Читать онлайн Дочь викария, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь викария - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 165)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь викария - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь викария - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Дочь викария

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Слишком скоро. Томас знал, что может заставить ее смеяться, мало того, она скорее всего не посчитала неприятными его поцелуи… правда, наверняка сказать трудно. Черт возьми!
Он упорно занимался повседневными делами и, пересиливая себя, продолжал писать управляющему. И сам не понял, что заставило его поднять глаза. Но Томас все же поднял, и вот она, бегает по саду, как длинноногий мальчишка.
Он медленно встал, обошел стол и открыл высокую стеклянную дверь. Она раскраснелась, запыхалась, груди тяжело вздымались — весьма приятное зрелище.
Что, черт возьми, стряслось?
Томас открыл дверь пошире.
— Мистрис Шербрук, — суховато окликнул он, — прошу, зайдите в мою скромную контору. Я не знал, что маленькая калитка по-прежнему не заперта.
— Я взломала замок, — сообщила Мегги. — Добрый день, Томас. Дождя сегодня нет. Вы позволили мистеру Хенгису добраться до картофельных палочек?
— Нет. Моргана сообщила, что мистер Хенгис, вернее, Бенджи — отъявленный мошенник, потому что чересчур доверился своему носу. И позволил маленькой милой крошке — это вы — промокнуть до костей, и хорошо еще, что все обошлось. Ибо дело могло кончиться воспалением легких.
Она ответила дружелюбной улыбкой, и Томас мигом обрел самообладание.
— Заходите, — попросил он. — Посидим немного.
Мегги так же молча подчинилась и устроилась в большом кожаном кресле напротив его большого письменного стола красного дерева. Он уселся на край столешницы и принялся болтать ногой, крайне довольный, что может несколько минут понаблюдать за Мегги. Похоже, она чем-то расстроена.
— Ладно, поведайте, что случилось, прежде чем начнете грызть ногти и плеваться ими на мой ковер.
— Ничего, пропади все пропадом. Томас едва не рассмеялся.
— Дочери викария не пристало врать, Мегги. Да и ругаться тоже, иначе грянет беда, например, язык отвалится.
— А вам не все равно? Какая вам забота? И при чем тут мой язык?
Не успели слова слететь с губ, как Мегги тут же вспомнила поцелуй в амбаре Мартинов. — Не важно, не смейте ничего объяснять. Вся эта история с языком крайне непристойна. Я слишком зла, Томас, и готова что-нибудь лягнуть.
— Эта заплесневелая старая подушечка в вашем распоряжении.
Мегги вскочила, что было сил пнула подушечку, так яростно, что едва не потеряла равновесия, и облегченно улыбнулась:
— Спасибо, Томас.
— Никогда не стоит доводить себя до столь нервозного состояния. Не следует копить гнев в душе, ибо это закупоривает все жизненно важные центры и ведет к ужасным вещам, например, к склонности ругаться.
— Ад проклятый, что за вздор!
— О нет! Я когда-то знал человека, который постоянно беспокоился, обнаружив, что его часы отстают на несколько минут и он из-за этого обидел немало людей своими частыми опозданиями. Он не слишком распространялся на эту тему, только все время хмурился и копил тревогу в сердце. Наконец однажды, когда он особенно тревожился, что его хряк не найдет подходящей лужи, чтобы хорошенько вываляться, потому что дни стояли сухие, дело кончилось мгновенной смертью. Да-да, он просто упал и умер из-за закупорки всех жизненных центров. Мораль этой истории такова: старайтесь облегчить душу, когда чем-то расстроены, и посильнее лягнуть подходящий объект. А теперь не хотите немного бренди?
— Бренди? Господи, я не пробовала бренди с тех пор, как мы вместе с Максом и Лео украли бутылку из папиного стола, спрятали за одним из надгробных памятников на кладбище и выпили до дна. Что потом с нами было! Представляете, папа даже не выпорол нас. Просто заметил, что теперь мы на собственном опыте поняли вкус глупости.
— Вкус — отнюдь не основное качество глупости, — рассмеялся Томас.
— Кто это сказал?
— Один гениальный человек. Давным-давно.
— Вы лжете, но это не имеет значения. Я все-таки попробую бренди на вкус. На этот раз как взрослый человек.
Он налил ей самую чуточку, а себе немного больше и коснулся ее рюмки своей.
— За гибель той отвратительной личности, которая имела наглость вывести вас из себя.
Девушка поперхнулась, выплюнула коричневую жидкость, залив его белую рубашку, уронила рюмку и с ужасом уставилась на темное пятно, расплывшееся на ткани.
— О нет, неужели это я наделала такое? Просто ужасно! Взгляните на это пятно! Такая красивая рубашка, и я ее испортила! Со мной никогда раньше не случалось такого! Простите, Томас, умоляю!
Он отставил рюмку и взял ее руки.
— Все в порядке. Подумаешь, рубашка! Только не пытайтесь ее пососать, как малыш Рори — вашу юбку тем утром в церкви.
Она смотрела на него так, словно была готова одновременно разразиться смехом и слезами. Томас не стал размышлять. Только нагнулся и поцеловал ее. И ощутил вкус бренди и тот присущий ей одной сладкий запах, который искушал его все это время.
Томас коснулся языком ее губ, заставляя их приоткрыться, и она так и сделала… совсем чуть-чуть. И когда он проник языком в ее рот, подскочила, отпрянула от него, поспешно отступила шага на три, споткнулась о подушку, которую перед этим лягнула, и с размаху уселась не на мягкий обюссонский ковер, а на дубовый пол.
— Мегги! Как вы?
Девушка недоуменно моргнула.
— По-моему, у меня все внутренности перевернулись, — пожаловалась она, — но, кажется, я выживу.
— При таком количестве юбок ваши внутренности должны быть в полной безопасности.
Мегги покачала головой, встала на колени и осталась в таком положении на несколько секунд, пристально глядя в угол комнаты.
— Почему вы отскочили от меня?
— На этот раз я умудрилась приоткрыть рот, и вы немедленно сунули туда язык. Все это очень странно… вернее, чересчур интимно… вы понимаете, о чем я?
— Если вы чуть потерпите и дадите нам обоим шанс… вполне возможно, вам это и понравится. Мегги, почему вы смотрите в ту сторону?
— Там, в углу, дохлая мышь.
Он рассмеялся: последний смех в долгой череде ему подобных, которые так и сотрясали его с тех пор, как он встретил эту женщину.
— Это, вероятно, означает, что Тэнси, вместо того чтобы убирать как следует, шьет очередное покрывало. Я скажу Моргане, и она либо лишит Тэнси картофельных палочек, либо заставит есть грибы в лесу.
Мегги против воли рассмеялась.
— Да прекратите же!
— Что именно? Попытки заставить вас забыть гнев и досаду, а также боль в нижней точке вашего тела?
— Вот именно, — кивнула Мегги и со вздохом поднялась. Он увидел, как она потирает упомянутую точку, прикусывает нижнюю губу и снова таращится на пуговицу его сорочки.
— Бренди уже испачкало вашу новую рубашку. Мне ужасно жаль. Если кто-то узрит вас в таком виде, примет за пьяницу. Мне придется защищать вас, но, увы, рубашка станет безмолвным свидетелем. И никто, никто не поверит мне. Можно я отнесу ее миссис Приддл? Она умеет удалить любое пятно.
— Что же, если это так много значит для вас и вы страстно желаете спасти мою репутацию, я согласен, — кивнул Томас, принимаясь раздеваться. Но Мегги, ахнув, схватила его за руки.
— Что вы делаете? И что с вами происходит? Нельзя же снимать рубашку прямо в конторе, да еще в моем присутствии. Мой отец — викарий!
Он снова задохнулся от смеха, настоящего искреннего смеха, внезапно осознав, что постепенно привыкает к этому. И выпалил, зная, что не следует этого говорить, что еще слишком рано. И все-таки не мог сдержать опрометчивые слова:
— Мегги, вы окажете мне честь стать моей женой?
Мегги потеряла дар речи. Он хочет, чтобы она вышла за него? До чего же странный сегодня день: сначала она лягнула подушку, потом плюхнулась на задницу и под конец получила предложение руки и сердца, И тут Мегги подумала о Джереми, представила, как пинком спихивает его с бесценного арабского жеребца, мало того, кнутом загоняет на самый край земли. Что же, Джереми по крайней мере преподал ей очень важный,урок. Пренебрежение мнением мужчины может стать причиной унижения женщины.
— Простите, Томас, но прежде чем ответить, я должна кое-что узнать у вас.
— У меня? А, понятно. Нет, Мегги, я не из тех, кто бьет сену. И никогда не мог бы ударить женщину.
— И Джереми тоже.
Он, естественно сразу вспомнил, кто такой Джереми, и почувствовал, как холод леденит его до самых копчиков пальцев. И все же мягко спросил:
— Это тот чертов почти кузен?
— Да, он приехал в гости. Вчера вечером мне хотелось надавать ему оплеух.
— Ах, так это из-за него ваш гнев вскипел до весьма опасного уровня? Это он виноват в том, что вы набросились на мою подушечку?
— Именно. И кроме того, он мужчина. Просто поверить невозможно тому, что он молол, Томас! Подумать только, что он женат всего полгода. Я знаю, что мой отец-совершенно другой человек, а вот вас я не знаю, поэтому и должна обо всем договориться заранее. Видите ли, если я выйду за вас, а ютом вы превратитесь в Джереми, мне придется вас пристрелить. Для дочери викария подобные вещи недопустимы.
— Тут вы совершенно правы. Спрашивайте.
— Вы считаете женщин глупыми?
— Не более чем мужчин.
— Лично я уверена, что мы куда умнее. Я пришла к этому мнению из собственного опыта, после того как вырастила Макса и Лео. Итак, вы верите в равноправие умов. Как по-нашему, имеет ли муж право указывать жене, что она не должна ездить верхом, когда забеременеет?
Томас смотрел на ее серьезное личико и вспоминал, как о раскраснелось от обиды и ярости.
— Случись со мной такое… думаю, я посчитал бы, что у жены достаточно здравого смысла, чтобы не подвергать опасности ни себя, ни дитя. Вряд ли мне нужна легкомысленная супруга. Впрочем, и такая, которая нуждается в наставлениях по поводу, столь очевидному, как этот.
— Превосходно, просто превосходно. Я знала, что вы не идиот. Интересно, хотели бы вы, чтобы Господь не создавал женщин, чтобы вам не приходилось иметь с ними дела, если вдруг понадобится ребенок? Не думали вы о том, что ему следовало изобрести другой способ получения наследников?
— Нет, и не говорите, будто Джереми провозглашал подобную ересь. Вы, должно быть, не так расслышали.
— Вопрос был очень длинным, а ответ — чересчур коротким. Не хотите ли изложить ваши мысли подробнее?
— Не хочу. Ну как, Мегги, прошел я испытание?
Она потерла подбородок, с упреком взглянула на злополучную подушечку и со вздохом пробормотала:
— Честно говоря, я не уверена, что Джереми тоже в это верит. Это всего лишь мои предположения. Правда, я успела обвинить его в этом. Верите ли вы, что мужья имеют право приказывать женам?
— Я никогда не был женат, — спокойно пояснил Томас. — Буду ли я отдавать вам приказы? Да, если вы попадете в беду и мне понадобится защитить вас.
— Это ничего, — кивнула она, снова уставясь на дохлую мышь в углу. — Я бы поступила точно так же. Кроме того, вы сильнее меня, и, попади мы в беду, это качество оказалось бы весьма полезным.
— Надеюсь.
— Я знаю все о лошадях, Томас. Правда, не слишком хорошо разбираюсь в управлении племенными фермами, но при этом достаточно способна, чтобы учиться. Скажите, имей вы ферму, посчитали бы меня слишком невежественной и ни к чему не пригодной только на том основании, что я не мужчина?
— Вы, знаменитый кошачий тренер, ни к чему не пригодны? Что за чепуха?! Ни один мужчина, даже последний болван, не может сказать такого.
— Он уверен, что женщины слишком глупы, чтобы разбиваться в мужских занятиях.
— Жалкий олух! — решил Томас. — Человек, который сказал это, — жалкий олух. Джереми? Я верно понял? Не желаете, чтобы я поколотил его? Или хотя бы сбросил со скал в Ла-Манш? Мегги печально покачала головой.
— Нет. Если вы сделаете это, его тело упадет не в воду, а нa камни, Джереми тут же найдут, и вас повесят. Жаль, что мне не позволят этого сделать, а вмешивать вас несправедливо. Вы любите женщин, Томас?
— Всей душой.
— И действительно хотите жениться на мне?
— Да.
— Почему? Вы знаете меня не более месяца.
— Правда? А мне кажется, мы знакомы всю жизнь. — Он помолчал. Посмотрел вниз. Потом в окно. И, наконец, с удивлением заметил:
— Дело в том, Мегги, что вы умеете заставить меня смеяться.
Девушка подошла к нему, обняла и откинула голову.
— Невозможно привести более веский довод. Согласна. Я зуду вашей женой.
Томас перевел дух и медленно обхватил ее за талию. Не поцеловал Мегги, просто привлек к себе. Ему придется привыкнуть быть мужем.
— Томас!
— Да, Мегги?
— Если бы Господь благословил нас и я бы понесла, вы мечтали бы только о сыне?
Дети? Дети… которых он считал просто частью супружеской жизни, но не воспринимал как реальность. Как естественный результат их любовных отношений с Мегги.
— Я просто ждал бы, кто родится. Вряд ли можно предсказать подобные вещи заранее.
Он притянул ее к себе еще ближе, закрыл глаза и попытался не думать о будущем. И о том, что они стоят сейчас рядом в пустой комнате с дохлой мышью в углу.
— Может, я поручу Тэнси сшить новые покрывала? — прошептал он на ухо Мегги.
Она рассмеялась, легонько ударила его в грудь и тут же застонала, уловив идущий от рубашки запах бренди.
* * *
Джереми Стэнтон-Гревилл уехал на следующее утро, чувствуя себя немного виноватым, потому что Мегги все еще явно на него сердилась. Ему хотелось обнять ее, ущипнуть за руку, сказать, что скоро она усвоит простую истину: мужчин можно водить за собой, как свиней с кольцом в пятачке. Нет, это плохое сравнение. Может, стоило сказать ей правду? Она так ершилась, что была готова перегрызть ему горло, не в силах слушать поток оскорблений. Беда в том, что он действительно смешал с грязью ее и ее пол. Но в одном сказал правду: долг мужа — заботиться о благоденствии жены. Выйдя замуж, Мегги обязательно поймет, что именно в этом заключается основная польза от супруга. Это и постельные игры.
Джереми расплылся в идиотской улыбке и принялся громко насвистывать.
Ровно семь минут спустя после его отъезда в дверь дома викария постучал Томас Малком, седьмой граф Ланкастер.
Мэри Роуз, боявшаяся, что Мегги сорвется и попытается запихнуть Джереми в дымоход, была так невероятно счастлива расстаться с гостем, что только удивленно заморгала при виде Томаса, одетого в лучший костюм для верховой езды, но тут же облегченно вздохнула. Слава Богу, это всего лишь Томас! А она уже было опасалась, что Джереми что-то забыл и вернулся с полпути!
У нее даже голова закружилась от радости. Позабыв о приличиях, Мэри Роуз едва не бросилась ему на шею. В правой руке Томас держал хлыст, в левой шляпу. Темные волосы были аккуратно причесаны, и Мэри Роуз заподозрила, что именно по этой причине он и не надел шляпу.
— Доброе утро, Томас, — приветствовала Мэри Роуз, протягивая руку — Какой приятный сюрприз! Правда, Мегги ушла к миссис Бич, у которой случился приступ астмы. Бедняжка всю ночь ужасно кашляла и задыхалась.
— Мне очень ее жаль. Однако я пришел поговорить с викарием, Мэри Роуз.
— Вот как? Могу я узнать, в чем дело? Видите ли, Тайсон сейчас очень занят, вернее, пытается заняться делом. Каждый раз при взгляде на Рори он должен подхватить его и подбросить над головой только затем, чтобы услышать, как тот заливается смехом. Поэтому проповедь до сих пор не закончена.
— Я не собираюсь надолго отвлекать его от проповеди и от Рори тоже. Просто хочу попросить разрешения жениться на его дочери.
Мэри Роуз не задумываясь широко улыбнулась.
— О, как я счастлива за вас обоих! Мегги все это время была очень несчастна, хотя на первый взгляд ничего такого заметно не было. Но мы с отцом слишком хорошо ее знаем и страшно тревожились, особенно потому, что не понимали, в чем дело. Потом появились вы, стали за ней ухаживать и взгляните только, чем все кончилось. О Господи, конечно, Рори и Тайсон будут в полном восторге. Проходите, Томас.
Она попыталась увести его в коридор, но Томас положил руки ей на плечи.
— Надеюсь, викарий примет меня. Он прекрасный человек, а из вас выйдет великолепная теща.
— Какая пугающая мысль! — ахнула Мэри Роуз. — Попытаюсь не стать тиранкой и язвой, как моя свекровь, которая, я уверена, переживет собственных внуков. Тайсон! Поди сюда! Томас Малком хочет с тобой поговорить.
Когда муж несколько минут спустя позвал ее, Мэри Роуз немедленно объявила:
— Сейчас принесут шампанское! Как чудесно, что Мегги будет жить рядом с нами. Мы всегда боялись того дня, когда она выйдет замуж, уедет далеко отсюда и хорошо, если будет приезжать раз в год.
— Но, Мэри Роуз, — возразил Томас, — мы не будем жить здесь постоянно. У меня есть и другие дома.
* * *
Мегги, услышав веселые голоса, заглянула в кабинет и поняла, что Томас уже обо всем известил родителей.
— Итак, — объявила она с порога, раскачивая за ленты свою соломенную шляпку, — согласен ли мой отец, Томас?
— О да! — воскликнула Мэри Роуз, подбегая, чтобы обнять падчерицу.
Шампанское оказалось необычайно вкусным. Рори, так и не покинувший кабинета и не особенно заинтересовавшись тем, что теперь у него появится первый и единственный шурин, тоже выпил крохотный глоточек с разрешения родителей.
Тайсон пил шампанское, улыбался, говорил все необходимые слова. И тревожился. Тревожился потому, что ничего не знал о Томасе Малкоме. Тревожился потому, что Мегги выходит за первого, кто сделал ей предложение, хотя до сих пор любила Джереми Стэнтон-Гревилла. Этот секрет он не раскрыл даже Мэри Роуз.
Ничего, Тайсон разузнает об этом Томасе все, вплоть до того, на каком месте у него родинки, прежде чем допустить свою драгоценную дочь к алтарю. Но Мегги улыбалась дурацкой, бессмысленной улыбкой. У нее всегда были превосходные инстинкты, и он доверял ей. Но ведь брак-это на всю жизнь. И если муж окажется игроком или волокитой, назад дороги не будет. А как насчет ее чувств к Джереми? Сумел ли тот охладить ее любовь своими выходками? И ушли ли ее пылкие чувства? Кто знает?
Позже, думая о случившемся, Тайсон решил, что будет крайне удивлен, обнаружив какие-то скелеты, таившиеся в шкафу лорда Ланкастера. Превосходный молодой человек!
И все же он проверит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь викария - Коултер Кэтрин



Не советую...глупый юмор...и бесконечные паразитные фразы такие как:" ад проклятый" и "чертовы" . И это при том, что данный роман о дочери священнослужителя...возмутительно.
Дочь викария - Коултер КэтринИнна
2.07.2012, 22.09





Не совсем согласна с Инной. Про кошек читать очень интересно. Я даже не знала, что есть кошачьи бега. А что помимо кошек, то нудновато и изьито.
Дочь викария - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 11.09





Немного нудновато, особенно про кошачьи бега.
Дочь викария - Коултер Кэтринмарина
4.10.2012, 19.04





Действительно бред. Читала и удивлялась наивности гг-ни. Что за кошачьи бега? В общем, бред. 2 балла.
Дочь викария - Коултер КэтринАмериканка
19.03.2013, 6.13





Инна! Про фразы Вы не правы. Но чтоб понять их принадлежность к семейной общности нужно прочесть не только этот роман - он уже о потомках первых главных героев. Викарий - только один из большой семьи, а семейные приколы были и до его принятия сана. Не стоит судить о чем-то большом по малому фрагменту. Рекомендую Вам и всем всю серию о Шербруках.
Дочь викария - Коултер КэтринKotyana
4.08.2013, 5.55





Очень нудный роман, не пойму почему рейтинг высокий.
Дочь викария - Коултер КэтринТатьяна
16.10.2013, 1.44





Только начала читать и не пойму вообще книга о чем? Про кошек что ли!!! Прочитала коментарии ваши и сразу расхотелось до конца читать
Дочь викария - Коултер Кэтриндана
1.02.2014, 23.00





Один раз можно прочитать.
Дочь викария - Коултер КэтринКэт
24.02.2014, 13.46





Kotyana,подскажи,пожалуйста,названия всех книг серии о Шербруках.заранее спасибо!
Дочь викария - Коултер КэтринАля
15.08.2014, 22.06





Бред какой-то....
Дочь викария - Коултер КэтринЭльза
21.09.2014, 14.23





Куда подевалась дочь дугласа и алекс, которой алекс была беременна в 3 ей книги из серии про колина и о которой упоминает дуглас в 4ой книги из этой серии, что значит "если таковая появится на свет"??? Это переводы такие? Или автор амнезией страдает, сама не помнит что пишет???
Дочь викария - Коултер КэтринЮлия
12.01.2015, 21.57





Я тоже в шоке от того, куда автор девала дочь Дугласа и Алекс - ведь она явно была. Мне кажется ее не было и в книге про близнецов (она вроде следующая по счету). Я не говорю уже как у автора вообще все туго с детьми главных героев. А Райдера и Софи всего один сын. Зато куча приемышей. Все это как-тот странно. В то время детей рожали чуть ли не каждый год. И их было не меньше пяти. А 4 года ждавшая чтобы родить Синджен, в каком-то из предыдущих романов меня вообще убила. В общем первые две книги из серии еще можно читать. Потом начинается неадекватная бредятина и куча штампов повторяющихся из книги в книгу. Ну еще про близнецов можно еще как-то прочитать. А остальное - мдааа
Дочь викария - Коултер КэтринЭнн
13.05.2016, 1.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100