Читать онлайн Графиня, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Графиня - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Графиня - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Графиня - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Графиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Этот подлец имел наглость громко расхохотаться!
— Пока нет. Но скоро, дорогая, скоро!
Что-то взорвалось во мне, неожиданно и бесповоротно. Я уронила Джорджа на пол и ринулась на мужа, лихорадочно срывая перчатки. Я выцарапала бы ему глаза, но он оказался слишком высок для меня, и я не дотянулась. Зато я вонзила ногти ему в щеки, с наслаждением ощущая, как разрывается кожа, как заливает пальцы теплая жидкость.
— Где Джон, черт тебя возьми? Где?!
Он взвыл от боли, но все же сумел сжать мои запястья. Я успела исполосовать его физиономию, как кинжалом. Он прав: месть действительно сладка. Тяжело дыша, я отбивалась ногами, но длинные полы плаща сковывали движения, не давая нанести те жестокие удары, о которых я мечтала.
— Ради Бога, — крикнул Лоренс Флинту, — приведи из загона майора Линдхерста! Пусть эта сучка убедится, что он еще жив. К тому же зачем ему лишаться столь великолепного спектакля? Тем более что трагическая развязка и осуществление моих великолепных планов уже близки. А вы, мадам, стойте смирно, иначе я прикончу сначала его, а потом проклятого пса. — Он отпустил меня и приложил платок к щекам. — Вы за это заплатите.
— Да, — согласилась я, — вы уже пообещали мне это.
И, нагнувшись, взяла Джорджа. Сил говорить не осталось, хотя меня трясло от ярости, злобы, сознания собственного бессилия. В маленьком коттедже слышалось лишь тяжелое дыхание мужчин. Я, кажется, вовсе не дышала. Просто на несколько минут превратилась в оледеневшую статую с окровавленными пальцами. Отец, похоже, потерял сознание. Сырые дрова шипели, выбрасывая снопы искр.
Дверь снова отворилась, и Флинт втолкнул в комнату Джона со связанными за спиной руками. На нем были только белая сорочка, лосины и сапоги. Мерзавцы! Как он еще не замерз?! Лицо покрыто синяками. Похудел, выглядит изможденным… на щеках синеватая щетина. Сколько они его тут продержали?
Но я сразу же вспомнила: два дня.
Мне хотелось подбежать к нему, но я поостереглась и только выговорила, очень медленно, очень спокойно, стараясь не шевелиться:
— С вами все в порядке, Джон?
К моему удивлению, он улыбнулся, и в полумраке ярко блеснули белоснежные зубы.
— Жив и здоров, Энди, только немного холодно, но я переживу. Все время гадал, сколько времени ему понадобится, чтобы притащить сюда вас. Простите, что не сумел его остановить. Пытался, но опоздал. Он поджидал меня вместе со своими наемниками. Насколько я понимаю, это ваш отец лежит на кровати?
— Да.
Джордж возбужденно затявкал.
— Нет, — объяснила я, — Джон сейчас не может взять тебя на руки. Вспомни уроки Брантли и потерпи немного.
— Если это облегчит тебе жизнь, Джон, — вмешался Лоренс, — позволь сообщить, что маленькая стерва любит тебя. Возможно, даже сильнее, чем ты ее. Это мне не известно. Но она пыталась придушить меня, когда узнала, что я тебя захватил. Взгляни только, как она расписала мне лицо.
— Жаль, что не успела вцепиться тебе в глотку, — вздохнул Джон, широко улыбаясь. — Итак, Энди, ты любишь меня больше, чем я тебя? Думаешь, это возможно?
Я прикусила губу, снова принимаясь гладить Джорджа.
— Нет, — выговорила я наконец, — невозможно.
Лицо его осветилось счастьем, но он ничего не ответил.
— Любовь глупой девчонки, — с легким недоумением пробормотал Лоренс, нахмурившись. — Она раскроила мне щеки ногтями, но, можешь быть уверен, поплатится за это. В полной мере.
Я снова вспомнила о пистолете, прижатом к животу. Господи, мне так хотелось пристрелить Лоренса, что просто трясло от нетерпения.
— Ты собрал всю свою гнусную шваль, — бросила я ему, — использовал меня как приманку, чтобы выманить отца из Бельгии. Не остановился даже перед тем, чтобы издеваться над собственным наследником. Неужели мы с Джоном не имеем права узнать, к чему все эти старания?
Возможно, Лоренс не расправится с Джоном, слишком уж это было бы чудовищно. Значит, остаются отец и я.
— Ну? Кто-нибудь из вас развяжет язык?
Отец поморщился от боли, потом посмотрел на меня, и только слепая не увидела бы в его глазах беспредельного отчаяния.
Он перевел взгляд куда-то в пустоту. В прошлое.
— Это было так давно… — Приступ кашля заглушил остальные слова. Все напряженно молчали, пережидая, пока отец придет в себя. Он вытер губы рукавом и едва слышно выдохнул:
— Я встретил леди Кэролайн в Париже. В то время она уже была второй женой Линдхерста.
Ну разумеется, Кэролайн. Мне следовало догадаться. Все так очевидно! Отец любил женщин, их тянуло к нему, как мотыльков на огонь. Почему Кэролайн должна была стать исключением?
В горле у меня так пересохло, что воздух обжигал небо. Я словно читала мысли Джона, стоявшего в нескольких шагах. Он лихорадочно пытался сообразить, как спасти нас.
— Мы стали любовниками. Андреа, поверь, я любил ее, а она меня. Никогда и ни одну женщину я не любил так сильно. Пойми, я ничего не мог с собой поделать, впрочем, как и она. Попытайся меня простить.
— Продолжайте, Джеймсон, — прошипел Лоренс, — пора ей узнать всю правду о своем папаше.
— Я уже знаю всю правду, — запротестовала я, но они не обратили на меня внимания.
— Так и быть, — пробормотал отец, — ты услышишь все. Леди Кэролайн ждала ребенка. Я тогда еще был женат на твоей матери. Наконец мы с Кэролайн поняли, что выхода нет: необходимо выдать дитя за отпрыск Линдхерстов. В то время она путешествовала без мужа и поэтому не была уверена, удастся ли наш план, но попытаться следовало. Ну что такое месяц? Дети часто появляются на свет преждевременно. Нам пришлось расстаться в тоске и отчаянии.
— Ах, все это звучит крайне романтично, отец, — вставила я. — Ты убил леди Кэролайн, в точности как мою мать, а еще раньше — Молли, глупенькую горничную. Ваши излияния кажутся мне малоправдоподобными, сэр. Ваша похоть омерзительна.
— Кто такая Молли?
Я закрыла глаза.
— Господи, ты даже не помнишь ее, верно? Она была служанкой в нашем доме. Убирала нижние комнаты. Она забеременела от тебя. И умерла, рожая твое дитя, а ты ушел и не оглянулся, черт возьми! Посвистывая как ни в чем не бывало, отправился охотиться за очередной жертвой. Она ничего для тебя не значила. А мама знала и о Молли, и обо всех остальных женщинах, которых было так много, так много… Помню, как она умоляла тебя, чуть ли не на коленях! Ее рыдания и всхлипы разрывали мне сердце, но ты равнодушно взирал на страдания нелюбимой жены.
— Андреа, ради Господа Бога, ты была тогда совсем малышкой и многого не понимала. До сих пор видишь все глазами ребенка. Все было не так, совсем не так. Твоя мать… была истеричкой, неужели ты до сих пор этого не поняла? Воспринимала любое слово как оскорбление и легко приходила в ярость. Она начинала плакать, вопить и совершенно теряла голову. Кроме того, она была холодной, бесстрастной женщиной. Прекрасной, но холодной. Она не хотела меня, как женщина хочет мужчину. Не терпела моих прикосновений, не пускала в свою постель и при этом, как ни странно, не желала, чтобы я завел любовницу. Я, как тебе известно, не монах. И нуждался в женской дружбе, в том, чтобы делить страсть и желание с той, кому я небезразличен. Твоя мать меня не любила. Для нее я был лишь собственностью, вещью. Говорю тебе, у меня не было иного выхода, кроме как искать мгновений наслаждения и покоя с другими женщинами. Она сама меня оттолкнула.
— Все, что ты сказал, — не повышая голоса, ответила я, — лишь неубедительная попытка оправдать ту ложь, которой ты запачкал имя матери. Она любила тебя всем сердцем, ты же постоянно ранил ее, грубо, мимоходом. Как часто она поверяла мне свои обиды, когда ты бросал ее ради очередной игрушки! Ты уничтожил ее своим распутством и стал причиной гибели. Ты был ее жизнью, а она для тебя — ненужным бременем. Ты такое же чудовище, как смехотворный старик, за которого я имела глупость выйти замуж.
К моему удивлению, отец кивнул:
— Да, к сожалению, ты во многом права. Я ищу предлог обелить себя.
— Ты гадала, почему он не написал тебе правду, ограничившись туманными предостережениями? — усмехнулся Лоренс. — Можешь представить, что он посмел бы признаться, как обольстил чужую жену, наградил ребенком и как ни в чем не бывало вернул мужу? Неужели он захочет обличить себя? Да у него храбрости не хватило признаться, неужели не понятно?
Да, все верно.
Джон переступил с ноги на ногу. Какие мысли его обуревают?
Никто не посмел заговорить первым.
Я не сводила глаз с кровавого пятна на белой сорочке отца. Видела, как он страдает, не только от телесных, но и душевных ран, тех, что нанесла ему дочь. Черт побери, он не заслужил ничего иного, кроме моего презрения, моей ненависти.
Я стояла неподвижно, затерянная в былом, и перед глазами проплывало несчастное, залитое слезами лицо матери. Десять лет как она умерла.
И внезапно в моем мозгу словно закрылась дверь. Дверь, за которой осталось прошлое. Ни мрачных теней, ни горьких воспоминаний. Ничего, кроме кристальной ясности. Меня будто подняли на свет из глубокой пропасти. И яркое сияние залило меня. Я свободна! Я жива!
Взглянув в блестящие глаза, совсем как мои, я спросила:
— Почему ты покинул меня? Мама умерла, а ты не вернулся. Как ты мог оставить меня одну?
— Твой дед не позволил мне взять тебя. У него было достаточно власти и могущества, чтобы близко меня не подпустить, — печально признался отец. — Меня вынудили уехать, дитя мое. Твой дед. Я пытался приехать после его смерти, но моя близкая приятельница умирала, и я не мог бросить ее.
— Ты и ее прикончил, Джеймсон.
— Нет, подонок, я не ты! Дитя мое, ты веришь, что я не хотел тебя увидеть? О нет, Андреа, я любил тебя и тосковал, бесконечно тосковал.
Это мой отец. Пусть он не слишком благороден, не столь надежен, но все же это мой отец, и он спешил мне на помощь. И не бросил умирающую женщину.
Я протянула ему руку. Мне хотелось заплакать, обнять его, почувствовать еще раз узы крови.
— Ты приехал ради меня, отец? — прошептала я.
— О да. Да, — кивнул он и медленно поднялся. Никто не посмел его остановить. Он подошел ко мне, взял мою ладонь и погладил Джорджа. Тот лизнул его руку. Отец улыбнулся:
— Ты так и не выросла. Я все гадал, станешь ли ты высокой, как я. — Он коснулся кончиками пальцев моих волос. — Невероятный цвет. Так много разных оттенков, переходящих один в другой, не просто рыжий или каштановый, как у меня. Ты прекрасна. И, насколько я теперь вижу, храбра. Стала изумительной женщиной.
Лоренс не встал между нами. Только презрительно сжал губы. Отец покачнулся. Я подвела его к кровати и помогла лечь.
— Расскажи остальное, отец. Нам всем грозит опасность. Ради меня, ради Джона объясни, что случилось дальше.
— Я почти закончил, Андреа. Кэролайн уехала из Парижа и вернулась к Линдхерсту. Она не хотела покидать меня. Но что ей оставалось делать? Она знала, что от родных помощи ждать нечего. Бедняжка была в таком отчаянии, что попыталась избавиться от нерожденного младенца, но ничего не получилось. Она написала мне и сообщила, что Линдхерст принял ее обратно. В следующем послании говорилось, будто он, похоже, не подозревает о ее измене и о том, что ребенок не его. Несмотря на грусть потери, я испытал облегчение: Кэролайн была в безопасности, обрела покой и счастье. Она так мечтала о ребенке. Нашем ребенке. Потом я услышал, что Линдхерст всем говорит о безумии жены. У меня не осталось ни малейших сомнений в том, что ему известно все. Может, он проведал и о том, кто был ее любовником. Я уверен, после рождения девочки он убил Кэролайн.
— Я тоже так считаю, — кивнула я и услышала, как тихо охнул Джон.
— Мне не слишком нравится, что Джон слышит подобные обвинения, — процедил Лоренс. — Кстати, они совершенно ни на чем не основаны. Что же до вашего дешевого романа с моей женой… едва она призналась в своей беременности, я сразу разгадал правду. После этого узнать имя ее любовника было легче легкого. Ее попытки скрыть случившееся, солгать лишь забавляли меня. Собственно говоря, я ничуть не сомневался в ее измене. Видите ли, от меня нельзя забеременеть — я бесплоден. Поэтому неверность Кэролайн была очевидна. Это ты бесчестный негодяй, Джеймсон, а не я.
— Нет, сэр, — вмешался Джон, — это не просто беспочвенные обвинения.
Он говорил так невозмутимо, с такой убежденностью, что в самой глубине моей души загорелся крохотный огонек надежды.
— Я уже пришел к выводу, что за всеми странными случаями в доме стоишь ты. Старуха с моим мавританским кинжалом, терновая ветка под седлом кобылки. Все эти покушения на Энди были неудачными, но достигли определенной цели. Ты запугал нас. Меня и Энди. Было просто некому, кроме тебя, все это проделывать, только я боялся поверить. Не мог себя заставить. Ведь ты мой дядя! Взял меня и Томаса к себе после гибели наших родителей. Несмотря на все наши споры, я верил, что дорог тебе. Но ты разительно изменился. После того как убил бедняжку Кэролайн, верно? За то, что была неверна тебе.
— Надо же! — капризно проворчал Лоренс. — Я так старался! И был уверен, что одурачил тебя, Джон. Я видел, как ты смотришь на нее, как ловишь каждое слово. А ты знал о том, как погибла Кэролайн, или это явилось для тебя сюрпризом? — обратился он к моему отцу.
— Знал, — вздохнул отец. — С самого начала знал. Кэролайн ухитрилась тайком отправить мне письмо незадолго до убийства. Я примчался в Девбридж-Мэнор, чтобы спасти ее, но опоздал. Мне рассказали, как она в припадке безумия спрыгнула с башни. Поверил ли я в самоубийство? Пытался. Но все-таки сомнения оставались. Бедняжка Кэролайн, какой жестокий конец! А дочь… что я мог сделать, кроме как молиться, чтобы вы не причинили ей зла?
Лоренс счастливо рассмеялся, физиономия его оживилась.
— Не задавались вопросом, дорогой, почему я позволил девчонке жить? Плод незаконной связи потаскухи и распутника? Ну так вот, каждый раз, глядя на Джудит, я вспоминал ее жалкого родителя и смаковал мысли о мести. Я понимал, что у меня, возможно, уйдут годы на то, чтобы добиться своего. Но знал, что этот день придет. Убийства Кэролайн было недостаточно.
Он подскочил ко мне и оттолкнул отца. Но тот, раненный, нашел в себе силы броситься на врага и схватить за горло. Я так и не успела заметить, как все произошло. Фрисон и Флинт попытались его оторвать. Флинт с размаху ударил его по лицу, по раненому плечу. Настал мой черед. Я отпустила Джорджа, выхватила «дерринджер» и отчеканила:
— Я убью графа, если немедленно не отпустите моего отца.
Лоренс метнулся ко мне, но я ловко увернулась. Он остановился, тяжело дыша, уставясь на маленький пистолет.
— Сделай еще шаг, старик, — злобно прошипела я, — и я всажу пулю тебе между глаз. Ну же, подойди! Гадаешь, хватит ли у меня смелости пристрелить тебя? Думаешь, женщина на такое не отважится? Воображаешь, будто я стану ныть и плакать? Что же ты стоишь, рискни!
Он перевел взгляд с оружия на мое лицо, словно взвешивая шансы.
— Пистолет. Откуда ты его взяла?
— Купила в деревне, у милого мистера Форрестера. Он даже взял на себя труд поехать за ним в Йорк. Зря ты считал меня идиоткой. Должна же я была себя защитить. Отец, как ты?
Он, задыхаясь, повалился на постель.
— Все хорошо, Андреа.
Лоренс, все еще не в силах поверить собственным глазам, пробормотал:
— Этого не должно было случиться! В жизни не предполагал, такого… В конце концов ты всего лишь женщина!
Я, забыв обо всем, от души расхохоталась:
— Глупец! Нет, вы трое не двигайтесь, иначе старик мертв. У меня рука не дрогнет! И не думайте дергаться! Джон, подойди, я тебя развяжу.
Мужчина, державшийся за его спиной, переступил с ноги на ногу.
— Не сметь, кретин, или я убью негодяя, который тебе заплатил! Я прекрасно стреляю, спасибо деду.
Я думала, Лоренс взвоет от злости. Он побагровел, сжал кулаки, но что мог поделать? Я впервые взяла над ним верх и нашла средство удержать его в узде.
Джон отступил и приказал наемникам:
— Поднять руки! К стене!
Они молча повиновались. Джон направился ко мне, и я принялась распутывать узлы.
— Прекрасно, милая, — прошептал он, следя за противниками. — На войне каждый солдат мечтает о том, чтобы за спиной был надежный товарищ. Я горжусь тобой.
При этих словах я задрала нос до небес. К тому же веревки были почти развязаны. На миг я позабыла обо всем, кроме этих проклятых узлов, и отвлеклась.
Всего на долю секунды, но этого оказалось достаточно, чтобы Лоренс успел выхватить из-под плаща кинжал и одним гибким движением швырнул в отца. Кинжал вонзился прямо в раненое плечо. Отец вскрикнул.
Наемники вскочили и стали надвигаться на Джона.
— Стойте, черт побери, или я буду стрелять!
Они не остановились.
Я спустила курок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Графиня - Коултер Кэтрин



Очень неплохо как для Коултер. Читается легко. 8
Графиня - Коултер КэтринКира 33
4.05.2012, 15.47





Роман показывает, что чрезмерная любовь к деду ведет к геронтофилии, при кторой 51-летний старец кажется юношей прекрасным. Советую.
Графиня - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.58





это не любовный роман, а ужастик-детектив. вместо того,чтобы смаковать,как обычно,отношения героев, в напряжении читала главу за главой.если бы знала,что так будет,не стала бы читать. люблю легкое романтическое чтиво.
Графиня - Коултер Кэтринелена
4.02.2013, 4.20





ненавижу романы написанные от первого лица..сразу возникает ощущение, что какие-то события идут за спиной героини, которых она не увидела. задумка неплохая, но первое лицо все испортило...долго как-то раскачивался сюжет...
Графиня - Коултер КэтринАлина
29.04.2013, 20.21





Тоже неприятен роман из-за стиля написания...увы, не смогла осилить и двух глав...
Графиня - Коултер КэтринМари
22.09.2014, 21.18





Это не чрезмерная любовь к деду. Это отвращение к поступкам отца и нежелание терпеть, как мать. Один из способов защитить себя от жизненных ухабов, перестав ездить по дорогам сей жизни.
Графиня - Коултер КэтринKotyana
11.10.2014, 6.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100