Читать онлайн Смертельные друзья, автора - Коулридж Ник, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смертельные друзья - Коулридж Ник бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смертельные друзья - Коулридж Ник - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смертельные друзья - Коулридж Ник - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коулридж Ник

Смертельные друзья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

«Гостиница Счастья» в Каулунге оказалась сорокаэтажной махиной из стекла и бетона, во внутреннем холле которой помещался Храм Дракона. Это третье по величине здание в городе. По обеим сторонам – еще два отеля, «Шангри-Ла» и «Королевский сад», а из окна нашего номера на тридцать втором этаже виднелась гавань и сам остров Гонконг.
Китаец-портье внес в номер наш скудный багаж. Сузи сразу забежала в ванную принять душ. Первое, что мне нужно было сделать после душа, пойти купить одежду. После ночи, проведенной в самолете, моя рубашка нуждалась в стирке.
Я разделся и вошел в отделанную мрамором ванную. Сузи стояла под душем и мыла голову. Пена текла по ее спине. Я ступил в ванну, и горячая вода плеснула на пол. Сузи улыбнулась мне, как будто мы каждый день вместе принимали душ. Я развернул кусок мыла и стал нежно намыливать ей спину, а она выгнулась от удовольствия, как кошка. У нее прекрасная фигура, более пропорциональная, чем у Анны. Я стоял, нежно прижимаясь к ней, и от спины перешел к животу. Она задрожала, откинула голову, и в нос мне ударил лимонный запах шампуня. Сузи взяла мои ладони и прижала их к грудям.
Я ласкал ее груди, и под моими пальцами твердели ее соски. Горячая вода лилась нам на головы. Сузи прижалась ко мне всем телом. Я чувствовал гладкость ее бедер, шелковую нежность плеч. Потом она обернулась ко мне, и мы поцеловались. Она взяла из моей ладони кусок мыла.
– Пусти меня в себя, Сузи, – прошептал я. – Сейчас.
Она вся была такая нежная, но объятие ее, когда она обвила меня руками, оказалось на удивление сильным. Я никогда не испытывал состояния «слепой страсти», считал, что это художественное преувеличение, не более. Теперь, в это субботнее утро в «Гостинице Счастья», я понял, что такое бывает на самом деле. «Мир мужчин» однажды поместил специальную статью, посвященную этому явлению. Оно называется «сексуальное туннельное видение» и вызывается мощным притоком тестеронов к пенису, а это замыкает гипофиз и зрительный нерв. Я скептически отнесся к этой информации. Чего только не печатают в мужских журналах, чтобы подстегнуть усталое воображение читателей. А теперь я убедился в том, что такое бывает.
Мне случалось трахаться и подольше, но никогда с таким накалом. Мы забыли обо всем на свете. А потом долго лежали на полу ванной, не размыкая рук и ног, превратившись в единое существо.
– Как ты это назовешь – внезапной вспышкой, о которой надо забыть, или… – Она умолкла, подыскивая подходящее слово.
– …долгожданной встречей – вот что ты хочешь сказать, – закончил я за нее.
Не меньше часа мы провели на полу, постепенно приходя в себя, а потом голод дал себя знать. Мы съели весь шоколад из мини-бара и, облачившись в белые махровые халаты, смахнули со стола в комнате рекламный хлам («Добро пожаловать в бар «Глаз тигра!», «Посетите торговый центр Грира!»), приготовились работать. Из нашего окна было видно, как переправляется через гавань паром «Звезда» в сторону острова, почти скрывшегося в тумане.
* * *
В ящике прикроватной тумбочки Сузи обнаружила телефонный справочник и «Желтые страницы» и принялась выписывать нужные номера, начиная со штаб-квартиры Эрскина Грира и китайских и английских газет.
– Мне все же не по себе, что мы обосновались в гостинице Грира, – сказал я. – Хуже всего то, что, если они захотят узнать, с кем мы разговариваем, им легко это сделать, просто посмотрев счет за телефон. Все номера автоматически попадут в компьютер. Хотя, если посмотреть с другой стороны, то пребывание здесь придает нашему расследованию как бы официальный характер. Выходит, что журналист, который его ведет, получил официальное согласие. И когда я буду с кем-то разговаривать, люди будут считать, что я работаю под эгидой пресс-службы Грира.
– А мне было бы спокойнее, если бы мы нашли себе другое место, – поежилась Сузи. – Здесь все пропитано его духом, все о нем напоминает. И почтовая бумага, и шампунь, даже эти чертовы халаты, – Сузи с остервенением ткнула пальцем в карман с монограммой ЭГ.
– Значит, начинаем действовать, – заключил я. – В ближайшие два дня я хочу собрать как можно больше интервью. Если повезет, с парочкой коллег я встречусь прямо сегодня. Не знаю, звонить ли мне Брюсу Макфоллу. Он может быть полезен, сведет с кем-нибудь из компетентных ребят, но он же может и просигналить Эрскину Гриру, что я в городе.
– Безумие – звонить ему! Без него обойдемся. Ну потратим немножко больше времени.
– В том-то и беда. Времени у нас в обрез. Сделка с «Федерейтид» завершится в считаные дни. Если мы собираемся разоблачить Грира до этого срока – я уж не говорю о том, чтобы очистить мое имя от грязи, – надо шевелить задницей.
В дверь позвонили, и официант-китаец в серо-лиловой форме вкатил столик на колесиках, накрытый крахмальной скатертью и сервированный фарфоровой посудой. В высокой вазе торчала орхидея. На кофейных чашках стояла гравировка – ЭГ.
Когда официант удалился, я сказал:
– Сузи, у меня появилась еще одна идея. Это касается тебя. Собственно, она пришла мне в голову еще в самолете. Если не захочешь, можешь отказаться, я не обижусь. Я ждал удобного момента, чтобы попросить тебя об этом.
– Что ты имеешь в виду под «подходящим моментом»? Ты хочешь сказать, что ждал, когда мы переспим? Очень на тебя похоже. Ты все просчитываешь. – Она улыбнулась. – Ладно уж, поведай, что за грандиозный план у тебя родился.
– Позвони Эрскину Гриру.
– Прямо так взять и позвонить? И что сказать?
– Скажи, что его крестница в Гонконге. Скажи, что приехала на несколько дней, что здесь проездом и хочешь повидаться с крестным. Есть шанс, что он пригласит тебя в гости.
– И если пригласит?
– Лови момент. Будь внимательной, может, попадется на глаза что-нибудь подозрительное. Задавай наводящие вопросы. Но главное – напросись на приглашение.
– Отчаянное мероприятие. Но ладно, я попробую. Если он согласится со мной встретиться. Не очень верю, что из этой затеи что-нибудь путное выйдет. Боюсь, как бы не получилось как в прошлый раз, когда все кончилось покупкой шикарного чемодана.
В «Гостинице Счастья» в каждом номере две телефонные линии. Я сел обзванивать китайских журналистов, а Сузи набрала номер корпорации Грира. Я слышал, как она связалась с офисом Грира и объяснила, кто она такая, его личному секретарю.
– Он сейчас на заседании, – сообщила секретарша, – но оно, видимо, не затянется.
Секретарша проявила дружелюбие и обещала перезвонить, когда Грир появится.
Мне повезло гораздо меньше. Я не знал, кого конкретно спрашивать, и произвел замешательство среди телефонисток. В первых двух редакциях, куда я дозвонился – «Ориент дейли ньюс» и «Вен Вей Пе» со мной просто отказались разговаривать и бросили трубку.
После этого я просил соединить меня с ньюс-рум – так называют комнату, куда поступают сообщения.
К обеду мне удалось назначить две встречи, хотя я не очень понял, с кем конкретно увижусь и что за издания они предтавляют. В два я должен был увидеться с Чу Ман-хоном из «Синь Тао Джи Пао», а еще через пару часов – в редакции «Минь Пао» с господином, который работал в конкурирующем издании.
– Прежде чем ты отправишься на интервью, – сказала Сузи, – мы пойдем купим тебе пару рубашек. Я видела магазинчик прямо в холле. А если там продают брюки, то и брючата прикупим. Нельзя же разгуливать по городу в таком виде.
Мы спустились на лифте вниз, прошли мимо Храма Дракона и скандинавской кофейни и проинспектировали серию бутиков. Здесь были антикварные лавки, где продавался нефрит и панно с каллиграфией, в ювелирных торговали сапфирами, часами и фотокамерами, а также вышитыми блузками. Полу, другу Салли, здесь, наверное, понравилось бы. Мне даже казалось, что я вижу здесь подозрительно знакомые оранжевые рубины.
Мы купили одежду и шли через холл к лифту, когда меня остановил знакомый голос.
– Кит, неужели ты?
Это была Минни Васс. Она выглядела фантастически. Розовый костюм от «Шанель», волосы выкрашены в цвет воронова крыла, челку она убрала со лба, перехватив волосы обручем из золотых орхидей.
– А я и не знала, что ты в Гонконге, – с упреком сказала она, как будто я намеренно от нее скрывался.
– Я тоже не знал, что ты здесь. Какими судьбами?
– Дорогуша, я тут постоянно. Можно сказать, здесь мой второй дом. У меня тут куча друзей. И столько возможностей – даже несмотря на то что в дверь стучат коммунисты. Нет, серьезно, дорогуша, – сказала она, переходя на интимный тон. – Никому не говори, но у меня наклевывается заказ – оформление апартаментов Диксона Пуна.
– Великолепно, – вяло отозвался я. Меня бесило, что мы наткнулись на Минни Васс. Так все может полететь к черту. Я шагу лишнего боюсь ступить, сомневаюсь, звонить ли Брюсу Макфоллу, а тут – на тебе, Минни, самая известная сплетница на всех полушариях. Кроме всего прочего, она закадычная подружка Эрскина Грира. Если она упомянет ему мое имя, нам ничего не светит. Он избавился от Питера Гранта, который находился за тысячи миль от него, а уж у себя под носом он разделается с нами в два счета.
– Если вы еще будете здесь завтра вечером, – щебетала Минни, – надеюсь увидеть вас на моем приеме.
– Что за прием?
– О, о нем говорит весь остров. Здесь, прямо в отеле, в бальном зале. Коктейль в честь русского балета. На самом деле – вечер в честь открытия после ремонта зала приемов, но бедный швейцарский управляющий никого не знает в городе и поручил мне заняться организацией.
– Звучит заманчиво, – неопределенно ответил я. – Но мы с Сузи еще не решили, как будет с нашими планами.
– Ерунда, – решительно возразила Минни. – Отменяйте все планы. Если у вас назначена встреча, берите с собой ваших друзей. Знаете, кто ожидается? Ли Каши, Генри и Тереза Кесвик, Эрскин, конечно, Дэвид Тан, Стенли Хо и его дочь Анджела, Питер и Бесси Ву… Слушай, а в каком вы номере? Я пришлю приглашения. Это просто немыслимо пропустить! Даже не думайте!
– Влипли, – шепнул я Сузи, едва Минни наконец помахала нам ручкой. – Мы в дыре. С таким же успехом можно поместить объявления о наших намерениях в вечерней газете.
– Но мы же не пойдем на ее прием.
– А толку? Минни не отвяжется. Даже безработный я зачем-то ей нужен. И у нее не удержится вякнуть про меня Эрскину. Однако мне надо на встречу в «Синь Тао». Интервью через двадцать минут.
– Удачи тебе, – напутствовала меня Сузи. – А я пойду в номер ждать ответного звонка от своего чертового крестного.
Я взял такси и отправился к зданию «Синь Тао». Снаружи оно напоминало гигантское растение-мутант, мне еще не приходилось видеть такого модерного редакционного помещения. Дюжины три фургонов дежурили у подъезда, ожидая выноса тиража газеты, чтобы молниеносно доставить ее подписчикам и продавцам. Наверху здания горели оранжевым неоном буквы логотипа.
Охранник проводил меня на четвертый этаж, где у лифта должен был встречать меня Чу Манхон. На каждом этаже стальные двери лифта раскрывались, открывая пустые площадки с яркими пластиковыми табличками на английском и китайском языках. Все напоминало больницу, аскетично чистую и безжизненную.
Чу Манхон выглядел лет на тридцать. У него были иссиня-черные гладкие волосы, на носу очки в роговой оправе. В своем черном дорогом костюме и при дорогих спортивных часах он казался персонажем со страниц «Мира мужчин», а не рядовым журналистом. Он сказал, что работает в отделе бизнеса, и провел в офис, где усадил в кресло у стола.
– Итак, чем могу служить? – осведомился он. Он говорил со странным акцентом – полуканадским, полукитайским. Видимо, много путешествовал. У него было круглое, ничего не выражающее лицо. Единственной заметной приметой была родинка над верхней губой, из которой росли два длинных волоска.
В комнате находились еще человек тридцать мужчин и женщин, каждый склонился над компьютером. Никто не обратил на меня ни малейшего внимания.
– Позвольте, я объясню. Я занимаюсь журналистским расследованием – собираю материал на большую статью, примерно на семь тысяч слов, для британского мужского журнала «Мир мужчин». Она будет посвящена Эрскину Гриру.
Я заметил, что брови Чу Манхона слегка поднялись, но его лицо тут же приняло прежнее бесстрастное выражение.
– Я предполагаю пробыть в Гонконге около недели, остановился в «Гостинице Счастья»…
– Этот отель принадлежит мистеру Гриру, – заметил Манхон. – Очень высокий, один из самых высоких в городе.
– Точно. Это очень удобная база, там можно найти много друзей и деловых партнеров Грира. Основной пункт моей статьи – приобретение им контрольного пакета «Федерейтид Авиэйшн».
– Это очень крупная сделка, – сказал Манхон. – Два и три десятых миллиарда американских долларов. В Гонконге чрезвычайно уважают мистера Грира.
– Мне бы хотелось узнать у вас – для общего сведения, – как относится к Эрскину Гриру местная деловая общественность. Кем его считают – уважаемым бизнесменом с безупречной репутацией или авантюристом-чужаком?
– В Гонконге восхищаются мистером Гриром. Его компании, как вы знаете, выросли из мелких предприятий, которые он основал лет тридцать назад. Сегодня в Гонконге мистер Грир стал поистине легендарной фигурой.
– А если взять личностный ракурс? Какие мотивы движут Эрскином Гриром? Он безжалостен, он занимается темными махинациями и тому подобное?
Чу Манхон снова нахмурился. Он искал слова.
– На мой взгляд, – наконец разродился он, – все в Гонконге уважают мистера Грира как лидера делового мира. Он всегда принимает быстрые и правильные решения. Он превратил свои компании в очень крепкую корпорацию, которая из-за океана пришла сначала в Азию, а потом в Китай.
Я сделал вид, что записываю что-то в блокноте. Неужели он всерьез полагал, что эта белиберда может быть мне полезной, или здесь это обычный способ общения?
Я попробовал зайти с другого боку:
– А есть ли у него враги? Все серьезные бизнесмены имеют врагов. Когда ваша газета писала о Грире и его прошлом, вы контактировали с кем-то, кто мог сообщить вам негативную информацию о нем?
– Мистер Грир пользуется уважением во всем деловом мире. Все акции, которые он проводит, будь это в области торговли, авиаперевозок, гостиничного бизнеса и прочего, вызывают глубокое одобрение.
Я на секунду задумался – размозжить ли собеседнику голову о монитор его компьютера или придушить своими руками. Как это сказал Макфолл? «Китайцы переворошили все его грязное белье. Если удастся кого-нибудь из них разговорить – вам повезло». Да, мне, видно, это не удалось.
– И последний вопрос. Что вы можете сказать о других видах деятельности Эрскина Грира? О которых никто не упоминает? Я думаю, вы понимаете, что я имею в виду.
Чу Манхон посмотрел на меня долгим взглядом:
– Мистер Грир много занимается благотворительностью, но детали мне неизвестны. Вам следует обратиться непосредственно в его офис.
В конце улицы я нашел таксофон и позвонил Сузи в отель.
– Привет, Кит. Как успехи?
– Безнадега. Двадцать минут псу под хвост.
– Зато у меня хорошие новости. Эрскин отзвонил.
– И?
– Пригласил завтра на обед. У него дома. Сказал, что рад меня слышать.
– Будь осторожна. Это замечательно, что ты туда пойдешь, но держи ухо востро.
– Ладно, вечером обсудим, – сказала Сузи. – Я пойду куплю что-нибудь из тряпья. Прошлый раз я предстала перед ним оборванкой. Надо исправить впечатление.
Офис «Минь Пао» – через гавань от Куалунга – был совсем не похож на здание, где расположилась «Синь Тао». Это было старомодное здание, обложенное серым и белым мрамором, между салоном маджонга и скобяной лавкой, стены которого уродовали ящики кондиционеров.
Я сел на обитый замшей диван в холле и принялся ждать, пока охранник переговорит с Винсентом Леоном. Через двадцать минут, когда я уже начал терять терпение, в холе появился Винсент.
– Кит Престон? Извините, что заставил вас ждать, надо было срочно дописать статью в номер. Увы, это было свидание с бумагой, а не с дамой, – он оскалился в улыбке, обнажив два ряда золотых зубов.
Винсенту Леону было лет пятьдесят пять; невысокий, веселый, в белой рубашке, с прилизанными редеющими волосами. Мы поднялись на шестой этаж и прошли по обшитому деревом коридору в обшитый деревом кабинет. Судя по оттискам пришпиленных на стене газетных полос, он занимался вопросами бизнеса и светской хроникой. Текст был написан иероглифами, но содержание статей я мог представить по фотографиям знакомых персон – топ-моделей, политиков и магнатов.


– Итак, – сказал Винсент Леон, предложив мне чаю, – вы собираетесь писать в журнал об Эрскине Грире. Можно спросить, это будет статья общего характера или вы хотите осветить какую-то определенную проблему?
– Мне кажется, сейчас особенно важна его сделка по приобретению контрольного пакета «Федерейтид Авиэйшн». Поэтому я выбрал деловой аспект, ну и желательно с примесью чего-то остренького.
Винсент Леон рассмеялся.
– Тогда смею надеяться, вам предоставили достаточно много места. Вы уже познакомились с кем-нибудь из его любовниц?
– Пока нет. Я надеялся, что вы подскажете мне имена. Я читал некоторые статьи, правда, в них в основном говорится о бизнесе.
– Вы, наверно, английские издания смотрели. А англичанам откуда знать? Вы ведь на местном диалекте не читаете? Ну конечно. Значит, моя колонка вам незнакома. А я уже несколько лет пишу про любовниц Эрскина Грира.
– Одну я знаю. Это английская дизайнерша Минни Васс.
Винсент Леон всплеснул руками и заерзал. В нем положительно умер великий актер.
– Минни Васс! Потрясающая женщина. Вы пойдете завтра на вечеринку, которую она организует? Минни – большая мастерица по этой части. Я посвящу ей целую колонку. Только ведь она не любовница. Возлюбленная – возможно. Но любовницей никогда не была. Все его любовницы китаянки.
– Что так?
Винсент покачал головой.
– Потому что китаянки – лучшие в мире любовницы. Это одна из наших торговых марок. Фарфор, нефрит и любовницы. В самом деле. Китаянки не доставляют хлопот. Они знают свое место. Они раздвигают ноги и держат язык за зубами.
– То есть не болтают лишнего?
– Для Грира это очень существенно.
– Почему?
Винсент внезапно посерьезнел.
– Кит, я могу помочь вам со статьей. Я расскажу вам много интересного. То, чего вы не прочитаете в английской периодике. Но есть вещи, о которых я говорить не буду. Эрскин всегда очень помогал мне. Такие люди, как он, очень важны для моей работы. Когда он дает банкет, я должен обеспечить проход туда моему фотографу. Когда я пишу про его любовниц, он ничего против не имеет. Это читает только китайская аудитория. И любовницам это нравится. Иногда они даже сами мне звонят, обожают рекламу.
– А что это за девушки?
– Приятные и вполне достойные девушки. Не шлюхи какие-нибудь. Эрскин предпочитает один тип: высоких, длинноногих, элегантных. Он очень щедр: покупает им квартиры, одежду, драгоценности, меха. Когда роман заканчивается, квартира остается им. Поэтому девушки довольны. Я видел не меньше восьми квартир, подаренных им подружкам.
– Если я обращусь к ним, они встретятся со мной?
– Наверняка. Почему нет? Но должен предупредить: прежде они созвонятся с Эрскином, убедятся, что ему это не доставит хлопот. И потом – они будут не слишком откровенны.
– Я ничего не знаю о сексуальных вкусах Эрскина Грира.
– Ничего? – удивился Винсент. – В Китае это всем известно. У него хороший аппетит, он любит одновременно встречаться с двумя-тремя девушками. – Винсент фыркнул. – Вот недавно у него была одна девушка, Венди. Венди Лай. Очень, очень красивая. Приехала в Гонконг в поисках работы из континентального Китая. Работала официанткой в ресторане на Локхарт-роуд. Как-то вечером Эрскин туда зашел. А через неделю Венди уже поселилась в симпатичной квартирке. Он купил ей все – французские платья, шубы, драгоценности. Эрскин любит дарить девушкам драгоценности.
Глаза Винсента сверкнули, золотые зубы засияли, он рассказывал эту историю со смаком. Сразу видно – профессиональный сплетник. Да, он прав, Эрскин любит дарить девушкам драгоценности. У меня в ушах зазвучали его слова, услышанные на пленке: «Возьмите с собой драгоценности. А если забудете – я куплю вам что-нибудь на месте».
– Больше года Эрскин всюду таскал Венди Лай с собой, – продолжал Винсент. – Это для него необычно. Как правило, он покупает квартиру и приходит на свидания туда. Но не афиширует связь. А Венди он брал везде, даже на деловые встречи. Даже в поездки за границу. Пошел слух, что он собирается на ней жениться. И вот в один прекрасный день к Венди приезжает подружка, из ее родной деревни. И вскоре они стали появляться втроем: Эрскин и две девушки. Он возил их на курорт на остров Бали. Представляете, какой скандал: он трахается сразу с двумя девушками и не скрывает этого! Джеки он тоже купил платья, шубы и драгоценности, в точности как у Венди. Так продолжалось года два. Девушки были похожи, как близняшки, а он был вроде папочки. И вдруг он резко обрывает эту связь.
– Что же случилось?
– Никто точно не знает. Но моя версия такова. Я ее изложил в газете. Правительство Пекина очень консервативно. А Эрскин как раз плотно законтачил тогда с коммунистами. И, наверное, ему намекнули, что если он хочет получить льготы, то должен расстаться с малолетними китаянками. Что он и сделал. Это доказывает, – хихикнул Винсент, – что деньги он любит больше, чем молодую плоть. Большие деньги нечасто плывут в руки, а молоденьких девушек в Гонконге пруд пруди.
– И где же теперь Венди и Джеки?
– Во всяком случае, не в Гонконге. Когда Эрскин дал им отставку, он отослал их с острова. Потому что ведь все было на виду, гласно. Но он позаботился о них. Джеки теперь в Китае, вышла замуж за представителя Грира в Гуньчжоу. Венди живет в Маниле. Ее муж – очень состоятельный филиппинец, старинный приятель Грира. Казино держит.
– А вы не возражаете, если мы слегка изменим тему разговора и я спрошу вас о прошлом Эрскина Грира?
Винсент помрачнел.
– Вам не приходилось слышать о его торговле оружием?
Винсент недружелюбно уставился на меня и хранил молчание.
– Это было в самом начале его карьеры, – настаивал я на своем, – во время американо-вьетнамской войны.
Винсент посмотрел на часы, поднялся и, не глядя мне в глаза, начал собирать со стола бумаги.
– Очень извиняюсь, – пробормотал он, – время подгоняет. Должен вас покинуть. Мне нужно отредактировать материал.
Он торопливо провел меня к лифту и нажал на кнопку вызова.
– Может быть, увидимся на вечеринке у Минни. Это будет грандиозно!
И он заспешил прочь по коридору в сторону своего кабинета.
* * *
Минут сорок после этого разговора я пытался поймать на набережной такси. Небо затянулось серыми облаками, похоже было, что надвигается буря. Несколько свободных машин проехало мимо меня, но, когда я пытался их остановить, они как ни в чем не бывало следовали своим путем. Я страшно разозлился.
То, что поведал мне Винсент насчет юных любовниц Эрскина, было крайне интересно, но, увы, я не собирался писать светский очерк, а для моего расследования ничего существенного я не узнал. Я начал впадать в уныние. Глупо было надеяться, что, встречаясь с китайскими борзописцами, я выйду на какой-то важный след в биографии Грира и найду зацепки для поисков улик против убийцы Анны. Мне удалось узнать лишь одно: что Эрскин Грир – старый похотливый козел, который втихую совершает грязные махинации. Ни то, ни другое не преследуется в этих местах законом. Да и нигде вообще.
Наконец мне удалось поймать такси, чтобы подъехать к пирсу, где останавливался паром «Звезда», и на нем пересечь гавань.
Сидя на заднем сиденье машины, я страдал от перемены часового пояса. Утреннее приключение с Сузи взбудоражило меня, но и встревожило. Я был не в той кондиции, чтобы пуститься в долгосрочную любовную авантюру, тем более начать серьезный роман, тем более с Сузи. Я был на мели, деньги катастрофически кончались. Слава богу, у нас были обратные билеты, зато не было никакой уверенности, что меня не задержат прямо в аэропорту Хитроу. Меня в дрожь бросало от одной мысли, в какую заваруху я вовлеку Сузи. Она этого не заслуживала. Сузи нужен надежный спутник в жизни, а не неудачник вроде меня, по которому тюрьма плачет.
Я взял билет на паром и сел на скамейку у окна, глядя на серую бурлящую воду. Вокруг кишели китайцы с полотняными сумками и баулами, болтающие на местном наречии. Разве мог я преодолеть Великую Китайскую стену недоверия и подозрительности, не зная даже языка этих людей! Оба моих сегодняшних собеседника и коллеги знали гораздо больше, чем позволили себе рассказать мне, но у меня не было ключика к их сердцам.
Пока мы пересекали гавань, я опять возвратился мыслями к тому, что я знал о последнем вечере в жизни Анны и ее отношениях с Гриром. Барни Уайсс оставил ее у дома на Харрингтон-гарденз. Десять минут спустя Анна позвонила мне, и голос ее звучал совершенно спокойно. Если ее убил Грир, то он сделал это либо поздно вечером того же дня, либо рано утром в воскресенье: ему надо было заставить ее умолкнуть как можно быстрее, пока она не успела никому поведать о том, что услышала от него. Допустим, что он поднялся рано утром в воскресенье и позвонил у дверей Анны. Впустила бы она его? Разумеется, да, потому что накануне они провели вместе полдня в постели. «Привет, Эрскин. Открываю, поднимайся!» А может быть, свидание было у них назначено. Вероятно, что они договорились вместе позавтракать. Неудивительно, что Анна отказалась прийти ко мне в субботу вечером. Сослалась на усталость,
Мог бы он убить ее собственными руками? Трудно представить, но все же это вполне вероятно. Подошел поближе, внезапно ударил в шею, она потеряла равновесие, он ее задушил. Она, наверное, сопротивлялась, но Эрскин крепкий мужик. К тому же он действовал внезапно. Она не могла ожидать такого поворота событий. Минут через пять силы оставили ее, и она прекратила борьбу. А он хладнокровно забрал ее компьютер, чтобы не оставлять компрометирующей информации, и направился к воротам Гайд-парка. Вся процедура заняла у него не более получаса. Карлица-филиппинка поклянется на Библии, что он даже не выходил из дому.
Я вернулся назад в отель, но Сузи еще не было. Я прилег отдохнуть и попытался сосредоточиться на том, что буду предпринимать дальше. Мне до смерти хотелось выпить, но я не решался, потому что мне нужна была ясная голова. К тому же надо было повидаться еще с парочкой китайских журналистов, хотя ожидать от них реальной помощи не приходилось. Может, Сузи завтра у Эрскина разживется какой-нибудь информацией. Впрочем, смешно было на это надеяться. Чего ждать от Эрскина? Что он представит номера банковских счетов по расчетам за продажу оружия? Дневниковые записи с признанием в убийстве?
Чем больше я погружался в раздумья, тем более терялся. Кто-то в Гонконге наверняка имел сведения об Эрскине Грире. Если Григ начал свой бизнес с торговли оружием, должны были остаться люди, которые были в курсе дела: клерки, агенты, посредники. Но кто именно? И как с ними связаться?
Один путь все-таки был. Я раскрыл телефонную книгу, лежавшую на тумбочке, и почти машинально набрал номер редакции Брюса Макфолла и попросил соединить меня с ним.
– Брюс Макфолл, – раздалось в трубке. Слова звучали ненамного более внятно, чем во время нашего последнего разговора.
– Это Кит Престон. Помните, я звонил вам на прошлой неделе из Лондона, насчет статьи, которую я пишу про Эрскина Грира.
– Как не помнить, – отозвался Брюс. – Для какого-то глянцевого журнала.
– Точно. Я воспользовался вашим советом и прилетел в Гонконг. Теперь вот здесь. Поболтал с парочкой китайцев-журналистов.
Я понимал, что с моей стороны было рискованно упоминать китайскую прессу, но если уж Макфолл задумает сообщить Эрскину о моем пребывании в стране и всех телодвижениях, он это сделает. А мне надо было подчеркнуть основательность и солидность моих намерений – на тот случай, если он изъявит желание мне содействовать.
– Ну и как, помогли вам китаезы? – спросил Брюс.
– Как сказать… Слегка. Хотя кое-что выудить удалось, получил наводку.
– Да ну? – заинтересованно переспросил Брюс. По-видимому, он почувствовал себя уязвленным, поскольку я так быстро освоился на его территории. – И в какую же сторону?
– Да слили кое-какой компромат. Побочный бизнес и прочее. Наверное, о том, что вы печатали в «Экономик ревью». И еще про его любовниц.
– Уже успели поболтать с девочками?
– Между нами говоря, кое-какой прогресс наметился. Назову вам пароль: Манила.
Брюс присвистнул.
– Венди Лай? Вы встретились в Маниле с Венди Лай?
Мои слова явно произвели на него сильное впечатление.
– Видите ли, я бы не хотел говорить об этом по телефону. Я остановился в «Гостинице Счастья».
Брюс посерьезнел.
– Понимаю, старик. Может, встретимся завтра утречком, дернем слегка? Сопоставим данные. Без протокола, конечно.
– Грандиозно. Договорились. Приносите ваш материал, сторгуемся. Есть тут местечко, где можно откровенно побеседовать?
– Есть. На Центральном вокзале на Куинс-роуд. На первом этаже, напротив Башни. Бар называется «Шанхай Билл». Народ там собирается только к вечеру. А мы встретимся часиков в одиннадцать, годится?
После разговора с Брюсом я тихонько поздравил себя с первой победой. Я провел беседу достойно и напрямую не соврал. Мне удалось заинтриговать Брюса. Может, он и сам поделится кое-какими сведениями об Эрскине Грире в надежде выудить у меня что-нибудь свеженькое.
Было уже половина седьмого, а Сузи все еще не приходила. Я оставил записку у телефона, в которой сообщал, что ухожу ненадолго, и спустился в бар. После того как мы условились встретиться с Брюсом Макфоллом, я мог себе позволить выпить как следует, принять настоящий коктейль, сбитый рукой настоящего бармена, а не довольствоваться скудной бутылочкой из мини-бара в номере.
Бар «Глаз тигра» располагался в холле за главным вестибюлем. Залитый мягким неназойливым светом, обшитый деревянными панелями, он походил больше на библиотеку в английской деревенской гостинице, чем на питейное заведение. Он был обставлен удобной мебелью – зелеными кожаными креслами с вышитыми подушками, стеклянными горками с севрским фарфором. В углу стояла огромная софа, покрытая красным покрывалом. Целую стену занимала барная стойка, заставленная вазочками с орехами, оливками и жареными креветочными шариками. Бар был заполнен на три четверти, я нашел свободное место на табурете у стойки и заказал «Кровавую Мэри». Бармен-китаец в белой куртке продемонстрировал фантастическое искусство владения шейкером и налил в высокий стакан острого томатного сока.
Хотя у стойки сидело несколько китайцев – по виду бизнесменов, – основную часть публики составляли иностранцы. Группки британских и европейских брокеров и юристов сидели за маленькими низкими столиками, потягивая пиво. В тихом уголке два французских биржевика с кейсами просматривали документы, не обращая внимания на взрывы смеха, доносившиеся от соседей.
– Извините, здесь свободно?
Англичанин в фланелевом костюме указал на табурет рядом со мной.
– Да, пожалуйста.
Он кивнул в знак благодарности. Он был примерно моего возраста. Ботинки начищены. Явно крутится в мире больших денег, подумал я.
– Можно вас попросить передать оливки? – попросил он. – Бармен сегодня слишком занят.
Я подвинул ему вазочку, он вежливо поблагодарил.
– Живете здесь? – спросил он.
– Нет, я из Лондона. А вы?
– Тоже из Лондона. Но вполне вероятно, в будущем году переберусь на жительство в Гонконг.
– Это вас радует?
– С деловой точки зрения – да. Здесь открываются большие возможности. Но у меня остаются незавершенные личные дела в Англии. Мне хотелось бы с ними покончить. Откровенно говоря, я помолвлен с очаровательной женщиной, но на пути к браку имеются препятствия.
В этом человеке было нечто обезоруживающе обаятельное. У него были приятные манеры. Как правило, я избегаю знакомств в барах, но в этот вечер я изменил себе.
– А чем вы занимаетесь? – спросил я.
– Банковским делом.
– Вы, случаем, не имеет отношения к сделке Эрскина Грира по приобретению «Федерейтед»?
– Нет. Ею занимается банк «Морган Стенли». Но в прошлом мы сотрудничали с Гриром. Забавный тип.
– Я тоже однажды чуть было не заключил с ним сделку.
– Тогда вы имеете о нем представление. Мягко стелет, да жестко спать.
Я рассмеялся. Я на своем веку встречал немало банковских деятелей, нельзя сказать, чтобы я был от них в восторге, но этот парень был очень славным.
– А с деловой точки зрения как вы его находите? – спросил я.
– В нем всякого намешано. Он в ладах со временем. Никогда вроде не спешит, всегда готов встретиться с вами. Стол у него всегда девственно чист, никаких бумаг. И это удивительно, если иметь в виду, какими делами он ворочает. Вы не были у него в офисе? Дивная коллекция картин. Я вообще-то не поклонник современного искусства, но эти вещи изумительны. Качество на уровне галереи Тейт.
Но я должен еще кое-что сказать. За вполне цивилизованным экстерьером скрывается довольно темная личность. Подозрительна сама структура его предприятий: это всегда нечто вспомогательное. К тому же он регистрирует их где-нибудь в офшорной зоне, а потом начинает растягивать на весь мир. Когда мы завершали нашу с ним сделку, открылось очень многое. Фонды пополнялись буквально отовсюду – из одного места пятьдесят миллионов, из другого. Мы испытали большое облегчение, когда избавились от этого клиента.
– А над чем теперь трудитесь?
– Вы можете счесть, что я свято блюду коммерческую тайну, но на самом деле это довольно мелкое дельце. Некая компания из Тайпея желает слиться с фирмой из Гонконга. С обеих сторон задействованы «Швейцарский Кредит» и «Первый Бостонский». Обычная рутина, как мы говорим, ничего сексуального.
– Я никогда не мог понять, что в банковском деле может быть сексуального.
– Все очень просто. Если возникает мировой эффект, значит, это сексуально. Сексапильность измеряется в дюймах колонки в «Файнэншнл таймс». Некоторые проекты просто рождаются сексуальными, причем они необязательно самые крупные. Вот сейчас самый сексуальный проект – с французской косметической компанией «Мушетт». Бездна эротики. Они наняли для раскрутки супермодель, как уж ее… Тигру. Ну и, конечно, сделка Грира. Все, что касается Эрскина Грира, просто сплошной оргазм! Вы «Кровавую Мэри» пили, да? Позвольте я вас угощу.
Пока бармен смешивал напитки, мой сосед критически оглядывал публику.
– Сколько я тут ни бываю, никак не могу понять, что за место Гонконг. То есть можно ли тут жить, воспитывать детей… Как по-вашему?
Я ответил, что, по-моему, здесь совсем неплохо, хотя тем, кто страдает боязнью замкнутого пространства, здесь может показаться тесновато, но вполне безопасно и для детей в самый раз.
– Вы правда так считаете? – радостно переспросил он. – Женщина, на которой я женюсь, уже имеет ребенка от первого брака, очаровательную девчушку, поэтому она волнуется, как тут насчет школ и всего прочего. Я обещал все узнать на месте.
– Значит, у вас будет приемная дочь. Это для вас проблема?
– Ну что вы – счастье! Такая прелестная крошка! Мы шутим, что я женюсь на ее маме главным образом для того, чтобы заполучить дочку. В одном флаконе. Не представляете, какая она забавная. А я не представляю, как отец мог от них уйти.
– И что же его заставило это сделать?
– Не могу вам сказать. Мне неловко было задавать вопросы на эту тему. Я вообще удивляюсь, как они поженились, из того, что я о нем слышал, они просто несовместимы. Сэл – женщина прямая, целеустремленная, практичная, и к тому же очень привлекательная. А ее муж – настоящий авантюрист, у него какие-то сомнительные связи и знакомства. Сейчас вот его полиция разыскивает. Но Кэз, девочка, совсем на него не похожа. Дети в этом возрасте такие милые. Вот, взгляните! – Он развернул бархатную салфеточку. – Жемчужные сережки. Мне сделали их прямо в бутике здесь, в отеле, по моему чертежу. – Крупный искусственный жемчуг покоился в сердечке маленьких жемчужинок. Наверное, Салли они понравятся. – Это нечто вроде свадебного подарка для Сэл. Развод занимает прорву времени, так что не дождешься, когда придет пора дарить. Подарю сейчас.
– Правильно сделаете.
– Надо еще что-нибудь Кэз купить. Не подскажете? Первое, что она спрашивает: «Пол, а где мои подарки?»
Я поднялся, голова моя кружилась. Я крепко пожал ему руку.
– Спасибо за коктейль. Желаю удачного брака. А что касается подарка для вашей падчерицы, я бы прихватил для нее пакетики с солью и сахаром из набора, который дают в самолете. Мне кажется, дети в пятилетнем возраста бывают рады такому подарку.
* * *
На тридцать втором этаже Сузи принимала ванну, комната была завалена яркими пакетами с покупками – трофеями ее пробежки по магазинам. Я разделся и залез в горячую воду, обнимал и целовал Сузи, и был счастлив от того, что мы снова вместе и сегодня уже не будет никаких дел.
Ночью, после того, как мы занимались любовью, мы уснули в одной кровати. А сначала долго лежали обнявшись, и я гладил в темноте ее кожу, впитывая в себя ее тепло и легкость ее дыхания. И это меня утешало.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Смертельные друзья - Коулридж Ник

Разделы:
12345678910111213141516

Часть 2

17181920212223242526

Ваши комментарии
к роману Смертельные друзья - Коулридж Ник


Комментарии к роману "Смертельные друзья - Коулридж Ник" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100