному полу, а не по утоптанной земле, головой она почти касалась ярко выбеленного потолка. Никакой мебели здесь не было. Ларей попыталась припомнить, как ее затащили в дом. Мысленно нарисовав план дома, она вышла к развилке коридора и свернула налево.
Послышался разговор нескольких мужчин – конечно же, стражи! Ларен прижалась к стене, всхлипнув от боли, когда израненная спина соприкоснулась с шероховатой поверхностью. Сколько же их тут? Пол чуть слышно заскрипел под ее ногами.
– Что там такое?
– Как что? Это еда урчит, у тебя в брюхе, дурень, вот и все.
– Лучше я пойду погляжу. Ты же знаешь, каков Траско.
Ларен забыла о боли в спине. Она замерла неподвижно, точно камень. В коридоре показалась тень. Ларен не двигалась, не дышала. Тень двинулась в ее сторону, потом остановилась, человек прислушивался. Приятель вновь окликнул стража:
– Вот видишь, я же говорил, там никого нет.
Угомонись, выпей-ка лучше, а не то передай брагу мне. Нет там никого и никогда не было.
В ответ послышалось урчание, затем бдительный страж удовлетворенно рыгнул. Товарищ его весело расхохотался. Ларен осторожно перевела дыхание. Она продолжала стоять неподвижно, выжидая, потом тихо-тихо двинулась вперед, скользя вдоль стены и, всякий раз, когда коридор разветвлялся, сворачивая направо. Вновь до нее донеслись голоса, на этот раз множество голосов, среди них, как показалось Ларен, она различила и подвизгивание Траско. Значит, она перебралась к столовой – где же еще быть этому прожорливому варвару?! Наконец Ларен натолкнулась на узкую дверь, повернула железную ручку и очутилась в вонючем переулке. Здесь пахло мочой и отбросами. Ларен подивилась, почему Траско, владелец такого чистенького дома, развел грязь перед своим крыльцом. Впрочем, какая разница – ей удалось ускользнуть! Ларен готова была кричать от счастья. Она глубоко вздохнула от облегчения и тут же согнулась от боли, которую причинил этот вздох. С минуту она постояла, не двигаясь с места, пытаясь прийти в себя. Спина горела, в ранах остро билась кровь. Ей показалось, будто рубаха вновь стала влажной, и Ларен подумала, что рубцы от ударов раскрылись и опять начали кровоточить.
Неважно, неважно! Она выбралась на свободу, а раны заживут, только не здесь, не в доме Траско, не в проклятом Киеве. Она выручит Таби, и они вместе отправятся на север, в Чернигов, – Ларен слышала, как рабы рассказывали про этот город на восточном берегу Днепра. Наверное, туда можно добраться за три дня пути. Она сумела остаться в живых и может спасти Таби. Ларен впервые посчастливилось бежать, и она твердо рассчитывала на удачу, хотя до сих пир ей не везло. Наверное, и в порке, полученной от Траско, был прок: купцу и в голову не пришло, что она попытается вырваться на свободу, когда у нее вся кожа на спине висит клочьями. Вдруг Ларен вновь услышала голоса мужчин.
Мужчины переговаривались негромко, но они подходили все ближе, подкрадывались к дому с правой стороны. Воры? Люди Траско? Впрочем, все равно. Ларен на миг прикрыла глаза, подумав, не враждебны ли ей боги этой страны или всех стран, где она успела побывать, – потом бросилась назад, в темноту, прижалась к стене дома, понимая, что оказалась в ловушке. Бежать она не могла, не могла даже пошевелиться: мужчины тут же заметили бы ее. Назад в дом Траско она не вернется.
Мужчины замолчали, но Ларен различала их осторожные шаги. Теперь она знала, что мужчин только двое. Всего лишь двое. Если это воры, они, быть может, не обратят на нее внимания. Что она такое? Ничто, меньше чем ничто. Да, но они заметят ее и, скорее всего, убьют.
Ларен чуть не взвыла: это так несправедливо! Она попала в ловушку, сейчас они обнаружат ее, и ей придет конец, а вслед за ней – и Таби. Она согнулась, скрючилась, отчаянно прижимаясь к стене дома, превращаясь в призрак, в ночную тень. Вдруг Ларен услышала, как заговорил один из ночных гостей, голос его был тих, но решителен:
– Надо войти в эту маленькую дверь – так мне сказали.
Второй поддразнил его:
– Кто тебе сказал, Меррик? Та ящерка, которой ты подарил серебряный браслет?
– Неважно, кто. Возможно, дверь уже заперли. Насколько я понял, мальчика не отослали к остальным рабам, он остался в отдельной комнате.
Они пришли за ней. Ларен не могла дольше таиться в тени, надеясь, что мужчины пройдут мимо, молясь, чтобы они ее не увидели. Нет, она бросится на них первой, сама нападет на них, а потом пустится бежать, ведь она гораздо проворнее, она маленькая и юркая. Ларен прыгнула на одного из своих врагов, с размаху ударив его куланом в лицо.
– Клянусь богами! Тут какой-то мальчишка, он хотел убить меня. – Олег был высокий человек могучего сложения, настоящий воин, в одну секунду он захватил оба запястья Ларен, повернул ее лицом к себе и заорал:
– А ну, цыц, звереныш! Сейчас же уймись!
– Заставь его молчать, Олег, и сам замолчи! – шепотом приказал второй. – Не хватало нам привлечь внимание всех слуг Траско!
Как только человек заговорил, Ларен высвободила одну руку и погрузила кулак в живот своего противника. Тот лишь кряхтел в ответ и снова крепко ухватил ее. Они боролись молча: не только Ларен, но и ночные гости не хотели привлекать внимание стражей. Однако она, конечно, не могла выиграть эту битву. Противник уже крепко прижал обе ее руки к бокам и замахнулся огромным кулаком. Сейчас он ударит! Ларен поглядела на его руку и поняла, что после этого удара для нее все будет кончено. Другой рукой Олег все еще придерживал девушку за плечо.
Терять Ларен было нечего. Она наклонилась и изо всех сил впилась зубами в руку Олега. Тот глухо застонал от боли, ему впору было бы завопить – Ларен чувствовала, как ее рот наполняется кровью врага. Она не собиралась разжимать челюсти. Тут и второй мужчина принялся за нее. Плотно обхватив руками ее горло, он шепнул Ларен в самое ухо:
– Оставь его, или я придушу тебя.
Ларен выпустила руку Олега. Тихонько ругаясь, он отошел в сторону. Второй человек, по-прежнему сжимая руками горло Ларен, заставил ее повернуться к нему. Изумленно поглядев на нее, он окликнул своего спутника:
– Смотри-ка, кого мы поймали, Олег! Нам сильно повезло, если только он не искалечил твою руку. Да-да, я уверен, тут достаточно света. Это тот самый мальчишка, которого мы хотели похитить, Олег. Он сам вышел нам навстречу. Как же ты выбрался из темницы, малыш?
Ларен не шевелилась. Кровь Олега пенилась в уголке ее рта. Она уставилась на державшего ее человека и замерла. Тот самый, которого она видела на невольничьем рынке!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрин



нормальный роман
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринГалина
14.12.2010, 11.32





нормальний роман точніше перші 2 ст.
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринkakashka
17.04.2011, 18.59





Сюжет немного затянут, кому понравилось, прочитайте лучше "В объятиях дьявола"
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринКсения
17.04.2011, 19.38





Бред!Саксы значит все плохо пахнут... Киевляне все гомики... В Чернигове- одни дикари... А вот норвежци просто "божие одуванчики" нежные и воспитанные, ни разу не насильники, не грабители и не варвары.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринИрина
16.05.2011, 20.44





Слава Богу, эти времена миновали много веков тому назад! Книга чудесная! Мне нравится вся серия - "сезон солнца", "хозяин вороньего мыса", "хозяин соколиного гребня" и "Хозяин ястребиного острова". Рекомендую!
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринТатьяна
27.03.2012, 10.26





и не стыдно этой домохозяйке такую чушь писать! Что-то не припоминаю, чтобы в древнем Киеве существовали невольничьи рынки. да ведь Русь и от католичества отказалась, так как оно поощряло работорговлю, в том числе и христианами!
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринсветлана читающая
8.06.2012, 15.04





Немного скучноват к концу
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринВика
28.08.2012, 10.43





разочарована. обычно читаю взахлеб. скорее всего автор исписала тему.нет динамики розвития сюжета.А вообще обожаю читать Макнот.
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтриннадежда
9.09.2012, 18.04





роман по своему интересен,прочитать можно.но не из тех которые можно перечитать несколько раз.немного воды....начало шикарное,задумка неплохая,серидина тоже,а конец как то не очень интересен...но все равно советую прочитать.приемлемо.
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтрининна
5.11.2012, 22.09





Роман интересный, оказывается таки был под Киевом невольничий рынок только назывался немного по другому, а вот имя владыки Киева именно того года о котором идет речь в книге правильное. Короче ждала большого, но читать было интересно.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЛилия
19.02.2013, 14.49





Первая любовный роман, который прочитала. тогда впечатлило. вот только историки говорят, что под Киевом невольничьих рынков не было никогда. rnНу это отдельная тема, как историки читают исторические любовные романы, и критикуют на каждой странице, там "за попытку заняться оральным сексом в средние века её бы сожгли на костре" ;)
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринМася
31.03.2013, 23.36





Мне не очень понравилось. Герои не плохие, но много криминала.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринКэт
2.05.2013, 11.33





Роман неплохой но я предпочитаю Ханну Хауэлл читать у нее более захватывющие романы
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринлюбовь
15.08.2013, 22.34





Роман понравился.Очень.Читайте обязательно.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринНаталья 66
6.11.2013, 16.57





Роман хороший, читать можно и с удовольствием,но очень много сказок. Это утомляет. Сюжет замечательный.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЛюбовь
7.11.2013, 19.48





Не понятно, то ли перевод неудачный, то ли книга.не ясно по какой причине вообще случилась вспышка страсти. Это первая книга, которую я не стала дочитывать, а у меня их было ооооочень много! ) не хотелось бы оскорблять, но в общем очень пусто, а от этого мрачно, непонятно, скучно.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринАнни
26.02.2014, 22.01





Сама идея - хороша. Сказки - выше всяких похвал.rnА вот нестыковок - не просто море, роман нашпигован ими.rnДля начала - героиню продали в рабство как девушку. А потом - она два года (!) притворялась мальчиком и сохранила девственность?rnЭто как - рабовладелец купил девочку (девственницу! За неё могли заплатить золотом по её весу!) а потом недосчитался девочки, зато прибавился мальчик?rnДа не смешите.rnТак что - не очень. Ожидала большего. rnЯ уж не говорю об исторических несоответствиях - но что взять с автора любовного романа?
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринАнна. Привередливая читательница.
8.04.2014, 23.51





Дело автора сочинять,фантазировать! И это не плохо получилось..Так что наслаждайтесь!!
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринmadi
21.04.2014, 9.46





Романы про викингов, пиратов, да и про любовь, почти сказка. Если фантазия у автора хорошая, то и сказка(роман) интересная. Роман прочесть один раз можно. Советую прочесть "Лебединая дорога" Марии Семеновой. Намного интересней!!!
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.06.2014, 21.16





Я в сотый, в тысячный раз умоляю зарубежных авторов-не пишите про Россию, предварительно не изучив хотя бы ее историю и обычаи. В противном случае получается подобный бред-какая-то работорговля в Киеве, которой там отродясь не было, княгини,покупающие себе любовников, купцы , имеющие гаремы... Просто перечислять противно. Да даже имена не русские-Траско, Каган-Рус, Эфта. И викинги, покупающие! себе рабов. Да они бы их просто наворовали женщин и мужчин, совершал очередные набеги. Автор-законченная дура. Почему не написать то же самое, но про какую-нибудь восточную страну-там бы это было как раз в тему. А так-только смех вызывает.
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринМаша
7.09.2014, 12.54





Я книгу не читала, но Маше хочу сказать- Авторы многие не узнают историю, религию, образ жизни тех стран, про которые пишут. В частности, про мусульманские страны 99 % того, что пишут не соответствует действительности, так что лично я даже не удивляюсь если про Россию тоже написали бредятину
Хозяин вороньего мыса - Коултер Кэтринева
17.09.2014, 16.22





Да и вы тоже не совсем точны:называете Древнюю Русь Россией.Сейчас это особенно актуально))))
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЛена
18.10.2014, 0.15





мне больше всего понравилась фраза высокие стройные блондинки из Самарканда,такая прелесть!
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЕлена
29.03.2015, 10.52





Полностью согласна с предыдущим отзывом от Елены.Блондинки и рыжеволосые поставлялись из Самарканда...я рыдаю...Всем известно что,там проживали ...и проживают тюркоязычные народы,монголоидной расы...современные узбеки.Правда таджиков там тоже много,но блондинов и среди них нет
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринФАЙРА
12.06.2016, 16.39





"не пишите про россию". россии на тот момент еще и в планах не было. была русь- это другое.rn"работорговли не было". очень даже была. и ваояги занимались работорговлей нехило так.rnучите историю по книгам, а не по сюжетам нтв или что там у вас
Хозяин вороньего мыса - Коултер КэтринЕлена
9.09.2016, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100