Читать онлайн Просто женаты, автора - Коулин Патриция, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто женаты - Коулин Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто женаты - Коулин Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто женаты - Коулин Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коулин Патриция

Просто женаты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Ли повел в комнату слуга с удивительно подходящей ему фамилией Торн
type="note" l:href="#note1">[1]
— сутулый, с заросшим седой щетиной подбородком. Судя по всему, известие о том, что Ли останется в доме, его не обрадовало. Она никак не могла решить, чем вызвано недовольство слуги — ею самой, неприязнью ко всем женщинам или просто сварливым характером.
Предоставленная Ли спальня оказалась довольно большой, но загроможденной массивной старинной мебелью. Здесь было всего в избытке: лишний умывальник, несколько зеркал и целых восемь ламп. Похоже, в комнату стащили ненужный хлам со всего дома, словно никто не ожидал, что здесь когда-нибудь появится хозяйка.
Что ж, одним сюрпризом больше.
— Скажите, Торн, — начала Ли, смахивая толстый слой пыли с уродливой фарфоровой совы, — чем вы здесь занимаетесь?
— То тем, то другим — всем понемногу.
— Ясно. — Насколько понимала Ли, ключевым в ответе было слово «понемногу».
— Если вам что-нибудь понадобится, позвоните в колокольчик. — Слуга мотнул встрепанной седой головой, указывая на шнур, висевший возле черной ореховой кровати под балдахином.
— Благодарю. Моя горничная позаботится обо мне.
Слуга что-то проворчал — очевидно, снисходительно согласился с ее словами.
— У меня еще вопрос. Где находится спальня герцога?
— Вон там. — Слуга указал на дверь, соединяющую спальню Ли с соседней комнатой.
— Понятно. — Ли встревоженно уставилась на дверь. — А ключ…
— Потерялся, — известил ее слуга, — уже давным-давно. Но это не беда. Однажды я видел, как его светлость в ярости проломил кирпичную стену.
— Весьма поучительная история, — сухо заметила Ли. — Благодарю за предупреждение. Постараюсь лечь спать подальше от стены.
В глазах старого слуги промелькнуло нечто похожее на любопытство. Он вновь оглядел Ли.
— И правильно сделаете, ваша светлость. Жизнь и без того слишком коротка — почему бы не подстелить соломки, зная, где упадешь?
«Ваша светлость»! Ли чуть было не оглянулась, ища взглядом прокравшегося в спальню герцога, но внезапно вспомнила, что теперь она герцогиня Рейвен, хозяйка Рейвен-Хауса.
— Спасибо, Торн. Можете идти. — И она отпустила слугу величественным кивком, вполне достойным герцогини.
— «Ваша светлость»! — прошептала она, оставшись одна. — Звучит неплохо.
Заметив зеркало во весь рост, стоявшее в углу, Ли поклонилась собственному отражению, покачала головой и смущенно засмеялась. «Не стоит привыкать к титулам, — посоветовала она себе. — Они исчезнут так же быстро, как появились».
Вошла Бриджет, сопровождаемая целым отрядом лакеев, несущих саквояжи и сундуки Ли. Горничная немедленно начала распаковывать багаж, ворча, что этот дом напоминает ей звериное логово. Выяснилось, что когда она известила Торна, в каком часу завтракает и какие блюда предпочитает ее госпожа, старый слуга спросил, где она забыла свое помело.
— Если этому брюзге не терпится увидеть ведьму, я…
— Это ни к чему, Бриджет. Я сама поговорю с Торном, — пообещала Ли, надеясь без посторонней помощи укротить дворецкого. По правде говоря, она привыкла распоряжаться в доме, где слуги были преданными, расторопными и к ним относились почти как к членам семьи.
Почти.
Несмотря на всю преданность и заботу, они не могли исполнить желание Ли иметь настоящую семью или же вернуть так внезапно исчезнувшее ощущение покоя и надежной защиты. Именно к такой жизни стремилась Ли, но не смела признаться в этом, пока не решилась судьба Кристианы. Кристиана заслуживала любящего мужа и детей. Вот почему светскому сезону в городе Ли придавала такое значение.
— Вот и все, — объявила Бриджет, вешая в шкаф последнее платье. — Ни в шкаф, ни в комод теперь не втиснуть даже спичку — там не осталось места.
— Будем надеяться, что шкаф в комнате Кристианы окажется попросторнее, — заметила Ли. — У нее вдвое больше вещей, чем у меня.
В Бэмборо никто не следил за модой, поэтому несколько месяцев назад Ли заказала новый гардероб для себя и Кристианы известной модистке из Бата. Ли смирилась с участью старой девы, но не желала давать сплетникам повод высмеивать туалеты старшей дочери знаменитой Дейвы. Теперь она вдвойне порадовалась своей предусмотрительности: если ей суждено сыграть роль герцогини, она должна выглядеть соответственно.
— Я сама разденусь и причешусь на ночь, Бриджет, — сказала она, едва горничная взялась за щетку с серебряной ручкой. — Пока не поздно, надо написать Кристиане. Должно быть, ты тоже устала. Ступай спать.
Кивнув, Бриджет удалилась.
Оставшись одна. Ли подошла к окну и отодвинула тяжелую бордовую портьеру, поднявшую облако пыли. Затаив дыхание Ли обвела улицу взглядом. Большинство горожан уже давно разошлись по домам и улеглись спать, но по улице время от времени проезжали изящные экипажи и даже проходили пешеходы. Ли живо представились балы, концерты и театральные спектакли, с которых, по-видимому, возвращались прохожие.
Эту поездку Ли затеяла только ради Кристианы, но теперь, очутившись в Лондоне, она изнывала от желания увидеть и испытать все, что могла предложить столица.
Ей стоило немалого труда оторваться от окна и сесть за письменный стол.
«Дорогая Крисси…» — написала она.
«Ты ни за что не догадаешься…»
«Чудесные новости!»
«Ты сидишь?»
Через десять минут пол вокруг стола был усеян скомканными листками бумаги, а нижняя губа Ли искусана до крови.
Нелегко солгать человеку, ближе которого у тебя никого нет. Человеку, который знает тебя как свои пять пальцев и заподозрит неладное, даже находясь на другом конце страны. Не то чтобы Ли не хотелось лгать — у нее просто не было выбора.
«Дорогая Крисси, — написала она, — я вышла замуж» .
Вот так. Это правда.
«Если от этого известия ты еще не упала, советую тебе поскорее сесть, прежде чем читать письмо дальше. Мой муж — дыши глубже! — не кто иной, как герцог Рейвен».
Ли перечитала написанное, стараясь представить себе лицо Кристианы.
«Я отчетливо вижу, как округлились твои глаза, как с губ слетел недоверчивый возглас: „Моя сестра — и герцог? Но как это вышло?“ Весьма уместный вопрос, дорогая сестричка».
Ли жалела, что у нее нет столь же уместного и правдоподобного ответа. Окунув перо в чернильницу, она задумалась.
«Видишь ли, я была…»
«Более удивительного события невозможно себе представить…»
«Тебе бы и в голову не пришло…»
Вот так номер! Сообщить известие сестре оказалось труднее, чем предполагалось. Особенно потому, что в эту минуту Ли подмывало излить Крисси душу и узнать ее мнение о возмутительной выходке Рейвена.
Крисси наверняка назвала бы Рейвена себялюбивым, беспринципным мужланом, что соответствовало действительности, заявила бы, что его поступок — вопиющее безобразие, а так оно и есть, и добавила бы, что Ли должна публично разоблачить его… А это было немыслимо.
Подстегнутые скандалом, сплетники наверняка начнут ворошить прошлое, тем самым разрушив надежды Крисси на приличную партию. Мало того, раздраженно подумала Ли, ей даже не удастся позлорадствовать, видя Рейвена униженным, — ведь ему, насколько ей известно, нет никакого дела до мнения окружающих. Нет, надо стиснуть зубы и извлечь из своего положения всю возможную пользу, даже если ради этого придется слегка приукрасить истину в письме к сестре.
Ли задумчиво водила кончиком пальца по перу, ее лицо постепенно прояснялось. Приукрасить истину… Почему прежде это ей не приходило в голову? Слово «приукрасить» звучит гораздо приятнее, чем «солгать». И кроме того, это ее конек. В конце концов, она пишет волшебные сказки — разумеется, своеобразные, не похожие на другие, но тем не менее сказки. Ее героинями не раз становились принцессы, которых любовь подстерегала в самых неожиданных местах. Значит, она наверняка сумеет сочинить сказку про себя и Рейвена. Схватившись за перо, Ли быстро описала внезапный и краткий приступ своей болезни и ночлег в доме викария церкви святой Анны, где остановился и Рейвен.
«О счастливое совпадение!»-писала она, закусив губу, а затем перешла прямо к первой встрече с Рейвеном — а именно к встрече в его доме, — кое-где подправляя истину по мере необходимости.
«Оправившись после болезни, я наконец спустилась в столовую и встретилась взглядом с самым прекрасным мужчиной, когда-либо созданным природой, — герцогом Рейвеном, моим дорогим Адрианом! Перед глазами у меня вспыхнули искры, в ушах зазвенело, а сердце затрепетало так, что я испугалась, как бы оно не вырвалось из груди…»
Все правильно, заверила себя Ли, вспоминая, как она нервничала несколько часов назад.
«Едва успев обменяться взглядами, мы…»
И что же дальше?
«…мы поняли, что созданы друг для друга».
По крайней мере временно.
«Забыв обо всем на свете, мы стояли молча, глядя друг другу в глаза и думая об одном и том же…»
Улыбнувшись, Ли закрыла глаза. Как легко дается ложь, думала она, если втайне упражняться в ней годами!
«А потом он поцеловал меня и…»
Хотя бы здесь ей не придется сочинять. Вспоминая о том, как Рейвен обнял ее и поцеловал. Ли вновь почувствовала, как заколотилось сердце, и забыла о письме. Лицо вновь овеяло горячее дыхание Рейвена, его ладонь заскользила по спине и коснулась бедра, на губах остался легкий привкус бренди.
Ли часто размышляла о том, что это такое — целоваться с мужчиной. Целоваться по-настоящему, а не терпеть прикосновения вялых, синюшных губ вдовца из соседнего поместья, который однажды воспользовался тем, что Ли не успела увернуться. Поцелуй Рейвена заставил ее задуматься о том, как бедно ее воображение.
Покачав головой, она смущенно поморщилась, вспоминая ночи, когда она лежала в постели, обнимая подушку и упражняясь на ней в искусстве поцелуев. Как молода она была в то время, как наивна! В ту пору она еще верила в рыцарей в сияющих доспехах и надеялась, что один из них подоспеет вовремя и спасет ее от участи старой девы.
Порывисто поднявшись. Ли схватила с постели пышно взбитую подушку. Она давно уже не верила в рыцарей и чудесное спасение, но теперь, пережив один невероятный поцелуй, могла по крайней мере воскресить его в памяти.
Обняв подушку обеими руками, она прижала ее к лицу. От льняной наволочки попахивало пылью, словно ее возлюбленный слишком долго проторчал на чердаке. Мало того, он держался так, словно набрал полный рот вязкой овсянки. Внезапно Ли почувствовала себя глупо. Такая выходка достойна школьницы, а не взрослой женщины… к тому же замужней.
— Чем это вы занимаетесь, черт возьми?
Вздрогнув, Ли обернулась.
И приросла к месту.
В дверях, отделяющих спальню Ли от хозяйской спальни, стоял Рейвен, озадаченно уставившись на нее.
Мысленно застонав, она медленно опустила подушку.
— Что вы сказали? — спросила она.
— Я спросил, зачем вы прижимаете к лицу подушку?
— Подушку? — эхом повторила Ли, продолжая держать ее на весу.
Рейвен усмехнулся:
— Вот именно, подушку. Вы прижимали ее к лицу, верно?
— Да.
— Ну и что же? Чего вы добивались от нее?
— Я… икала, — наконец нашлась Ли. — И пыталась остановить икоту.
— Путем удушения? — Герцог приподнял темную бровь. — Не слишком ли суровый метод?
— Зато забавный. Я пыталась задержать дыхание. Это старинное деревенское средство — как видите, оно подействовало. А теперь позвольте спросить, что вы делаете здесь, в моей спальне?
— Я увидел свет и решил, что вы уснули, забыв погасить свечу.
Ли кивнула в сторону стола:
— Я писала письмо сестре.
— До тех пор, пока вас не сразил внезапный приступ икоты?
— Вот именно.
Наступило молчание. Прижимая к себе подушку, девушка старалась не дрогнуть под пристальным, вызывающим взглядом Рейвена.
— Признаться, я рада вашему визиту.
Он понимающе усмехнулся.
— Так я и думал, — пробормотал он, медленно, но неотвратимо приближаясь к Ли.
Он остановился в нескольких дюймах от нее.
Пульс Ли участился, по спине побежали мурашки, все тело сжалось в предчувствии опасности, которую еще не успел осознать рассудок. Она тревожно следила за руками герцога, который потянулся к подушке.
— Что вы делаете? — спросила она, желая услышать то, что давно поняли ее тело, сердце и душа.
— Мешок с перьями — плохая замена любовнику из плоти и крови, Ли… — Отняв у нее подушку, Рейвен отшвырнул ее прочь. — Даже если в Бэмборо вы нуждались в такой замене, то теперь она вам ни к чему.
Жаркая волна, вызванная отчасти смущением, отчасти предвкушением, окатила ее.
— Вы хотите сказать, что я… никогда не…
— Само собой, — негромко отозвался Рейвен, не сводя взгляда с ее губ и беря ее за подбородок. — Откройте рот — вот так…
С этими словами он склонил голову, и Ли поняла: сейчас случится то, чего она опасалась и о чем мечтала. Он коснулся ее губ, оставив на них легкий привкус дыма и бренди и вызвав у Ли всплеск прежде неведомых ощущений.
Слегка нажав большим пальцем, он заставил ее открыть рот — впрочем, с этой задачей Ли справилась бы и без посторонней помощи. В глубине души, сама того не желая, она жаждала поцелуя, дерзких и нежных ударов языка, странного и чудесного взрыва удовольствия, от которого перехватывало дыхание и кружилась голова.
Это всего лишь игра, убеждала себя Ли. Должна же она проверить, были ли ее первые ощущения случайными, вызванными нервозностью. Она разрешит ему всего один, и только один, поцелуй.
А потом…
Язык Рейвена проник в ее рот, и Ли растерялась. Ее мысли начали путаться. Он прикасался языком к ее губам, водил по ровному ряду зубов. Он дразнил ее, играл с ней, скользя ладонями по плечам и спине, увлекая за собой в мир чистого наслаждения, где нет места запретам и сожалениям.
Когда поцелуй наконец прекратился, он оставил Ли опустошенной. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить: это была только игра.
— Что вы делаете? — запоздало возмутилась она, едва успев прийти в себя.
— А вы еще не поняли? Весьма прискорбно. Но раз уж вы спросили, я отвечу: я целую вас… — И в подтверждение своих слов он вновь склонился к ней, но Ли остановила его, упершись ладонями в грудь.
— Но зачем?
— Что значит «зачем»? — с оттенком раздражения переспросил он. — Мне казалось, было бы неприлично просто ворваться сюда, бросить вас на постель и задрать юбку. Впрочем, вы же сами сказали, что чужды романтизма. Если вы предпочитаете решительные действия…
— Нет, — прервала Ли. — Я предпочитаю, чтобы вы вообще не приближались ко мне. Или вы уже забыли о нашем соглашении?
— Похоже, о нем забыли вы. Я честно играл роль вашего мужа. Но если в ваших краях бытуют совсем другие брачные обычаи…
Ли вновь перебила:
— При посторонних. По условиям сделки, вам предстоит играть роль моего мужа только в присутствии посторонних.
— И что это значит, черт возьми?
— По-моему, я выразилась достаточно ясно.
Рейвен опустил руки.
— А по-моему, нет.
— Хорошо, ваша светлость, я объясню: это означает, что вы не имеете права приближаться ко мне ни сегодня, ни в последующие ночи.
— Вы шутите? Вы думаете, что ночь за ночью можно спать в соседних комнатах и ни разу не прикоснуться друг к другу? Это… противоестественно!
— Я не против прикосновений. — Рейвен вздохнул было с облегчением, но Ли продолжала: — По правде говоря, без них наш брак будет выглядеть неубедительно. Ласковое поглаживание по плечу или спине наверняка убедит зрителей, что мы самая счастливая супружеская пара во всем христианском мире!
— Не знаю, правильно ли я понял вас… Итак, мне запрещено спать с другими женщинами, чтобы не вызвать сплетен?
— Верно.
— И запрещено спать с вами, потому что…
Рейвен растерянно замолчал, а Ли покачала головой.
— Потому, — напомнила она, — что вскоре наш брак будет признан недействительным.
Он недоверчиво усмехнулся:
— Значит, только предстоящий развод и удерживает вас?
— А вы нашли другой выход?
— Я вообще ничего не искал. Об этом я успею подумать, когда придет время.
— Вот как? — Ли неодобрительно нахмурилась. — Похоже, вы привыкли сначала действовать, а лишь потом думать о последствиях. Но на этот раз все будет по-другому, Рейвен. Мы станем вести себя согласно условиям сделки. Как только Кристиана благополучно выйдет замуж, мы расторгнем наш так называемый брак на том основании, что он не получил должного завершения.
Рейвен прищурился, сверля Ли взглядом:
— Вы рехнулись?
— Ничуть. — Ли пыталась говорить ровным голосом и успокоить дрожь в коленях. — По-моему, это самое очевидное из решений.
— Вы хотите сказать — самый очевидный способ выставить меня на посмешище? Подумать только, мне запрещено спать с собственной женой! — Герцог расхохотался. — Вы представляете себе, что будет, когда сплетники пронюхают об этом?
Ли представляла — притом слишком отчетливо, но пока у нее хватало собственных забот, чтобы размышлять о сплетниках.
— По-моему, вам нет дела до чужого мнения, — заметила она.
— Ни малейшего, — с жаром подтвердил Рейвен, — но…
Ли одарила его тонкой, сочувственной улыбкой, надеясь задеть за живое:
— Ясно. Стало быть, вы все-таки боитесь злых языков.
Слово «боитесь» подействовало мгновенно.
— Черта с два! — рявкнул Адриан, окидывая Ли хищным взглядом. — Но это не главное. Что, если властям понадобятся доказательства того, что наш брак не был завершен? Вы подумали об этом?
— Они получат доказательства, — сухо отозвалась Ли.
— Понятно.
— Вот и хорошо, что вы все поняли. Итак, решено — конечно, если вы умеете держать себя в руках и выполните условия нашей сделки.
— Держать себя в руках? — эхом повторил Адриан, не скрывая возмущения. — Если вы сомневаетесь в этом, мадам, значит, вы переоцениваете либо свои чары, либо мою слабость.
Небрежно кивнув, он повернулся и направился прочь, не оглядываясь на слегка уязвленную последним замечанием Ли. Впрочем, она не стала расстраиваться: отступление Рейвена говорило само за себя: в этот раз победила она. И потом, его попросили уйти, разве не так?
Уже на пороге он вдруг обернулся:
— Почему же тогда вы солгали, что рады видеть меня?
— Ах, вот вы о чем! — Ли медлила: судя по выражению лица Адриана, злить его было опасно. Ну и пусть! Не хватало еще беспокоиться о том, как бы не рассердить его. — Дело в том, что я как раз хотела попросить вас об одном одолжении.
— Я слушаю.
— Не могли бы вы послать экипаж за моей сестрой? Я собиралась отправить за ней свою карету, но Роуленд говорит, что сломалась ось. Несомненно, он починит ее, это он умеет, но…
Адриан поднял руку, останавливая ее:
— Ни слова больше! Я непременно отправлю за ней экипаж.
— Выберите самый вместительный, — посоветовала Ли.
Адриан вскинул бровь:
— Неужели ваша сестра — такая дородная особа?
— Совсем напротив, — улыбнулась Ли, — очень стройная. Но она везет с собой много вещей. Боюсь, чересчур много.
Глаза Адриана злорадно вспыхнули.
— Разумеется — свое оружие и боеприпасы. Без них на успех предприятия нечего и надеяться. Я пошлю за вашей сестрицей самую вместительную из своих карет и пару самых дюжих лакеев. Вы довольны?
— Вполне, благодарю вас. В письме я сообщу Кристиане, что наши планы изменились. — Она кивнула в сторону стола. — Если отправить его рано утром, оно прибудет в Бэмборо раньше, чем экипаж.
Адриан коротко кивнул, по его волнистым волосам пробежал отблеск свечи.
— Это все?
— Ну, раз уж вы спросили… — начала Ли, забыв об осторожности. — Надеюсь, вы не станете возражать, если до приезда Кристианы я займусь ремонтом дома? Пожалуй, достаточно будет…
— Избавьте меня от подробностей, — прервал герцог. — Делайте что угодно, только не мешайте мне. — Помедлив, он осведомился: — Надеюсь, это все?
Ли кивнула.
— Больше вам ничего не нужно? — Он насмешливо скривил губы. — Может быть, прислать подушку побольше?
— Нет, благодарю, — сухо откликнулась Ли.
— В таком случае спокойной ночи.
Дверь захлопнулась. Ли облегченно вздохнула.
Для игры это уже чересчур. Вместо того чтобы потратить две недели, представляя себе, как встретит ее законный супруг, ей следовало бы самой подготовиться к встрече.
Но какие же чувства она испытала при встрече с мужем? Равнодушие? Как бы не так! Любопытство? Нет, более глубокое и мощное чувство. Каким бы неприятным ни было для нее это признание, каким бы малым ни был ее опыт в подобных делах, женская интуиция подсказывала, что в объятиях герцога она пережила вспышку страсти. Меньше всего ей хотелось воспылать страстью к мужчине — любому, особенно столь беспринципному, как Рейвен.
Ли не имела ничего против страсти, тем более редких ее проявлений. Однако она вовсе не собиралась поддаваться сильному чувству, тем более рисковать упорядоченной жизнью. Из трагической судьбы матери Ли извлекла самый важный урок: слишком быстро страсть становится необузданной. По вине этого чувства ее мать лишилась всего — даже жизни.
Несколько лет назад Ли твердо решила, что никогда не повторит судьбу матери. Она упрямо избегала чувств, которыми была не в силах управлять. В Бэмборо это было совсем нетрудно. Ли ни с кем не делилась своими желаниями и мечтами. То, что Рейвен чуть не выпустил из бутылки злополучного джинна, насторожило девушку. Она ощутила опасность. Позволить себе иметь ребенка от мужчины, чьи руки только что бесцеремонно шарили по ее телу, она просто не могла.
Прижав ладони к щекам. Ли почувствовала их жар. Но румянец был вызван не только смущением.
При этой мысли она покраснела еще гуще.
«Прекрати», — велела она себе. Ничего не случилось и не случится. Да, Рейвен неглуп, обаятелен, опытен и чужд щепетильности. Но и она теперь гораздо умнее, чем полчаса назад. Наконец Ли приняла решение: впредь не играть с огнем!
Она поспешно закончила письмо, описав Рейвен-Хаус, первые впечатления от Лондона и в завершение заклиная Кристиану приехать немедленно. Чем раньше решится судьба сестры, тем скорее сама Ли сумеет вернуться домой и вновь обрести покой.
Запечатав письмо, она вынула из саквояжа рукопись и вскоре так увлеклась злоключениями принцессы Оливии, что забыла о собственных.
«Будь Оливия более разумной, она отправилась бы в путь в экипаже. Но она предпочла брести пешком по узкой дороге с таким множеством поворотов, что ей казалось, будто она ходит по одному месту кругами. Бедняжка устала, проголодалась и потеряла красную туфельку, когда позади вдруг послышался топот. Оглянувшись, принцесса увидела…»
Но что?
Закрыв глаза. Ли представила себе иллюстрацию к будущей книге.
Оливия обернулась и увидела… увидела…
Рыцаря верхом на тигре. Рыцаря, одетого в серебристые доспехи и черную кожаную маску. Его звали Невар, принц страны Здесь-и-Сейчас.
Спрыгнув со спины своего тигра Занзибара, принц протянул Оливии потерянную туфельку с галантностью, на которую способны лишь принцы. Но Оливия не сумела надеть туфельку.
« — Боюсь, от ходьбы ваши ножки утомились, — произнес принц. — Позвольте отвезти вас в мой замок, где вы сможете отдохнуть.
— Мне некогда отдыхать, — ответила она. — Я принцесса Оливия из страны Фарэуэй. Я ищу одного человека.
И Оливия рассказала принцу о старой колдунье и ее проклятии.
— Ясно, — произнес принц, выслушав ее. — А если вы найдете человека, который будет отвечать только трем из четырех ваших требований? Вы согласитесь быть моей гостьей?
Оливия покачала головой:
— Нет. А теперь моя очередь задать вам вопрос: почему вы носите маску?
— Потому что надо мной тоже висит проклятие. Чтобы найти невесту, я вынужден носить маску.
Оливия прониклась таким сочувствием к принцу, что согласилась, когда он во второй раз пригласил ее в замок.
Принц усадил Оливию перед собой на спину тигра. Она старалась не думать о лице, скрытом под маской. Принц Невар понравился Оливии, и ей было жаль, что ему недостает качества, стоящего в ее списке на первом месте».
— Но дорога в страну Здесь-и-Сейчас длинна и извилиста, принцесса, — прошептала Ли и потянулась, готовясь лечь в постель. Благодаря заботам сказочницы, принцу Невару с избытком хватит времени, чтобы научить упрямую Оливию искусству мириться с неизбежным и доказать ей свою смелость, честность и преданность.
Словом, проявить все те качества, которыми не обладал Адриан, герцог Рейвен, принц Повеса, не к ночи будь помянут!


Тем временем Адриан разыскал Уилла у Будла — в клубе, который друзья редко обходили вниманием. Уилл устроился за столиком в глубине зала, повернувшись спиной к двери в тщетной попытке остаться незамеченным. Но в своем нынешнем настроении Адриан достал бы его даже из-под земли.
Он помедлил на пороге уютно освещенного зала. Его раздирали на части два желания. Что предпочесть: подойти к Уиллу и без предупреждения одним ударом опрокинуть его на пол или прежде помучить предателя? Если бы Уилл вовремя сообщил ему, что Ли выздоравливает, он бы… он непременно бы… Черт побери, он сумел бы предотвратить катастрофу! А теперь в жены ему досталось самое неподходящее существо на свете — девственница! Притом упрямая, но любопытная и не скрывающая этого.
Прошагав по залу, Адриан словно невзначай остановился возле столика Уилла и изобразил изумление.
— Уилл! — воскликнул он. — Что ты здесь делаешь?
От круглого лица Уилла мгновенно отхлынула кровь.
— Где… что… — Его глаза беспокойно забегали, челюсть затряслась.
— Господи, что это со мной? — притворно спохватился Адриан. — Твое появление может означать только одно… — И он тяжело рухнул на стул рядом с Уиллом, скорбно склонив голову, и перекрестился. — Скажи, дружище, неужто она отошла в муках?
— О чем это т-ты? — изумился Уилл, как всегда, от волнения начав заикаться. — Никуда она не отошла…
Адриан притворился растерянным:
— Ты хочешь сказать, она до сих пор при смерти?
— Она здесь! — прошипел Уилл, понизив голос.
— У Будла?
— В Лондоне.
— Ну конечно, — одобрительно кивнул Адриан. — Я думал, что похороны состоятся в Уэстерхэме, но теперь вижу, что ты прав. Я просто обязан присутствовать на церемонии и, кроме того, время от времени со скорбным видом появляться у могилы и возлагать на нее цветы. — Он похлопал Уилла по плечу. — Я знал, что ты меня не подведешь.
— Боже милостивый, Рейвен, ее еще рано хоронить! Она здесь затем, чтобы… Мне надо в-выпить.
Адриан велел официанту принести бутылку бренди и сам наполнил бокалы. Уилл осушил свой одним глотком.
— Правильно, бренди поможет тебе успокоиться, — одобрительно кивнул Адриан. — Вижу, эта трагедия стала для тебя жестоким ударом. Я не забуду твою преданность, дружище.
Уилл плеснул себе еще бренди.
Дождавшись, когда он поднесет бокал к губам, Адриан осведомился:
— Так где же он?
Уилл поперхнулся и закашлялся, вытирая подбородок ладонью.
— Кто?
— Как это кто? — не слишком правдоподобно изумился Адриан, чувствуя, что теряет терпение. — Труп, разумеется.
Белое лицо его друга стало пепельно-серым.
— Без заупокойной службы нам не обойтись, верно? — продолжал Адриан. — Ты уже сообщил печальное известие ее ближайшим родственникам?
Уилл кивнул:
— Да. Ее ближайший родственник — ты.
— Конечно, скорбящий, преданный супруг и все такое прочее. Но я имел в виду настоящих близких…
Рассвирепев, Уилл схватил его за лацканы сюртука.
— Это ты болван! — Волосы на висках Уилла взмокли. — Слушай, Рейвен, она не умерла. Она жива, и она здесь, в городе, в твоем доме! По крайней мере туда она направилась.
В этот миг из игорного зала вышел самодовольно усмехающийся Колин.
— Поздравьте меня! — сказал он. — Я только что выиграл у несносного молодого Уикерсона половину его годового дохода и… — он прищурился, глядя на вексель, — галерею в Сохо. На кой черт она мне сдалась?
Пожав плечами, он свернул бумажку, сунул ее в карман жилета и наконец заметил, что между его друзьями пробежала кошка. Он перевел взгляд с Адриана, поправляющего воротник, на вспотевшего Уилла, затем обратно и присвистнул.
— Похоже, тайное стало явным? — Он придвинулся к Уиллу. — Как он узнал?
— Ничего он не знает, — отозвался Уилл. — Он понятия не имеет, что она жива. Значит, она так и не появилась в Рейвен-Хаусе?.. Должно быть, она заблудилась… или еще хуже. Это я во всем виноват!
Адриан удовлетворенно слушал бормотание Уилла, в котором явственно сквозило отчаяние. К тому времени как Уилл оказался близок к апоплексическому удару, Адриан почти насытился местью.
— Напрасно я сам не отвез ее в Рейвен-Хаус! — причитал Уилл. — Но она решила поговорить с Рейвеном с глазу на глаз, а если уж герцогиня приняла решение…
— Герцогиня? — переспросил Адриан.
— А как еще прикажешь ее называть? — удивился Уилл. — И потом, она и вправду герцогиня.
— Ну, раз уж ты так считаешь, — заявил Адриан, — позволь сообщить, где она находится. В настоящее время герцогиня, — последнее слово вызвало у него болезненную гримасу, — мирно спит в спальне рядом с моей собственной.
Уилл и Колин недоуменно уставились на него. Колин опомнился первым и усмехнулся:
— Неплохо, Рейвен. Я поначалу даже растерялся.
Уилл облизнул губы.
— Ты хочешь сказать, что… все знал? С самого начала? Негодяй! — выпалил он. — Мало того, что ты втянул меня в эту дьявольскую авантюру, а затем заставил ухаживать за разъяренной женщиной, так ты еще выставил меня на посмешище!
— И поделом тебе! — подхватил Адриан. — Считай, что ты дешево отделался. Почему, черт побери, ты не предупредил меня, что она жива? По твоей вине она вломилась в мою столовую и разыграла любящую жену перед целым сборищем любителей ударов в спину — Хоклиффом, Торрингтоном и Гиддингом с женами!
Колин скривился, словно надкусил гнилое яблоко.
— Ты впустил эту свору в свою столовую?
— Что же ты сделал, увидев ее? — осторожно осведомился Уилл.
— А что я мог? Приветствовал ее с распростертыми объятиями и был вынужден взвалить на плечи непосильную ношу.
— Хочешь сказать, что отныне ты женатый человек? — воскликнул Колин.
— А разве у него есть выбор? — с вызовом парировал Уилл.
— Гостья пригрозила мне публичным разоблачением, — объяснил Адриан.
— Пусть грозит, сколько пожелает, — отмахнулся Колин. — Мы и не такое терпели.
Адриан смерил его саркастическим взглядом:
— Что может быть хуже лишения духовного сана, судебных обвинений против тебя и позорного клейма для меня? По-моему, ничто. Даже мне не все позволено.
Колин заскрипел зубами.
— Черт возьми, Рейв, она загнала тебя в угол!
— Вот именно. Но мы с ней договорились извлечь из злополучного происшествия всю возможную пользу.
Колин пропустил его слова мимо ушей. Качая головой, он тоскливо протянул:
— Вот уж не думал, что такое случится с тобой! Подумать только, Рейв женат! — Совсем загрустив, он поспешил развеяться с помощью остатков бренди. — Если уж ты попал в западню, на что же надеяться нам, простым смертным?
«Попал в западню»! Адриан оскорбился. Позволив друзьям погрустить еще пару минут, он наконец заявил:
— Но в любом положении есть свои преимущества.
— Какие? — уныло пробормотал Колин, не поднимая головы.
— Пожалуй, я немного поспешил прибегнуть к Способу Плимптона.
— Я же говорил, — вставил Уилл. — Я уверял, что ты об этом пожалеешь, но разве ты слушал?
Колин протянул ему бокал бренди:
— Возьми, утопи свои печали или себя самого — мне все равно, только замолчи! — И он кивком попросил Адриана продолжать.
— В целом, Плимптон избрал верный подход, однако здесь необходимо внести ряд поправок — что я и сделал. Я буду пользоваться всеми преимуществами супружеской жизни, пока это блаженство не осточертеет мне. И лишь потом — и только потом! — я прикажу герцогине уложить вещи и вернуться домой — к тихой, уединенной жизни, которую она так любит, а сам буду волен поступать так, как мне вздумается.
— А как же клятвы? — запротестовал Уилл.
— А клятвы навсегда обеспечат мне законную неприкосновенность. Развода не будет. Никогда! Ни при каких обстоятельствах.
Наморщив лоб, Колин соображал.
— Значит, ты будешь женат и вместе с тем сможешь жить по-холостяцки?
— Я назвал свое изобретение «способом Плимптона наоборот».
— Рейв, это же блестящее решение, черт бы тебя побрал! Нет, не просто блестящее, оно…
— Идеальное, — подсказал Адриан и внезапно сам уверовал в совершенство найденного замысла. Выход родился неожиданно, в попытке хоть немного возвыситься в глазах друзей, но теперь, все обдумав, Адриан возликовал. В выигрыше останутся все. Ли получит то, о чем мечтала — мужа для сестры и возможность вернуться домой, а сам Адриан — неприкосновенность женатого человека и полное отсутствие каких бы то ни было осложнений.
Оставалось только убедить Ли отказаться от развода, но Адриан знал один верный способ преодолеть это затруднение.
Отобрав у Уилла стакан, он залпом осушил его, наслаждаясь обжигающей горло жидкостью так, как он только что радовался хитроумному плану и предстоящему соблазнению собственной жены.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Просто женаты - Коулин Патриция



книга классная!советую всем. не пожалеете!
Просто женаты - Коулин ПатрицияИрина
12.07.2011, 21.47





Согласна, легкая, юморная
Просто женаты - Коулин Патрициякуся
23.11.2012, 13.05





Классный смешной роман! Читать одно удовольствие!!!
Просто женаты - Коулин ПатрицияТамара
26.11.2012, 19.02





Неплохая книга
Просто женаты - Коулин ПатрицияТатьяна
2.12.2012, 15.32





Классный роман! Мне вообще очень нравится как пишет Патриция Коулин!!! Только жалко что у неё всего три романа...
Просто женаты - Коулин ПатрицияТамара
21.12.2012, 19.35





Мне понравилось. Много чувств и нет криминала.
Просто женаты - Коулин ПатрицияКэт
2.06.2013, 12.52





Милый романчик. Для приятного чтения на досуге, перед сном, в очереди, в дороге.
Просто женаты - Коулин ПатрицияВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.06





Очень понравилось, классный роман.
Просто женаты - Коулин Патрицияольга
13.11.2013, 14.40





Очень понравилось, классный роман.
Просто женаты - Коулин Патрицияольга
13.11.2013, 14.40





КНИГА СУПЕР!!!!!
Просто женаты - Коулин ПатрицияНАТАЛИЯ
8.03.2014, 18.33





Хороший роман,не пресыщен любовными сценами и героинями с фиалковыми глазами и невинным взглядом. Всего вмеру
Просто женаты - Коулин ПатрицияItis
29.07.2014, 23.05





Интересная история исправления закоренелого холостяка и повесы. Роман достоин внимания.
Просто женаты - Коулин ПатрицияТаня Д
5.01.2015, 16.58





хороший роман не скучный. 9 балов.
Просто женаты - Коулин Патрициятату
20.09.2015, 13.05





Роман класный!!! Читайте, не пожалеете. 10 б.
Просто женаты - Коулин Патрициямэри
21.09.2015, 10.06





Роман класный!!! Читайте, не пожалеете. 10 б.
Просто женаты - Коулин Патрициямэри
21.09.2015, 10.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100