Читать онлайн Хозяин Соколиного гребня, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 97)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Хозяин Соколиного гребня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Послеполуденное небо сверкало ослепительной голубизной, воздух был напоен ароматами вереска и можжевельника и насыщен солоноватой водяной пылью. Жар солнечных лучей немного смягчали пышные белые облака, стоявшие неподвижно из-за полного безветрия. Тишину нарушал только ритмичный шум волн, разбивающихся о скалы.
По обычаю, принятому в Малверне, мужчины встали за спиной Клива, а женщины – за спиной Чессы. Дети сгрудились в сторонке, старшим из них было поручено следить за младшими, чтобы те не очень шумели. Собаки присоединились к детям – все, кроме Керзога, который улегся перед Чессой и уткнулся носом в ее ноги.
– Поскольку Сайра замужем за твоим отцом, – сказала старая Альна, обращаясь к Чессе, – тебе не надо беспокоиться, что она явится сюда, чтобы украсть у тебя Клива, как она пыталась украсть Рорика. Да-да, она пыталась увести Рорика у Мираны и чуть не убила мою дорогую деточку. Но я сумела ее спасти. Подумать только – эта мерзавка Сайра стала королевой! Уму непостижимо.
Рорик прикрикнул на Альну, чтобы она замолчала, после чего торжественно начал:
– Боги послали нам хорошую погоду – верный знак того, что они благословляют этот брак. Клив из Малверна явился сюда, дабы взять в жены Чессу, дочь Ситрика, короля Ирландии. Слушайте все, как они будут клясться друг другу в верности.
Клив выступил вперед, взял Чессу за руки и мягко потянул ее за собой к центру круга.
– Керзог, – сказал он, отпихивая огромную дворнягу в сторону, – оставь мою невесту в покое. Ты сможешь сколько угодно нюхать ее ноги и спать на них, но только после того, как я исполню свой супружеский долг.
Послышался смех.
Руки Чессы были холодны как лед.
– Не бойся, – тихо сказал Клив. – Ты же такая смелая.
– Я не просто боюсь. Я в ужасе. Я ведь никогда еще не выходила замуж.
Клив улыбнулся, глядя на нее, и громким голосом, доносящимся до подножия восточных утесов, где с грохотом разбивались набегающие волны, сказал:
– Я предлагаю этой женщине все, что у меня есть, и все, что у меня когда-либо будет. – Он поднял ее руку. – Наше будущее покрыто мраком неизвестности, но она согласна делить его со мной. Когда я до конца выясню, кто я такой, она по-прежнему будет рядом со мною. Я глубоко чту ее и каждый день буду просить Фрейю ниспослать нам много детей, и чтобы отныне все они были моими.
По толпе прокатился смех, затем опять воцарилось молчание, когда Чесса стиснула запястье Клива и высоко подняла его руку.
– Ты, Клив, станешь моим супругом, моим спутником на всю жизнь. Я отдаю тебе всю мою верность и преданность. Я буду защищать тебя, не щадя жизни. Мы вместе завоюем Шотландию. Я люблю твою дочь как родную. Я всем сердцем и всей душой люблю тебя, ее отца. Я полюбила тебя с самого первого мгновения, когда увидела тебя в саду королевы. Ты мой муж отныне и навсегда.
На скандинавских свадьбах было не принято говорить о любви. Просто жених и невеста клялись друг другу в верности и взаимном уважении. И потому, когда Чесса закончила свою речь, в толпе воцарилось ошеломленное молчание.
– Значит, ты полюбила меня с первого взгляда? – спросил Клив. Он сказал это тихо, но, поскольку все остальные молчали, его слова достигли слуха каждого.
– Да, – ответила она. – Я никогда не видела никого красивее тебя. Я видела твою силу и твои золотые волосы. В тот день, в саду, они сверкали под лучами солнца.
Клив наклонился и поцеловал ее в губы. Толпа разразилась одобрительными криками: кричали и женщины, и мужчины. Клив обнял свою жену и прижал ее лицо к своему плечу.
* * *
Было уже поздно, но свадебному пиру не было видно конца, только голоса пирующих стали громче и в них появилась хрипотца. То тут то там слышались взрывы смеха.
– Ты правда будешь верна мне до конца, Чесса? – спросил Клив. – И не покинешь меня до самой смерти?
– Да, – прошептала она и, встав на цыпочки, поцеловала его в губы. Гости одобрительно загомонили, многие стали выкрикивать советы, которые обычно дают новобрачным. Чесса почувствовала, как муж прикоснулся языком к ее нижней губе и вздрогнула от неожиданности. Он поднял голову и улыбнулся ей.
Старая Альна крикнула:
– Влей ей в глотку меда Утты, Клив, тогда она станет податливее!
Все кругом без устали ели и еще усерднее пили. Черпаки то и дело опускались в бочонки с медом и пивом. Однако Чесса за все время не выпила ни глотка. Она была слишком взволнована. Клив понимал это и глядел на нее с едва заметной загадочной улыбкой, в которой таилось обещание – обещание того, что он уже познал, а она еще нет. Он дразнил ее и делал это очень искусно.
Рорик, которого начинало тошнить, стоило ему выпить больше одного кубка меда, был так же трезв, как Чесса. Когда время подошло к полуночи, он посмотрел на нее и серьезно сказал:
– Ты изменила жизнь Клива больше, чем я мог себе представить. Мы с Мерриком беспокоились за него, потому что до сих пор в его жизни не было ничего, кроме унижения, испытаний и горя. Удивительно, что он вообще выжил. То, что он до сих пор способен улыбаться, способен оценить прелесть заката и красоту белых грудей женщины, говорит о том, что он обладает той великой силой, которой наделены только викинги.
– Я буду защищать его, Рорик, – сказала Чесса. – Клянусь тебе в этом. Я дам ему все, что смогу. Рорик улыбнулся:
– Ты уже говорила это во время брачного обряда. Женщины были тронуты твоими словами, мужчины же не поверили, за исключением тех из них, которые знают мою жену.
– Мужчины никогда не верят, но это не важно. Я всегда буду рядом с ним. Я владею ножом так же искусно, как и он.
– Нет, все же не так, – сказал Клив, поднявшись со своего места и встав у нее за спиной. Он приподнял волосы, закрывавшие ее шею, и прильнул губами к влажной коже. Чесса вздрогнула. Он рассмеялся, уронил ее волосы и начал пропускать их сквозь пальцы.
– Черные, как у твоей Мираны, Рорик, – проговорил он. – Честное слово, мне повезло. А теперь я хочу увести свою жену в укромное местечко и показать ей, как именно мужчина делает женщине ребенка. И если потом ей снова захочется поговорить о таких вещах, она по крайней мере будет знать, о чем толкует.
– А вот и не правда, я владею ножом ничем не хуже тебя, – сказал Чесса, вставая.
Рорик засмеялся и крикнул им вслед:
– Мы с Мираной отдаем вам нашу спальню, но вам еще рано туда отправляться. Не забудьте – вы должны выслушать шутки гостей. Таков обычай.
– Мы скоро вернемся, – ответил Клив. – Но сначала я хочу немного проветриться. В отличие от своей жены я изрядно хлебнул меда Утты.
Он взял ее за руку и вывел за ворота палисада.
– Но ты же почти не пил, Клив, – сказала Чесса. – Я все время за тобой наблюдала. Ты кивал, улыбался, смеялся над советами, которые тебе давали, но ты едва притронулся к хмельному.
– Осторожно, здесь очень неровная тропа, – промолвил он, притягивая ее к себе. – Ты права. Я почти не пил, потому что и так был пьян: меня пьянили мысли о том, что я буду делать с тобой этой ночью. Я до сих пор не решил, с чего начать. Наверное, с твоих грудей, а может быть, лучше всего просто поласкать твой живот и дать полную волю пальцам, чтобы они гладили все, что захотят? Ну как, Чесса, ты покраснела от моих слов? Повернись и дай мне посмотреть.
Он нежно повернул ее лицом к себе и кончиками пальцев приподнял ее подбородок. Потом его пальцы медленно погладили ее плечи, скользнули ниже и обхватили левую грудь.
– О, как хорошо. Я чувствую, как колотится твое сердце. Да, именно здесь и следует начать.
Не убирая руки, он наклонился и поцеловал ее в губы. Его пальцы начали ласкать ее грудь.
– Раскрой губы, Чесса.
Она раскрыла губы и встала на цыпочки, прижимаясь грудью к его руке. Его язык легко скользил по ее нижней губе.
– О, Клив, я чувствую себя так странно. Мне хочется прильнуть к тебе еще теснее и еще мне хочется кричать.
– Делай то, что тебе хочется, – прошептал он. Его язык проник в ее рот, и она задохнулась от изумления.
– Смотри, не откуси мне язык, – пробормотал он и поцеловал ее в ухо, потом лизнул нежную мочку и наконец слегка куснул ее.
– Извини, что укусила тебя, но это было так неожиданно. И то, что ты делаешь сейчас, тоже странно. Мне это не нравится. Ты только и делаешь, что удивляешь меня, а я не знаю, как тебе ответить, и просто стою столбом, как невежественная дура.
Он отстранился от нее и скрестил руки на груди.
– Смотри, полная луна. Она великолепна, правда? Ее сердце неистово стучало, внизу живота разливалась тупая сладкая боль. Ей хотелось целовать его, касаться его так же, как он касался ее. Ей хотелось сжать зубами мочку его уха.
– Да, – произнесла она. – Луна светит так ярко, что я вижу двух ржанок, сидящих в гнезде вон под тем можжевеловым кустом.
Он снова приблизился к ней вплотную, прижал ее тело к своему и сразу же, без предупреждения его ладонь медленно заскользила по ее животу, потом скользнула еще ниже и там остановилась. Она чувствовала обжигающий жар его руки сквозь ткань платья.
Чесса не двигалась, только взглянула на него широко открытыми глазами.
– Никто никогда не касался меня.., там, – проговорила она.
Он слегка пошевелил пальцами, и она вздрогнула.
– Я так и думал, хотя, с другой стороны, ты уже столько раз была беременна, что трудно предположить, что тебя до сих пор никто не касался. У тебя встревоженный вид, Чесса. Почему? Разве тебе не нравится, когда моя рука прижимается к твоей плоти?
Она смотрела на него, и все ее чувства ясно выражались на ее подвижном лице.
– Я не знаю, нравится мне это или нет. Я к этому не привыкла. Но я знаю другое: я люблю тебя, Клив. Если ты еще не полюбил меня, это не важно. Я просто хотела, чтобы ты знал о моих чувствах.
Он застонал и рывком прижал ее к себе, чтобы она ощутила жар его тела и твердость его возбужденной мужской плоти. Он часто и тяжело дышал, ему хотелось овладеть ею прямо сейчас, прямо здесь, среди кустов можжевельника и вереска, где свила себе гнездо пара ржанок.
– Чесса, – проговорил он, не отрываясь от ее губ, – я больше не могу терпеть. Не знаю, что со мной происходит, но я не могу ждать. Я собирался действовать не торопясь, но чувствую, что не в силах медлить. Я собирался раззадоривать и ласкать тебя, пока ты не начнешь стонать от нетерпения, но это выше моих сил.
Чесса с таким пылом прильнула к нему, что он едва не опрокинулся на спину. Он пошатнулся, рассмеялся и опять припал к ее губам. Потом медленно уложил ее на тропинку, и только тут до него дошло, что под ними косогор, что земля очень твердая и что для Чессы это будет в первый раз. Он выругался и сел.
– Мы не можем здесь остаться. Здесь неудобно. Идем, Чесса. И, пожалуйста, поторопись.
Он схватил ее за руку и потащил за собой, не глядя по сторонам. Все их друзья по-прежнему пировали под открытым небом между домом и палисадом, однако, когда Клив протащил Чессу мимо них и втянул ее за собой в дом, они прервали трапезу. Вдогонку новобрачным раздались взрывы хохота. Старая Альна крикнула:
– Пусти в ход язык, Клив. Женщине нравится мужской язык.
– Ха! – сказал Хафтер. – Ты, Альна, так стара, что наверняка давно забыла, что это такое – мужской язык.
– Альна, не обращай на него внимания. Вот, выпей меду, – вмешалась Утта и довольно хихикнула, когда Хокон погладил ее по заду.
Керзог залаял и бросился было вслед за Кливом и Чессой, однако, вбежав в дом, тут же остановился, вскинул свою большую голову, потом повернулся и ринулся обратно, туда, где люди ели, смеялись и кричали.
– Наконец-то, – задыхаясь, проговорил Клив; грудь его вздымалась. Он быстро отдернул в сторону медвежью шкуру, которая закрывала вход в спальню Рорика и Мираны, и с облегчением увидел, что они не потушили фитиль, плавающий в плошке с маслом. Свет в спальне был мягким, неясным, воздух – теплым и ласкающим, и рядом с ним была его жена. Она принадлежала ему по праву.
Он поднял ее на руки и уложил на кровать, но тут же спохватился и опять поставил ее на ноги.
– Твое платье, – пробормотал он и вместо того, чтобы расстегнуть драгоценные броши, скреплявшие платье у нее на плечах, едва не оторвал их.
Внезапно Чесса рассмеялась:
– Дай мне раздеться самой, Клив, иначе завтра утром мне придется просить у кого-то из женщин новое платье.
Он отступил на шаг и сорвал с себя одежду. Когда Чесса, все еще в своей длинной полотняной сорочке, подняла на него взгляд, он стоял перед ней совершенно обнаженный и пожирал ее глазами. Он тяжело дышал. Он не мог взять в толк, отчего его вдруг захлестнуло такое неукротимое, всесокрушающее желание, но ничего не мог с ним поделать. Он хотел свою жену и возьмет ее сей же час, как только она ляжет на спину;
– О-о, – проговорила Чесса и судорожно сглотнула. – О-о, – проговорила она опять. Теперь она видела каждый дюйм его тела, от золотистых завитков на груди до плоского живота и еще ниже – до золотистых зарослей в паху. Она еще раз сглотнула. – О-о.
– Чесса, прошу тебя, не медли. И не бойся! Я вмещусь в тебя легко, я тебе обещаю, что вмещусь и что тебе это понравится. Я клянусь тебе, что так и будет. Но поторопись же, поторопись. О боги, я не понимаю, что со мной происходит. Прощу тебя, быстрее!
Когда полотняная сорочка упала к ее ногам, он посмотрел на нее и застонал:
– Я хотел медленно подготовить тебя к этому. Я раззадоривал тебя весь вечер, но, похоже, больше всего я раззадоривал сам себя, и вот что из этого вышло. Сейчас, Чесса, я должен взять тебя прямо сейчас.
Он поднял ее и припал лицом к ее грудям; когда его губы сжали ее сосок, спина ее выгнулась и тело напряглось, как тетива лука. Еще мгновение – и она оказалась на спине, а он – между ее ног. Он тяжело дышал, его руки лихорадочно шарили по ее телу. Казалось, он не знает, с чего начать, что именно сделать сначала, а что – потом. Он ругнулся, рывком приподнял ее бедра и приник губами к сокровенной плоти, которой никто до него не касался.
Она замерла, потом передернулась, она была так изумлена, что не знала, что делать. Клив поднял голову. Его губы влажно блестели – это была влага, выступившая в том месте, которое он целовал. Лицо его было перекошено, словно от боли. Он раздвинул ее колени еще шире, посмотрел на ее розовую плоть и опять застонал.
– Я не могу ждать, – проговорил он, и она снова подумала, что он, должно быть, испытывает боль: его зубы были судорожно стиснуты, глаза закрыты, голова откинута назад.
Она не знала, что ей думать, что делать. В следующее мгновение он уже входил в нее. Она по-прежнему не могла понять, что с ним происходит и чего он от нее хочет. Полагается ли и ей как-то двигаться, и если да, то как? И что она должна при этом чувствовать? Сейчас она больше ничего не чувствовала. Странная сладкая боль внизу живота исчезла. Но не все ли равно, что ощущает ее тело? Ведь она любит его, и это останется неизменным, что бы он ни делал. К тому же ей было любопытно узнать, что же будет дальше, однако она не могла забыть, что его.., меч чересчур велик для ее ножен.
Она вдруг почувствовала боль, попыталась отпихнуть его, упершись ладонями в его грудь:
– Клив, пожалуйста, остановись на минутку. Только на минуту, пожалуйста!
– Я не могу, Чесса, не могу. Попытайся расслабиться и впустить меня. О боги, ты такая тесная, но я должен.., должен войти в тебя глубже. Я не могу ждать, Чесса, поэтому прошу тебя, не противься, впусти меня.
– Хорошо.
Она ощущала хватку его рук, сомкнувшихся на ее бедрах и чувствовала, как он медленно протискивается внутрь ее лона. Боль нарастала, и ей это совсем не нравилось. Этот акт, акт совокупления, дарил женщине ребенка, и это было хорошо, но где же то наслаждение от плотской любви, о котором она не раз слышала? Он опять врезался в самую сердцевину ее тела, и она почувствовала раздирающую боль, как будто что-то внутри нее прорвалось. Она закричала и снова попыталась оттолкнуть его. Она толкала, била его кулаками в грудь, силясь сбросить его с себя. Он приподнялся с глухим стоном, все его тело дрожало и блестело от обильного пота. Она не понимала, что с ним происходит, но что бы это ни было, он явно хотел этого – а раз так, то, стало быть, этого хотела и она. Но как же ей было больно! Кажется, он проник в нее до упора, и это было так странно – то, что он оказался так глубоко внутри нее, стал как бы ее частью. Он врезался в нее снова и снова, горячий, напряженный, то и дело входя со стоном в ее плоть, выходя и снова входя. Теперь она уже не сопротивлялась и не двигалась. Ей было больно, очень больно, но она больше не отталкивала его.
Она любила его. Если он этого хочет, она ему это даст. Она впилась зубами в сжатый кулак, чтобы не кричать. Наконец все закончилось. Он выгнулся, его кадык заходил ходуном, потом из его горла вырвался крик, один, другой, третий и она почувствовала, как он извергает в нее свое семя. Она лежала совершенно неподвижно. Боль стала меньше и его мужское орудие – тоже. Оно больше не распирало ее плоть. Теперь он лежал на ней, опираясь на локти, дыша сипло и часто. Он был покрыт потом, и от него чудесно пахло. Она приподнялась, поцеловала его в плечо, ощутила соленый вкус его кожи и поцеловала еще раз. Клив глубоко вздохнул:
– О боги, я жалею, что все так вышло. Я сделал тебе больно, да, Чесса? Но я не мог иначе, правда не мог. Ты понимаешь меня? Ты меня простишь? Я вел себя неуклюже, как зеленый юнец, и мне очень, очень жаль. Я вовсе не хотел брать тебя таким образом, во всяком случае в первый раз. Наверное, тебе было противно, да? Скажи, я стал тебе противен из-за того, что причинил тебе боль?
Чесса купалась в ощущении его близости, его нераздельности с ней. Он целовал ее, говорил с ней…
– Ты задаешь слишком много вопросов, Клив, – ответила она. – Давай оставим их на потом.
Он снова лег на нее всем телом, и она почувствовала, что вовсе не хочет, чтобы он сменил позу. Его живот прижимался к ее животу, его мужская плоть все еще оставалась внутри ее лона.
– Знаешь, как я себя сейчас чувствую? – прошептал Клив. – Нет, конечно, не знаешь. – Он лег рядом и, приподнявшись на локте, посмотрел на нее. – Я чувствую, что из меня получился никудышный муж. Прости меня, Чесса.
– Это всегда происходит так?
– Как?
Она подняла руку и нежно провела пальцами по его подбородку, губам, носу.
– Ты всегда будешь обходиться с моим телом, как в этот раз? Как будто все оно принадлежит тебе и ты вправе делать с ним все, что захочешь? Ты будешь делать со мною все, что тебе угодно, и причинять мне боль?
Он прикусил кончик ее пальца.
– Это обоюдно, Чесса. Ты тоже можешь делать с моим телом все, что захочешь. А боли я тебе больше никогда не причиню, Она не поверила ему, но ничего не сказала.
– Но я же ничего не знаю и не умею, – вдруг жалобно воскликнула она и, схватив за уши, резко притянула к себе его голову и впилась в его губы. Он засмеялся, но смех тут же перешел в стон. Чесса запустила свой язык в его рот, не вполне сознавая, что делает, не думая ни о том, какие чувства испытывает при этом он, ни о том, что почувствует она сама.
Его язык коснулся ее языка, и она ощутила такое острое наслаждение, что едва сумела выговорить:
– Как хорошо…
– Да, – пробормотал он и не отрывался от ее губ, пока она не придвинулась к нему совсем близко, и ее руки не начали ласкать его спину, грудь, все его тело, кроме живота и паха. Он проговорил, покусывая ее ухо:
– Дотронься до меня там, Чесса, ну же, дотронься.
Она знала, где он хочет ощутить прикосновение ее руки, знала, но не была до конца уверена. Когда она осторожно дотронулась до его мужской плоти, та была горячая и влажная, и Чесса вдруг осознала, что они оба сделали ее такой, и отдернула пальцы. Он опять застонал.
Потом она снова сомкнула пальцы вокруг его плоти и поцеловала его в губы. Они были теплыми и отдавали медом и пивом и вкусом ее собственной сокровенной плоти. Горячий жезл из плоти и крови был твердым и напряженным под ее пальцами. Это было волшебное ощущение. Внезапно Чесса вновь ощутила приятную тупую боль внизу живота и в грудях: это было так непривычно и сладко, когда он целовал ее груди! Тогда он почти сразу же перестал. Сейчас ей хотелось, чтобы он сделал это еще раз.
– Клив…
Он поцеловал ее в уголок губ, и его рука бессильно остановилась на ее бедре, а мужская плоть обмякла и выскользнула из ее пальцев.
– Клив?
Он что-то промычал и перекатился на спину. Чесса рывком приподнялась и вгляделась в его лицо. Он спал. Ей захотелось ударить его, но вместо этого она легко-легко поцеловала его в губы, потом задула фитиль.
– Ну, что ж, – сказала она, глядя в темноту, – вот все и началось. Не ахти какое, а все-таки начало.
* * *
Комнату заполнял смутный серый свет утренней зари. Чесса вдруг вскрикнула от боли и внезапно пробудилась. Она вспомнила, что вчера вечером вышла замуж, вспомнила все. Между ногами; ныло и было липко. А в ребра вдруг вновь ударила острая боль.
Она тряхнула головой, чтобы прогнать остатки сна, и увидела, что между нею и Кливом лежит Кири и упирается худым локтем прямо ей в бок. Так вот кто дважды так больно ткнул ее!
Чесса и Клив лежали на разных сторонах кровати, а между ними навзничь умостилась Кири, широко раскинув руки и ноги. Ей явно что-то снилось и она беспокойно металась, время от времени дергая локтем.
– Ну уж нет, – твердо сказала Чесса и прижала руку девочки к ее боку.
– Клив, просыпайся. У нас здесь гостья. Клив проснулся мгновенно – к этому его приучил его первый хозяин, торговавший мехами и красивыми мальчиками. К счастью, Клива он посчитал тогда слишком маленьким, чтобы продать его, как остальных, и вместо этого оставил его при магазине, чтобы тот считал и сортировал меха.
Взглянув на недовольное лицо жены, потом на свою маленькую дочку, Клив застонал.
– Отец, – сказала Кири, зевая. – Ты обнимал ее ужас как крепко. Мне пришлось очень долго протискиваться между вами.
Клив опять застонал и спросонок упал с кровати. Когда он открыл глаза, его дочь и жена стояли на четвереньках на краю кровати и смотрели на него сверху вниз во все глаза.
– Отец, – удивленно проговорила Кири, – на тебе нет никакой одежды.
Чесса кинула ему шерстяное одеяло и втащила Кири обратно на середину кровати.
– Радость моя, что ты здесь делаешь? Ты не могла заснуть?
Кири улыбнулась и выскользнула из объятий Чессы, – Керзог! – позвала она. – Ты был прав. Иди сюда, Керзог. Нет, постой, я пойду с тобой.
– В чем был прав этот треклятый пес? – недоуменно пробормотал Клив, забираясь обратно под одеяло.
– Лично я боюсь узнать ответ, – шепнула Чесса и прижалась к мужу.
– Нет, – твердо сказал он. – Не дотрагивайся до меня, Чесса, и вообще держись подальше. У тебя внутри рана, и я не стану брать тебя вновь, пока там все не заживет.
Чесса выругалась. Услышав ее слова, Клив довольно рассмеялся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтрин



БРЕД
Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтринмика
3.02.2012, 1.35





а мне понравилась мала насилия а толька любовь
Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтриняна
20.02.2012, 3.02





Слава Богу, эти времена миновали много веков тому назад! Книга чудесная! Мне нравится вся серия - "сезон солнца", "хозяин вороньего мыса", "хозяин соколиного гребня" и "Хозяин ястребиного острова". Рекомендую!
Хозяин Соколиного гребня - Коултер КэтринТатьяна
27.03.2012, 10.27





Интересный роман,только больше на сказку похоже
Хозяин Соколиного гребня - Коултер КэтринВика
28.08.2012, 10.42





такая мутота!!!!!!!!тянут кота за я....!!!! Такое г... редко читала,даже терпения не хватило дочитать на половине поняла что ерунда.не читайте с другими ее романами не сравнить!!! Полная бредятина!!!!!
Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтрининна
16.11.2012, 10.07





хороший роман
Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтринмарина
23.12.2012, 9.43





Просчитала с удовольствием в захлеб.Спасибо.Благослави Вас Бог!
Хозяин Соколиного гребня - Коултер КэтринЕлена
6.01.2013, 3.08





Все романы этой серии мне не понравились. Много насилия и странных приключений, а в этом еще и фантастика.
Хозяин Соколиного гребня - Коултер КэтринКэт
3.05.2013, 8.08





Книга на раз, а вот слэш по ней я бы почитала, жаль по такому жанру и не напишет никто.
Хозяин Соколиного гребня - Коултер КэтринНюра
22.02.2014, 20.46





Супер!!! Прочитала негатиные отзывы и всем назло получила действительно удовольсвие!!!!
Хозяин Соколиного гребня - Коултер КэтринАнна
7.10.2015, 21.43





Полный бред!!!!
Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтринанна
17.03.2016, 19.17





Спасибо.
Хозяин Соколиного гребня - Коултер Кэтринсв
13.05.2016, 10.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100