Читать онлайн Опасная леди, автора - Коул Мартина, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасная леди - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасная леди - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасная леди - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Опасная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

12 октября 1986 года
Майкл Райан прогуливался по набережной. Он озяб и поднял воротник пальто. Прохожие обгоняли его, а один мужчина с ним поравнялся и пошел рядом.
– Вы здорово опоздали, мистер Райан. – У мужчины был легкий акцент выходца из Южной Ирландии.
– В последний момент свалилась одна срочная работа. Знаете, как это бывает?
Мужчина, на целую голову ниже Майкла, был весьма крепкого телосложения. Его темные глаза шныряли по уличной толпе, словно высматривая кого-то.
– Нам надо знать, мистер Райан, беретесь ли вы за доставку. Вот уже две недели мы от вас ждем ответа. Только ради этого я рискнул покинуть свое убежище. Ведь вся полиция от Белфаста до Ливерпуля разыскивает меня.
Майкл вздохнул. Он оставался все таким же привлекательным, и редкие женщины не бросали на него восхищенных взглядов, проходя мимо.
– Послушайте, мистер О'Лулин, такого рода дела требуют времени. В особенности теперь. Вас, как вы сами сказали, разыскивает полиция, а значит, и тех, кого она подозревает в контактах с вами. Господи Боже мой, у меня не меньше шансов быть схваченным, чем у вас. Я же говорил вам, что делаю все от меня зависящее. Но сейчас все это очень опасно!
Лицо Патрика О'Лулина стало суровым, и он схватил Майкла за руку:
– Послушайте, Райан, у вас в кармане полно всяких там полицейских и судейских чинов. Говорят даже, что в вашем распоряжении целая банда политиков. Мне нужно несколько паспортов. И все. У нас достаточно винтовок и Семтексов, чтобы перевооружить всю паршивую Британскую Армию. Но в настоящий момент нужны паспорта.
– Дайте мне еще день-другой. У меня много работы, связанной с набережной Святого Мартина. Там заняты и немцы, и ирландцы, полно всякого народа. Я достану вам паспорта и превосходные водонепроницаемые обложки к ним. Только позднее, ладно? Через несколько дней! Идет?
– Мне не остается ничего другого, как согласиться, не правда ли?
О'Лулин кивнул Майклу и исчез в толпе. Тут к нему подошли с обеих сторон двое мужчин. Он не сразу сообразил, в чем дело, и, когда полез в карман за оружием, почувствовал, что в бок ему уперся ствол пистолета.
– Без глупостей, Пэт, не то пристрелю на месте.
О'Лулина препроводили в стоявший на обочине "драймлер", и один из полицейских, отнимая у него револьвер, сказал:
– А знаешь, Пэт, старина, на тебя ведь настучали: хорошо и надежно настучали!
Пэт О'Лулин сидел на заднем сиденье, с безразличным видом глядя в окно на проносившиеся мимо здания, хотя весь кипел, как котелок на огне.
Значит, Майкл Райан – двойной агент и предал его! Пэт невольно сжал кулаки: ничего, он за это заплатит!
* * *
Мору поднял негромкий звонок будильника, и она, потягиваясь, встала с постели, все еще не в силах окончательно проснуться. Ей показалось, что слишком рано. Набросив халат, она спустилась вниз и, проходя через холл по пути на кухню, подняла с пола целую кипу писем и газет.
Заварив чай, она зажгла первую из шестидесяти сигарет, которые обычно выкуривала за день, и развернула газету. С первой полосы "Дейли мейл" на нее смотрел Патрик О'Лулин. Ошеломленная, Мора перевела взгляд на заголовок: "Арестован убийца из ИРА". Заставив себя сосредоточиться, Мора стала читать статью:
"Согласно полученной информации, вчера на набережной задержан Патрик О'Лулин, причастный к взрыву бомбы в Саррее, где погибло четверо солдат и разыскиваемый полицией Патрик О'Лулин, приговоренный в Белфасте к четырем срокам пожизненного заключения за убийства на сектантской почве, бежал из тюрьмы. В настоящий момент полиция разыскивает мужчину, с которым Патрика видели на набережной".
Мысль Моры лихорадочно заработала. Вчера О'Лулин встречался с Майклом, и любой, купленный ими полицейский, узнал бы Майкла. Остальные пытались сделать карьеру, застав его врасплох. Глубоко затянувшись сигаретным дымом, Мора бросилась к телефону и набрала номер Майкла. Ответил его дружок.
– Давай сюда Мики!
– Он в душе...
– Так вытащи его оттуда! – резко сказала Мора.
Ричард Солтер поджал губы. Они с Морой терпеть не могли друг друга. Положив трубку на кофейный столик, Ричард пошел в ванную. Майкл отмахнулся от него: он мыл голову, и по телу бежали мыльные струйки.
– Майкл, дорогой мой, звонит твоя сестрица. Сказала, что ты ей срочно нужен.
Майкл быстро смыл мыло, сорвал с вешалки полотенце, обмотал вокруг талии и выскочил из ванной, едва не сбив с ног Ричарда. Как был мокрый, везде оставляя следы, он схватил телефонную трубку:
– Ну что там, Мо?
Ричард заметил, что удивление на лице Майкла сменилось бешеной яростью, и помчался на кухню, чтобы закончить приготовление завтрака. Неизвестно, что там наговорила Майклу сестрица, но настроение она явно испортила. Хорошо, что не он это сделал, размышлял Ричард, взбивая яйца.
Уже минут десять завтрак стоял на столе, а Майкла все не было. Потом хлопнула входная дверь. Майкл ушел и даже не поцеловал его на прощание! Ричард сел к столу и нахмурился. Будь она проклята, эта чертова сука! Он поглядел на тарелку Майкла, улыбнулся и переложил его порцию в собственную тарелку. Ничего не теряй и ничего не желай – таков был его девиз.
Ведя машину по запруженным транспортом утренним улицам, Майкл напряженно думал. Мора права. Надо все спокойно обмозговать. Ярость его поутихла. Он в общем-то представлял себе, кто мог заложить, и лицо его приняло суровое выражение. Судя по словам Моры, из газетной заметки можно было понять, что человек, с которым встречался О'Лулин, повинен в том, что его задержали. Конечно, какой-нибудь Джо понятия не имел, с кем встречался О'Лулин, но ИРА-то знала! И ничего хорошего это не предвещало. За долгие годы Майкл хорошо их узнал.
Он продолжал двигаться к дороге на Эссекс, выезду из Лондона. И чем только привлек Мору этот огромный дом за забором. Майкл въехал на узкую подъездную дорожку, остановил машину и вышел. Дверь уже была открыта.
Подставив брату щеку для поцелуя, Мора приложила палец к губам, и Майкл проследовал за ней на кухню, где надевала пальто Макмаллен, женщина, убиравшая дом.
– Я заплачу вам за сегодняшний день, но сейчас мне надо поговорить с братом.
– О, все в порядке, милая. Я не возражаю. – Женщина улыбнулась и вышла из кухни. Мора и Майкл стояли в молчании пока внизу не хлопнула дверь.
– Извини, но она явилась, когда я была в душе. Выпьешь кофе?
Майкл кивнул.
– Послушай, Мо. Меня наколол кто-то свой. О встрече знали только я, ты и Джоффри.
Не принимая на веру слова Майкла, Мора пожала плечами.
– Но это мог быть и человек О'Лулина.
Майкл сел к столу.
– А зачем вдруг понадобилось этим "Мики-ирландцам" закладывать меня?
– Надеюсь, ты не думаешь, что это сделала я? – повернувшись к нему, холодно произнесла Мора.
– Конечно, не думаю, принцесса. Значит, остается только один человек...
Мора поняла, кого имеет в виду Майкл, и замотала головой:
– Нет, это не Джоффри. Ради Христа, Мики, ведь он наш брат!
Дрожащими руками она разлила кофе по чашкам.
– А я думаю, что это именно Джоффри, Мо. Интуиция подсказывает. Ведь с ним то и дело возникают проблемы. Тот, кто настучал "старине Биллу", совершенно точно знал место нашей встречи. Мне самому только за час до выхода стало известно, в какое время она произойдет. Ежемесячно, ты же знаешь, я проверяю в доме все телефоны. С ними полный порядок, лучше, чем в русском посольстве. Так что меня предал свой, я в этом уверен.
– А люди О'Лулина, их ты не подозреваешь? – В голосе Моры звучали печальные нотки: она знала, что Майкл прав, и сказала это просто так. Она вся как-то сникла и чувствовала себя очень усталой.
– И что ты теперь собираешься делать? – помолчав, спросила она.
Он отпил немного кофе из чашки.
– А ты как думаешь? Я не могу это так оставить.
Мора с силой прикусила большой палец.
– Но ты можешь ошибаться, Мики.
– Послушай, Мо, уже долгое время меня беспокоят кое-какие вещи. Джоффри попросил, чтобы ему вернули клубы. Не захотел больше работать с Уильямом. Разве не так?
Мора задумчиво кивнула.
– А когда я спросил его, почему сокращаются доходы, он ответил, что во всех клубах так. Но потом я узнал, что "Новый Рокингхэм" и "Розовая кошка" почти удвоили доходы, и значит, Джоффри запускал руку в кассу. Кроме того, Ричард видел его в компании старого Билли Нос Сапогом, известного стукача.
Мора помахала рукой:
– Извини, Мики. Но я никогда не поверю, что Джоффри – стукач. А что касается твоего Ричарда...
– Ох, Мо, пора бы тебе повзрослеть, черт побери! – оборвал ее Майкл. – Ведь это же ясно как божий день! Ричард носится по всему Лондону и окрестностям в поисках всякого хлама для раздела слухов в газете. Он знает все. Ты его не любишь, но это не меняет дела. Джофф всех нас закладывает. Не только меня. И тебя тоже, держу пари на любую сумму, какую ты сама назовешь.
– Что же ты намерен предпринять? – спросила Мора негромко.
– Могу сказать, что ему не придется обедать дома с курносой пташкой, которую он себе завел.
Мора пристально поглядела на Майкла и снова замотала головой:
– Нет, Мики. Ты не сможешь этого сделать! Ведь он – наша плоть и кровь. Ради меня. Мики. Ради матери. Не делай этого.
Майкл сжал своей большой рукой ее нежную и маленькую и очень спокойно ответил:
– Я должен принять меры, Мо.
Мора широко раскрытыми глазами смотрела на брата, мысленно пытаясь найти выход из положения.
– Пожалуйста, Мики. Я как-нибудь это улажу! – Она старалась говорить как можно убедительнее. – Заставлю его уехать в другую страну, например в Испанию. Пусть следит там за нашей собственностью. Клянусь тебе, Мики, я что-нибудь придумаю. Он встанет в шеренгу. Пусть узнает, что ты раскусил его. В общем, беру его на себя.
– Ну ладно, ладно, – раздраженно произнес Майкл. – Даю тебе сутки, и чтобы я его больше не видел. Иначе он умрет. Так и передай ему от моего имени. А теперь пойду поговорю с Келли, надо обсудить случившееся. Ведь они думают, что это я заложил О'Лулина.
Майкл порывисто встал, и, глядя на него. Мора подумала, какой он большой и какой опасный. Поцеловав ее, он вышел из дома. Она посидела, переваривая все то, что он ей сообщил. Потом закурила и набрала номер Джоффри.
На душе было тяжело, она чувствовала себя совершенно разбитой, даже больной. Если Джоффри откажется уехать, можно считать его покойником.
* * *
Майкл поехал в "Ле Бюзом". И хотя офисы у них были разбросаны по всему Лондону, его излюбленным местом был клуб.
Империя, которую он создал, началась именно с этих маленьких офисов, и он чувствовал себя здесь в безопасности.
Майкла никогда не привлекала работа над строительными проектами, гораздо больше ему нравился так называемый "зернистый" бизнес. Хотя проекты, с любой точки зрения, были самыми законными каналами для вложения денег. Райаны исправно платили налоги, даже налог на добавленную стоимость. Но предпочитал Майкл именно клубы, как и конторы для заключения пари, и еще ограбления.
В отличие от Моры, он хорошо помнил то время, когда они были нищими. Стоило ему прикрыть глаза, и в памяти возникали тараканы, голые полы и вечно беременная мать.
Майкл жаждал денег – больших денег, способных вызвать возбуждение, и жажда эта не имела предела, словно бездонная пропасть. Как ему хотелось уподобиться тем образованным сукиным сынам, с которыми его свел Темплтон! Чтобы богатства обволакивали его, словно плащ, чтобы он мог купить кого угодно и что угодно – любую вещь, какую пожелает. И теперь с помощью золота и доков он, пожалуй, сумеет этого добиться. Майкл знал, что они провернули одно из крупнейших дел в криминальной истории Англии. Знал и то, что для полиции это дело осталось тайной, как и убийства Джека-Потрошителя. Майкл любовался собой, хотя никому не говорил об этом. И вот теперь Джоффри хочет все это разрушить.
Знай Мора, какой интуицией обладает Майкл, она удивилась бы и смутилась. В глубине души Майкл был уверен, что Джоффри – его ахиллесова пята: если его арестуют или станут допрашивать, в этом будет повинен только Джоффри.
Никто из братьев даже помыслить не мог о том, чтобы очернить его самого или Мору. Никто, кроме Джоффри.
В 1980 году Гарри опознали как участника ограбления, и он был вызван в суд "Олд-Бейли" по обвинению в вооруженном грабеже. Майкл купил лучшего лондонского адвоката, Дугласа Денби, из Королевского суда. Гарри отпустили, но Майкл был уверен, что разболтай брат полиции хоть что-нибудь о своем старшем брате, его и не стали бы вызывать в суд. Однако Майкл не испытывал беспокойства. Даже перспектива отсидеть пятнадцать лет в тюрьме не заставила бы Гарри проболтаться. Не таким был Джоффри. Он, как змея, вначале усыплял бдительность своей жертвы, а потом набрасывался на нее и уничтожал. Причем Мору Джоффри готов был уничтожить скорее даже, чем Майкла.
Поставив машину на стоянку, Майкл осмотрелся, нет ли чего-нибудь подозрительного, вылез из машины и направился в клуб. Джерри Джексон был уже там.
– Привет, Мики! – Судя по голосу, Джерри обрадовался приятелю, и Майкл был тронут.
В ту ночь, когда взорвали клуб, волосы у Джерри сгорели, и теперь он носил парик. Он также потерял ухо, а часть лица и шеи были изуродованы и приобрели розовато-лиловый оттенок. Все эти годы Майкл заботился о Джерри не меньше, чем о своих братьях.
– Все в порядке, Джерри? Кто-нибудь меня спрашивал? – Он постарался придать голосу беззаботность.
Джерри покачал головой.
– Этот ирландский парик мне нравится больше, чем прежний. Он что, новый?
Джерри рассмеялся. Несмотря на зловещий вид, он был добрым малым.
– Точно. Стоил мне около двух сотен. Волосы настоящие, видишь? – Он снял парик и подал Майклу. Майкл взял его и держал в руках, не зная, что с ним делать.
– Да. Недурен. – Оба рассмеялись. Впервые за все эти годы Майкл вспомнил о том, как они вместе играли детьми. Отца Джерри убили на войне, а его мать "обрабатывала" Бейсуотер-роуд. Своих ребятишек она подняла на доходы от тотализатора и благотворительные средства "Национальной Помощи". В настоящее время эта почтенная старая леди, обожавшая своих внуков и внучек, жила в Эфилде.
Разговаривая с Джерри, Майкл никак не мог избавиться от мучившего его дурного предчувствия. Он бросил Джерри парик и, не переставая улыбаться, поднялся в офис.
Майкл не сразу дозвонился Келли, когда же наконец соединился с ним, услышал в его голосе подозрительные нотки, что, впрочем, его не слишком удивило.
– Послушайте, Келли. Меня выследили. Клянусь вам.
– Пэт О'Лулин, Райан, не тот человек, которого стоит закладывать, – заявил с сильным североирландским акцентом Келли. – Не успеют его отправить на корабле обратно в "Мейз", как он тотчас же вернется, причем – победителем. Так что считайте себя мертвецом. – Келли говорил таким тоном, словно речь шла о погоде.
Майклу стоило большого труда не взорваться. Он весь кипел от ярости, той самой ярости, которая была способна вселить страх даже в закоренелых преступников.
– Говорю вам, меня выследили. Чего же вы от меня хотите? Вот уже тридцать лет я связан с вашей паршивой организацией, дорогой мой. Вас еще на свете не было, когда я делал на нее пожертвования.
Если он скажет им о Джоффри, то навсегда потеряет их доверие, а самого Джоффри просто прикончат. Мать не перенесет этого.
Словно угадав его мысли, Келли сказал:
– Так вот, мистер Райан, свое дельце вы неплохо провернули: всего час назад в одном из ваших так называемых "надежных домов" накололи Сина Мерфи и Лайама Макнамару. В общем, вы – покойник, Райан.
В трубке все смолкло.
Майкл ошарашенно смотрел на нее. Мерфи и Макнамара! Наконец он положил трубку на рычаг. На лбу выступили капли холодного пота. Он поднялся с кресла, подошел к стоявшему в углу бару, налил себе большую порцию бренди и залпом выпил. Джоффри разделал его как какого-нибудь лосося! Ничего, он сотрет этого Джоффри Райана с лица земли. Черт бы побрал эту треклятую Мору, а заодно и мамашу! Он пустит слушок, что это Джоффри настучал на ирландца. Тогда ИРА сперва доберется до Джоффри, и все будет о'кей. Если же нет, то он сам достанет этого ублюдка! Уж как-нибудь обойдется без ирландца. Майкл позвонил Море. Она должна знать, что происходит.
Трубку снял Темплтон.
– Это Уилли?
– А, Майкл, приветствую! – Голос его звучал дружески.
– А что, Мо дома?
– Нет. Поехала к матери повидаться с Джоффри. Могу я быть чем-нибудь полезен? Я обещал ей сидеть на телефоне, вместо секретаря. Хотел пригласить ее на ленч, но вы же знаете вашу сестру: для нее прежде всего дело! – Последние слова он произнес с иронией.
Майкл через силу рассмеялся.
– Если она вернется до того, как мы с ней увидимся, передайте ей, что я должен, просто вынужден избавиться от того, служащего, о котором мы с ней говорили. Скажите, что на этом настаивает Келли. Вы поняли?
– Да. Не волнуйтесь, я все записал.
– Ну, тогда до скорого, Уилли.
– Пока, Мики.
Итак, Мора проглотила свою гордыню и поехала на квартиру к матери. Видимо, выследила этого ублюдка и знает, что он там прячется. Думает, в доме у матери он в полной безопасности. Подонок!
Майкл надел пальто и вышел из клуба. Была середина дня, по улицам непрерывным потоком мчались машины. Майкл ехал на Ланкастер-роуд, кипя от гнева. Джоффри его наколол и заплатит за это. Он попытается уговорить брата выехать из квартиры матери, если же тот заартачится, вытащит силой ублюдка, мать его! Пусть все они катятся к такой-то матери! В ярости Майкл не заметил черной машины "гранада-скорпио", припарковавшейся напротив его собственной.
* * *
Итак, Мора обнаружила, что Джоффри скрывается в доме матери. На телефонный звонок ответил Гарри, и Мора попросила его не говорить, что звонит она. Иначе, Джоффри наверняка попытается смыться. А она должна повидаться с ним до того, как это сделает Майкл. Мора попросила Гарри задержать Джоффри до ее прихода. Поставив машину на Блетчдон-стрит, она прошла задами к дому матери на тот случай, если бы Джоффри вздумал следить за улицей из окна. Сердце ее бешено колотилось, когда она поднималась по знакомым ступеням. Она не была здесь более десяти лет. С тех самых пор, когда похитили Бенни и произошли все эти убийства. Вспомнив это, Мора внутренне содрогнулась. Встреча с матерью разбередит старые раны, но не прийти Мора не могла. Джоффри должен понять, что она хочет ему помочь.
Собравшись с силами, она постучала в дверь и услышала шаги матери по линолеуму – мать шла от кухни. Дверь открылась, и обе женщины впервые за долгие годы очутились лицом к лицу.
Взглянув на мать, Мора была потрясена. Перед ней стояла старая женщина, маленькая и очень толстая, с лицом морщинистым, как грецкий орех. Собранные в пучок волосы были совершенно седыми. И только глаза по-прежнему сверкали злостью и торжеством.
Видимо, мать решила, что Мора приехала просить прощения. Что же, это ее устраивает.
Мора знала, что сегодня готова играть в любые игры. И еще она знала, что встреча с матерью для нее ничего не значит.
– Здравствуй, мама! – сказала Мора как ни в чем не бывало и сама удивилась собственному спокойствию.
Сара оглядела дочь с головы до ног, и Море показалось, что она слышит, как мать подсчитывает, сколько стоит ее черный брючный костюм и белый шерстяной свитер.
– Зачем ты пришла? – спросила Сара бесстрастным голосом, и Мора поняла, что встреча их будет нелегкой.
Она вошла в дом, не спросив разрешения и отстранив мать, стоявшую на дороге, еще раз отметив про себя, какая Сара маленькая.
– Джоффри здесь? – спросила Мора, направляясь на кухню.
Сара последовала за ней. Она вся кипела, но виду не подавала. Здесь творилось что-то необычное. Джоффри вел себя как нашкодивший кот. Впадал чуть ли не в истерику при каждом телефонном звонке и стуке в дверь. И Сара была уверена, что ключ от этой загадки в руках у дочери. Поэтому, только поэтому она потерпит ее присутствие в доме.
Когда Мора вошла на кухню, Джоффри и Гарри сидели за столом. Гарри встретил ее улыбкой, а у Джоффри был такой вид, будто его поразило громом.
– Привет, Джоффри. – Она посмотрела ему прямо в глаза.
На кухне все было так, как и десять лет назад. Даже запахи те же.
– Можно с тобой поговорить? Только, пожалуйста, наедине.
Она заметила, что Джоффри смотрит на мать, стоявшую у нее за спиной. Мора кивнула Гарри, и тот подошел к матери:
– Пошли, мам. Оставим на минутку этих голубков наедине.
Сара оттолкнула его:
– Ну-ка, убери от меня свои паршивые руки! Что, вообще, происходит?
Мора, не церемонясь, схватила мать за плечи и подтолкнула к дверям.
– Пусти меня, ты, чертова сука!
– Гарри, отведи-ка ее в гостиную, к статуям, они наверняка по ней соскучились. – Голос Моры был полон сарказма. Она в упор посмотрела на мать.
– Не суй свой нос, куда не надо, мам. Это тебя не касается.
Она плотно закрыла дверь, чтобы не было слышно, как кричит мать, которую Гарри пытался утихомирить. Джоффри не сводил глаз с Моры, и она физически ощущала исходившие от него волны страха.
– Майкл знает все.
Джоффри уставился в пол.
– Давай смотреть правде в лицо, Джофф, не так уж много требуется времени, чтобы учуять вонь, не так ли? Я пришла, чтобы помочь тебе, но, судя по твоему виду, мне не следовало этого делать. У тебя всего сутки, чтобы убраться из страны.
Джоффри вскинул голову, и в глазах его появился блеск, никак не вязавшийся с его страхом.
– Я никуда не поеду. Вы меня не запугаете.
Мора рассмеялась:
– Ох, Джоффри, ошибаешься. Еще как запугаю. И Майкл тоже. Он сейчас в таком настроении, что способен напугать самого дьявола, не то что такое дерьмо, как ты!
Не успела она договорить, как снаружи донеслись четыре выстрела, а Джоффри стал истерично смеяться.
* * *
Майкл с визгом затормозил и остановился около дома матери, напугав Файону Даглиш, собравшуюся со своим младшим сынишкой за покупками.
Файона схватила сына за руку. Чертовы водители! Какие-то ненормальные! Она видела, как из машины, которая чуть их не сбила, вышел высокий мужчина приятной наружности. Это было футах в пятнадцати от нее. Потом, при слабом октябрьском солнце, она заметила в отдалении какую-то вспышку. Она посмотрела на противоположную сторону проезда, где стояла черная машина, и в изумлении вытаращила глаза. На переднем сиденье, рядом с водительским местом, она увидела мужчину с пистолетом в руке! Не долго думая, Файона бросила сына ничком на тротуар, сама рухнула на него, прикрыв своим телом, и завопила.
Майкл выскочил из машины, все еще кипя от ярости. Он слышал, как закричала молодая женщина, и поглядел в ее сторону. Вдруг женщина упала на тротуар, подмяв под себя маленького мальчика. Это было последнее, что видел Майкл в этой жизни. Через мгновение пуля пробила ему голову, и мозги его разлетелись по мостовой.
Женщина заметила, как он скорчился и упал. На лице отразилось недоумение. Мужчина с пистолетом вылез из машины и еще трижды выстрелил в свою жертву. Даже в состоянии шока женщина понимала, что эти выстрелы оказались лишними. Высокий мужчина приятной наружности был уже мертв.
Машина уехала, и улица приняла свой обычный вид. Только кровь, струйками растекавшаяся по тротуару, напоминала о том, что здесь произошло.
* * *
Услышав выстрелы, Мора и Гарри выскочили из дому. Сара пошла за ними. Джоффри остался на кухне один.
Внезапно улица наполнилась людьми, они повыскакивали из своих домов, будто упыри. Мора подбежала к мертвому Майклу, приподняла ему голову и так и держала ее в руках, не в силах даже заплакать.
Джоффри, ее мать, ее братья... все они вдруг как-то стерлись в сознании. Когда прибыли полиция и машина "Скорой помощи", Мору с трудом оторвали от тела брата. Ее белый свитер весь был в крови. Гарри стоял рядом, потрясенный и молчаливый. Сара пристально посмотрела на тело сына и вернулась в дом, оставаясь равнодушной к случившемуся.
* * *
Мора и Гарри были в шоке, и их отвезли в больницу. Море ввели успокоительное. Но утром она покинула больницу в сопровождении Уильяма Темплтона. Собралось множество репортеров. Все газеты поместили снимки Моры и обнимавшего ее за плечи Темплтона. Даже в горе она вполне отдавала себе отчет в том, что ради нее он сжег корабли, и была благодарна ему. Темплтон отвез Мору домой и никого не пускал к ней.
Она не хотела никого видеть, ни с кем разговаривать, даже с Карлой, Мардж и братьями.
Управление бизнесом взял на себя Рой, а не Джоффри, как старший из братьев после Майкла, и все недоумевали, но разговоров об этом не заводили.
Мору трижды допрашивали в полиции, и она всякий раз твердила, что не имеет ни малейшего понятия о том, кто стоит за убийством ее брата.
На самом же деле она знала, и всю свою энергию сконцентрировала на этом факте. Спустя две недели после своего добровольного заключения Мора была готова снова смотреть миру в лицо. Горе сделало ее еще строже и жестче, чем прежде. Ее снедала ненависть, огромная, необъятная, пахнувшая желчью. И она намеревалась извлечь из нее выгоду. Майкл умер, но Райаны останутся. Осознанием этого она была обязана Майклу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасная леди - Коул Мартина



книга супер в продаже её сложно найти хоть с помощью интернета перечитаю
Опасная леди - Коул Мартинаберетта
24.01.2011, 9.38





Прочла вторую книгу этого писателя.И опять понравилось.Мне очень и очень нравится как она пишет.Все читается на одном дыхании.хотя и сюжеты сложные.Обожаю её.
Опасная леди - Коул МартинаОльга
20.07.2013, 17.11





Написано вообщем хорошо,но в романе столько жестокости и насилия, а так мало любви!!!!!! Как могут родные братья и сестра убивать друг друга, грубит друг на друга с таким матом....Вообщем дочитала для того чтобы узнать что станет с Морой и Терриком. Неужели и в реальном мире тоже ТАК!!!!!
Опасная леди - Коул МартинаСара
30.10.2013, 19.50





От прочитанного романа-один негатив,просто жестокость и насилие зашкаливают.И конечноже этот роман никак не назовёшь любовным.Девушка выкуривающая по60сигарет в день,пьющая стаканами самое крепкое пойло,разбивающая мет трубой колени своим жертвам-это героиня любовного романа?
Опасная леди - Коул МартинаЕва
13.06.2015, 15.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100