Читать онлайн Графиня, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Графиня - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Графиня - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Графиня - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Графиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Как это было ни трудно, но я сумела придержать язык. Не выпалила обычных утешений, вроде «что за вздор!», «не глупите» и тому подобного. Наконец я вымолвила, хладнокровно и отчетливо:
— Пожалуйста, объясните, почему вы так считаете.
— Накануне она упросила меня снять решетки. Я сделал это, сгорая от угрызений совести, что не убрал их раньше. Посчитал, что Кэролайн совершенно поправилась. Спустившись в гостиную, она с улыбкой отдала мне Джудит и ненадолго вышла. Сказала, что замерзла и хочет взять свою любимую шаль. Очевидно, Кэролайн знала, что слуги тайком следят за ней, потому что поднялась в Синюю комнату, закрыла дверь, прошла по карнизу в соседнее помещение, а оттуда — в северную башню. Будь я немного бдительнее, внимательнее, подожди еще несколько дней, прежде чем снимать решетки, она могла бы выдать себя. И уж разумеется, не бросилась бы с балкона.
Все это случилось так давно, а он по-прежнему незаслуженно мучится сознанием своей вины.
— Если бы вы догадались выждать, она попросту отложила бы задуманное и, едва улучив момент, сделала бы то же самое.
— Возможно, возможно.
— Этот такая трагедия, Лоренс. Мне очень жаль.
— Я не мог заставить себя рассказать вам, Энди. Мне стыдно, что я такой трус. Боялся, что вы отвергнете меня из-за ребенка, который может унаследовать болезнь матери, а еще хуже — посчитаете, что безумие у меня в роду.
— Родители Кэролайн навещают Джудит?
Лоренс искренне удивился, очевидно, он не ожидал подобного вопроса.
— Нет, они никогда ее не видели. И не пожелали объясниться со мной. Джон и Томас тоже знают о том, какие слухи они распускали.
— Какие же?
— Заявили, что их дочь была совершенно нормальной и это я довел ее до самоубийства жестоким обращением, а может, и сам расправился с ней. Правда, они не могли придумать ни одной причины, по которой я хотел бы это сделать, но ни минуты не сомневались, что именно я — убийца Кэролайн. Поэтому они не захотели иметь ничего общего ни со мной, ни с моим ребенком.
— Отреклись от собственной внучки?
Лоренс кивнул.
— Просто невероятно, но вряд ли в этом есть ваша вина. Наоборот, Лоренс, я считаю, что вы прекрасно воспитали Джудит. Милый, живой, веселый и умный ребенок, настоящее солнышко, и к тому же совершенно нормальный. У нее прекрасная гувернантка. Мне действительно жаль Кэролайн, но пора похоронить прошлое. Оно никоим образом не должно коснуться Джудит.
Мрак и отчаяние все еще жили в этой комнате, и, наверное, поэтому у меня вырвалось:
— Мне двадцать один год, но я примирилась с мыслью, что стала мачехой. Мы с Джудит непременно подружимся. Перестаньте мучить себя, Лоренс, я прощаю вас за то, что не сказали правды.
— Вероятно, когда-нибудь у меня это получится, но забыть Кэролайн я не сумею. Джудит — дитя своей матери. Что, если с годами безумие вырвется на свободу?
— Король у нас потерял рассудок. Но был ли таковым его отец, Георг Второй?
— Некоторые тори рады бы это утверждать, но ничего подобного никто не замечал.
Кажется, он уже пытается шутить. Неплохой признак.
— Вам, как и мне, известно, что эта болезнь далеко не всегда передается из поколения в поколение. Насколько я поняла, родители Кэролайн абсолютно здоровы?
— Да, — медленно выговорил Лоренс, — если не считать их болезненной ненависти ко мне.
Похоже, он рад каждому заверению в том, что с его дочерью все в порядке!
— Но могу признаться, что до приезда мисс Джилбенк я боялся за Джудит.
— Сколько ей было лет, когда появилась мисс Джилбенк?
— Наверное, года три.
По мне, сумасшествием было даже сказать такое, не то что думать. Но я все же попыталась урезонить Лоренса:
— Джудит была совсем маленькой. По-моему, любой родитель при виде хаоса, создаваемого младенцем, готов поверить, что в его доме поселилось само отродье сатаны. Во всяком случае, так считал дедушка, а я, как видите, вполне в здравом уме. Да-да, припоминаю, он называл меня злобным чертенком.
Лоренс наконец рассмеялся, по-настоящему рассмеялся, как я и надеялась. Неужели я так ловко сумела выйти из положения, что на его лице засияла улыбка? Нет, готова поклясться, что он словно стал моложе, плечи распрямились, как будто с них свалилась огромная тяжесть.
Проводив меня до двери спальни, он легонько коснулся пальцем моего подбородка:
— Вы воплотили в себе все, о чем я мог лишь мечтать, а может, и немного больше. Я подумаю над вашими словами. Доброй ночи, дорогая моя Энди.
Снова очутившись в Синей комнате после прогулки Джорджем, который на этот раз был далеко не так разборчив, я отпустила Белинду — ей до смерти хотелось остаться и посплетничать. Едва добралась до кровати и с наслаждением вытянулась под теплыми одеялами. Джордж тоже решил укрыться и прижался к моим коленям. Нужно признать, давно у меня не было такого суматошного, пугающего, насыщенного событиями дня, а голова едва перестала болеть после позорного падения с лестницы.
Я почувствовала нечто холодное и зловещее в Черной комнате, поняла, что какая-то сила заманила сюда Амелию… но сейчас слишком устала, чтобы думать об этом. К тому же все закончилось в целом благополучно, если не считать того, что стряслось с Амелией, и дружного отказа расследовать это происшествие. Завтра я прокрадусь в пустое помещение, постою там и посмотрю, что будет. Правда, меня трясло при одной мысли об этом, но уж лучше встретиться с неизведанным лицом к лицу, чем трусливо прятать голову в песок, подобно страусу.
Я заснула, ощущая, как мокрый нос Джорджа прижимается к моей ноге. Не знаю, что меня пробудило, ибо в комнате стояла полная тишина. Ни проблеска света, ни шепотка. Но мгновение назад я видела во сне, как скачу по йоркширским болотам, а в следующую минуту уже смотрела широко открытыми глазами в пустоту.
И когда глаза немного привыкли к мраку, я увидела ЭТО. Зажмурилась, потрясла головой. Но ЭТО не двигалось. Стояло, оцепеневшее и безмолвное, как статуя, как исчадие ада, не более чем в двух футах от изножья кровати.
Помню, как храпел ничего не подозревающий Джордж, хотя внутри у меня все оледенело. Медленно, о, как медленно я высвободила руки из-под одеяла и села. Джордж пошевелился, но не проснулся. Таинственная фигура принялась неспешно обходить кровать, направляясь ко мне. И в тот момент, когда попала в полосу лунного света, я сумела ее разглядеть. Это оказалась старуха, ужасно изуродованная и древнее самой смерти. Спутанные седые волосы обрамляли беспорядочными лохмами омерзительно злобное лицо. Мне хотелось закричать во весь голос, но, к моему полнейшему стыду, из раскрытого рта вырвался только жалобный стон. Меня словно пригвоздили к месту, и от страха не было сил шелохнуться.
— Кто ты? — надтреснутым голосом пролепетала я. — Чего хочешь от меня?
Старуха, которая никак не могла быть настоящей, негромко прохрипела:
— Ты проклятие этого дома. Грязь и пакость. Зло, которое вновь в нем поселилось. Ты — воплощение порока, и все, что исходит от тебя, — проклято. Но ты за все заплатишь!
Я тяжело дышала. Джордж снова заворочался, и впервые с того мига, как я увидела привидение, меня охватил страх не только за себя. Откинув одеяла, я схватила Джорджа и перекатилась на другую сторону кровати, подальше от гнусного призрака. Но оказалась недостаточно проворной, или у старухи было куда больше сил и энергии, чем я предполагала, потому что она успела подбежать ко мне, нагнуться, и в скрюченных пальцах блеснул изогнутый клинок — не из серебра, а из золота, в точности как ятаган из «Тысячи и одной ночи». Еще секунда — и он вонзится в меня.
Я опять откатилась на противоположную сторону. Джордж оглушительно лаял, пытаясь вырваться и наброситься на странное создание.
— Кто ты? Чего хочешь?! — завопила я. Глупые вопросы, но я не знала, что говорю.
Призрак неожиданно метнулся ко мне, пытаясь поймать. Я и не подумала рискнуть с ним схватиться. Странный золотой кинжал был уже высоко поднят, и я зачарованно смотрела, как он опускается к моей груди. Схватив подушку, я швырнула ее в старуху. Подушка задела клинок, едва не выбив его из сморщенной руки. Старуха замешкалась, и этого было достаточно, чтобы я оказалась у двери. Но ручка не повиновалась, хотя я дергала ее побелевшими от напряжения пальцами. Я не помнила, заперла ли дверь. Должно быть, заперла. Джордж уже сходил с ума, и, повернувшись, я увидела, как призрак неуклюже, но довольно быстро приближается ко мне. Тут замок щелкнул, и дверь распахнулась. Я почти выпала в коридор.
Значит, замок все-таки был закрыт. Как же это пакостное создание попало в комнату?
Я не оглядываясь мчалась по коридору, прижимая к себе Джорджа. Нельзя, чтобы старуха утащила его с собой!
Не помню, как я умудрилась сохранить равновесие, хотя в жизни не бегала так быстро, а коридор казался бесконечным. Наконец я обнаружила, что стою перед дверью спальни. Я знала, кто спит за этой дверью, понимала, что направлялась именно сюда. И принялась колотить в потемневшую от времени дубовую створку. Изнутри послышался приглушенный мужской голос. Я продолжала стучать, Джордж не прекращал скандалить. Хорошо, что он так шумит! Может, привидение не посмеет меня преследовать?
Я с опаской оглянулась, и, хотя никого не увидела, сердце бешено колотилось. Прошла, кажется, целая вечность, прежде чем дверь распахнулась и на пороге появился Джон, полуголый, в одних наспех натянутых штанах. Но окажись он даже в ванне, я все равно бросилась бы ему на шею. Поняв, кто перед ним, Джордж окончательно обезумел.
Джон, к его чести, выдержал неожиданное вторжение и даже не пошатнулся под моим весом.
— Энди, ради Бога, что творится? Что случилось? Джордж, молчать!
Но единственным способом успокоить Джорджа было взять его на руки. Так Джон и сделал: выдернул его из моих онемевших пальцев и, подхватив песика, другой рукой обнял меня за талию.
Я так задыхалась, что не могла говорить. Просто стояла, прислонившись к человеку, которого смертельно боялась. И не хотела двигаться. Только ощущала его теплое, сильное, мускулистое тело, зная, что теперь мы с Джорджем в безопасности.
— Все в порядке, — мягко прошептал он. — Все будет хорошо. Джордж, молодец, продолжай облизывать мое плечо. Энди, вы уже отдышались? Можете объяснить, что произошло?
— Почти, — пропыхтела я, обдавая его жарким дыханием. — Еще немного.
— Спокойно, спокойно, дышите глубже… вот так.
Он продолжал прижимать к себе меня и Джорджа. Я в жизни никому не была так благодарна, как этому человеку, стоявшему столь близко, что я слышала биение его сердца.
— А теперь излагайте все по порядку. Что-то случилось с Джорджем?
Его большая ладонь поддерживала мою спину. Я чувствовала, как его рука жжет меня сквозь полотно рубашки. Но почему же так горячо и спереди? Зато я жива. Жива!
И даже считаю удары его сердца, казалось, отдающиеся в моем. Теплые, размеренные, надежные… как он сам.
Но долго стоять так — неприлично. Нужно отодвинуться, хотя я не желала терять это его тепло, опасаясь, что без поддержки просто замерзну и снова начну дрожать".
— Я уже пришла в себя, честное слово, пришла.
— В вашей спальне нет пожара?
— Никакого.
— Шкаф не упал?
— Даже на дюйм не сдвинулся.
— Летучие мыши не забрались в комнату?
Он выругался. От удивления у меня подкосились ноги.
— Это все мерзкая Синяя комната, — процедил он и снова принялся сыпать проклятиями. — Вы увидели что-то вроде призрака. Вернее, вообразили, что увидели, и насмерть перепугались.
— Я действительно что-то увидела. Нечто ужасное и вполне реальное. Пытавшееся убить меня кинжалом с острым кривым лезвием. Я схватила Джорджа и удрала. Сюда. К вам.
Если он посчитал это странным, удивился, почему я примчалась к нему, а не к мужу, чья спальня была чуть дальше, все равно ничего не сказал, только снова притянул меня к себе. Я обняла его. Совсем забыв, что он мужчина. Опасный мужчина… а на мне только тонкая рубашка.
— О черт, — пробормотала я и ужасающе медленно принялась отодвигаться.
В голосе Джона, кроме искреннего веселья, прозвучало еще что-то, чего я не сумела распознать.
— А я все гадал, сколько времени у вас уйдет на то, чтобы понять: вы совсем рядом с чудовищем, вполне способным вас сожрать, а это куда хуже, чем снова оказаться в Синей комнате. — И, невесело вздохнув, он добавил:
— Знаете, Энди, это чудовище ничем вам не грозит, только вы никак не можете заставить себя поверить в это. Я прав?
Нет, мне этого не вынести, просто не вынести!
— Вы мелете чушь, причем совершенно неприличную.
— Пойдемте со мной, — рассмеялся Джон. — Зажжем свет, и вы подробно опишете существо, которое набросилось на вас с ножом. Джордж, немедленно замолчи. Я снова возьму тебя, только дай отыскать свечи.
Мы с Джорджем потащились за ним, потому что я боялась отпустить его от себя. Но сначала я закрыла и заперла дверь спальни.
— Вряд ли это создание погналось за мной, но и рисковать ни к чему. Если оно вдруг появится, вы вполне способны упасть в обморок, и тогда мне конец.
Джон укоризненно покачал головой:
— Всего две минуты назад вы были так напуганы, что слова не шли с языка. А теперь готовы шутить! Просто поразительно!
Говоря это, Джон умудрился найти и зажечь свечи, а потом, подняв канделябр, оглядел меня с головы до ног.
— Вы, пожалуй, замерзнете, — буркнул он, притащил свой халат и закутал меня, как ребенка. И даже пояс завязал. Джордж заскулил, и Джон прижал его к себе.
— Спасибо за то, что так быстро открыли дверь. Еще три секунды, и я, вероятно, попыталась бы ее взломать. Джон посмотрел на мои босые ноги.
— У вас редкий дар высказывать оригинальные мысли.
Он снова поставил Джорджа на пол и водрузил канделябр на маленький столик у двери. Потом подошел ко мне, поднял и принялся гладить по голове, приводя в порядок растрепанные волосы: стягивавшая их лента куда-то запропастилась.
— Теперь вам лучше?
— Да, — выдохнула я, хотя к этому времени мной снова овладел страх. Только уже по совершенно другому поводу.
— Наверное, — заметил он, отодвигаясь от меня и вновь подхватывая Джорджа, — вам пора позвать мужа. Знаете, того старика, что ночует в спальне слева по коридору? Не думаете, что именно ему, а не благоприобретенному племяннику полагается приходить вам на помощь в подобных случаях?
— Подонок! — прошипела я, развернулась, зашагала к двери и сжала дверную ручку, радуясь, что пальцы не дрожат. Открыв дверь, я увидела бегущих с противоположных сторон Лоренса и Томаса. Лоренс первым оказался рядом и, окинув взглядом мои босые ноги, халат Джона и всклокоченные волосы, заключил:
— Что-то произошло. С вами все в порядке?
К этому времени я уже успела обрести душевное равновесие и отступила, не желая вновь прижиматься к мужчине, кем бы он ни был.
— Да. Мы с Джорджем живы и здоровы.
Томас, задыхаясь, остановился. Даже в распахнутом халате, без туфель и с взъерошенными волосами он все равно казался ослепительным.
— Что тут творится? — осведомился он. Лоренс лишь покачал головой:
— Пока не знаю. Но что-то стряслось, Энди?
Все мы стояли посреди спальни Джона в неверном свете свечей, то и дело колеблющемся из-за ветерка, дувшего в открытое окно. Я зябко обхватила себя руками, но этого оказалось недостаточно. Пришлось нагнуться и поднять Джорджа. Больше я его не отпущу!
Песик, казалось, понял, что дело неладно и хозяйка в нем нуждается. Поэтому вздохнул и устроился поудобнее у меня на руках.
— Расскажите, что случилось, — посоветовал Джон, отходя к камину, чтобы зажечь огонь. На пороге появилась Амелия, недоуменно разглядывая нас. Ее чудесные волосы так и струились черным шелковистым водопадом.
— Я неожиданно проснулась, — начала я и поспешно сглотнула, расслышав, как дрожит мой голос. — Не пойму, что меня разбудило, но я увидела нечто до ужаса уродливое — то ли живое существо, то ли призрак, неподвижно, как статуя, стоявший у изножья кровати. Вскоре я разглядела, что это была страшная старуха со спутанными седыми патлами, а когда я спросила, что ей нужно, она назвала меня мерзостью и злом, обвинила меня в чем-то и пообещала, что я за это заплачу. Потом подняла кинжал и ринулась на меня. Я швырнула в нее подушкой, схватила Джорджа и еле вырвалась из спальни.
Воцарилось молчание.
— Можете в точности вспомнить, что наговорила вам старуха? — спросил наконец Джон. Я покачала головой:
— Возможно, завтра, когда немного успокоюсь. Все словно затянуто дымкой, мысли путаются. Кроме ее проклятий. Нелегко забыть, что тебя считают злом.
Все четверо продолжали безмолвно глазеть на меня.
— Послушайте, я понимаю, что вы не склонны мне верить, особенно после того, что я почувствовала в Черной комнате и всего, что, по моим словам, произошло с Амелией. Но все это чистая правда. Я не стала бы лгать, да и кто бы мог сочинить подобное? Большего ужаса мне не приходилось испытывать. И все было таким реальным!
Снова тишина. Потом муж очень тихо и мягко заметил:
— Несомненно, что-то тут не так. Хотите чашку чая, дорогая?
— Простите, — вмешался Джон, — я немедленно иду в Синюю комнату и посмотрю, не осталось ли каких следов.
— Я с тобой, — вызвался Томас.
Но я, разумеется, сознавала, что комната окажется абсолютно пустой. Старухи там уже не будет. Да и зачем ей оставаться?
— Вы, должно быть, ужасно перепугались, — посочувствовала Амелия. — Что бы там ни произошло, вы вся дрожите. Вам лучше сесть, Энди.
— Нет, — запротестовала я, — мне нужно вернуться в Синюю комнату.
И, проигнорировав протянутую руку мужа, вместе с Джорджем поковыляла по коридору. С каждым шагом притаившийся было страх все выше поднимал голову. Когда я добрела до открытой двери, ужас почти оледенил меня. Противное чувство беспомощности сковало мозг, который напрочь отказывался работать. Мне хотелось одного — запереться и закрыть глаза. Но Джордж залаял.
— Никого, — откликнулся Джон. — Можете входить.
— Никого и ничего, — подтвердил Томас, и я заметила, что он с трудом шевелит левой рукой. Черт побери, каким образом он умудрился ее повредить?!
— Я и не ожидала, что старуха останется здесь, после того как пыталась прикончить меня. А может, просто хотела напугать, наказывая за все воображаемые злодеяния. Не знаю… хотя изогнутый клинок казался очень острым. Так и сверкал, когда она подняла его над головой.
— Изогнутый клинок? — вдруг насторожился Джон.
— Да, только не серебряный, а почему-то желтый. Похоже, золотой. Интересно, почему? Джон тихо выругался.
— Минутку, — пробормотал он и исчез.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Графиня - Коултер Кэтрин



Очень неплохо как для Коултер. Читается легко. 8
Графиня - Коултер КэтринКира 33
4.05.2012, 15.47





Роман показывает, что чрезмерная любовь к деду ведет к геронтофилии, при кторой 51-летний старец кажется юношей прекрасным. Советую.
Графиня - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.58





это не любовный роман, а ужастик-детектив. вместо того,чтобы смаковать,как обычно,отношения героев, в напряжении читала главу за главой.если бы знала,что так будет,не стала бы читать. люблю легкое романтическое чтиво.
Графиня - Коултер Кэтринелена
4.02.2013, 4.20





ненавижу романы написанные от первого лица..сразу возникает ощущение, что какие-то события идут за спиной героини, которых она не увидела. задумка неплохая, но первое лицо все испортило...долго как-то раскачивался сюжет...
Графиня - Коултер КэтринАлина
29.04.2013, 20.21





Тоже неприятен роман из-за стиля написания...увы, не смогла осилить и двух глав...
Графиня - Коултер КэтринМари
22.09.2014, 21.18





Это не чрезмерная любовь к деду. Это отвращение к поступкам отца и нежелание терпеть, как мать. Один из способов защитить себя от жизненных ухабов, перестав ездить по дорогам сей жизни.
Графиня - Коултер КэтринKotyana
11.10.2014, 6.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100