Читать онлайн Графиня, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Графиня - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Графиня - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Графиня - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Графиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Я отпрянула, не в силах отвести взгляда от этих извивающихся серебристых змей, и едва удержалась от крика. Я узнала этот отвратительный парик. Его нацепила старуха, когда явилась в мою спальню с кинжалом Джона.
Я словно зачарованная протянула руку и коснулась волос. Какие жесткие! Должно быть, этому парику немало лет.
Дрожа и задыхаясь, я вытянула его из сундука и увидела белое бесформенное одеяние. Я набралась смелости извлечь на свет Божий и его и все-таки вскрикнула, когда из складок выпала омерзительная старческая маска с дырами для глаз и грубыми складками «кожи». Значит, я была права. Это не призрак. Кто-то устроил гнусный маскарад, чтобы напугать меня.
Что ж, у него прекрасно получилось.
Так вот где чудовище меняло личину! В комнате, с балкона которой упала Кэролайн, нашедшая свою смерть на каменных плитах дорожки.
Любой мог прийти в башню. Дверь не заперта. И любой мог спрятать эти вещи в сундуке.
Я запихнула обратно все, кроме парика, маски и одеяния, захлопнула крышку и, захватив с собой остальное, спустилась вниз.
Джона в его комнате не оказалось. Я вошла и немедленно направилась к витрине, где хранилась коллекция.
Кинжал исчез!
Нет, этого не может быть! Джон ничего общего не имеет с этой мерзостью! Не может, просто не может! Но почему? У кого есть причины терзать меня? Ни у кого. И тот факт, что и у Джона их тоже нет, еще не доказывает его невиновности.
Но я просто не хотела допустить этой мысли. И не желала вдумываться, почему так горячо защищаю Джона. Он, должно быть, перепрятал злосчастный кинжал, чтобы его снова не похитили.
Я бережно уложила парик, старое одеяние и маску на покрывало постели и уже хотела уйти, когда в комнату вошел Джои, с опущенной головой, рассеянно потирая затылок. Видно, я пошевелилась, потому что он резко поднял голову и молча уставился на меня. Стоял и смотрел. Наконец он откашлялся.
— Могу я узнать, что вы тут делаете?
Глаза его полыхнули так, что ноги у меня подкосились, и я села на кровать. И немедленно вскочила как ошпаренная. В эту секунду я казалась себе полнейшей идиоткой.
— Я постучала, но вас не было. Кинжал снова пропал.
— Он у Бойнтона.
— Я нашла эти вещи в северной башне. В сундуке. И принесла сюда, чтобы показать.
— А почему вам вздумалось туда отправиться? — осведомился Джон, шагнув к кровати.
— Я возвращалась из конюшни и увидела свет в окнах. Кто-то бродил по комнате.
Джон принялся молча рассматривать странные предметы. Потом поднял маску и надел на кулак.
— Иисусе, до чего же страшная! Удивительно, как у вас сердце не разорвалось от ужаса.
— Я сама поражаюсь.
— Кто угодно мог спрятать все это в сундуке.
— Понимаю.
— Пожалуй, я верну их на место. Пусть негодяй не знает, что вы их обнаружили.
Я не хотела возвращаться в башню. Объяснив Джону, под какими вещами находились детали маскарадного костюма, я вернулась к себе.
Белинда готовила к вечеру туалет из темно-синего бархата. Все как обычно. Вплоть до бархатных лент в тон, которые она собиралась вплести мне в волосы.
Я долго сидела в ванне и, намыливая губку, пела Джорджу песенки. Он играл у камина с Белиндой: тянул за пояс, который та держала, рычал и тряс головой. Уже через сутки после знакомства он умудрился превратить Бел и иду в преданную рабыню. Вечером, за супом, Лоренс объявил:
— Дорогая, мне придется завтра с утра выехать в Лондон. Срочные дела. Обещаю вернуться к Рождеству. Что вам привезти?
— Но каким образом вы успеете обратно? — выпалил Джон. Ложка его застыла в воздухе, а сам он явно насторожился. — До Рождества всего восемь дней.
— Видишь ли, племянник, я рассчитываю управиться как можно быстрее. И надеюсь, что в мое отсутствие вы будете жить мирно и дружно.
Я ничего не ответила. Пожалуй, это к лучшему: пока мужа не будет, я обыщу его кабинет и спальню.
Взглянув на Лоренса, я вежливо улыбнулась:
— Спасибо, мне ничего не нужно. Вам нравится суп, сэр?
— Он великолепен.
И тема была закрыта.
После ужина Лоренс спросил, не хочу ли я сыграть партию в шахматы. Раньше мы никогда не играли. Как мило с его стороны предполагать, будто я умею играть в шахматы. Но это и в самом деле так. Дедушка говорил, что обучил меня на свою голову. Лет с пятнадцати я выигрывала у него примерно половину всех партий. Лоренс должно быть, заметил, как сверкнули мои глаза, потому что со смехом спросил:
— Значит, вы опытный игрок?
Я скромно потупилась:
— Просто знаю, как передвигать фигуры, сэр.
Он погладил меня по щеке. Я не отодвинулась. Мы сели перед камином и поставили доску на инкрустированный столик. Он предложил мне играть белыми, я же считала, что нужно бросить жребий. Спрятала за спину черную и белую фигуры и предложила Лоренсу выбрать. Так или иначе, ему достались черные.
Для дебюта я всегда выбирала, защиту Роя Лопеса, поскольку знала первые комбинации лучше всего и могла достойно отразить любую атаку противника. Первый ход — «е четыре».
Лоренс ответил таким же стандартным ходом, и я обрадовалась. Я двинула коня на «е три», а он своего — на «d три». Пока все шло как в учебнике: классическое нападение, классический отпор, и это давало мне перевес.
Он оказался превосходным игроком и знал, что делает. Некоторые комбинации я встречала впервые, и поэтому приходилось подолгу и напряженно думать. Это наша первая партия, и невзирая на исход, я хотела доказать ему, что тоже на многое способна и впредь меня следует принимать в расчет. На восемнадцатом ходу он попытался взять в вилку мою королеву и ладью своим конем, но я легко разгадала ловушку и предприняла кое-какие ответные меры. Вскоре стало ясно, что еще ходов пять-шесть — и я поставлю Лоренсу мат.
Глядя, как муж сосредоточенно смотрит на доску, подперев ладонью подбородок, я неожиданно для себя в который раз заподозрила его в нечестности. Уж не он ли терроризирует меня? И, как всегда, пришла к заключению, что для этого у него просто нет оснований. Совсем никаких. И это сводило меня с ума.
Партия подошла к концу. Я выиграла. Сложив ладони домиком, я откинулась на спинку стула и пояснила:
— Мой дедушка был одним из лучших игроков в Англии и сам обучал меня. Он был очень строгим, даже безжалостным наставником.
— Понимаю, — коротко обронил Лоренс. Расставаясь со мной у двери Синей комнаты, он заметил:
— Для столь молодой девушки вы очень образованны. Я горжусь вами. И в этом, вероятно, вся беда. И с этими словами, как обычно, погладил меня по щеке и отошел. Я смотрела ему вслед, гадая, что он хотел этим сказать.
На рассвете Лоренс уехал. В семь утра, все еще пытаясь докопаться до смысла его странных слов, я пробралась в кабинет. Я уже была здесь раньше, но всего несколько минут. Первым моим впечатлением был полумрак — темно и ужасно холодно. Мебель скромная, простая. Мне здесь не нравилось. Но в этой комнате Лоренс часами работал вместе с управляющим Суонсоном.
Я раздвинула гардины. Небо затянули почти черные тучи: кажется, скоро пойдет снег. Но мне хватит света, чтобы все осмотреть. Я проверила каждый ящичек массивного бюро красного дерева. Счета, письма от поверенного, того человека, с кем он, вероятно, намерен встретиться в Лондоне. Почему клиент должен мчаться к адвокату, а не наоборот? Трудно сказать, ведь я ничего не понимаю в делах.
Я продолжала искать. Так много бумаг, аккуратных пачек, перевязанных ленточками, — и никаких следов! Ни улик, ни доказательств злодейских замыслов. Отвратительно!
Кто-то громко откашлялся. Я вздрогнула, обернулась и увидела дворецкого.
— О, это вы, Брантли.
«Никогда, никогда не выказывай страха перед слугами и не вступай в объяснения, — не раз твердил мне дедушка. — Иначе ты пропала».
Я жизнерадостно улыбнулась:
— Что вам, Брантли?
— Вашей светлости угодно, чтобы камин затопили?
— Нет, не стоит. Я не нашла того, что искала, и вряд ли найду. Вероятно, мои бумаги все-таки в спальне.
И снова усмехнувшись, я выбежала из этого мрачного склепа, поднялась наверх, повернула направо и добралась до конца коридора. Слава Богу, Лоренс взял с собой своего мерзкого камердинера Флинта. Не хотелось бы наткнуться на него, когда стану рыться в ящиках туалетного стола.
Я еще не видела покоев мужа. Дверь не была заперта. Я быстренько огляделась, убедилась, что поблизости никого нет, и проскользнула внутрь. Здесь тоже было холодно, как в пещере. Кажется, у меня изо рта вырывались клубы пара. Но в самом деле, зачем слугам лишний труд, когда тут никто не живет?
Я поежилась, потерла руки и заставила себя приступить к работе. Комната была огромной, узкой и длинной, прекрасно обставленной изящной мебелью. В центре стояла великолепная кровать в стиле Людовика XV, белая с золотом, с занавесками из золотой парчи, прикрепленными к четырем резным столбикам. Я впервые оказалась в спальне человека, который вполне мог быть чудовищем, желавшим моей гибели.
Я просмотрела все ящички и направилась в гардеробную, тоже роскошно меблированную, с мягким ковром на полу. Здесь находились несколько комодов, высоких, хорошей работы и с позолотой. В них лежали пилочки для ногтей, шейные платки, идеально выглаженные галстуки, рубашки, щетки, расчески, принадлежности для бритья. И ничего больше.
Пришлось вернуться в спальню. Дрожа от холода, я нервно оглядывалась и наконец заметила узкую трещину в изумительных китайских обоях цвета слоновой кости, как раз рядом с гардеробом. Должно быть, я взглянула туда под каким-то определенным углом, иначе просто невозможно было увидеть эту трещинку. Подойдя ближе, я поняла, что это узкая дверь в стене. За гардеробом пряталась небольшая пружинка. Пришлось долго возиться, прежде чем она щелкнула. Дверь отворилась. Я ступила в крохотную каморку с одним небольшим оконцем и без камина, идеально квадратную, почти пустую, голую и суровую, как монашеская келья. Здесь стоял очень старый, без единого украшения письменный стол. К нему был придвинут жесткий, крайне неудобный на вид стул. И больше ничего. Мои каблуки громко стучали, когда я подходила к столу, прекрасно понимая всю меру собственного коварства. Я совершаю преступление, оправдания которому нет, вторгаюсь в частную жизнь, вероятно, ни в чем не повинного человека. Но что же прикажете делать? На карту поставлена моя жизнь. В обычных обстоятельствах мне и вправду не стоило сюда заглядывать. Интересно, каким становится Лоренс в этой комнате? Наверное, напоминает скорее великого испанского инквизитора, фанатика Торквемаду, а не английского пэра эпохи Регентства?
Я подошла к столу и уселась на каменно-твердый стул. В столе было всего три маленьких ящичка. Поколебавшись с секунду перед тем, как сунуть нос в чужие тайны, я открыла верхний. Он легко выскользнул из пазов. Тут лежали пачки писем, тщательно перевязанные. Похоже, личная переписка. Почти все пожелтели от времени. Я наспех просмотрела каждую. Письма от леди Понтефракт, леди Смитсон-Блейк, лорда Холлистона… людей, чьи имена я слышала, но с кем никогда не встречалась. О них упоминал дедушка. Довольно известные, даже знаменитые личности, только… во времена деда… и моего мужа.
В этот момент, сидя в этой убогой каморке, перебирая старые свидетельства любви, интриг, политических казусов, я наконец трезво оценила себя и свои поступки. Эти потрепанные листочки бумаги — свидетельства и доказательства совершенной мной ошибки. Я стала женой человека, принадлежавшего к веку минувшему — периоду Французской революции, возвышения Наполеона, великих побед лорда Нельсона. Я обожала те годы — они заключали в себе неотразимое очарование. Но для меня они не стали реальными, не были частью моего мира.
Питер оказался прав. Я пыталась укрыться в прошлом, выйдя за человека, слишком старого для того, чтобы разделить мои страхи, коснуться моего сердца. Выбрала мужа, который, по моему убеждению, защитит меня от всех мужчин, совсем как когда-то дед, подарит свободу. Именно свободы и безопасности я не изведала в этом доме. Смириться с этим невозможно! Какой же я была дурой!
Меня охватило отчаяние. Господи, как я могла! Встретить Джона и до этой самой минуты не понимать, кто передо мной! Отказаться заглянуть в его душу!
Я так крепко стиснула письма, что помяла края. Только этого не хватало!
Я попыталась разгладить бумагу. Кажется, получилось неплохо. Оставалось только положить их обратно и закрыть ящик.
Во втором ящичке оказались только письменные принадлежности и дорогая бумага. Я потянула за третий ящик. Он был заперт. Сердце тревожно заколотилось. Может, теперь я сумею найти ответ?!
Я вытащила шпильку из волос, согнула, вставила в скважину и осторожно повернула. Ничего. Я немного нажала. В следующее мгновение замок подался, и я сумела выдвинуть ящичек.
Наконец-то! Но тут ничего нет, кроме одного конверта, адресованного его светлости графу Девбриджу и посланного из Лондона. Внутри лежал единственный листок. Я расправила его на столе и прочитала:
8 декабря 1817 года


Милорд!
Эдвард Джеймсон только что прибыл в Лондон. Ожидаю дальнейших инструкций.
Ваш покорный слуга,Чарлз Графтон.
Я тупо уставилась на мелкие буковки. Значит, отец приехал восьмого числа. Сегодня семнадцатое. Где же он? Что делает? И самое главное, при чем тут Лоренс?
И какие, спрашивается, инструкции? Почему Лоренс должен давать их человеку по имени Графтон?
Я читала и перечитывала эти две строчки, но так ничего и не поняла. Бесполезно. Я так страстно желала найти доказательства, выбраться из смертельной ловушки, в которую попала не по своей вине. И вот я обнаружила улику — но все же осталась во мраке неведения.
Внезапно я поняла, что письмо написано за три дня до того, как кто-то сунул ужасную ветку под седло Малютки Бесс.
Я отложила письмо и прижала пальцы к вискам. Отец заклинал меня остерегаться Лоренса и, по всей видимости, был потрясен и крайне недоволен моим замужеством. Но какое отношение имеет он ко всему этому?!
Я чувствовала себя так, словно заблудилась в знаменитом ричмондском лабиринте, только на этот раз выхода не было. Придется поискать.
Медленно положив листок в конверт, я сунула его в ящик. Двух мнений быть не может: муж желает заставить меня платить за все. Но за что именно? Почему он женился на мне? Чем я заслужила его ненависть?
Может, именно его имел в виду лорд Уэверли, когда говорил о зле, живущем в этом доме? В Черной комнате?
Я осмотрелась. Пора. Слишком долго я здесь пробыла. Кто-нибудь может войти. Нужно запереть ящичек.
Я вертела шпилькой в скважине, пока не привела в действие пружинку замка. Потом захлопнула за собой узкую дверь и вышла из спальни, но, не сделав и трех шагов, увидела чью-то тень, скользнувшую за угол, к лестнице, которая вела в помещения для слуг. Оставалось надеяться, что это мой верный страж, мистер Бойнтон. Но если это так, почему он сбежал?
Услышав за спиной шум, я повернулась так быстро, что наступила на подол юбки и упала. Еще одна тень, чье-то лицо выглянуло из-за угла и исчезло. Я метнулась к лестнице с криком:
— Кто тут? Вернитесь! Черт возьми, кто вы?!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Графиня - Коултер Кэтрин



Очень неплохо как для Коултер. Читается легко. 8
Графиня - Коултер КэтринКира 33
4.05.2012, 15.47





Роман показывает, что чрезмерная любовь к деду ведет к геронтофилии, при кторой 51-летний старец кажется юношей прекрасным. Советую.
Графиня - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.58





это не любовный роман, а ужастик-детектив. вместо того,чтобы смаковать,как обычно,отношения героев, в напряжении читала главу за главой.если бы знала,что так будет,не стала бы читать. люблю легкое романтическое чтиво.
Графиня - Коултер Кэтринелена
4.02.2013, 4.20





ненавижу романы написанные от первого лица..сразу возникает ощущение, что какие-то события идут за спиной героини, которых она не увидела. задумка неплохая, но первое лицо все испортило...долго как-то раскачивался сюжет...
Графиня - Коултер КэтринАлина
29.04.2013, 20.21





Тоже неприятен роман из-за стиля написания...увы, не смогла осилить и двух глав...
Графиня - Коултер КэтринМари
22.09.2014, 21.18





Это не чрезмерная любовь к деду. Это отвращение к поступкам отца и нежелание терпеть, как мать. Один из способов защитить себя от жизненных ухабов, перестав ездить по дорогам сей жизни.
Графиня - Коултер КэтринKotyana
11.10.2014, 6.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100