Читать онлайн Графиня, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Графиня - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Графиня - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Графиня - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Графиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Я не хотела открывать глаза. Не хотела возвращаться в чужой, враждебный мир. Но чьи-то руки… руки Джона обнимали меня. Я ощущала это. Сознавала. Чувствовала щекой, как бешено колотится его сердце. Пришлось все-таки открыть глаза — ведь он боится за меня.
Его лицо плыло и качалось, так что пришлось поморгать. Я попыталась поднять руку, но не смогла.
— Вы здесь, правда?
Джон взял мою ладонь и осторожно сжал.
— Да, здесь, и никуда не уйду. Как вы себя чувствуете?
Он судорожно стиснул объятия. И я, как ни странно, не испытала ни малейшего страха. Наоборот. Наконец-то я в безопасности, меня берегут, лелеют… любят?
Какое прекрасное чувство!
— О Господи, — прошептала я, — отпустите меня! Скорее!
Он повиновался. Я дернулась, неуклюже перевернулась, и тут меня вывернуло прямо на зеленые побеги нарциссов.
Голова разламывалась так, что хотелось умереть, но Джон снова обнял меня, вытер рот платком и бережно прижал к себе.
— Так лучше?
— Да, но сейчас моя голова покатится по земле или расколется. Что вы тогда сделаете? Жаль, нельзя остановить все это. Как противно!
— Еще бы. Полежите спокойно и послушайте. Только не двигайтесь и дышите медленно и ровно. Я повернул Буйного как раз вовремя, чтобы увидеть, как Малютка Бесс неестественно изогнулась и вас сорвало с седла. Что случилось? Она поскользнулась? Каким образом ей удалось вас сбросить? Если можете, попытайтесь все мне рассказать.
Воспоминания нахлынули обжигающим потоком. Я попробовала сесть, но Джон не позволил.
— Нет, не шевелитесь. В чем дело?
— О Боже, Джон, что-то не так! Малютка Бесс потеряла рассудок, взбесилась, и я не сумела ее успокоить. Пожалуйста, посмотрите, что с ней.
— Через минуту. Сначала проверим: вы можете двигать ногами?
Я могла. Не хотела, но могла и продемонстрировала свои способности Джону. Все равно он не отстанет.
Джон провел ладонями по моим ребрам, плечам, рукам. Пришлось позволить ему, поскольку другого выхода нет. Но к моему величайшему удивлению, я опять не испугалась, хотя он оставался все таким же: слишком огромным, слишком сильным, слишком опасным. Стоило взглянуть на Джона, чтобы в этом убедиться. И все же мне было тепло и хорошо.
— Отлично, теперь можно позаботиться и о Малютке Бесс, — решил Джон, снял свой сюртук и подложил мне под голову. — Если вздумаете встать, я буду крайне недоволен, — предупредил он.
— В таком случае и не подумаю вас огорчить, — прошептала я, и он улыбнулся.
Уже через несколько минут Джон снова привлек меня к себе и стал нежно, очень медленно укачивать.
— Как она?
— Думаю, нам не придется пристрелить ее. Ракер, как, впрочем, и мой камердинер Бойтон прекрасно умеют лечить подобные увечья. Похоже, она сильно вывихнула правую переднюю ногу, а на спине глубокие рваные раны. Посмотрим.
— Я могу помочь, — вызвалась я. — Я провела немало часов в конюшнях Дирфилд-Холла, обучаясь уходу за лошадьми. Да я и не позволю расправиться с ней. Должно быть, тут моя вина. Я что-то сделала не то…
— Это не ваша вина, — спокойно, размеренно объяснил он. — Успокойтесь.
Я попыталась сосредоточить взгляд на его лице, пока не увидела ясно каждую черточку. Джон выглядел не просто мрачным, а разъяренным.
— Нет? — прошептала я. — Я не ударила ее чересчур сильно, правда, Джон?
— Нет, конечно, нет, для этого вы слишком хорошая наездница.
Он глубоко вздохнул, а когда заговорил, я не узнала этот бесстрастный, без малейших интонаций голос.
— Я сказал вам, что у нее на спине рваные раны. Ну так вот, под седлом я обнаружил это.
Он поднял что-то бесформенное с земли и протянул мне. Свернутая кольцом терновая ветка, усеянная длинными острыми колючками, потемневшими от крови. Крови Малютки Бесс.
Силы оставили меня. Я в ужасе охнула и обмякла, тупо глядя на омерзительную колючую паутину.
— Нет, это невозможно! Невозможно! Кому понадобилось сотворить такое?
— Кто-то сунул ветку под седло, и намерения этого человека ясны как день. Каждый раз, когда вы шевелились, сжимали ноги, шипы впивались в бедняжку. Представляете, какова была боль, когда вы заставляли ее прыгнуть! Поэтому она и старалась сбросить вас. Знай я, кто этот негодяи, своими руками убил бы!
— Я прикончу его раньше, этого ублюдка! Одно дело пытаться причинить зло мне, и совсем другое — невинному созданию. Я пристрелю подонка, который сделал это!
Руки Джона судорожно сжались, но он неожиданно улыбнулся.
— Еще посмотрим, кто доберется до него первым, — заметил он и, немного помолчав, добавил:
— Видите ли, Энди, если бы я сел на Бесс, колючки сразу же вонзились бы в нее на всю длину. Но поскольку вы легче, она сбросила вас не сразу. Боль нарастала постепенно, пока кобылка не взбесилась.
Я судорожно сглотнула.
— Не откатись я в сторону, она, возможно, растоптала бы меня.
— Скорее всего.
Перед глазами поплыли строчки отцовского письма. Уткнувшись в рубашку Джона, жадно вдыхая его запах, я пробормотала:
— Предупреждение, очередное предупреждение. Тот, кто подстроил это, не был твердо уверен, что покончит со мной. Как похоже на случай со старухой, грозившей мне ножом и кричавшей, что я за все заплачу, что бы это ни означало. Повторяю, это очередное предостережение. Но почему?
— Не знаю. Однако теперь я схожу с ума от ярости и намерен докопаться до правды. А вы немедленно возвращаетесь в Лондон.
Мне этот план показался логичным и неглупым. По крайней мере в доме деда я буду в безопасности. Все равно что в монастыре, где за мной закроются надежные, окованные железом двери. Там никто не обидит меня, не причинит зла. Но и ответов я не получу. Хуже того, даже там меня может настигнуть неведомая, карающая неизвестно за какие грехи рука.
— Нет, я не могу уехать, — жалобно проронила я. — Неужели не понимаете? Тогда мы не узнаем, кто и почему проделывает все это. А что, если неизвестный злоумышленник отправится за мной в Лондон? О нет, Джон, не спорьте, вы знаете, что я права. Послушайте, я не беззащитна и не беспомощна. Я купила пистолет у мистера Форрестера. Дед научил меня стрелять. Не полная же я идиотка! Пистолет прикреплен к подвязке.
Его руки снова сжались, но тут же ослабли. Похоже, я не убедила его! Но и не считаться с моими доводами он не мог.
— Все, что вы сказали, — правда, но проблема в том, что мы не знаем, откуда будет исходить очередная угроза.
— Я постараюсь больше не оставаться одна. У меня «дерринджер». Повторяю, что училась стрелять. И не задумываясь пущу пулю в любого злодея. Со мной всегда Джордж, а своим лаем он разбудит и мертвого. Он прекрасный защитник.
Джон ничего не ответил, но я понимала: он не станет спорить, пока не найдет достаточно веских аргументов. Так всегда поступал и мой дедушка.
— Вы чувствуете себя достаточно хорошо, чтобы вернуться домой?
— Да.
Он натянул сюртук и сунул терновую ветку в карман.
— Попытайтесь держаться за меня.
Джон подхватил меня на руки. Я по-прежнему цеплялась за его рубашку и уткнулась лицом в сильную шею. Джон отнес меня к Буйному, мирно щипавшему траву футах в пятнадцати поодаль.
— Потерпите, Энди. Как только мы окажемся в седле, я посажу вас перед собой.
— Попробую.
— Молодец.
Не знаю, как ему это удалось, но он действительно сумел сесть сам и посадить меня. Боль была такой отчаянной, что я закусила губу, чтобы удержаться от крика.
— Прекрасно, — прошептал он. — Прекрасно. Старайтесь дышать не слишком глубоко. Мы поедем шагом. — Он привлек меня к себе и взял поводья Буйного в одну руку. — Только не отпускайте руки. Закройте глаза, и голова не будет кружиться. Если снова затошнит, скажите мне. И не волнуйтесь о Малютке Бесс. Я пошлю за ней Ракера, как только мы вернемся.
— Я рада, что вы оказались рядом, — призналась я. — Боюсь, на этот раз мой «дерринджер» вряд ли помог бы. Я просто бы скончалась на месте, прямо здесь, среди нарциссов.
— Я знаю вас, Энди. Вы непременно что-нибудь придумали бы.
— Вы правда так думаете или хотите меня утешить?
Он наклонился, поцеловал меня в лоб и выругался.
— Простите. Этого больше не повторится. Забудьте, что я это сделал, хорошо?
Но разве можно забыть, какими теплыми и нежными были его губы?
— Правда, Энди. Вы мужественная, отважная женщина, и к тому же умная. И обязательно сообразили бы, как поступить. А теперь… что, по-вашему, я должен сказать дядюшке?
Я подумала об отцовском письме, надежно запрятанном в шкатулке. Я ничего не сказала о нем Лоренсу. И вообще ни одной живой душе. Почему? Потому что любой в доме способен покушаться на меня. Правда, мне в голову никак не приходило, по какой причине кому-то, особенно мужу, вздумалось бы преследовать меня. Я не причинила зла ни ему, ни остальным обитателям Девбридж-Мэнора. Лоренс познакомился со мной совсем недавно и совершенно не был обязан жениться. Его не заставляли вернуться в дом дедушки после первого визита. Во всем этом не было никакого смысла.
— Нет, — решительно заявила я, — не стоит, чтобы об этом проведали. Пусть особа, ответственная за все это, гадает, что нам известно.
— Согласен. Каково же объяснение? Кроличья нора? Ракер и все остальные, кто увидит глубокие порезы на спине Малютки Бесс, сразу поймут: такие раны не могли появиться лишь потому, что ее нога якобы попала в нору. Я скажу Ракеру правду. Он сам позаботится о кобылке. Я попрошу его также никому об этом не говорить. Он человек надежный. Остается тот, кто подложил под седло ветку. Он все знает.
— Мне это не нравится, — пролепетала я, крепче вжимаясь лицом в его сорочку.
— В вас говорит тщеславие. Но я не позволю, чтобы кто-то подумал, будто вы плохо держитесь в седле. Расскажу всем, что это была ужасно глубокая, едва прикрытая травой нора, которая попалась вам прямо на пути, а вы гнали очень быстро и не было никакой возможности ее объехать. Даже если мне не поверят, я буду всеми силами защищать вас.
Мне хотелось врезать ему по носу, но я даже не могла сжать пальцы в кулак!
Он хмыкнул и крепче стиснул мою талию.
Ему пришлось остановить Буйного, потому что меня снова рвало.
Навстречу нам выбежало множество людей. Все говорили одновременно, высказывая собственные соображения. И будь у меня хоть капля воли, я попросила бы всех убраться к дьяволу. Джон бережно опустил меня на диван. Я зажмурилась и то и дело уплывала в небытие, но всегда возвращалась.
Наконец я узнала прекрасный глубокий голос Томаса. Вот его мне не хотелось убить, а это означало, что я чувствую себя немного лучше.
— Дядя Лоренс, положите холодный компресс ей на лоб. Амелия всегда так делает, когда у меня приступ мигрени.
Какое восхитительное ощущение!
— Спасибо, — выдавила я.
— Лежите спокойно, Энди, — велел мой муж.
Я ощутила теплое дыхание на своей щеке. Он, кажется, пил бренди. Знакомый, успокаивающий запах!
— Я вполне здорова, Лоренс, дайте мне еще несколько минут.
— Дядя Лоренс, — вмешалась Амелия, — думаю, нужно послать за доктором Баулдером.
— Не нужен мне никакой доктор, — прошипела я. —Занимайтесь собственными делами и не лезьте в мои. Я услышала смех Джона.
— Оставьте ее в покое, пусть полежит тут одна, — посоветовал он.
— Так и быть, — согласился Лоренс. — Но мне это не нравится. Я почувствовал бы себя куда лучше, если бы Катберт ее осмотрел.
— Только через мой труп, — стояла я на своем и, с трудом открыв глаза, взглянула на Лоренса. — Вы мой муж и должны питать ко мне хоть каплю симпатии. Не мучайте меня. Не подпускайте ко мне этого Катберта.
— Хорошо, — заверил он. Я расслышала в его тоне веселые нотки и снова унеслась куда-то. Там, в поднебесье, было тепло, голоса сливались в неровное жужжание, а боль отступила.
Не знаю, кто перенес меня в Синюю комнату, но, прежде чем крепко заснуть с помощью настойки опия, которую раздобыла эта чудесная женщина, миссис Редбрист, я отчетливо узрела расстроенную физиономию Белинды.
Проснулась я только в сумерках. И долго лежала неподвижно, боясь, что боль снова пронзит меня. Но, к моему облегчению, только голова тупо ныла. Я медленно сползла с кровати. Белинда, как оказалось, раздела меня и облачила в ночную рубашку.
Послышался скрип пружин. Белинда, сидевшая в кресле у кровати, выпрямилась, готовая вскочить.
— Нет-нет, миледи, вам еще нельзя вставать.
— Но я прекрасно себя чувствую, — запротестовала я и, опустив ноги на пол, поднялась. Ноги затекли, руки и плечи были покрыты синяками, но в остальном все было в порядке.
— Кроличья нора оказалась не слишком глубокой, — сообщила я, подумала о Джоне и улыбнулась. Улыбнулась, несмотря ни на что.
Белинда тут же подлетела ко мне. Я подняла руку, чтобы ее отстранить:
— Нет, Белинда, не стоит беспокоиться. Мне нужна очень горячая ванна. Она сразу прогонит все хвори.
«И поможет избавиться от тебя», — подумала я, но тут же поморщилась от стыда. Бедняжка тревожится за меня. Но я никого не желала видеть.
Белинда медленно вышла из комнаты, то и дело оглядываясь.
Внезапно я кое-что вспомнила и принялась панически оглядываться. Господи, где мой пистолет?
Сунув руку под подушку, я нащупала оружие и с облегчением вздохнула. Кто положил его сюда? Будем надеяться, что Джон. Неужели он позволил Белинде или кому бы то ни было увидеть оружие? Или ухитрился пробраться в мою спальню и незаметно завладеть «дерринджером»?
При мысли о том, как он лез мне под юбку и дергал за подвязку, я снова упала на постель. И долго не шевелилась, сжимая пистолет, глядя в сторону окон, украшенных рядами дырок. Решетки для несчастной помешанной Кэролайн.
Но тут появилась Белинда с горячей водой — в количестве, достаточном, чтобы утопить меня.
Час спустя я покинула Синюю комнату в сопровождении кудахчущей, расстроенной, ломавшей руки Белинды. На мне было скромное старое серое платье, выцветшее от бесконечных стирок, в котором я исходила все болота. Поверх я накинула такой же древний бархатный плащ. На этот раз «дерринджер» не был прикреплен к моему бедру, а лежал в кармане плаща, чтобы я могла мгновенно выхватить его и выстрелить в любого, кто осмелится на меня напасть. Я докажу, что сумею себя защитить!
И хотя голова продолжала болеть, я была скорее сердита, чем измучена.
Брантли стоял у входной двери. При виде меня он застыл, как гипсовая статуя греческого бога, возвышавшаяся в укромном уголке перед гостиной.
— Иду на прогулку, — объявила я тоном холоднее ноябрьского ветра. — С вашей стороны, Брантли, будет весьма любезно, если не станете волноваться обо мне. Пусть нора была и огромной, но я уже вышла из пеленок. И отнюдь не трусиха. Со мной ничего не случится, если пройдусь до речки. Мне очень там нравится.
Я подождала, пока он откроет дверь, гадая, побежит ли дворецкий сразу к Лоренсу с докладом, что его идиотка жена потащилась куда-то на ночь глядя.
Пересекая широкий газон, я не переставала спрашивать себя, правильно ли поступила, приняв решение остаться здесь. Что ждет меня в этом доме?
Будущее казалось не слишком светлым. Я вздрогнула, но не от холода, хотя солнце уже заходило и небо было свинцово-серым. Я как-то не замечала раньше, что ветки деревьев уже голые, а красочные переливы осенних листьев поблекли. Зима наконец пришла в Йоркшир. Я очень хотела избавиться от остаточного действия опия, и безумный страх оказался лучшим лекарством от сонливости.
Направляясь к речке, я низко опустила голову, терзаемая мучительными мыслями. Я сказала Брантли, куда иду. Никто не посмеет устроить еще одно покушение. Кроме того, я способна рассуждать здраво, только если никто не хлопочет рядом, не донимает меня вопросами, доводя до белого каления. Так кому я могу доверять?
Джону. Иного выхода просто нет.
Я продолжала размышлять, пытаясь все разложить по полочкам, но ничего не получалось. Совсем ничего.
Возможно, Кэролайн хочет побеседовать со мной. Но я не понимала, каким образом духу удастся это сделать.
Зло все еще обитает в Черной комнате, все еще живет там. Выжидает. Чего именно?
Я добрела до берега, поплотнее закуталась в плащ и уселась под огромной ивой, глядя на узкую серую ленту воды. Поверхность совсем неподвижная, ни малейшей ряби. Не пойму, куда делись утки.
Только сейчас я поняла, что совсем забыла о Джордже. Его не было в Синей комнате! Оставалось надеяться, что мисс Крислок или Джудит позаботились о моем любимце. Если с ним что-то случится, не знаю, что сделаю! Будь у меня хоть немного больше сил, я вернулась бы за ним. Но сил почти не осталось.
Я почувствовала, как в спину впивается шершавая ивовая кора.
Постепенно мной овладевала истерика. Ничего не может случиться с Джорджем! Но если и случится, я собственными руками разнесу Девбридж-Мэнор до основания!
Не знаю, сколько я просидела так, прежде чем услышала его голос.
— Белинда остановила меня в коридоре и долго ныла, что вы сорвались с постели, едва не утонули в ванне и куда-то исчезли. Я спросил Брантли, видел ли он вас, и он поведал, что вы, еле живая, решили отправиться к реке.
Он безразлично пожал плечами, но я его знала. Готовится разгромить меня.
— Но я и не думала тонуть в ванне!
— Черт побери, Энди, вы обещали, что больше не останетесь одна! Да что с вами творится? Неужели вы лишились остатков разума? Нет, такова ваша натура, верно? Отвечайте же, черт возьми!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Графиня - Коултер Кэтрин



Очень неплохо как для Коултер. Читается легко. 8
Графиня - Коултер КэтринКира 33
4.05.2012, 15.47





Роман показывает, что чрезмерная любовь к деду ведет к геронтофилии, при кторой 51-летний старец кажется юношей прекрасным. Советую.
Графиня - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.58





это не любовный роман, а ужастик-детектив. вместо того,чтобы смаковать,как обычно,отношения героев, в напряжении читала главу за главой.если бы знала,что так будет,не стала бы читать. люблю легкое романтическое чтиво.
Графиня - Коултер Кэтринелена
4.02.2013, 4.20





ненавижу романы написанные от первого лица..сразу возникает ощущение, что какие-то события идут за спиной героини, которых она не увидела. задумка неплохая, но первое лицо все испортило...долго как-то раскачивался сюжет...
Графиня - Коултер КэтринАлина
29.04.2013, 20.21





Тоже неприятен роман из-за стиля написания...увы, не смогла осилить и двух глав...
Графиня - Коултер КэтринМари
22.09.2014, 21.18





Это не чрезмерная любовь к деду. Это отвращение к поступкам отца и нежелание терпеть, как мать. Один из способов защитить себя от жизненных ухабов, перестав ездить по дорогам сей жизни.
Графиня - Коултер КэтринKotyana
11.10.2014, 6.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100