Читать онлайн Дочь викария, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь викария - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 165)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь викария - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь викария - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Дочь викария

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Но следующие два дня она не смогла носа из дома высунуть. Лило так, что, казалось, деревню вот-вот затопит. Все говорили, что это небеса плачут. Они плакали и плакали, горько, непрерывно. Наутро третьего дня похолодало, и тучи по-прежнему закрывали небо. Однако мистер Хенгис утверждал, что дождя больше не будет, так что никто особенно не беспокоился. Солнце обязательно прорвется сквозь серую пелену, и все будет хорошо.
Мегги день казался прекрасным. Она любила скакать верхом, чувствовать, как бьет в лицо сильный ветер с Ла-Манша, швыряя шляпки и шляпы под копыта коней, и, кроме того, рядом ехал человек, спасший жизнь ее маленького брата. Несмотря на мерзкую погоду, он каждый день наведывался в дом викария, чтобы справиться о здоровье Рори.
Мегги оседлала Севайво
type="note" l:href="#note_4">4
, прелестную гнедую кобылку, которую раньше, как она объяснила Томасу, звали Петуньей.
— Но почему кличку изменили? — удивился он. Мегги весело расхохоталась.
— Видите ли, Петунья была первой лошадкой для меня и троих моих братьев. То есть она ухитрилась выжить, несмотря на все испытания. Когда Рори подрастет, он тоже будет учиться ездить верхом на бывшей Петунье. Она по-прежнему здорова и резва, поэтому мы посчитали, что Севайво подходит ей куда лучше.
— Благородная лошадь, — заметил он, выгибая черную бровь, — и крайне выносливая. Значит, еще и Рори? Думаю, к этому времени ей придет пора отправиться на покой, бедняге. Не находите, что пятый ребенок на одну лошадь — это уже слишком и нельзя так много требовать от Божьей твари?
— Севайво любит детишек, знает все их проделки и очень добродушна, так что не тратьте время на ненужную жалость, — возразила Мегги и, снова рассмеявшись, погладила лоснящуюся холку. Кобылка повернула голову и тихо заржала. Мегги сунула руку в карман и извлекла морковку. Лошадь подхватила ее губами и стала жевать на ходу.
— Ей почти двенадцать лет. Насколько я помню, мой кузен Джереми больше всего на свете хотел получить от нее потомство, но теперь она уже слишком стара.
Томас вдруг услышал в ее голосе новые интонации: то ли грусти, то ли сожаления… сразу не понять. Но почему-то стало неприятно.
— Джереми? — осторожно осведомился он. — С какой стороны он приходится вам кузеном?
Мегги пожала плечами, безразлично глянула на раскидистый клен и ответила так уныло и жалостно, что Томас разозлился еще больше.
— О, Джереми не принадлежит к племени моих настоящих чертовых кузенов. Он мой чертов почти кузен. Между нами нет кровного родства. Он шурин моего дяди, Райдера Шербрука.
Ей, очевидно, было не по себе, поэтому он решил пока что оставить эту тему.
— Я слышал много историй о вашем дяде. Правда ли, что у него больше побочных детей, чем у любого арабского шейха?
Мегги размахнулась и ударила его по плечу.
— Это вам за то, что слушаете сплетни, милорд! Хотя, знаете ли, о нем рассказывают много всяческих мерзостей, впрочем, как и о моем втором дяде. Однако куча побочных детей — все это наглое вранье. Мой дядя Райдер — один из самых высокоморальных людей в мире.
— Простите, — извинился Томас, — он ваш дядя, и я не должен был говорить о нем в таком тоне. Так говорите, что он не держит дома своих бастардов?
Мегги, поняв свою ошибку, потрепала кобылу по шее, скормила еще одну морковку и вздохнула:
— Давненько я не слышала ничего подобного. Вы действительно ничего не знаете о Райдере, милорд?
— Меня зовут Томас, и я думал, что знаю все.
— Оказывается, нет. Мой дядя, с самых юных лет спасает беспризорных детей, которых отыскивает в грязных закоулках, трущобах, отбирает у жестоких хозяев, у пропитанных джином родителей, которые их быот и морят голодом, а иногда и продают хозяевам борделей. Все они зовутся любимчиками. Во время моего последнего визита к дяде, в Брендон-Хаус, что в Котсуолдсе, жили не менее пятнадцати ребятишек. Этот дом отведен специально для них и находится совсем близко от Чедуик-Хауса, где обитают мой дядя, его жена, тетя Софи, и Грейсон, один из моих чертовых кузенов, хотя сейчас он учится в Оксфорде. Сплетни о бастардах распустил один из политических противников моего дяди. Люди есть люди, поэтому и верят всякой чепухе, пока не понимают, какая все это чушь. Ну сами посудите, кто это поселит своих побочных детей в огромном роскошном доме, неподалеку от собственного поместья, где обосновалась твоя семья? Для этого требуется безмерная наглость, не находите?
— Несомненно. Значит, любимчики?
— Да, так их прозвала моя тетя Синджен много лет назад, когда обнаружила секрет брата. По-моему, в то время ей было лет пятнадцать.
— Но в таком случае почему об этом почти никто не знает?
— Потому что мой дядя — человек необычайной скромности и не любит распространяться о своих подвигах. Он считает это своим личным делом и очень раздражается, когда кто-то начинает восхвалять его за благородство и самоотверженность. Объясняет, что берет детей на воспитание, потому что ему так нравится, и советует никому не совать свой чертов нос в чужое просо. Это цитата.
— А кто был этим политическим противником и твердил, что ваш дядя изменяет жене на каждом шагу, да еще и поселил своих незаконных отпрысков едва ли не в ее доме?
— Мистер Редферн. Он всеми силами старался не допустить прихода Райдера в палату общин. Жалкий, ничтожный человечишка! Не представляете, какой скандал разразился! Поднялась страшная шумиха. Но все это давно забыто.
Мегги помолчала, ощутила, как на нос упала дождевая капля, и хихикнула.
— О Господи, кажется, мистер Хенгис впал в немилость у небесных богов. Его пальцы, должно быть, тряслись не правильно. Пошел дождь. Снова. Если это будет продолжаться, мы все заплесневеем.
— Да, — согласился Томас, поднимая лицо к серым тучам. Он с самого детства любил дождь и сейчас с радостью вдыхал влажный воздух, хотя земля, казалось, промокла до самого центра. Правда, он тут же спохватился и ошеломленно добавил:
— Не может быть! Мне сказали, что мистер Хенгис никогда не ошибается! Должно быть, это случайная капля, только и всего.
— Еще одна случайная капля только сейчас ударила по моему подбородку.
— Скорее опустите голову.
— Так и быть, — хмыкнула Мегги, — но учтите, я вовсе не желаю окончательно испортить свою прелестную шляпку! О чем это мы… ах да, дядя Райдер и его многочисленные побочные дети. Собственно говоря, одна такая у него есть — Дженни. Мать умерла, рожая се. Но они с отцом очень любят друг Друга. Дженни — жена Оливера. Они обвенчались на прошлое Рождество. Оливер управляет Килдрамми-Касл, шотландским поместьем моего отца. Если я ничего не путаю, Оливер — один из первых ребятишек, подобранных моим дядей. Если вы останетесь в Глеиклоуз-он-Роуэн, обязательно познакомитесь с ним. Оливер обычно приезжает погостить осенью. Надеюсь, в этот раз он приедет вместе с Дженни, милорд.
— Томас. Это мое имя.
— Да, знаю, но дело в том, что я незамужняя молодая леди, и вам хорошо известно, что называть вас по имени, а тем более ездить на прогулки по окрестностям — более чем неприлично.
Она запрокинула голову, чтобы набрать в рот дождевой воды.
— Придется сказать мистеру Хенгису, что впредь он должен быть точнее в своих прогнозах и что отныне картофельные палочки для него под запретом. Поедем к амбару Мартинов, тому, что как раз за этим холмиком. Там не слишком уютно, и крыша протекает, но если встать на нужном месте, можно уберечься от дождя.
И, не дожидаясь ответа, она послала кобылку вперед.
— Получишь еще одну морковку, — пообещала она, — если доставишь меня на место, прежде чем бесконечные случайные капли окончательно намочат мое перо.
Кажется, до нее донесся смех Томаса Малкома… Но она не обернулась, только с улыбкой припала к шее лошади. Смеялся он, кстати, весело и заразительно.
Добравшись до амбара, Томас понял, что, кем бы ни были эти Мартины, они скорее всего покинули эту землю много-много лет назад, еще до его рождения. Маленькое, давно заброшенное строение почти разрушилось, а часть крыши обвалилась. Надо надеяться, что оставшейся части хватит на всех четверых. Дождь все усиливался. Придется сказать несколько добрых слов отныне не безупречному мистеру Хенгису.
Мегги спешилась, перекинула поводья через голову Севайво и завела кобылу в амбар. Томас с опаской оглядел руины, боясь, как бы не случилось беды.
— Я попытаюсь спасти тебя, Пен, в случае чего, — пообещал он своему вороному. Пен заржал. Умное создание! Не хочет идти в этот амбар! И не Томасу его осуждать.
Добрых три минуты ушло на то, чтобы убедить коня, что чертова крыша не рухнет им на головы. За это время Томас успел промокнуть с головы до ног.
Кое-как втащив коня в амбар, он увидел Мегги и ее кобылу в единственном сухом углу. Ладно, хотя бы они в относительной безопасности!
Томас сбросил куртку, отряхнулся, как большая дворняга, и запустил пальцы во влажные волосы. В углу оказалось немного тесновато для четверых, зато можно было переждать дождь.
— При чем тут картофельные палочки?
— Видите ли, это один из шедевров миссис Бартоломью. Вашей кухарки.
— Ах да. Я зову ее Морганой.
— Морганой? Как сестру короля Артура? Но почему? Ведь, насколько я помню, ее имя Агнес.
— Она настоящая ведьма, которая, по моему глубочайшему убеждению, пытается меня отравить. Так вот, насчет картофельных палочек, тех, которые обожает мистер Хенгис. Если его лишить лакомства, это, надеюсь, будет достойным наказанием за неверный прогноз?
— Еще каким! Он просто слюной исходит, когда чует запах пекущихся палочек. Но почему она жаждет вас отравить?
— Не столько меня, сколько моего отца, но поскольку тот мертв, я единственный, до кого она может добраться.
Мегги принялась растирать руки, выслушав объяснение, расхохоталась так неудержимо, что схватилась за живот.
— Вы правы. Миссис Бартоломью терпеть не могла вашего родителя. Но откуда вы это узнали?
— Подслушал, как она разговаривает сама с собой. Хотел выпить еще чашку чаю, но нигде не смог найти Торрента, что случается довольно часто. Нижняя горничная Тэнси тоже куда-то исчезла. Подозреваю, что она без ума от Тобина, сына мясника. Когда я добрался до кухни, Моргана гремела горшками и бормотала что-то насчет извилистых путей сатаны и ужасающем нашествии демонов. Словно проповедь читала!
— Похоже, что-то ее расстроило. Больше она ничего не сказала? А может, она вовсе не имела в виду вашего отца?
— Несколько раз она повторила «Старый лорд Л». — именно так она называла отца — и прибавляла такие эпитеты, как жалкий прохвост, хам, пройдоха, мошенник, скаредный плешивей, которого только и стоит, что растянуть на дыбе и четвертовать. И еще что-то об ужасной судьбе грешников.
— Хм-м… с чего это она так разошлась? Ваш отец действительно неохотно расставался с деньгами, по крайней мере, у него была репутация человека прижимистого, но он всегда расплачивался за покупки в течение полугода. Что же касается вашего дворецкого Торрента, он просто стареет милорд, и засыпает при каждом удобном случае раз по шесть на дню под лестницей, в маленькой нише, где стоит специальное кресло с тремя подушками. А Тэнси при каждом удобном случае убегает стегать одеяла, прелестные лоскутные одеяла, для чего собирает каждый обрывок ткани. Она очень талантлива. Вам бы следовало помочь ей открыть свою лавочку. Она прячется в маленькой детской на верхнем этаже, когда может улучить минутку для шитья. Насколько мне известно, у Тобина нет ни единого шанса устоять против нее.
Томас ошеломленно уставился на нее.
— И вы знаете все обо всех в этом городке?
— Естественно. Я родилась и выросла здесь. Правда, последние десять лет мы проводим лето в Килдрамми-Касл. Всем нам полюбилась Шотландия. А там настоящее раздолье — пустынная дикая местность, но стоит пройти несколько шагов — и перед тобой поле белого вереска, потом — фиолетового, ах, столько цветов и красок, что просто плакать хочется от этой красоты. Вы никогда не бывали в Шотландии, милорд?
— Зовите меня Томасом. Да, я много раз бывал в Шотландии. Ездил в Глазго по делам, и в Инвернесс — навестить друзей и поохотиться.
Мегги нагнулась, подобрала охапку древней соломы, мирно гнившей здесь лет двадцать, и принялась растирать спину лошади. Томас последовал ее примеру.
Севайво неожиданно резко повернула голову и попыталась укусить Мегги за плечо. Та едва успела отскочить, но запуталась в юбках и приземлилась на пятую точку.
— О, понимаю, — расхохоталась она, — солома чересчур жестка и раздражает ей кожу. Берегитесь, Томас, Пену тоже может не понравиться такая забота.
Пен громко заржал, но не пошевелился. Мегги принялась отряхивать с юбки грязь и травинки.
— Заметьте, она всегда пытается укусить взрослых и никогда — детей.
Томас наклонился, сжал ее руку и потянул, слишком резко, и оба это поняли. Она ударилась о него грудью. Никогда прежде ока не ударялась грудью о мужскую грудь и теперь даже растерялась немного от необычных ощущений.
Томас подумал, что слишком торопится. Но ничего не мог с собой поделать. И потому, окончательно потеряв голову, поцеловал ее. Не по-настоящему. Всего лишь легкое прикосновение губ.
Она не отстранилась. И не двинулась с места. Он даже не сразу понял, что это ее первый поцелуй.
Хорошо. И никакого Джереми. Должно быть, он ошибся, и. какое же это облегчение!
Ее первый поцелуй, который подарил именно он!
Томас медленно поднял голову. Мегги смотрела на него не мигая. Потом коснулась губ кончиками пальцев. И наконец, нахмурившись, отступила.
— Как странно, — прошептала она, продолжая расправлять влажные юбки. — Конечно, вам не следовало бы так поступать, но это не важно. Я почти не промокла, хотя дождь все еще льет.
Он снова запустил пальцы в темную гриву густых волос, слишком длинных, по мнению модников.
— Мегги, вы правы. Мне не следовало так поступать, но это всего лишь поцелуй. Ничего непристойного и, уж конечно, никакой серьезной попытки обольщения. Простите, что воспользовался ситуацией. — Голос его смягчился и стал чуть ниже, но в нем явно прозвучали нотки типично мужской гордости. — Это был ваш первый поцелуй. Именно я был первым мужчиной, который поцеловал вас.
— Ха, — фыркнула Мегги. — Ошибаетесь, милорд. Меня сто раз целовали.
— Томас, — терпеливо повторил он. — Меня зовут Томас.
— Знаю. Знаю. Позвольте сказать, что я целовала столько парней, что с трудом вспоминаю всех.
— Это во время вашего сезона?
— Нет, и по чести сказать… вероятно, я не должна врать, потому что мой отец викарий и вопрос искренности весьма для него важен, все эти парни были моими чертовыми кузенами. Видите ли, когда мне было тринадцать, я просила их поцеловать меня. Причем старшим я ничего не говорила и приставала только к своим ровесникам.
— А Джереми был старше?
— Да, и намного.
Только не Джереми. Джереми никогда не вздумалось бы целовать ее. Она хотела этого, так хотела… больше всего на свете и наверняка растаяла бы у его ног, решись он поцеловать ее. Страшно подумать, как возмутился бы отец. Да и Джереми тоже, узнай он о ее мыслях.
— Старшие кузены считали это весьма занятной шуткой, но я их игнорировала.
А Джереми смеялся во все горло. Но почему Томас спросил именно о нем?
— А что же вы сделали?
— Выстроила в ряд всех чертовых кузенов, выкликала каждого по имени. Они выступали вперед, вытягивали губы трубочкой и по очереди целовали меня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь викария - Коултер Кэтрин



Не советую...глупый юмор...и бесконечные паразитные фразы такие как:" ад проклятый" и "чертовы" . И это при том, что данный роман о дочери священнослужителя...возмутительно.
Дочь викария - Коултер КэтринИнна
2.07.2012, 22.09





Не совсем согласна с Инной. Про кошек читать очень интересно. Я даже не знала, что есть кошачьи бега. А что помимо кошек, то нудновато и изьито.
Дочь викария - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 11.09





Немного нудновато, особенно про кошачьи бега.
Дочь викария - Коултер Кэтринмарина
4.10.2012, 19.04





Действительно бред. Читала и удивлялась наивности гг-ни. Что за кошачьи бега? В общем, бред. 2 балла.
Дочь викария - Коултер КэтринАмериканка
19.03.2013, 6.13





Инна! Про фразы Вы не правы. Но чтоб понять их принадлежность к семейной общности нужно прочесть не только этот роман - он уже о потомках первых главных героев. Викарий - только один из большой семьи, а семейные приколы были и до его принятия сана. Не стоит судить о чем-то большом по малому фрагменту. Рекомендую Вам и всем всю серию о Шербруках.
Дочь викария - Коултер КэтринKotyana
4.08.2013, 5.55





Очень нудный роман, не пойму почему рейтинг высокий.
Дочь викария - Коултер КэтринТатьяна
16.10.2013, 1.44





Только начала читать и не пойму вообще книга о чем? Про кошек что ли!!! Прочитала коментарии ваши и сразу расхотелось до конца читать
Дочь викария - Коултер Кэтриндана
1.02.2014, 23.00





Один раз можно прочитать.
Дочь викария - Коултер КэтринКэт
24.02.2014, 13.46





Kotyana,подскажи,пожалуйста,названия всех книг серии о Шербруках.заранее спасибо!
Дочь викария - Коултер КэтринАля
15.08.2014, 22.06





Бред какой-то....
Дочь викария - Коултер КэтринЭльза
21.09.2014, 14.23





Куда подевалась дочь дугласа и алекс, которой алекс была беременна в 3 ей книги из серии про колина и о которой упоминает дуглас в 4ой книги из этой серии, что значит "если таковая появится на свет"??? Это переводы такие? Или автор амнезией страдает, сама не помнит что пишет???
Дочь викария - Коултер КэтринЮлия
12.01.2015, 21.57





Я тоже в шоке от того, куда автор девала дочь Дугласа и Алекс - ведь она явно была. Мне кажется ее не было и в книге про близнецов (она вроде следующая по счету). Я не говорю уже как у автора вообще все туго с детьми главных героев. А Райдера и Софи всего один сын. Зато куча приемышей. Все это как-тот странно. В то время детей рожали чуть ли не каждый год. И их было не меньше пяти. А 4 года ждавшая чтобы родить Синджен, в каком-то из предыдущих романов меня вообще убила. В общем первые две книги из серии еще можно читать. Потом начинается неадекватная бредятина и куча штампов повторяющихся из книги в книгу. Ну еще про близнецов можно еще как-то прочитать. А остальное - мдааа
Дочь викария - Коултер КэтринЭнн
13.05.2016, 1.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100