Читать онлайн Опасная леди, автора - Коул Мартина, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасная леди - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасная леди - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасная леди - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Опасная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

В пивной "Ее Величество и два Председателя" на Дин-стрит было, как всегда, полно посетителей. Протиснувшись между столиками, Мора, наконец, увидела братьев, они сидели в углу. Рой уже основательно набрался. В сигаретном дыму, пропитавшем воздух пивной, было можно, казалось, повесить топор.
Лесли первым заметил Мору и встал, шатаясь, со стула. Мора улыбнулась ему.
– Привет, Мо, – пробормотал он заплетающимся языком.
– Сядь-ка, Лес, пока не упал. – Она оглядела застолье. – Остальные братья продолжали сидеть: все они были как две капли воды похожи друг на друга и все пьяны, кто больше, кто меньше. Только Майкл оставался трезвым. Слишком трезвым. Он уступил Море место.
– Садись, Мо, что тебе принести? Шотландского?
Мора кивнула и села. Майкл направился к бару.
– Неплохо вы тут развлекаетесь, – с нарочитой беспечностью заявила Мора, заметив, как уставились на нее четыре пары глаз.
Впервые Мора испытала на себе их настороженность, и это причинило ей боль. Только Джоффри смотрел на нее как обычно и выглядел самодовольным. Самодовольным и очень уверенным в себе. Мысленно Мора поставила ему мелом "пятерку".
– Ну, Рой, наконец-то у тебя сын!
Рой кивнул, и его пьяная физиономия расплылась в дурацкой улыбке.
Мора пошарила в сумке в поисках сигарет. Ясно, что ее здесь не ждали. Но почему? В том состоянии, в каком она сейчас находилась это трудно понять. Неужели из-за Бенни? Или им просто захотелось устроить мальчишник? Вернулся Майкл, неся поднос с напитками. Мора взяла двойную порцию шотландского виски и залпом выпила все, без остатка.
– Тебе очень плохо, Мо? – мягко спросил Майкл.
– Нет, а в общем, хуже некуда. Вы уж извините меня, ребята, но я пойду: у меня дела в клубе. Ладно?
Она взяла сумку и быстро пошла к выходу. Очутившись на улице, Мора с удовольствием вдохнула в себя морозный ночной воздух. Все еще шел небольшой снежок, превращаясь в кашу и темный лед.
Осторожно ступая. Мора пошла по Дин-стрит в сторону "Ле Бюзом". Больше всего пострадал фасад дома, а вся сила удара от взрыва зажигательной бомбы пришлась на маленькую конторку, за которой в ту ночь сидела Шири Дэвидсон. Ущерб от разрушений оказался для клуба минимальным. Затронута была, в основном, "косметика". Но входя в клуб, Мора с особой остротой ощутила, что никогда уже здесь не будет сидеть Шири, не будет рассказывать свои бесконечные истории и заливаться низким раскатистым смехом. Ее любили и клиенты, и сами "хозяйки". Она оставила двоих детей, находившихся теперь под опекой суда. Их отца или отцов – этого никто не мог бы определить точно, даже сама Шири, – обнаружить было невозможно.
Что касается Джерри Джексона, то его отвезли в Ожоговый центр в Биллерикей, а его жене передали в качестве компенсации две тысячи фунтов на Рождество и Новый год. Теперь ока будет еженедельно получать приличную сумму, пока не выяснится дальнейшая судьба Джерри. И если он не сможет работать, ему обеспечат безбедное существование.
За какую-то неделю после случившегося клуб заново отстроили, и жизнь там вошла в свою колею. Едва переступив порог, Мора окунулась в волны теплого воздуха, – хорошо знакомое ей ощущение, – услышала песенку "Мои глаза обожают тебя", мысленно отметив, что ее исполняет Луиз Бартон. Часы показывали почти одиннадцать, и Мора удивилась, что уже так поздно. Она сбросила шубку и заперла ее в маленькой раздевалке, у самого входа.
Затем пошла к местам для рандеву и принялась за свои обычные дела. Несколько недель тому назад к ним поступила новая девушка по имени Моник, настоящая француженка, жившая когда-то во Франции. Необыкновенно красивая и умная, она не была похожа на потаскуху. Одно в ней удивляло Мору: она не была разборчива в клиентах и соглашалась на "съем" меньше, чем за полсотни фунтов, как сообщила Море одна из девушек, тогда как минимальной платой была сотня фунтов плюс их собственные "хозяйские" гонорары. И Мора терялась в догадках: либо у Моник жестокий сутенер, требовавший ночную "квоту", либо проблема с наркотиками.
Скорее всего, с наркотиками, думала Мора.
И если это так, придется выдать ее полиции. Организованы подобные выдачи были хорошо.
Не меньше чем за неделю клубное начальство предупреждали, что будет облава, так что можно было заблаговременно увести из зала всех сколько-нибудь известных жителей города, например судей и, что гораздо реже, политиков. Полиция имела полное право арестовать любую девушку, так или иначе связанную с наркотиками. Чтобы все это выглядело "правдоподобно", многие владельцы клубов нанимали специально для этих случаев "подставных лиц". Но Мора так не поступала.
Когда Мора вошла, Моник болтала с двумя чернокожими девушками, что само по себе было необычным: черные и белые проститутки отчаянно соперничали между собой, но, кажется, Моник любили все.
– Привет! – Мора кивнула девушкам и обратилась к Моник: – Я была бы вам благодарна, если бы вы поднялись ко мне в кабинет. Не возражаете? – Мора произнесла это дружеским тоном. Пусть остальные девушки думают, что ей позвонил кто-то из "домашних птичек" – какой-нибудь постоянный клиент – и договорился об оплате услуг девушки. В подобных случаях полагалось заказывать пару бутылок шампанского, полсотни сигарет и еще внести небольшую сумму в администрацию клуба. Девушку привозили по указанному клиентом адресу на такси.
Моник встала, и Мора заметила, что глаза у нее широко раскрыты, а зрачки слишком большие. Когда Моник вошла вслед за Морой в контору, Мора включила свет и задернула шторы. Затем повернулась к Моник и, все еще улыбаясь, предложила ей сесть, после чего, вместо того, чтобы сесть в свое кресло, встала перед Моник, облокотившись о конторку.
– Покажите, пожалуйста, руки, Моник.
– Зачем?
Мора откашлялась. Она ненавидела эту процедуру.
– Пожалуйста, будьте добры, покажите ваши руки. Вы знаете зачем.
Мора скользнула взглядом по длинным темным волосам Моник, по ее карим глазам, с таким разрезом, как у газели, и тут, при ярком свете лампы, с удивлением увидела, какое потрепанное у нее лицо. В полумраке клуба Моник выглядела значительно моложе, лет на двадцать с небольшим, но сейчас ей можно было дать где-то около сорока.
– Пожалуйста, Моник. Не делайте эту и без того неприятную процедуру еще неприятнее.
Моник вытянула руки. Мора осмотрела их, но следов иглы не нашла.
Моник торжествующе на нее посмотрела:
– Вот видите, мисс Райан: ничего нет.
Мора виновато улыбнулась:
– Пожалуйста, снимите чулки.
Лицо Моник вытянулось.
– Прошу... как вы говорите?
Мора подсказала:
– Прошу прощения. Я прошу прощения. Но теперь, если не возражаете, снимите чулки. Я осмотрю ваши ноги. Понятно?
В глазах Моник вспыхнули зловещие огоньки, и Мора подумала, что девушка сейчас очень напоминает загнанную в угол крысу.
– Снимайте чулки, Моник! Не то я позову кого-нибудь из служащих, и с вас снимут их силой.
Тут Мора заметила, что Моник пристально смотрит на ее отделанную бисером сумку, лежавшую у нее на коленях.
– И не вздумайте воздействовать на меня силой. Это кончится слезами, только не моими, а вашими.
Голос Моры звучал твердо и непреклонно.
Моник внимательно ее изучала, взвешивая все "за" и "против". Затем задрала свое платье из черного бархата и принялась медленно расстегивать пояс с резинками. Спустив один чулок ниже колена, Моник протянула Море ногу. Мора усмехнулась: она уже привыкла ко всем этим уловкам. Она сняла с ноги Моник изящную черную туфельку, а потом чулок. На стопе было множество следов иглы, даже между пальцами. Мора швырнула чулок Моник и сказала со вздохом:
– Вы сами себя губите, Моник. Надеюсь, вам это понятно?
Женщина пожала плечами и начала надевать чулок.
– Я знаю, что вы умеете говорить по-немецки, по-арабски и даже немного по-японски. Вы не глупы. Зачем же принимать наркотики?
Моник надела туфлю и взяла предложенную Морой сигарету. Потом закурила от зажигалки, которую та ей поднесла, и затянулась.
– То, что вы говорите, просто смешно. Да вы и не выглядите такой... как это сказать?.. шокированной. С какими только мужчинами я не сплю, когда прихожу сюда ночью! Бывают приятные, очень добрые. А бывают грубые, которые непременно хотят причинить боль. – Заметив, как Мора изменилась в лице, Моник засмеялась: – Вы очень забавная девушка. Намерены выгнать меня за то, что я принимаю наркотики. Ну так знайте, я стала заниматься проституцией, когда мне исполнилось семнадцать. Больше двадцати лет назад. Нужна же мне капелька счастья, и я нахожу ее в наркотиках. Я переспала с тысячами мужчин, и всегда приношу хозяевам солидный доход. Многие ли мои клиенты отказывались платить по счетам? Ни одного не найдете. Я могу очаровать сладкими речами любого мужчину, если захочу. Так что не читайте мне, пожалуйста, нотаций. Я уйду из вашего клуба. Все равно он превратился в кусок дерьма в тот день, когда в него швырнули бомбу. Девушки не перестают нервничать.
Она встала и положила сигарету в пепельницу, стоящую на конторке.
– Но прежде чем уйти, я хочу спросить у вас одну вещь: кто из нас двоих хуже: я, торгующая свои телом, или вы, превратившая это в доход?
– Я много сделала для девушек. Обеспечиваю им такую защиту, какой они не получат нигде в Лондоне, – Мора словно оправдывалась.
Моник рассмеялась:
– Да-да, конечно. Но для меня вы – сутенер, и для девушек тоже. – И она в своей характерной гальской манере пожала плечами. – До свидания.
Оставшись одна, Мора внезапно почувствовала скуку. Кажется, она больше не тянет на "мисс Популярность". Даже родные братья относятся к ней настороженно. О Майкле, разумеется, речь не идет.
Она положила руки на край конторки и уронила на них голову. Ей вдруг захотелось уйти из клуба, сесть в машину и ехать, ехать, ехать, куда глаза глядят, где ее никто не знает и где она могла бы быть самой собой, двадцатипятилетней девушкой. Не женщиной... а именно девушкой!
Она вздрогнула, услышав, как открывается дверь. Это пришла совсем молоденькая девушка, Кэнди, что значит "конфетка". Было ли это ее настоящее имя или прозвище, никто не знал. Она принесла чашку кофе. Мора опустилась в кресло и попыталась улыбнуться.
– Судя по вашему виду, мисс Райан, вы с этим справитесь. – Она поставила чашку на конторку, и Мора почувствовала запах виски. Словно угадав ее мысли, Кэнди улыбнулась:
– Это ирландский кофе, очень крепкий ирландский кофе.
Впервые за весь день Мора широко улыбнулась:
– Спасибо, Кэнди.
Кэнди села в кресло, на котором только что сидела Моник. Она была натуральной блондинкой, с волосами еще светлее, чем у Моры, что казалось просто невероятным, потому что волосы у Моры были почти белые. У Кэнди они отливали серебром, и эффектно контрастировали с карими глазами. Несколько недель назад "хозяйки" скинулись, каждая по пяти фунтов, и Кэнди продемонстрировала им волосы на промежности. Они были, точно такого же цвета, как и на голове. Таким образом, Кэнди рассеяла все сомнения насчет цвета своих волос и к тому же обогатилась почти на сотню фунтов.
Девушка с какой-то детской наивностью подтянула свое платье без лямок и сказала:
– Вы, мисс Райан, выглядите совсем загнанной.
– Так оно и есть, Кэнди.
Девушка прыснула.
– Я хотела бы переговорить с вами кое о чем.
Мора глотнула горячего ароматного кофе и подняла брови, как бы приглашая Кэнди продолжить разговор.
– Тут, возле клуба, недавно болтался один тип.
– Сутенер? – устало спросила Мора.
Меньше всего ей хотелось думать сейчас о чем-либо подобном и уж тем более предпринимать какие-нибудь меры.
Кэнди мотнула головой.
– Ой нет. Никакой не сутенер. Обыкновенный полицейский.
– Кто?!
– "Старина Билл". Вы же знаете: лиловый мундир! – И Кэнди засмеялась.
– Он о чем-нибудь спрашивал? Например, о той ночи, когда в клуб бросили бомбу? Спрашивал? – В голосе Моры звучала тревога.
Кэнди спокойно откинулась в кресле.
– Да нет, мисс Райан. Ни о чем таком он не спрашивал. Вами интересовался.
– Мною? – Мора даже рот открыла.
– Да-да, вами. И велел вам отдать это. – Кэнди вытащила из лифчика клочок бумаги. – Он спросил, будете ли вы в клубе сегодня вечером. А когда я сказала, что не знаю, предложил мне двадцать фунтов за то, чтобы я передала вам записку. Я согласилась. Вы не будете меня за это ругать?
Мора жадно пробежала глазами несколько слов.
– Нет-нет, Кэнди. Ты правильно поступила.
Она сунула в сумку записку, достала из кошелька три банкноты по двадцать фунтов и протянула девушке.
– Ой нет, мисс Райан, я не возьму. Тот тип дал мне достаточно.
Мора вложила банкноты девушке в руку.
– Бери, бери, Кэнди. Ты заслужила.
Кэнди взяла деньги и смущенно улыбнулась:
– Ну, если вы так считаете...
Мора расхохоталась, чувствуя, как забурлила в жилах кровь.
Кэнди встала, и Мора обняла ее. Это положило начало их дружбе.
– На тебя можно положиться, Кэнди? Ты не проболтаешься?
Кэнди положила руку на руку Моры.
– Послушайте, мисс Райан, я не читала этой записки и не знаю, что в ней. И я не стукачка. Вы были добры ко мне, и я с удовольствием сделаю для вас все, что в моих силах.
– Спасибо, Кэнди. Я ценю это.
Кэнди снова улыбнулась и спустилась вниз. Ей нравилась Мора Райан. Что бы там о ней ни говорили, она заботилась о девушках. Иначе пришлось бы снова искать сутенера и отправляться либо на Парк-лейн, либо, когда она станет менее привлекательной, на Кингс-Кросс. В "Ле Бюзом" у нее, по крайней мере, был шанс как-то обеспечить себе будущее. Уже за одно это она могла быть всю жизнь признательна мисс Райан.
Оставшись одна, Мора вынула записку из сумки. Терри Пезерик написал ей записку! Она глазам своим не верила!
"Если я тебе понадоблюсь, позвони по этому телефону. Люблю. Терри". Мора снова и снова перечитывала эти несколько слов, под которыми был нацарапан номер телефона. Возбуждение ее достигло предела. Значит, он и в самом деле все еще хочет ее! Иначе, зачем было ему напоминать о себе? Она прижала к груди заветный клочок бумаги. Терри здорово рисковал, передавая записку. "Может быть, это ловушка?" – мелькнула мысль, но Мора тут же вспомнила, что их и прежде влекло друг к другу. Пусть из этого ничего не получится, но само сознание, что он все еще хочет ее, несмотря ни на что, приносило удовлетворение. Ведь ему наверняка были известны события последних недель!
Мора откинулась в кресле и стала пить совершенно остывший кофе. Добавленное к нему виски вызвало чувство голода. Она здесь приготовит все на ночь и поедет домой. К себе, а не к Майклу.
Мора была, что называется, в ударе. Моник, настороженность братьев в пивной, воспоминание о Бенни, Сэмми, Джонни, Джэнайн – все это мгновенно улетучилось из памяти за те драгоценные секунды, что она думала о Терри. Она оставила Майклу записку, что встретится с ним утром, и, что-то мурлыча себе под нос, собралась ехать домой.
Но прежде чем выйти, села на край конторки и впилась глазами в телефон. Взглянула на часы: четверть первого. Пожалуй, поздно звонить. Снова развернула клочок бумаги. Слова "Люблю. Терри", казалось, ожили и отделились от бумаги.
Люблю... Она сняла трубку и набрала нужный номер.
Во рту у нее все пересохло, голова кружилась. А что, если он спит или у него гости? При этой последней мысли защемило сердце, и в следующий момент она услышала:
– Алло? Кто это? Это ты, Мора?
В голосе Терри была мягкость и страстное желание, такое же, как у нее, особенно когда он произнес ее имя.
Она судорожно сглотнула.
– Терри.
– Так это все-таки ты, – вздохнул он с облегчением.
Наступило молчание.
– Я хочу тебя видеть, Мора, – как-то нерешительно сказал он. – Конечно, если ты не возражаешь.
– Я как раз собиралась домой, когда получила твою записку.
– Можно я приеду к тебе? – умоляюще спросил он.
– Сейчас дам тебе адрес. – Она говорила с трудом.
– Адрес я знаю. До скорого! – Его голос звенел от счастья, и сердце ее учащенно забилось.
Она рассмеялась, будто лед рассыпался на тысячи мелких осколков.
– Ну конечно. Полицейскому положено знать мой адрес.
– Само собой.
Когда он это произнес, Море показалось, что она видит хорошо знакомую ей кривую усмешку на его губах.
– Ну, тогда до встречи. – Она повесила трубку. И почувствовала, что дрожит от возбуждения и неутоленного желания.
* * *
Терри Пезерик не сводил глаз с телефонной трубки, которую все еще держал в руке. Надежда не обманула его. Она желала его так же сильно, как и он ее! Он схватил ключи от машины, куртку и выбежал из квартиры. Вскочив в свой "форд-эскорт", Терри поехал в Рэйнхем, где жила Мора.
Несколькими часами раньше, сидя за рулем, он вдруг обнаружил, что едет в сторону Дин-стрит, надеясь увидеть ее. Только увидеть, больше ничего. Вот уже несколько недель его мучило это всепоглощающее желание.
После встречи с ней той ночью, когда взорвали клуб, перед ним словно распахнулась дверь в какой-то иной мир. Нельзя сказать, что за эти годы у него совсем не было женщин, но ни одна не вызывала в нем таких чувств, как Мора Райан.
Во всем его теле предостерегающе зазвенели сигнальные звонки, но Терри не было до этого дела. Он должен увидеть ее. Дотронуться до нее. Почувствовать ее. Пусть даже она соучастница убийства. Влечение друг к другу, возникшее с первого взгляда, светило им все это время, словно маяк.
Он мчался к ней на полной скорости по обледенелым улицам. Впервые чувства у него взяли верх над рассудком, жизнь била ключом, И это было прекрасно.
Мора заехала в проезд, который вел к ее дому, остановила машину, но вышла не сразу – несколько минут посидела.
Она ощущала, как напряжен каждый нерв, и это приносило ей наслаждение. Огромный дом погружен был во мрак, и, взглянув на него, Мора испытала радость. Хорошо, когда есть свой дом, и хорошо, что там нет Карлы. После Терри у нее не было ни одного мужчины, и постепенно интерес к ним пропал, точнее, она подавила его в себе и не мечтала больше ни о романтической любви, ни о плотских наслаждениях, уйдя с головой в работу.
Когда Мора вошла в дом, ее обдало теплом. Это миссис Макмаллен, приходящая прислуга, успела побывать здесь и включила электрический обогреватель. Мора готовилась к встрече с Терри, как школьница к первому свиданию. Взбежав по лестнице, она сорвала с себя одежду и шагнула под душ, а потом долго растирала тело, пока оно не стало розоватым.
Затем она надела белый шелковый халат и, когда внизу зашумела машина, уже сидела в гостиной, потягивая маленькими глотками вино из бокала.
В следующий момент на дорожке зашуршал гравий. Это шаги Терри. Мору захлестнула радость. Он все-таки пришел. К ней! Пришел!
Едва открыв дверь, Мора заметила, что Терри тяжело дышит. Так же, как она. Не сказав ни слова, он стал целовать ее лицо, глаза, шею. Как когда-то. Иначе и быть не могло. Мора взяла его руку и медленно повела наверх, в спальню.
Они смотрели друг на друга в мягком свете светильников, и в его глазах Мора прочла ту же любовь и то же желание, которое испытывала сама.
Она расстегнула на нем рубашку, и, когда стащила ее и увидела его широкие плечи и мускулистые руки, ее охватило то же чувство, что и тогда, давно, в первую ночь их любви. Она ласкала нежными, дрожащими пальцами его набухшую плоть, чувствуя, как где-то в самом низу живота стало тепло, а соски затвердели.
Пока Мора любовалась сильным красивым телом Терри, он развязал на ней халат, и теперь они стояли друг перед другом, дрожа от возбуждения.
Она видела, как его взгляд блуждает по ее телу, и желала его так, как никогда ничего не желала. Он подтолкнул ее к постели и покрыл ее тело теми короткими, покусывающими поцелуями, которые вызывают и боль, и яростное желание. Он ощущал вкус ее кожи и испытывал наслаждение, навсегда, казалось, ушедшее от него. Потом он закинул ее ноги к плечам, и она лежала перед ним вся раскрывшись, как спелый розовый персик. Она видела, как он вошел в нее, резко, одним толчком, и она крепко обхватила его плечи и следовала каждому его движению. Тела их слились в полной гармонии. Мора была близка к кульминации, с губ ее срывались стоны, вздохи, она просила Терри ласкать ее еще и еще, ощущая, как с его тела на нее падают капельки пота. Еще немного, казалось ей, и она не выдержит, умрет от наслаждения. Терри тоже достиг высшей степени возбуждения и так стиснул ей грудь, что она вскрикнула.
Потом они лежали усталые и до краев наполненные друг другом, их сердца бились рядом, лежали, наслаждаясь близостью после долгой разлуки.
Терри привстал и нежно поцеловал ее в распухшие губы, а она смотрела на его лицо, бывшее за эти восемь лет то ненавистным, то любимым, и улыбалась.
– Как давно это было, – едва слышно произнесла она.
– Да, Мора, давно, слишком давно.
Постепенно они успокоились. Страсть больше не владела ими. Но взгляд Терри по-прежнему скользил по ее телу, он старался запомнить все, каждую черточку. Так же, как и Мора. Оба знали, что их встреча лишь мимолетное любовное приключение. Что наступит утро, и им придется расстаться. Каждый вернется в свой мир и никогда его не покинет. Но они не обмолвились об этом ни словом. Главное то, что между ними произошло. И если даже им необходимо расстаться, у них, по крайней мере, была эта ночь.
Терри снова привлек к себе Мору и обнял.
– Я не хотел причинять тебе боль, никогда, ты же знаешь. Клянусь тебе.
– Знаю, Терри, – мягко ответила Мора. "Надо бы сказать ему о ребенке. Сейчас самый подходящий момент. Нет, ни за что! Он не должен об этом знать".
По щеке побежала одинокая слезинка, и Терри слизнул ее языком. Словно по молчаливому уговору, она не стала рассказывать ему о ребенке, а он ей о том, как его отделал Майкл. Они говорили друг другу все ласковые слова, какие только приходили на ум. Потом снова слились, но уже спокойнее, и снова лежали усталые и удовлетворенные.
Не успели опомниться, как наступило утро. Пора было расставаться.
– Пойдем, я приготовлю тебе завтрак. – Она набросила на себя халат и направилась на кухню. Она слышала, как поют в этот ранний час птицы, и ей хотелось, чтобы день никогда не наступал, чтобы эта ночь длилась вечно.
Стоя под душем, Терри что-то насвистывал, и она почувствовала, что сейчас заплачет. Заплачет от обиды на судьбу. И вообще от всей этой несправедливости.
Она вытащила из холодильника хлеб и приготовила тосты. Едва она кончила взбивать яйца, как вошел Терри с еще влажными после душа волосами. Она поставила перед ним его завтрак и кофе.
– Раньше ты не готовила мне завтрака.
– Потому что не могла оставаться у тебя на всю ночь, – она попыталась произнести это шутливым тоном.
Он улыбнулся:
– Что же нам делать, Мора? – Эти слова были настоящим ударом для обоих: они знали, что сделать ничего нельзя.
Она села напротив него.
– Мы провели чудесную ночь, Терри, а теперь надо вернуться к нашей обыденной жизни. Настоящей жизни. Завтра Новый год... 1976-й... и ты опять станешь полицейским, а я – Морой Райан. – Она печально улыбнулась. – И прошу тебя, давай не портить того, что между нами было, несбыточными надеждами и обещаниями. Мы живем в совсем разных мирах. И соединить их нельзя. – Голос ее дрогнул.
Терри знал, что она права, и еще сильнее любил ее за прямоту и честность. Слишком много всего произошло за эти годы. Слова Моры возвысили ее в его глазах. Она была настоящей женщиной, и никакая другая, даже самая лучшая, не могла с ней сравниться.
Завтракая, они видели, как постепенно светлеет за окном небо. Они болтали о всяких пустяках, чтобы только не думать и не говорить о главном. О реальном мире, о действительности. Терри поднялся из-за стола – наступила минута прощания.
– Мы не могли бы хоть изредка встречаться, а, Мора?
Она печально покачала головой:
– Нет, Терри. Оставим все, как есть. У нас нет будущего.
– Ты меня проводишь до дверей? – В голосе его звучали слезы.
Она покачала головой:
– Нет. Уходи. Я останусь здесь. Не хочу видеть, как ты уезжаешь от меня.
– О. Мо. – Он опустился перед ней на колени и так крепко прижал к себе, что ей стало трудно дышать. – Я не могу уехать, Мора. Не могу оставить тебя такой.
Она поцеловала его в голову.
– Уезжай, Терри. А то я просто не выдержу. – Она в последний раз обхватила ладонями его лицо. – Я люблю тебя, Терри Пезерик. Боже, помоги мне! Я всегда буду тебя любить.
– Я знаю, и я тоже тебя люблю.
Она оттолкнула его. Сколько раз читала она в книгах фразу: "и их сердца разбились", но только теперь поняла ее истинный смысл. Когда сердце готово разбиться, вы не можете сдержать крик или стон, исходящий из самых глубин вашей души.
Мора села к столу, и ей показалось, что чувствительность ее рецепторов возросла в миллион раз. Она слышала, как зашуршал толстый ковер под его ногами, оглушительным ударом обрушился на нее звук захлопнувшейся за ним двери, потом зашумела машина внизу. Она слушала, как он уезжает.
Уезжает от нее... в свою реальную жизнь.
Все кончено. Ночь прошла, но воспоминание о ней Мора сохранит до конца своих дней. Она заплакала, и из груди ее вырвался крик, одинокий, надрывный.
Терри отправился к себе на квартиру в Хэмпстед. Ехал он медленно, не гнал так отчаянно, как в минувшую ночь. Расставание с Морой было, пожалуй, самым трудным испытанием в его жизни. Но он знал, что Мора права. Знал, что она сильнее его. Гораздо сильнее. И более одинока, чем он. Это Терри безошибочно угадал. Но какой бы она ни была, он любил ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасная леди - Коул Мартина



книга супер в продаже её сложно найти хоть с помощью интернета перечитаю
Опасная леди - Коул Мартинаберетта
24.01.2011, 9.38





Прочла вторую книгу этого писателя.И опять понравилось.Мне очень и очень нравится как она пишет.Все читается на одном дыхании.хотя и сюжеты сложные.Обожаю её.
Опасная леди - Коул МартинаОльга
20.07.2013, 17.11





Написано вообщем хорошо,но в романе столько жестокости и насилия, а так мало любви!!!!!! Как могут родные братья и сестра убивать друг друга, грубит друг на друга с таким матом....Вообщем дочитала для того чтобы узнать что станет с Морой и Терриком. Неужели и в реальном мире тоже ТАК!!!!!
Опасная леди - Коул МартинаСара
30.10.2013, 19.50





От прочитанного романа-один негатив,просто жестокость и насилие зашкаливают.И конечноже этот роман никак не назовёшь любовным.Девушка выкуривающая по60сигарет в день,пьющая стаканами самое крепкое пойло,разбивающая мет трубой колени своим жертвам-это героиня любовного романа?
Опасная леди - Коул МартинаЕва
13.06.2015, 15.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100