Читать онлайн Дочь викария, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь викария - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 165)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь викария - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь викария - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Дочь викария

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

— Что ты хочешь сказать этим «после Джереми»? — осведомился он, старательно выговаривая каждую букву.
— А… это так, абсолютно случайно. Не имеет значения. Всего лишь еще один чертов почти кузен, ничего больше. Беда в том, Томас, что я презренна и ничтожна и не понимала этого до последней минуты. Нет, если быть честной, я не стою и четверти того, что за меня отдали. Думаю, ты приобрел кота в мешке.
— Нет, — возразил Томас. — Я приобрел особу из рода Шербруков с прекрасными голубыми глазами, которые она передаст нашим детям.
— Да, постараюсь. Мне ужасно жаль, Томас.
— Чего тебе жаль? — буркнул он.
— Мне жаль, что ты был так беден после того, как твой отец развелся с твоей матерью.
— О нет, я не голодал и не нуждался. Последние двадцать лет дела дяди шли неважно, но он великодушно приютил нас с матерью. Он был прекрасным человеком. Однако должен сказать: очень обидно, когда, зная, что от тебя зависят люди, приходится изворачиваться, интриговать, строить планы и общаться с весьма неприятными людьми только ради того, чтобы иметь достаточно денег на самое необходимое. Но ситуация изменилась два года назад, когда из Китая в Геную прибыл мой первый корабль.
Он взял ее за руку и повел наверх. Ступеньки, устланные древним, донельзя изношенным турецким ковром, потрескивали под ногами.
— Интересно, сколько людей ходили по этому ковру? Томас на мгновение задумался.
— Знаешь, я тоже задавал себе этот вопрос. Лет в тринадцать я решил, что здесь в свое время обитали несколько армий, в общей сложности тысяч пять человек.
— Вполне вероятно.
— Только Кромвель приходил дважды. В первый раз неудачно, а во второй — взял замок.
— Кстати, я не сказала тебе, что моя тетя Синджен — богатая наследница. Вероятно, одна из самых богатых в Англии. Она вышла за шотландского графа, который был беден как церковная мышь и жил в замке, представлявшем собой сплошные руины. Она спасла его. Может, и я чуть-чуть тебя спасаю? Считай меня одним из своих судов, нагруженным редкостными товарами и входящим в порт назначения.
— Ты — больше, чем одно судно. При мысли о твоих товарах у меня слюнки текут, — сообщил Томас с залихватской ухмылкой.
— Мне нравится, как это звучит. А насчет твоих товаров… Он впился губами в ее губы, но тут же выпрямился.
— Мой отец тоже был очень богат, так что вместе вы меня облагодетельствовали. Наших денег хватит на многие поколения вперед.
В самом конце длинного, полутемного, очень широкого коридора устланного еще одним поношенным турецким ковром, под которым скрипели дубовые планки пола, находилась хозяйская спальня, вернее, покои. Сама спальня была настолько унылой и безликой, что Мегги пришлось крепче сжать губы, чтобы не дать воли разочарованию. Впрочем, чему удивляться после того, что она уже успела увидеть?
Просторная комната была обставлена тяжелой старой мебелью. Окна закрыты дырявыми занавесями. На полу ни единого коврика. В самом центре красовалась монументальная кровать, стоявшая на трехфутовом возвышении. Зрелище еще более угнетающее, чем гостиная.
— Очень большая комната, — выдавила наконец Мегги. — Столько свободного пространства.
— Вон там — гардеробная с удобной медной ванной, а за ней — еще одна спальня. Думаю, ты вполне можешь там обосноваться.
Гардеробная была маленькой, темной и провоняла камфорными шариками. А вот вторая спальня оказалась приятным сюрпризом. Открыв дверь, Мегги ошеломленно моргнула, ослепленная ярким солнцем. Куда подевался шторм? Она могла бы поклясться, что он по-прежнему бушует за окнами, если учесть сырость и почти полное отсутствие освещения в тех комнатах, которые она видела до сих пор. Но эта комната была белой, чисто белой, ни мазка другого цвета, и Мегги захотелось раскинуть руки и закружиться.
Она вышла на середину комнаты и уставилась на пушистый белый ковер, закрывавший почти весь пол целиком.
— О небо!
— Ты такого не ожидала? Эта комната, как ты уже поняла, называется достаточно оригинально — Белой.
— А мне ужасно нравится, Томас.
Она помедлила, не зная, как заговорить о том, что ее мучило, и Томас посоветовал:
— Просто выложи, что у тебя на душе.
— У моего отца и Мэри Роуз одна спальня. И у всех моих дядей и их жен тоже. Я видела, как дядя Колии перебрасывает тетю Синджен через плечо и несет в свою спальню, и всегда считала, что иначе и быть не может. Как по-твоему, нельзя ли и нам жить вместе?
— Ты хочешь делить со мной спальню? — медленно переспросил он, ругая себя дураком за непрошено разгоравшийся в душе огонек надежды.
— Ну да. Как я могу перевоспитать тебя, если не буду рядом все время?
— Ты права, это почти невозможно. А я нуждаюсь в перевоспитании?
— О да, но я твердо могу обещать, что через десять лет ты станешь идеальным человеком.
— Всего через десять лет?
— Я всегда была оптимисткой.
Он подошел ближе и сжал ладонями ее лицо.
— О да, я увидел это с первой нашей встречи.
Мегги привстала на цыпочки и уставилась на его губы.
— Хочешь, чтобы я тебе поцеловал?
— Да, — промычала она, покусывая его подбородок. — Если ты еще спрашиваешь, значит, боюсь, дело куда серьезнее, чем я думала, и речь идет о сроке, гораздо более долгом, чем десять лет.
Он поспешно нагнул голову и поцеловал ее. Губы Мегги были так чертовски мягки и теплы, совсем как сама она, и снаружи и внутри, включая верное преданное сердце, будь она проклята!
Томас выпрямился, но продолжал гладить ее по щеке.
— У тебя очень выразительное лицо, Мегги. Ты с первого взгляда возненавидела мою спальню, верно?
— Ее можно переделать…
— В точности как меня.
— Нет, с тобой работы меньше. Предлагаю поселиться в этой прелестной белой спаленке, пока ту приводят в приличный вид.
— Я никогда не слышал о супругах, живущих в одной спальне, без особой на то необходимости, — выговорил он с еще большим трудом. — Мало того, мне вообще трудно представить, что отец с матерью спали в одной кровати. Я хочу сказать… некоторые мужья и жены ложатся в одну кровать, только для всяких интимных вещей, но не на всю ночь. Уверена, что все твои родственники по мужской линии именно так и поступают?
— Абсолютно.
— Мне нужно подумать над этим, Мегги, — решил он.
— Вряд ли я храплю, — сообщила она. — В отличие от тебя. По крайней мере в первую ночь ты храпел. Впрочем, для тебя она оказалась весьма тяжелой, так что я не стала бы делать поспешных выводов.
Томас отнял руку.
— Может, храп и есть та причина, по которой мужья и жены расходятся по отдельным спальням?
— По-моему, Мэри Роуз в этих случаях просто толкает отца в бок. Я однажды слышала, как она ему выговаривает.
— Я подумаю над этим, Мегги, — повторил он.
Что же, Томас не упоминал о любви, но если двое не только женаты, но чувствуют себя легко и хорошо в обществе друг друга, как она и Томас, если не считать кошмара в их первую ночь, они вполне могут спать в одной комнате.
Но она не стала настаивать, обронив только:
— Вот и подумай.
А сама подошла к огромному выкрашенному белой краской гардеробу и, открыв его, увидела десятки туалетов. Внизу стояли ряды туфель. Мегги вытащила одно платье и приложила к себе. Талия завышена… значит, фасон давно устарел. Мегги повернулась, по-прежнему держа платье у груди и вопросительно склонив голову набок.
— Все это скорее всего принадлежало жене моего дяди. Тете Саре. Она умерла в восемьсот десятом, в разгар зимы. Она всегда мерзла, даже в летнюю жару. Поэтому дядя выкрасил комнату в белый цвет и велел прорубить еше несколько окон, чтобы сюда проникало побольше солнца.
— А когда скончался твой дядя?
— Два года назад. В то время я жил в Италии, в Генуе, и был целиком погружен в дела компании. По крайней мере, хоть перед смертью он знал, что теперь у меня достаточно денег на ремонт и содержание Пендрагона и все, кто живет здесь, не пропадут с голода.
— А твой отец умер полгода назад. Ты тогда тоже жил в Италии?
— Да. Мой партнер — граф Клер, человек, которым я восхищаюсь. Один его сын — твой ровесник. Другой чуть моложе.
— Сколько их у него?
— Шестеро.
Мегги широко распахнула глаза.
— Шестеро сыновей? Господи, Томас, бедная его жена!
— Ничего подобного. Леди Рейна правит всеми железной рукой. Граф также ведет дела со своим зятем, Камалем, полуевропейцем, полумусульманином. Он когда-то был беем Оранским, полноправным властителем, со своим дворцом и гаремом, безраздельным хозяином государства. Позже он женился на леди Арабелле Уэллз, сестре графа
type="note" l:href="#note_8">8
, редкостной красавице.
— У них шесть дочерей?
— Нет, два мальчика и две девочки. Все они приезжают в Англию раз в году, ранней осенью. Ты обязательно с ними познакомишься.
— А мы поедем в Италию?
Так она хочет в Италию? Он видел это по ее лицу. И голос такой мечтательный… Значит, он может дать ей то, что не в состоянии дать Джереми.
— Почему бы нет? Там очень красиво. А теперь я прикажу Эннису поставить мои саквояжи в хозяйскую спальню. Ты можешь занять эту комнату. Похоже, она тебе понравилась.
— Еще бы! — жизнерадостно объявила Мегги. — Потому что она не такая темная, сырая и отвратительная, как то большое помещение, которое ты должен был позволить мне отделать как следует, прежде чем провести там хотя бы ночь.
— Я подумаю, — в третий раз сказал он и оставил ее. Мегги еще долго стояла посреди спальни, упорно глядя на пустой дверной проем, ведущий в гардеробную. Но Томас сознавал каждой частичкой души, что, если она во сне прошепчет имя Джереми, сам он потеряет остатки гордости и достоинства. И чего же тогда он будет стоить?
Ровно через полчаса Мегги спустилась вниз по той же широкой дубовой лестнице, немного помедлив, чтобы полюбоваться балясиной перил на верхней площадке. Ей хотелось также рассмотреть лепной потолок, но он был ужасно грязным и нуждался в побелке. Она вошла в гостиную, но остановилась, услышав возбужденные голоса, самый громкий из которых принадлежал ее свекрови. Возможно, говорят о ней, потому что все остальные наверняка в сборе, Мегги наскоро нацепила на лицо улыбку. Нацепить-то нацепила, а вот удержать было потруднее.
Кроме свекрови и мужа, в гостиной оказалась еще одна дама неопределенных лет, сидевшая на потертом парчовом диване. Леди отличалась почти невероятной полнотой по контрасту с худой, как щепка, свекровью Мегги. Волосы, когда-то золотистые, теперь выцвели, и в густых косах, уложенных на макушке, проглядывало серебро. Еще одно отличие от матери Томаса, волосы которой, темные как ночь, прорезали снежно-белые пряди. Незнакомка была белокожей, голубоглазой, с глубокими ямочками на щеках. Мегги она показалась очень хорошенькой. Но, к сожалению, в эту минуту она, покраснев от гнева, кричала:
— Клянусь Богом, Мэдлин, это чушь и бред! Скажи, что ты вовсе не это имела в виду!
Значит, свекровь зовут Мэдлин. Очень мило.
— Ничего подобного, Либби, именно это я и имела в виду, так что заткнись и молчи! Говорю тебе, он… А вот и моя новоявленная невестка с ее голубыми глазами. Прелестные глаза, особенно если учесть размер ее приданого. Однако я считаю, что она слишком много улыбается.
Мегги почувствовала себя чем-то вроде комка грязи под ногами этой женщины. «Так, значит, я много улыбаюсь?»
Она решительно стерла улыбку с лица, скованно, как солдат на плацу, промаршировала в середину омерзительной гостиной и посмотрела сначала на мужа, потом на свекровь и, наконец, на пухленькую Либби, с ее толстыми косами и приветливой улыбкой.
— Здравствуйте, — пробормотала она и, повернувшись к мужу, добавила:
— Милорд…
— Я бы хотел выпить чаю, Мегги, — чопорно объявил Томас. — С кусочком лимона. Матушка, не хотите, чтобы Мегги налила вам чаю? Тетя Либби?
Тетя Либби?
Мэдлин напыжилась, буквально напыжилась, иначе не назовешь: темно-синее платье угрожающе натянулось на груди, щеки раздулись.
— Желаешь, чтобы она разливала чай, Томас? Я твоя мать: то есть первый человек, который когда-то влил чай в твою крошечную глотку.
— Теперь Мегги — графиня Ланкастер, матушка, и хозяйка в этом доме. Ее обязанность лить чай в ваши глотки, как, впрочем, и в мою. Сядь, отдыхай и подожди, пока тебе не поднесут чашку.
— Она больше не улыбается, показывая полный рот зубов, так что, возможно, ты прав, — пробормотала Мэдлин и, величественно кивнув, обронила:
— Я люблю с сахаром и молоком.
Мегги молча кивнула, пытаясь выглядеть так же серьезно, как Мэри Роуз, старающаяся превзойти Макса в знании латыни.
— А вы, мэм? — спросила она Либби. — Хотите чаю?
— Разумеется, нет. Я, как хорошо известно Мэдлин, пью херес. Томас, налей мне хереса. Я сама волью его в собственное горло.
Томас, с самым терпеливым видом, подошел к буфету и налил тете Либби большую рюмку хереса. Мегги стала разливать чай и раздавать чашки.
— Несладко, — закапризничала Мэдлин, сделав крошечный глоток.
Мегги, сцепив зубы, добавила еще ложечку сахара. Свекровь принялась мешать чай, пока он окончательно не остыл.
Все это не сулило ничего хорошего. Мегги стала прихлебывать чай, поглядывая на мужа, стоявшего у камина спиной к стене. Он поставил чашку на каминную полку и скрестил руки на груди.
В комнату приковылял Барнакл, жалостно кривя физиономию, и простонал:
— Эннис отнес вещи в вашу комнату, милорд. Конечно, все сделал не так. Хотя я всю дорогу его подробно наставлял. Миледи, через час я буду готов и надеюсь, вы сумеете мне помочь.
— Помочь? В чем именно, Барнакл? — удивилась Либби, проглатывая остаток хереса и протягивая рюмку Томасу.
— Ее сиятельство, та самая, что замужем за его сиятельством, — сообщил Барнакл с видом умирающего, — согласилась походить по моей спине, поскольку и вы, и вдовствующая графиня чересчур тяжелы и наверняка переломите меня надвое.
Никто ему не ответил. Мегги была единственной, кто посмотрел вслед дворецкому, посеменившему к выходу. Женщины снова заспорили, но уже тише, так что Мегги не смогла разобрать ни слова.
Ничего не скажешь, в таком странном доме она еще не гостила. Нет, «гостила» — не то слово. Теперь она здесь живет. Ад проклятый!
Потом она вспомнила Гленду Стрепторп, которая из кожи вон лезла, чтобы заманить ее отца к алтарю. Нужно подумать об этом, прежде чем судить. Возможно, в каждом доме есть свои странности. А бабушка Лидия?
Мегги вздохнула и опустила глаза в чашку.
В дверях снова появился Барнакл и торжественно объявил:
— Приехал лорд Киппер, милорд. Поскольку вы теперь граф, а он только барон, то и недостоин находиться в гостиной, разве что вам будет угодно его пригласить.
— Ты прав, он всего лишь барон. Что, по-твоему, нам с ним делать?
— Запереть в спальне с полудюжиной горничных и посмотреть, останется ли он в живых.
— Хм… прекрасная мысль, но подумай о горничных, Барнакл! Приведи лорда Киппера, и мы притворимся, что он достаточно знатен, чтобы находиться в моем присутствии.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь викария - Коултер Кэтрин



Не советую...глупый юмор...и бесконечные паразитные фразы такие как:" ад проклятый" и "чертовы" . И это при том, что данный роман о дочери священнослужителя...возмутительно.
Дочь викария - Коултер КэтринИнна
2.07.2012, 22.09





Не совсем согласна с Инной. Про кошек читать очень интересно. Я даже не знала, что есть кошачьи бега. А что помимо кошек, то нудновато и изьито.
Дочь викария - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 11.09





Немного нудновато, особенно про кошачьи бега.
Дочь викария - Коултер Кэтринмарина
4.10.2012, 19.04





Действительно бред. Читала и удивлялась наивности гг-ни. Что за кошачьи бега? В общем, бред. 2 балла.
Дочь викария - Коултер КэтринАмериканка
19.03.2013, 6.13





Инна! Про фразы Вы не правы. Но чтоб понять их принадлежность к семейной общности нужно прочесть не только этот роман - он уже о потомках первых главных героев. Викарий - только один из большой семьи, а семейные приколы были и до его принятия сана. Не стоит судить о чем-то большом по малому фрагменту. Рекомендую Вам и всем всю серию о Шербруках.
Дочь викария - Коултер КэтринKotyana
4.08.2013, 5.55





Очень нудный роман, не пойму почему рейтинг высокий.
Дочь викария - Коултер КэтринТатьяна
16.10.2013, 1.44





Только начала читать и не пойму вообще книга о чем? Про кошек что ли!!! Прочитала коментарии ваши и сразу расхотелось до конца читать
Дочь викария - Коултер Кэтриндана
1.02.2014, 23.00





Один раз можно прочитать.
Дочь викария - Коултер КэтринКэт
24.02.2014, 13.46





Kotyana,подскажи,пожалуйста,названия всех книг серии о Шербруках.заранее спасибо!
Дочь викария - Коултер КэтринАля
15.08.2014, 22.06





Бред какой-то....
Дочь викария - Коултер КэтринЭльза
21.09.2014, 14.23





Куда подевалась дочь дугласа и алекс, которой алекс была беременна в 3 ей книги из серии про колина и о которой упоминает дуглас в 4ой книги из этой серии, что значит "если таковая появится на свет"??? Это переводы такие? Или автор амнезией страдает, сама не помнит что пишет???
Дочь викария - Коултер КэтринЮлия
12.01.2015, 21.57





Я тоже в шоке от того, куда автор девала дочь Дугласа и Алекс - ведь она явно была. Мне кажется ее не было и в книге про близнецов (она вроде следующая по счету). Я не говорю уже как у автора вообще все туго с детьми главных героев. А Райдера и Софи всего один сын. Зато куча приемышей. Все это как-тот странно. В то время детей рожали чуть ли не каждый год. И их было не меньше пяти. А 4 года ждавшая чтобы родить Синджен, в каком-то из предыдущих романов меня вообще убила. В общем первые две книги из серии еще можно читать. Потом начинается неадекватная бредятина и куча штампов повторяющихся из книги в книгу. Ну еще про близнецов можно еще как-то прочитать. А остальное - мдааа
Дочь викария - Коултер КэтринЭнн
13.05.2016, 1.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100