Читать онлайн Грехи отцов, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи отцов - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи отцов - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи отцов - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Грехи отцов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

В начале первого Адам без стука вошел в спальню Бекки и увидел, что она сидит в постели обхватив руками колени и смотрит в пустоту. В тусклом свете ночника ее лицо казалось неестественно серым и осунувшимся. Она подняла на него взгляд и с отчаянием выдавила:
– Поверить не могу, Адам. Четверо погибли, и все из-за меня.
Адам тихо прикрыл дверь и прислонился к косяку, сложив руки на груди. Он ожидал чего-то подобного, но все-таки рассердился:
– Не будь идиоткой, Бекка. Это я во всем виноват, потому что придумал этот дурацкий план. И подумать только, никто понять не может, как он ухитрился подобраться незамеченным к охранникам у палаты и пристрелить обоих. Он, разумеется, пользовался пистолетом с глушителем. Потом вошел в палату и прикончил еще двоих, прежде чем те успели опомниться. Ну а в заключение выстрелил в объективы камер и буквально растворился в воздухе. Господи, все знали, что он должен прийти, расставили капканы, но только ничего не вышло. Мы проиграли. Как бы он ни замаскировался, должно быть, выглядел крайне убедительно. Четверо мертвы. Четверо!
Адам раздраженно прищелкнул пальцами.
– Раз – и готово. Черт возьми, как он это проделал? И почему охранники ничего не заподозрили?!
Бекка уныло покачала головой:
– И Телли Холи так ничего и не знает?
– Федералы проверили видеокамеры по всей больнице и досматривают каждого посетителя, который показался им подозрительным. Я сказал им, что все это не имеет смысла. Пусть обратят внимание на старушек или людей, которых никто в здравом уме и твердой памяти не принял бы за Кримакова.
Он оттолкнулся от двери и, подойдя к кровати, наклонился и погладил Бекку по щеке.
– Я хотел посмотреть, как ты. Так и думал, что будешь терзаться угрызениями совести. Прекрати, Бекка, слышишь, прекрати! Такой надежный план не должен, не должен был провалиться!
Бекка прижалась щекой к его ладони и прошептала:
– Он на человека не похож! Какой-то инопланетянин! Сверхъестественное существо!
– А вот тут ты не права. Он всего лишь смертный, и мне очень хочется его сцапать… вернее, задушить голыми руками.
– Моему отцу тоже не терпится до него добраться. Я такой ярости еще не видела, хотя внешне он был спокоен и даже голоса не повысил. Я на его месте бы рвала и метала, но от ледяного тона моего папочки мурашки шли по коже.
– Твой отец умеет держать себя в руках. Самообладание – основное свойство его характера. Оно не раз спасало жизнь не только ему, но и другим. Он не позволяет эмоциям брать верх над разумом. – Адам вздохнул. – Мне еще не удалось этому научиться. Но я стараюсь. Да, произошло ужасное, но поверь, Бекка, ты тут ни при чем. Мы все равно его поймаем. А пока тебе нужно поспать.
Он поцеловал ее в губы и тут же выпрямился, хотя это было чертовски трудно, потому что он жаждал целовать ее долго, бесконечно долго, уложить на спину, стащить девственно-белую рубашку и ласкать каждый дюйм обнаженного тела. Так, чтобы оба забыли о кошмаре, в который вовлечены. Но этому не суждено сбыться, во всяком случае, пока.
Адам поспешно отступил:
– Спокойной ночи, Бекка. И попытайся заснуть.
Бекка покорно кивнула, хотя боль и угрызения совести все еще терзали ее. Адам снова поцеловал ее, быстро и крепко, и стремительно вышел из комнаты.
Оказавшись в коридоре, он нахмурился, гадая, как охранять Бекку после случившегося. Злоба сжигала его изнутри, черная злоба. Он брел, сам не зная куда, пока не наткнулся на Томаса. Тот, очевидно, довольно долго наблюдал за ним и теперь, сухо улыбнувшись, выгнул густую темную бровь. Адам замер.
– Черт побери, я и пальцем ее не коснулся.
– Нет, разумеется, нет. Я ничего подобного и не думал. Пошел к ней, чтобы успокоить, верно?
– Верно, но сомневаюсь, что мне это удалось.
– Да уж, сознания собственной вины хватит на всех нас, – согласился Томас. – Я спущусь вниз. Нужно немного подумать.
– О чем тут думать? Осталось только строить догадки… И чепуха, но ничего не поделаешь. Погодите-ка… мне только что пришло в голову, что он взбешен. Как ни крути, а он ожидал найти вас и Бекку в больнице, но просчитался. Теперь начнет сомневаться в себе, своих суждениях и способности оценивать ситуацию. До сих пор он был крайне аккуратен, но сейчас наделал ошибок и понимает, что за ним начнется серьезная охота. Не знаю, что он предпримет на этот раз, но может опять оступиться. Понимает, что убийство четырех агентов ФБР – не шутка, и знает, чем это грозит. Вряд ли он рассчитывает, что такое сойдет ему с рук. Теперь мы не одиноки. Все ФБР поставлено на уши.
– Да, разумеется, – пробормотал Томас, рассеянно приглаживая волосы. – Но сам видишь, как быстро он действует. В два счета выманил вас из дома в Риптайде и утащил Бекку. Согласись, для этого нужны ум и смелость. И удача тоже. Ты вполне мог обнаружить Чака раньше и заподозрить неладное, но не догадался пересчитать собравшихся. И, как ни тяжело утверждать такое, я твердо уверен: его не удастся схватить. Негодяю известно, что я буду в самой гуще событий и сделаю все, чтобы он попался.
– Никак не возьму в толк, почему он выбросил Бекку из машины. Она была в его власти. Стоило ему объявить об этом, и вы сами прибежали бы, чтобы спасти дочь. Почему же он ее отпустил? Дьявол, я просто с ума схожу! Но если он так сообразителен, как вы считаете, то ни за что не явится сюда, пока все не уляжется, – предрек Адам.
– Одно понятно: я – его единственный жизненный стимул. Поэтому он и оставляет за собой кровавый след. О себе он не волнуется. Просто желает смерти – моей и Бекки. Может, отправить ее в Сиэтл или Гонолулу?
– Ладно, только сами попробуйте ее убедить покинуть отца как раз в ту минуту, когда он нашелся. Вы серьезно полагаете, что она согласится уехать?
– Скорее всего нет, – буркнул Томас. – Но она все еще не привыкла ко мне. Не знает, то ли обнять меня, то ли пристрелить, за то что покинул ее и Эллисон.
– Скорее всего и то и другое. Но по крайней мере вы вместе. Остальное – вопрос времени, Томас, требуется лишь немного терпения. Господи помилуй, да вы знакомы чуть больше суток! – уговаривал Адам.
– Ты прав, разумеется. Но… А, не важно. Иисусе, явиться в больницу и перестрелять всех! Представить не могу, что он способен сделать с Беккой, особенно теперь, когда она нашла меня. То есть могy, конечно. Прикончит не моргнув глазом, без всякого сожаления. И у него был глушитель, Адам.
– Да, сэр.
– Знаешь, на теле агента Марлейн насчитали шесть пулевых ранений. Поняв, что нас с Беккой там нет, он просто обезумел. Делл Гарсон, тот, кто играл мою роль, выхватил пистолет, но не успел выстрелить. Так же как и Марлейн.
– Знаю, сэр.
– Но как ему удалось улизнуть? По всему этажу и у выходов были расставлены люди Холи.
– Должно быть, он весьма умело замаскировался, – предположил Адам. – Переоделся женщиной. Кто знает? А вы? Не помните, умел ли преображаться Кримаков?
Томас прислонился к стене.
– Нет. Столько лет прошло с тех пор. Меня беспокоит то, что Бекка не может определить примерный возраст похитителя. Кроме того, Василий прекрасно знал английский, а прослушивая записи разговоров маньяка с Беккой, я не могу не отметить, что это не его манера вести беседу. И все, что он писал, говорил ей, все что делал… непонятно. Называет себя ее дружком, лижет лицо, душит Линду Картрайт, хоронит, потом снова выкапывает, уродует лицо… Это поведение психопата, Адам. Но Кримаков не был психопатом. Отнюдь. Безгранично высокомерен, но так же нормален, как я.
– Однако Кримаков мог измениться, – возразил Адам. – Кто знает, что с ним случилось за последние двадцать лет? Вспомните, сколько человек он убил: вторую жену, ее детей, парня, пароль которого использовал, чтобы взломать компьютерную систему и стереть свое досье, того неизвестного, которого сунул вместо себя в свою разбитую машину. А о скольких мы не знаем? И его сын, который до сих пор мучается в ожоговом центре. Ему наплевать на мальчишку. Может, это не было случайностью и он пытался убить собственного ребенка!
– Не знаю.
– Что, если он в самом деле совершенно спятил и безумие прогрессирует? Поэтому ему не до сына. Нет, Томас, не спорьте. Он здесь, в чужой охране, на нашей территории, и, вероятно, пробыл здесь недолго.
– Угомонись, Адам. Ничего не известно наверняка. Официально Василий Кримаков не был в Америке пятнадцать лет. Он прилетал сюда в середине восьмидесятых, долго выслеживал меня, и наконец это ему удалось. Именно тогда он убил ту девушку, которую видел со мной, – решил, будто она моя любовница. Но мне повезло, пуля меня не задела, а он вернулся на Крит. Судя по данным английских властей, Кримаков много раз бывал в Великобритании, но в последнее время туда не ездил. Разумеется, он мог сколько угодно болтаться в Штатах под чужим именем и с дюжиной фальшивых паспортов. Кто в Греции интересовался им? И кому он там нужен? – урезонивал Томас.
– Да, но можно предположить, что большую часть времени он проводил на Крите. В конце концов он там женился, у него появился ребенок.
– Бекка права, – грустно констатировал Томас. – Он чудовище. Когда-то он был для меня мишенью, черным королем, которому необходимо поставить шах и мат. Теперь же мы вынуждены ждать и терзаться неизвестностью. Но Кримаков найдет нас, я тебе гарантирую. Кстати, завтра прибывают Телли Холи и Скрэч Кобб, чтобы поговорить с Беккой. Может, это к лучшему. Похоже, они понравились ей при первой встрече. Вдруг она припомнит еще какие-то детали. Как вы понимаете, Холи в полном отчаянии, ведь все четверо были его агентами!
– Что тут скажешь, – вздохнул Адам, задумчиво потирая щеку. – Хорошо бы узнать результаты обыска в доме Кримакова. Может, и найдут что-то.
* * *
Бекка прислонилась лбом к закрытой двери, прислушиваясь к постепенно удалявшимся мужским голосам, потом повернулась и бессильно обмякла, закрыв глаза.
Еще четверо мертвы. Она, как и Томас, знает, что Кримаков непременно их найдет. Он словно запрограммирован на задачу – найти и уничтожить. И не только Томаса, но и ее тоже. Ради этого он пойдет на что угодно, уничтожит всех, кто у него на пути.
Как у него рука поднялась расправиться с женой и двумя подростками? А восьмилетний мальчик? Случайность? Нет, там, где дело касается Кримакова, случайностей не бывает. И в этом какой-то запредельный ужас.
Она легла на кровать. В комнате было тепло, но ее трясло от холода. И вдруг в ушах раздался резкий, безапелляционный голос матери, обещавшей, что если дочь пойдет на свидание к Тиму Хардуэю, этому малолетнему преступнику, следующий месяц просидит запертой в шкафу.
Теперь, вспоминая это, Бекка улыбнулась. Подумать только, тогда, в шестнадцать лет, она верила, что жизнь кончена. Интересно, что сказала бы мать про Адама?
Бекка снова улыбнулась, но тут же вздрогнула, снова ощутив прикосновение властных губ. Маме, наверное, понравился бы Адам.
Откуда-то донесся странный шорох. Бекка подскочила и посмотрела в окно. Сердце бешено заколотилось. Непонятный звук повторился. Бекка на дрожащих ногах подошла к окну и выглянула. Ветер раскачивал дубовую ветвь, листья задевали за подоконник.
Но он где-то рядом, совсем близко. Возвращаясь к кровати, Бекка то и дело оглядывалась. Она не хочет больше говорить ни с какими агентами. О Боже, где он? Где?!
* * *
Теперь весь мир узнал о Кримакове. По всем телеканалам передавали его снимок пятнадцатилетней давности, помещенный рядом с фотографией, специально «состаренной» художником ЦРУ, чтобы показать, как Кримаков выглядит сегодня. Если повезет, его могут узнать. Но Бекка ничего не вспомнила, хотя долго разглядывала снимки. Репортеры рвались взять у нее интервью, но никто не знал, где она. Нью-йоркские детективы жаждали допросить ее, но на этот раз Бекке не пришлось терпеть Петицию Гордон. ФБР сумело поставить на место зарвавшуюся особу. Скандал поднялся страшный, но Бекку отстояли. Ее вывели из-под удара, но схватка высоких ведомств продолжалась.
Инкогнито Томаса Мэтлока, к сожалению, быстро раскрыли, но и он исчез из поля зрения широкой публики. Представителям прессы по-прежнему не сообщали, где живут отец с дочерью. Не проговорился ни один человек, иначе во дворе уже яблоку негде было бы упасть, а в окнах торчали бы микрофоны.
Пока все было тихо. Никого, кроме агентов. Время от времени обшаривались все окрестности, но, слава Богу, без особого результата.
Отставной агент КГБ Кримаков, его прошлое, настоящее и все, связанное с этим человеком, стало предметом живейшего обсуждения всех ток-шоу и выпусков новостей. Бывшие агенты ЦРУ, сотрудники ФБР по борьбе с терроризмом и три экс-помощника президента высказывали мнения в беседах с популярными ведущими. Вопрос стоял так: почему Кримаков стремится расправиться с Томасом Мэтлоком? Ответа не находилось, пока из Берлина не пришла анонимная справка о том, как Мэтлок спас жизнь Кемпера и в схватке случайно застрелил жену Кримакова, посланного в Белоруссию, чтобы покончить с бизнесменом. Пресса как с цепи сорвалась. Ларри Кинг взял интервью у бывшего помощника президента Картера, подробно изложившего все детали инцидента и расписавшего последующие неприятности с русскими. Никто, включая самого Картера, ничего не знал о случившемся, что было весьма удивительно, если учесть безупречную память тридцать девятого президента, который до сих пор помнил даже количество ящиков в письменном столе Овального кабинета.
Отставник корпуса морской пехоты, служивший с Томасом Мэтлоком, долго расписывал мужество и неустрашимость последнего, никогда не склонявшегося перед врагом. Каким врагом? Да в случае нужды Мэтлок отправился бы в ад и обратно!
Пехотинец нес сущий бред, но публика с восторгом ему внимала. Никто не замечал, что все гости ток-шоу давно оставили службу. Директора ФБР и ЦРУ строго запретили своим сотрудникам говорить с прессой. Президент и его администрация упорно молчали. Ни единого официального заявления. Словом, все как всегда. Бесчисленные предположения, невероятные теории, различные слухи, но ничего определенного.
Что же касается Ребекки Мэтлок, губернатор штата Нью-Йорк высказался вполне определенно:
– Она была превосходным спичрайтером, с тонким чувством юмора и склонностью к иронии. Нам ее не хватает.
И при этом невольно потер шею в том месте, где остался шрам от пули.
Нью-йоркский департамент полиции отделывался коротким «без комментариев», но уже никто не называл ее соучастницей покушения на губернатора. Бекка ежедневно молилась, чтобы репортеры не узнали о Летиции Гордон. Та не упустила бы случая наговорить про нее гадостей.
Каждое убийство, совершенное Кримаковым, вытаскивалось на свет и детально обсуждалось. Народ негодовал и требовал расправы.
Но никто не знал, где скрывается Ребекка Мэтлок.
Никто не знал, где находится Томас Мэтлок, но ходили слухи, что он настоящий романтик, неотразимый рыцарь плаща и кинжала, второй Джеймс Бонд, посвятивший жизнь спасению мира от коммунистов. И вот теперь за это его преследует бывший агент КГБ, настоящий злодей, которому ничего не стоит убить человека.
После очередной передачи Бекка спросила у Адама, что интересного рассказал бывший морской пехотинец. Адам, чистивший на кухонном столе свой «кольт», неохотно пробурчал:
– Этому ослу, должно быть, заплатили сотен пять за то, чтобы придумал такое, отчего рейтинг передачи подскочит до небес.
– Но он заявил, что Томас никогда не склонится перед врагом. Откуда он взял?
– Не все ли равно? – пожал плечами Адам. – Надеюсь, Кримаков смотрит телевизор. А вдруг поверит, что Томас в самом деле непобедим? – Фыркнув, он принялся старательно протирать рукоятку пистолета. – По части создания имиджа телевизионщикам равных нет. Мы и сами не придумали бы лучше.
– Интересно, детектив Гордон по-прежнему считает меня главной преступницей?
– Думаю, если она что-то взяла себе в голову, из нее палкой этого не выбьешь. Разумеется, считает. Я звонил детективу Моралесу. Так и видел, как он грустно качает головой. Он подавлен, но рад, что ты в безопасности.
– Все так усложнилось после убийства Линды Картрайт.
– Несчастная женщина. Никому не делала зла. А та старушка в Итаке? Еще одна невинная жертва. Кримакову за многое придется ответить, – пообещал Адам.
– Никто не знает, как он вышел на Дика Маккалума?
– Во всяком случае, Хэтч обнаружил, что на счету матери Маккалума таинственным образом появилось пятьдесят тысяч баксов.
– Не так уж много, если за это ее сыну пришлось отдать жизнь. Дик ей что-то говорил? Она не поделилась с Хэчем? – спросила Бекка.
– К сожалению, нет.
Адам поднял пистолет, полюбовался собственным отражением в начищенной стали, хотя физиономия явно нуждалась в бритье.
– Она ужасно расстроена, но утверждает, что сын всего лишь попросил сохранить деньги до лучших времен. Она так и сделала. Все было шито-крыто, пока Хэтч не вытащил правду на свет Божий.
– Скоро прибудут федералы.
– Да. Не волнуйся, мы с Томми будем рядом.
– Спасибо, Адам, – улыбнулась Бекка, – но это ни к чему. Я не беспомощный ребенок и, кроме того, знакома с мистером Коббом и беднягой Холи, у которого геморрой.
– Ты все перепутала, – ухмыльнулся Адам. – Это у Кобба геморрой. Если вспомнишь вашу прошлую встречу, ты была абсолютно беспомощной, поэтому, как бы ты ни отбивалась, я тебя не покину.
– Мне стоило бы раскопать свой «магнум» и в очередной раз пригрозить тебе.
– Предпочел бы никогда не видеть в твоих руках оружия.
– Скажи лучше, что струсил!
В дверях появился хмурый Томас.
– Как ни странно, но какой-то человек по имени Тайлер Макбрайд звонил в офис Гейлана Вудхауса и попросил, чтобы Бекка немедленно с ним связалась. Больше ничего. Всего несколько слов.
– Не понимаю, – удивилась Бекка, – но, разумеется, позвоню. Что ему нужно?
– Мне это не нравится! – взвился Адам. – С какой это радости Макбрайд обращается к директору ЦРУ?
– Я все узнаю, Адам. Он скорее всего волнуется и хочет убедиться, что со мной все в порядке.
– Не хочу, чтобы ты звонила ему, – настаивал Адам, – и не желаю, чтобы он узнал, где ты. Лучше сам поговорю с ним, спрошу, какого черта ему надо. Если ему требуются утешения, я готов их предоставить.
– Но, Адам, ты сам сказал, что он смертельно за меня боится. Ему всего лишь хочется услышать мой голос. Я не скажу, где живу сейчас, так что волноваться нет причин.
– Сколько можно препираться? – устало спросил Томас. – Позвони ему, Бекка. Если что-то случилось, мы по крайней мере узнаем.
– Все равно тут что-то не так. Я подумал, может, тебе будет лучше в моем доме? Поживешь у меня некоторое время.
Бекка от удивления потеряла дар речи.
– А г-где вы живете, мистер Каррадерс? – заикаясь, выговорила она наконец.
– В трех милях отсюда. Вниз по дороге.
– Почему же ты все время торчишь здесь? – допрашивала Бекка. – Не проще ли хоть изредка бывать у себя?
– Я тут нужен, – пробормотал он, старательно начищая свой «кольт». – Кроме того, я там бываю. Где, по-твоему, я беру чистую одежду?
– Ладно, а теперь покончим с неприятной обязанностью, – решила Бекка, взявшись за маленькую записную книжку.
– Лучше воспользоваться моей закрытой линией, – посоветовал Томас. – Разговор невозможно подслушать. Адам, твой пистолет просто сверкает.
– Тебе понравится мой дом, – убеждал Адам Бекку. – Настоящая картинка, ничего лучше ты в жизни не видела. Правда, цветы меня не любят, зато во всем остальном полный порядок. Экономка приходит дважды в неделю и даже готовит мне запеканку.
– Интересно, с чем? – оживилась Бекка.
– Тунец, ветчина, батат, все что угодно. А ты любишь запеканку?
– Еще бы! – засмеялась Бекка, выходя.
Адаму очень хотелось подслушать, что она будет говорить Макбрайду, но он не двинулся с места. Томас тоже остался в комнате.
– Как ни трудно, но придется потерпеть, – буркнул Адам.
– Кстати, ты серьезно предложил ей пожить в твоем доме?
– Очень милая берлога: старый кирпичный двухэтажный особняк в георгианском стиле, чудесный двор, уход за которым обходится мне в кругленькую сумму. Помните, я рассказывал, что четыре года назад матушка уговорила меня купить кое-какую недвижимость, сказав, что это неплохое вложение денег. Она оказалась права.
– Как все родители, – кивнул Томас. Адам, пробурчав что-то, снова посмотрел на свое отражение в стволе.
– Макбрайд заглядывается на нее, поэтому и звонит. Дьявол! Не доверяю я ему, Томас, тем более что он без зазрения совести использует Сэма. Но Тайлер ее не получит.
– Господи, что за злобная физиономия скалится на меня со ствола пистолета! Кошмар какой-то, – съязвил Томас.
– Скорее оскорбленная, – прошипел Адам. Что она там объясняет Макбрайду? А главное, что он ей наговорил?!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грехи отцов - Коултер Кэтрин



Это не любовный роман. Это ТРИЛЛЕР. С побочной любовной ниткой. rnНаписано, конечно, захватывающе. Кэтрин талант, этого у нее не скрыть. Но как я Я теперь спать буду?! Я женщина впечатлительная, любовную лирику люблю! А теперь меня кошмары замучают! ОЦЕНКУ СТАВИТЬ НЕ БУДУ - КНИГА НЕ ПО ЖАНРУ.
Грехи отцов - Коултер КэтринТатьяна
28.03.2012, 19.21





Это первый роман, который я прочитала у Коултер Кэтрин. Читала с замиранием сердца. Советовала всем!!!Следом скачала остальные ее романы и не разочаровалась. МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ!!!Несомненно высший балл!!!
Грехи отцов - Коултер КэтринАнастасия
20.07.2012, 13.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100